Задать вопрос юристу

Поражение национально-освободительного движения.

Третий этап (большевизация национального движения) приостановил исторически обусловленный распад Российской империи (который постиг в первые десятилетия XX в. многонациональные по составу населения Оттоманской империи, Австро-Венгрии).
От России к этому времени отделились Польша, Финляндия, Прибалтийские государства. Глубокие процессы развивались в этом же направлении на Кавказе, в Средней Азии, началось движение в Среднем Поволжье, на Южном Урале. В конечном итоге большевикам удалось сохранить единство империи. Но важно осознать, какой ценой. Здесь я не имею в виду жестокую борьбу в период “триумфального шествия” советской власти в 1917—1918 гг., кровавую гражданскую войну, репрессии и жертвы, которыми сопровождались в 1920—1930 гг. национальное размежевание, создание СССР, что само по себе дорогая цена. Это особая тема. Главное то, что национально-освободительные движения в России были прерваны; прерваны, как правило, насильственно, не решив своих задач, не реализовав своих целей и не воплотив в жизнь лозунги. Идея национально-территориальной или национально-государственной формы “самоопределения” (вплоть до свободного “отделения”) превратилась в СССР в один из мифов возведенной системы, А.-3. Валиди в феврале 1923 г. писал В. И. Ленину: “...объявленные Советским правительством 20 ноября 1917 г. в Обращении "Ко всем трудящимся России и Востока" права этих народов на самоопределение "вплоть до отделения от России” в корне перечеркивается Постановлением от 19 мая 1920 г.”. (6) С 1920-х гг. национально-освободительное движение перемещается на другие уровни — в подполье на территории СССР, за рубеж — в среду эмигрантских кругов. Борьба КПСС и советской системы с “национализмом” и “националистами” еще в полной мере в историческом аспекте не оценена. Однако и сегодня очевидно, что эта борьба нанесла урон не только развитию наций и культур. Она на долгое время исказила в сознании людей идеи и лозунга национального движения, смысл понятий “самоопределение”, “автономия”, “фе- Имеется в виду Постановление ВЦИК и СНК РСФСР “О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики” от 19 мая 1920 г., согласно которому большинство “народных комиссариатов Башкирской Республики ... остаются в непосредственном подчинении народных комиссариатов РСФСР с обязательством исполнения инструкций и распоряжений последних”. См.: Образование БАССР. Сборник документов и материалов. Уфа, 1959. С. 487—488. дерация”. Советское государство, формально вдвойне федеративное (СССР, РСФСР), превратилось в унитарно-федеративную политико-административную структуру со сверхцентрализацией всей политической и экономической жизни. Проблема взаимоотношения “центра” и “республик”, центра и окраин превратилась в одну из ключевых в политической истории СССР. Эта проблема будет в будущем тщательно изучаться. Свидетельства очевидцев для историков будут иметь определенное значение. Они на собственном опыте знают и помнят мощный натиск единственной политической партии, направленный на нивелирование образа жизни, стиля поведения людей на всем пространстве СССР, включая 54 национальные республики, области и округа, на формирование “новой” социально-политической общности — “советского народа”.
В то же время мы не должны вслед за публицистами упрощать процесс. Прошедшие советские десятилетия для народов бывшего СССР характеризуются индустриальным развитием, техническим прогрессом, подъемом образования, культуры, науки, освоением многих достижений современной цивилизации. Не пройдет бесследно и накопленный огромный опыт сотрудничества республик, областей, краев и народов. В то же время эти годы знаменовались аккультурацией, т. е. более или менее заметной утратой собственной этничности (национальных атрибутов культуры) и “модернизацией” образа жизни на основе современной российской (русской) культуры. Этот двойственный процесс (в анализе которого мы должны быть максимально внимательными) был, с одной стороны, в какой-то степени естественным эволюционным развитием народов в контексте общих тенденций XX столетия. Аналогичные процессы протекали, по существу, во всем мире. С другой стороны, в СССР он был жестоко и насильственно форсирован, “уложен” в 3—4 десятилетия унитарной системы во имя политического и идеологического “единства” народов — от Балтийского моря до Тихого океана. В этой двойственной аккультурации, которая порой перерастала в насильственную, по существу ассимиляцию, заложены тот потенциал, та пружина новой волны национально-освободительного движения, свидетелями которого мы сегодня являемся. Обсуждая нынешний накал этого движения в России, надо вспомнить статус и русского народа в прошедшие советские десятилетия. Экономическое благосостояние, социальное положение русских не отличались или почти не отличались от благосостояния и положения других национальностей. Русские колхозники, ра бочие, интеллигенты были такими же жертвами системы, как и социальные группы всех народов страны. Однако в идеологии КПСС, в сознании руководящей элиты, в расстановке кадров жила и поддерживалась идеология этнической субординации, специфичная, естественно, в каждой национальной республике. Усиленно пропагандировалась идея “старшего брата” в “содружестве” народов, “ведущей нации”, “прогрессивное” влияние русской нации, русской культуры, русского языка на все сферы жизни народов. Собственно эти постулаты и явились идеологическим обоснованием деэтнизации или аккультурации, с той или иной глубиной охватившей все народы России, в том числе, как это ни парадоксально, и самих русских. В период Второй мировой войны и в послевоенное время в стране в разные годы инспирировались антисемитизм (особенно в ходе борьбы с космополитизмом), негативное или откровенно враждебное отношение к репрессированным, депортированным народам Поволжья, Крыма, Северного Кавказа. За долгие годы идеологической обработки сознание части населения оказалось отравленным ядом шовинистических или националистических чувств, которые теперь в ходе возрождения национальных движений проявляются то русофобией, то антисемитизмом, неприязнью к “кавказцам”, “татарам” или равнодушием к судьбе российских немцев. Ничто в истории не исчезает бесследно. Семена межнациональной неприязни, шовинистическая идеология “старшего брата”, антисемитизм присутствуют сегодня в лозунгах и программах различных течений, проявляются или готовы проявиться на улице, на рынках, в любых общественных местах и даже на респектабельных собраниях литераторов. Оборотной стороной современной реакции на былую идеологию является крайний радикализм в национальных движениях, который время от времени выливается в вооруженные конфликты. Таковы отзвуки прошлого в современной истории.
<< | >>
Источник: Дресслер-Холохан В.. Этничность.Национальные движения. Социальная практика. 1995

Еще по теме Поражение национально-освободительного движения.:

  1. Возрождение национально-освободительного движения.
  2. НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ ПАЛЕСТИНСКОГО НАРОДА В 1948—1967 гг.
  3. Африканский национальный конгресс и Южная Африка: прошлое и будущее освободительных движений в миро-системе
  4. ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ КОЛОНИАЛЬНОГО ПЕРИОДА
  5. НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА ЮЖНОЙЕМЕНСКОГО НАРОДА (1963—1967)
  6. ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ
  7. § 4. Народно-освободительное движение на окраинах Сефевидского государства
  8. § 16. Народно-освободительные движения в XIII—начале XIV вв.
  9. ДРВ НА ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОМ ЭТАПЕ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ (1973-1975)
  10. ГЛАВА III ИРАН ПОД ВЛАСТЬЮ АРАБСКОГО ХАЛИФАТА. НАРОДНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В ИРАНЕ (середина VII—начало X вв.)
  11. § 4. НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ
  12. § 4. НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ
  13. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ И МОЛОДЕЖЬ
  14. 13.4. Национальные движения: основы их легитимности
  15. 25. Национальные движения и межнациональные конфликты
  16. дВИЖЕНИЕ ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ В АЛБАНИИ