Задать вопрос юристу

12.1. Типология и образы национализма в России

В России в ходе дискуссий 90-х годов появлялись более глубокие представления о национализме, а попытки классифицировать, дать его типологию положили начало серьезным конкретным социологическим исследованиям, ибо в таком подходе он переставал быть только оценочным предметом, а становился единицей измерения и научного анализа.
Хотя дискуссии о «гражданском» и «этническом», «хорошем» и «плохом» или «нейтральном» национализме еще не прекратились (есть сторонники и того, и другого), но в целом можно уверенно сказать, что национализм перестал быть политическим клеймом, приговором в адрес тех, кого называют националистами. В России принимают подходы Дж. Брони, Э. Геллнера, Э. Смита и других западных авторов, которые дают типологию национализма по разным основаниям. Трудно не согласиться, например, с Э. Геллнером, который говорит о Западном и Восточном национализме, о национализме крупной нации и о национализме малых народов и национальных групп, о национализме диаспоры и т.д. Дж. Бройи несколько иначе проводит классификацию, он различает сепаратистский национализм, реформаторский, нацеленный на придание существующему государству более четко выраженного национального характера, и ирредентистский, направленный на объединение нескольких государств или присоединение части одного государства к другому. Пять типов национализма Изучение российского опыта национальных демократических движений, анализ ситуаций в автономиях позволили российским исследователям сформулировать свои выводы о типах национализма в книге «Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-х годов» (авторы Л.М. Дробижева, А.Р. Аклаев, В.В. Коротеева, Г.У. Солдатова). В сжатом виде типы национализма, проявившие себя в России, излагает Л.М. Дробижева в работе «Этносоциология», изданной позже. Их пять: 1. Национализм классический, выражающий стремление к полной независимости (вариант Чеченской Республики — Ичкерии). В СССР этот тип был реализован в республиках Прибалтики, Грузии, Армении, на Украине, в Молдове. Сюда же можно отнести и Азербайджан, Казахстан, республики Средней Азии, правда, с учетом того, что за полную самостоятельность они не боролись, а получили ее в результате распада СССР. В составе же СССР они стремились к конфедеративному устройству. И в этом отношении их национализм того периода можно отнести к следующему типу. 2. Национализм паритетный с ярко выраженным стремлением к возможно полному суверенитету, который в силу внешних и внутренних 264 условий ограничен за счет передачи части полномочий Федеральному Центру (в Татарстане, Башкортостане, Туве). 3. Экономический национализм, при котором доминирующей в декларациях и действиях является самостоятельность, рассматривается элитой как путь к возможно полному суверенитету (в Республике Саха (Якутия) и — на отдельных этапах — в Татарстане). 4. Защитный национализм, при котором доминируют идеи защиты культуры, языка, территории, демографического воспроизводства и т.п. (осетинский, ингушский национализм, этнокультурный национализм в Карелии, Коми). 5. Наконец, считает автор, есть некоторые основания для выделения еще одного типа — модернизационного национализма, при котором доминируют «идеи инновационного прорыва».
Он был свойственен российским реформаторам, которые нередко заявляли: «Сначала реформируем Россию, потом сами все к нам потянутся». Иногда он прослеживается в Татарстане [1, с. 48—49]. Характеризируя эти типы национализма, Л.М. Дробижева не ставит, однако, открыто вопрос о критериях националистичности, ибо если нет элемента противопоставления «мы» и «они», предпочтения «своих» интересов, то, например, «защитный национализм» может оказаться проявлением патриотизма, национальных чувств озабоченности за свою культуру, язык и т.д. Косвенно же она признает, что «декларируемые идеи и политика, как и практика, заметно различаются. В реальной жизни очень редко удается осуществить идеи национализма без ущерба для людей других национальностей» [1, с. 49]. Следовательно, типы национализма, развернуто описанные выше, националистичны в своей потенции, в конкретном воплощении. В таком качестве они могут быть проявлениями либерального национализма, а в потенции могут стать и проявлениями радикального и агрессивного национализма, как в Ингушетии, Осетий, Чечне. Автор, безусловно, предпочтительно говорит о либеральном национализме, его немалых возможностях в деле положительного решения серьезных национальных проблем на практике. Учитывая критику национализма, — пишет Л.М. Дробижева, — важно выделить и показать возможность либерального национализма, который в декларациях, в законах и постановлениях реализует культурный плюрализм, паритет культур и сохранение гражданских прав личн ости, культуру толерантности и отсутствие враждебного восприятия других наций. Если существует сила, которую нельзя преодолеть, то важно понять ее, найти ее позитивные варианты и стимулировать их всеми возможными для научного мира способами [1, с. 49]. Автор хорошо знает, что либеральный национализм и его возможности непостоянны, они могут быть реализованы в демократическом и толерантном духе в общих интересах, если находят понимание и под- 265 держку со стороны Центра. Очень часто первоначальные национальные требования, мирные и демократичные, имеют тенденцию к радикализации, если находят непонимание, игнорируются или открыто подавляются. Поэтому в реальности, в том числе и в России, есть принципиально разные национализмы. Это отмечает и Л.М. Дробижева, когда пишет: Национализм проявляется в разных формах. Одни из них жестоко ев я-заны с империализмом (если это национализм доминирующей нации), с авторитаризмом, национальной исключительностью. Но некоторые формы его проявлений вполне согласуются с демократией, социальной толерантностью. Недоверие к национализму, даже в его либерал ь-ной и конституционной формах, иногда может порождать такие заблуждения, как чисто инстинктивная поддержка всех без исключения многонациональных государственных образований, даже деспотических, тоталитарных и т.д. [1, с. 49]. И автор, безусловно, права, считая, что либеральный национализм и демократизм органически взаимосвязаны; демократизм не только дает возможность открыто выразить национальные интересы и поставить проблемы, но и создает условия и факторы их демократического решения.
<< | >>
Источник: Мнацаканян М.О.. Нации и национализм. Социология и психология национальной жизни: Учеб. пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. — 367 с.. 2004

Еще по теме 12.1. Типология и образы национализма в России:

  1. 12.1. Н. Бердяев и И. Ильин о природе и образах национализма
  2. Глава 12 НАЦИОНАЛИЗМ И ЕГО ОБРАЗЫ В ТРУДАХ РОССИЙСКИХ АВТОРОВ
  3. 14.6. Национализм и патриотизм в современной России
  4. 12.7. Возможно ли появление в России национализма «гражданского общества»?
  5. § 4. Типы национализма в современной России
  6. Новый образ России
  7. в. в. носков ОБРАЗ РОССИИ В ИДЕОЛОГИИ АМЕРИКАНСКОЙ ИМПЕРИИ
  8. Линда Эдмондсон ГЕНДЕР, МИФ И НАЦИЯ В ЕВРОПЕ: ОБРАЗ МАТУШКИ РОССИИ В ЕВРОПЕЙСКОМ КОНТЕКСТЕ
  9. 11.2. «Гражданский национализм» или «национализм в гражданском обществе»?
  10. Образы-идеалы и образы-идолы 6 культуре
  11. Образ Иисуса Христа и образ Богородицы
  12. «Гражданский» и «этнический» национализм
  13. § 2. Национализм
  14. Типы национализма
  15. Источники национализма
  16. Большой национализм: консерватизм и радикализм
  17. 11.4. Политическая теория национализма. Дж. Бройи