Задать вопрос юристу

ПОСЕЛЕНИЯ


Основным типом вятичских поселений VIII—X вв. были селища — открытые, неукрепленные поселки. Городища, которые на соседней территории северян повсеместны (что объясняется необходимостью постоянной защиты от кочевников), на вятичской территории не так многочисленны.
Некоторые из них (Немысино, Плотицыно, Шитово) почти не имеют культурного слоя, и, очевидно, играли роль убежищ, куда население собиралось в момент опасности. Иногда славяне заселяли и древние, дославянские городища, часто перестраивая их укрепления (Вороново, Воротынцево, Лужки, Дуна, Акиншинское, Федяшево, Супруты, Вуколов Бугор, Вышго- род (Рязанский)).
Кроме поселений, известны и одновременные им погребальные памятники — курганы с трупосожжениями.
Ранние поселения и погребальные сооружения вятичей сосредоточены главным образом в самом верхнем течении р. Оки (рис. 2). В московском течении Оки эти памятники пока единичны (селища Акатьево, Дракино, Сосновка, Прилуки,. Кордон I, Коломна, курганы Красный Стан, Го- рышкино, Дюдьково, Стрелково), а в рязанском течении известны только немногочисленные селища (Алеканово, Борки, Дубровичи, Палецкое) и.

alt="" />
Рис. 2. Первые славянские поселения и погребения в бассейне верхней и средней Оки
1 —¦ курганы с кремацией; 2 — селища; 3 — поселения на древних городищах; 4 — граница Земли вятичей


Самым южным и ранним поселением в левобережье Верхней Оки является Кромское селище, расположенное на левом берегу р. Кромы при впадении в нее р. Недны. Протяженность селища вдоль берега Кромы 500 м, ширина 200—300 м. При раскопках Верхнеокской экспедиции в 1973 г. в самом нижнем горизонте культурного слоя открыта часть жилой постройки типа землянки. На уровне дневной поверхности жилища (на слое желтой материковой глины с угольными включениями) найдены глиняные пряслица и фрагменты толстостенной лепной посуды, иногда покрытой веревочным орнаментом (раннероменского типа). Любопытно, что вместе с этой посудой оказались также обломки лепных сосудов и гончарных красноглиняных амфор салтовского типа с бороздчатой поверхностью, покры-




той белым ангобом, которые, по определению С. А. Плетневой, датируются IX вв.12
Наиболее хорошо исследованным в левобережье верхней Оки является селище у д. Лебедка, расположенное на невысоком дюнном всхолмлении

в 400 м от левого берега р. Цон. Протяженность селища (с северо-запада на юго-восток) 280 м, ширина от 30 до 60 м (рис. 3, 1). Раскопками, проведенными в 1952—1953 гг. под руководством автора, вскрыто 840 кв. м (при толщине культурного слоя от 0,22 до 1,6 м). Судя по находкам, селище было двуслойным: его нижний слой, с лепной толстостенной керамикой роменского типа, относится к VIII—X вв., верхний, содержащий гончарную керамику с волнистым и линейным орнаментом, — к XI—XIII вв. [40] К нижнему горизонту относятся прямоугольные в плане землянки (размерами 4х4,4х5иЗх2,2м)с остатками сыродутных и кузнечного горнов, с лепной керамикой и некоторыми предметами быта. Сельскохозяйственные орудия, найденные на селище (сошники, косы, серпы), позволяют заключить, что с приходом славян в бассейне Верхней Оки развивается пашенное земледелие.
На селище у д. Малое Селихово («Алексеевский городок») раскопками
Н.              П. Милонова в 1938 г. открыты остатки двух наземных срубных построек с глинобитными полами (размерами 4x4, 5,3X5,3 м) и глинобитной печью в северо-западном углу дома. На основании находок глиняных литейных форм с остатками металла автор раскопок считает, что оба жилища являлись вместе с тем и металлургическими мастерскими IX-X вв.14
Ряд неукрепленных поселений, возникших в VIII—X вв. , выявлен разведками Верхнеокской экспедиции, произведенными в 1975 г. в южных районах Калужской области 15. Таково селище в уроч. Городок (Хвасто- вичский район), занимающее невысокую дюну в пойме р. Рессеты (рис. 4, 1). Его протяженность около 300 м, ширина 80—120 м. Основанное славянами в VIII—X вв. на поселении мощинского типа, селище существовало в течение многих столетий. Среди подъемного материала, кроме лепной керамики роменского типа, встречается гончарная посуда XII—XIII и XIV вв. На территории селища расположена большая курганная группа — 68 насыпей, часть из них сооружена из культурного слоя.
Селище у с. Харитоновна занимает невысокий пологий мыс (1,5—2 м), отграниченный с трех сторон болотистой поймой. Культурный слой (мощностью около 30 см), насыщен фрагментами лепных сосудов роменского типа (IX—X вв.). В верхнем горизонте культурного слоя содержится гончарная керамика XII—XIII и XVI вв.[41]
Селище у д. Рессета расположено на высоте 6—7 м над уровнем р. Рессеты. Протяженность поселения около 250 м, ширина 110 м. Культурный слой (толщиной 0,25—0,3 м) сильно распахан. Поселение было двуслойным. К нижнему горизонту относятся обломки лепных сосудов конца





Рис. 4. Городок (1) и Успенское (lt;?): план селища и курганной группы а — территория селища; б—в — задернованные и полуразрушенные курганы

Т. Н. Никольская

I тысячелетия н. э. (роменского типа), к верхнему — гончарная керамика XII—XIII вв. [42]
Еще севернее, на высоком левом берегу р. Луксны (приток Жиздры) у с. Волконское, на территории древнего городка в VIII—IX вв. возникает славянское поселение. Площадка его (резмером 100x50 м) с севера и юга укреплена валами (высотой 2,5 и 1 м) и рвами (глубиной 4 и 2 м). Южный ров отделяет от городища территорию селища размером 90X26 м. Высота поселения над уровнем реки 10 м; в слое толщиной 0,5—0,7 м собрана лепная керамика мощинского и роменского типов. Неподалеку от городища расположено несколько одиночных курганов [43].
Еще дальше на север, в верховье р. Выссы у с. Антоньево, в X в. возникают два славянских поселения [44].
Вдоль берега р. Угры на 100 м протянулось селище близ д. Красный городок. Ширина его 25—30 м. Культурный слой толщиной всего 15 см содержал обломки лепной керамики IX—X вв. и гончарной XI—XIII вв., обожженные камни и куски глиняной обмазки [45].
Славянское поселение у д. Каплино (правый берег р. Рессы) возникло в X—XI вв. на территории древнего поселка (первой половины I тысячелетия н. э.). Селище занимает площадь 175x75 м, возвышаясь над поймой на 19 м. В слое собрана лепная керамика с орнаментом из параллельных линий [46].
Незначительные раскопки, произведенные на некоторых других поселениях, дали главным образом обломки лепных глиняных сосудов роменского типа (VIII—IX вв). и кости животных. Так, в г. Тарусе на территории городского парка обнаружены остатки славянского поселения VIII — IX вв. с керамикой роменского типа. На обширных селищах у с. Дракино и д. Тишково, расположенных на высоком коренном берегу р. Протвы (при впадении ее в Оку), при разведках Верхнеокской экспедиции в 1975 и 1979 гг. также собрана лепная керамика роменского типа VIII—IX вв. [47] Еще ниже по Оке, но на правом ее берегу у с. Сосновка в 1975 г. Р. Л. Ро- зенфельдтом открыто славянское селище, на котором собрано множество фрагментов керамики роменского типа и 14 известняковых литейных фор^ мочек [48].
В свое время А. Л. Монгайт высказал предположение, что Палецкие (Аксеновские) курганы, которые раскапывались в 1926—1927 гг.
А.              В. Дмитриевской, расположены на вятичском поселении IX—X вв., чем и объясняются находки большого количества обломков лепной керамики роменско-боршевского типа в их насыпях. Селище это было, по-

видимому, двуслойным, и его верхний слой оставлен населением, которому принадлежали курганы.
Неподалеку от этого поселения также на правом берегу Оки находится селище на дюне с. Борки, а на левом берегу по соседству расположены сразу три селища: Алекановское, Дубровичское на дюне Борок и несколько более позднее (X в.) — Шумошское. На всех этих поселениях или около них найдены клады арабских дирхемов IX—X вв.[49]
Славянское расселение в конце I тысячелетия н.э. шло не только вдоль основной водной магистрали — р. Оки, но также и в глубь рассматриваемой территории.
Следы проникновения славян в бассейн Москвы-реки, в Западное Подмосковье, отмечены, по-видимому, в верхнем горизонте культурного' слоя на Жуковском селище (Одинцовский р-н Московской обл.), раскопки которого велись в течение нескольких лет экспедицией Музея истории и реконструкции Москвы под руководством А. Г. Векслера. Автор раскопок отмечает, что здесь были найдены фрагменты лепных сосудов, поверхность которых сплошь покрыта орнаментом, аналогии которому находят в славянских памятниках лесостепи последних веков I тысячелетия н. э.[50]
Несколько селищ с лепной керамикой роменско-боршевского типа X вв. открыто P. JI. Розенфельдтом, в частности в Серпуховском р-не у с. Прилуки и в Каширском р-не Московской обл.[51]
В правобережной части Окского бассейна в IX—X вв. возникали преимущественно укрепленные славянские городки. И, по-видимому, это не случайно: ведь недалеко, на юго-востоке, была степь, в которой сновали печенежские орды, и славянам надо было как-то обезопасить от них свои поселки [52].
Самым южным в верховье Оки было городище у д. Лужки (Пашково), занимавшее высокий мыс правого берега реки (рис. 3, 2). Площадка поселения размером 95x50 м с севера, со стороны плато, укреплена валом (сильно оплывшим). Раскопками Верхнеокской экспедиции в 1958—1959 гг. вскрыта площадь около 1500 кв. м.
Городок был основан в IX—X вв. на заброшенном поселении поздне- зольничной культуры (VI—II вв. до н. э.) [53]. К его ранней поре относятся прямоугольная в плане землянка (4x4 м), развалы каменноглинобитных печей и многочисленные обломки лепной керамики роменского тина (рис. 5). Поселение существует и в XI—XIII вв. (землянка с глинобитной


Рис. 5. Городище Лужки (Пашково). Керамика 1, 2, 6 — Гончарная; 3, 4, 5, 7—12 — лепная



Рис. 6. Городище Лужки — предметы из древнерусского слоя





печью, гончарная керамика с волнистым и линейным орнаментом, многочисленные предметы быта, сельского хозяйства и промыслов) (рис. 6). В культурном слое найдены две серебряные монеты, подражание восточному дирхему X—XI вв. (вес монет 1,82 и 1,06 г) [54].
Аналогичный вятичский поселок возникает в VIII—IX вв. и на мысу высокого правого берега р. Зуши, против д. Воротынцево. Поселение также многослойное [55]. К славянскому слою относятся многочисленные обломки сосудов волынцевского типа, для которых характерны отогнутый венчик, резко выгнутые (иногда образующие ребро) плечи (рис. 7). Горшки изготовлены из серой глины с примесью шамота (диаметр горла от 10—16 до 22 см), толстостенные, слабо и неравномерно обожжены. Край сосуда и плечики часто покрыты веревочным орнаментом, расположенным зигзагообразно. Найдены также обомки сковородок роменского типа. Древнерусское поселение существовало здесь до XIII в. (гончарная посуда с линейным и волнистым орнаментом, обломок семилопастного височного кольца, решетчатый перстень и т. п.).
Памятником, материалы которого позволяют характеризовать довольно полно древнерусскую культуру последних веков I тысячелетия н. э. на рассматриваемой территории, является расположенное севернее д. Воротынцево Федяшевское городище (раскопки В. А. Городцова) [56]. Небольшая площадка этого поселения хорошо укреплена. Оборонительные сооружения, построенные в дославяпский период, в конце I тысячелетия н. э. были усилены (высота насыпи вала около 4 м). Именно в последние века I тысячелетия и. э. жизнь протекала здесь наиболее интенсивно. Интересна коллекция предметов вооружения и ремесла: наконечники стрел — черешковые, ромбические (с круглым или плоским черешком; рис. 8, 1—4), наконечник копья втульчатый, двушипиый (рис. 8, 5). И стрелы и наконечник копья находят аналогии в материалах Гнездовского могильника [57]. Из снаряжения коня найдена бронзовая псалия, имеющая форму стержня с двумя шишечками на концах и двумя прямоугольными прорезями в центре [58]. Инструменты ремесленника представлены слесарным зубилом и напильником. Лезвие зубила термически обработано; напильник был железным с цементированной поверхностью [59]. В той же технике был изготовлен и инструмент для раскройки кожи — резак [60] (рис. 8, 6—9, 11).
Для датировки памятника важной находкой является дирхем 815 г., который отражает начальную дату поселения, так как все перечисленные выше предметы свидетельствуют, что лотзнь на городке продолжалась до конца X — начала XI в.


Рис. 7. Воротынцево
i—з, 5—7, 9—17 — лепная керамика, 4,8 — профили гончарных сосудов; 15, 16 — урны из кургана



Рис. 8. Федяшево: предметы яз славянского слоя


I—4 — наконечники стрел, 5 — наконечник копья, 6 — напильник, 7—8 — ножи, 9 — псалий, 10—14 — фрагменты керамики, 11 — сери, 12, 13 — фрагменты рукоятки ножа и гребня (кость), 15 — пряслице шиферное

Не менее интересным памятником является городище у с. Супруты, расположенное на мысу высокого правого берега р. Упы (Щекинский р-н Тульской обл.). Раскопки его велись в течение многих лет (1955—1956, 1969—1973 гг.) С. А. Изюмовой. Славяне основали здесь поселение в VIII в. на городище мощинского типа, покинутом его обитателями в середине I тысячелетия н. э. Укрепления, сооруженные балтами (вал высотой 2,6— 2,8 м при ширине основания 10 м), были перестроены и усилены. Высота вала славянского поселения достигает 5 м при ширине основания 22 м; кроме того, с внешней стороны вала вырыт ров шириной. 8 м и глубиной 1,7 м. В славянском слое, который датируется саманидскими дирхемами IX—X вв., открыты остатки наземных и слегка углубленных (до 0,5—0,6 м) в центральной части жилищ с развалами каменных очагов или каменно-глинобитными печами (в одном из жилищ, размером 6x4 м открыта печь- каменка с глинобитным сводом); остатки наземной, округлой в плане постройки производственного назначения (обработка железной руды).
В жилищах собраны разнообразные предметы быта, украшений, орудия сельского хозяйства, промыслов, предметы вооружения, лепная посуда роменско-боршевского типа (в том числе два целых горшка), серпы, мотыж- ка, сошник, коса, узко лезвийный топор, долото, пешня, пружинные ножницы, коромысло и чашечки весов, сферические гирьки, наконечники стрел, удила, поясные пряжки, серебряный и бронзовый браслеты и т. п.
Поселение погибло в результате какой-то катастрофы (может быть, от набега кочевников) в конце X в. К тому времени относятся залегавшие в верхнем слое городища человеческие скелеты [61].
Еще одно поселение, возникшее в VIII—IX вв. на заброшенном древнем городище (второй половины I тысячелетия до и. э.), расположено на правом высоком берегу Оки, у д. Вороново (рис. 9, 2) [62]. Рядом находится группа невысоких курганов (рис. 9, 1, 4, 5).
Таким же укрепленным поселком, основанным в VIII — IX вв. на заброшенном поселении мощинского типа, было городище Дуна, расположенное на левом берегу Оки, ниже Федяшевского. При раскопках Н. В. Теп- лова [63], в нижнем горизонте верхнего культурного слоя (оставленного славянами) найден абассидский дирхем, чеканенный при халифе Мансуре в 141 г. Хиджры, т. е. в 758—759 гг. п. э. К этому времени относятся фрагменты лепной толстостенной керамики, хорошо профилированной, с орнаментом по краю или плечикам, в виде отпечатков зубчатого штампа (роменско-боршевского типа) [64]. Кроме того, на поселении найден перстень с овальным камнем, близкий перстням Салтовского могильника VIII— IX вв.[65] По мнению Н. В. Теплова, сооружение вала того времени.

*36,*W‘~3i
f4l/s
о го Мм
,^.Городище
\^увал




Рис. 9. Вороново



В соответствии с существовавшей у славян языческой погребальной обрядностью вятичи кремировали своих умерших сородичей. Остатки тру- посожжений хоронили под насыпью кургана в глиняной урне, поставленной в погребальную камеру или просто на грунте.
Известны и безурновые погребения. Пережитки этого погребального обряда, судя по сообщению «Повести временных лет» (составленной в начале XII в.), существуют у вятичей довольно долго — до XI, а может быть, и до начала XII в. «. . . Аще кто оумряше, — пишет Нестор-летописец, — творяху трызно надъ нимъ, и по семь творяху кладу велику и възложахутъ п на кладу мртвца сожьжаху и посемь собравше кости вложуху в судину малу и поставяху па столп'Ь. на путех еже творять Вятичи и пьпгЬ. . .» [66]
Летописец Переяславля-Суздальского, комментируя сообщения Нестора о погребальном обряде, расшифровывает выражение «кладу велику» как «громада дров велия», а к словам «на столп'Ь па путех» добавляет: «...ив курганы сыпаху» [67].
В памятниках русской письменности XI—XVI вв., отмечает Б. А. Рыбаков, столпами называются не только «столбы», «бревна», но и небольшие надмогильные срубные домики и саркофаги. Таким образом, сообщение летописца о вятичских погребальных обрядах, которые они «творили» еще и в его время, можно понимать как погребение остатков трупосожжения в курганах не только со столбами, но и в деревянных домиках, своеобразных «избах смерти» по выражению А. А. Спицыпа [68]. Картина погребального обряда вятичей, написанная Нестером, находит подтверждение в материалах, полученных при раскопках ранних вятичских курганов.
Курганам с трупосожжениями вятичей посвящена специальная статья
В.              В. Седова [69]. Исследователем рассмотрены все курганы с трупосожжениями VIII—XI вв., расположенные в бассейне верхней Оки, которые он делит на две большие группы: курганы без погребальных камер и курганы, в которых остатки произведенной на стороне кремации помещались в специальные погребальные сооружения. И в тех и других курганах кальцинированные кости, как правило, содержатся в глиняных урнах, однако известны случаи, когда остатки сожжений встречались на материке или в насыпи курганов без сосуда. Словом, в пределах этих основных групп отмечено несколько вариантов погребальной обрядности, причем не только в курганах разных могильников, но и внутри одного курганного кладбища. Поэтому на некоторых деталях погребального обряда трупосожжения, существовавшего у вятичей, следует остановиться более подробно.
В полукилометре от селища Лебедка, на расстоянии 1—1,5 км от левого берега р. Цон, в лесу расположены две группы курганов. Курганы имеют форму полушара, иногда слегка вытянутого, высота их от 0,7 до 1—2 м, диаметры от 7 до 11 м. Следы ровиков прослеживались только

около двух насыпей. Раскопки курганов начались в 1907 г. И. Е. Евсеевым, затем велись в 20-х годах П. С. Ткачевским и К. Я. Виноградовым, а в 1952—1953 и 1963 гг. — автором настоящей работы [70]. Во всех раскопанных насыпях содержались остатки трупосожжепий, совершенных па стороне. Остатки кремации в глиняной урне, а иногда и без нее помещались в основании курганной насыпи или в ее верхней части. Большая часть курганов хранила под своими насыпями по нескольку погребальных урн с кальцинированными костями (от двух до семи), но известны насыпи и с одним погребением (кургап 4, раскопки 1953 г.). Характерной особенностью курганов являются кольцевые канавки в основании насыпи, являвшиеся следами оградок, поставленных вокруг погребений [71].
Погребальные урны (рис. 10) изготовлены из глины с примесью дресвы, толстостениы (толщина стенок 8—7 мм), слабо обожжены и обычно довольно крупных размеров (высота 23—27 см, диаметры горла 20—24 см, диаметры допцев 11 —15 см). В кургане 6 (1953 г.) глиняная урна выделялась своими большими размерами: высота ее 45 см, диаметр горла 40 см, диаметр дна 20 см. Форма большей части сосудов находит свои аналогии в горшках роменского типа, известных по материалам нижнего слоя соседнего селища у д. Лебедка и других славянских памятников VIII—X вв. [72] Другие урны имели несколько иную форму, напоминая сосуды волынцевского типа [73]. Последние изготовлены из такого же теста со слабым обжигом, но поверхность их заглажена.

В кургане 7 (1963 г.), помимо четырех лепных сосудов с трупосожже- ниями, обнаружена еще и гончарная урна, изготовленная из рыхлого теста с шероховатой поверхностью, небрежно орнаментированная параллельными и волнистой линиями (рис. 10, 1). На днище урны клеймо в виде круга. В урие с кальцинированными костями найдены шлакированпая бусина и обломок бронзового перстня. Во многих лебедкинских курганах из раскопок П. С. Ткачевского в погребальных урнах также сохранился некоторый инвентарь. Особенно выделяются курган 2 с золотой сферической серьгой (?) (рис. 11, 12) и курган 4 с серебряной ременной бляхой, по форме напоминающей княжеский знак (рис. 11, 16), датирующий это сожжение первой половиной X в. [74]
В других круганах встречались перстнеобразные височные колечки (курган 5, рис. И, 1, 4, 5), бусы (кургап 6, рис. 11,19), бронзовое поясное


Рис. 10. Лебедка
1—6 — погребальные урны из курганов (раскопки автора); 1 — гончарная, 2—6 — лепные






Рис. 11. Лебедка. Вещи из курганов с сожжением (раскопки П. С. Ткачевского)
1, 4, 5 — височные кольца; 2, 3, 6, 7, 11, 17, 19, 21, 23 — бусы; 9 — обломок псалия (?); 12 — серьга золотая; 16 — бляшка серебряная; 20, 24 — клыки животного; 8, 10, 13, 18 —обломки неизвестных предметов; 14, 15 — кольца поясные; 22 — фрагмент пластины
кольцо (курган 3, рис. 11, 15), слитки стекла, медные спиральки, обломки железных предметов (рис. 11). В кургане 1 (раскопки К. Я. Виноградова) с кальцинированными костями лежала железная поясная пряжка б0„
Во второй группе курганов глиняные урны с остатками кремации были помещены в специальные погребальные сооружения — деревянный ящик (курган 5, 1953 г.) [75] или сруб рубленный в обло и ориентированный по странам света (курган 8, 1963 г.). Сруб поставлен не на материке, а на специальной песчаной подсыпке с угольками толщиной 10—15 см.
В кургане 5, невысоком (высота 0,74 м) и немного оплывшем (диаметры север-юг 8 м и запад-восток 7 м), погребальная камера, поставленная в юго-западном секторе кургана, на материке ориентирована по линии юг-юго-запад — север-северо-восток. Это — прямоугольное сооружение (размером 1,55x1 м, сохранившееся на высоту 0,2—0,3 м), боковые стенки которого сделаны из горбылей, а пол и покрытие — из досок. Камера сильно обуглена, часть досок почти совсем выгорела, что можно объяснить только тем, что она специально подверглась действию сильного огня и, не успев сгореть, полностью была погребена под насыпью кургана. Погребальные урны, содержавшие кальцинированные человеческие кости, находились в северной (дальней от края насыпи) части камеры. Четыре сосуда имели форму, характерную для горшков роменского типа (рис. 10, 2, 3, 5), два (один большой, другой поменьше) напоминали сосуды волынцевского типа (рис. 10, 1, 4).
Канавка в основании этого кургана была не кольцевой, а имела форму квадрата с длиной стороны 5 м (ширина канавки 50 см, глубина 23—40 см). В северо-восточной части канавки сохранились остатки ограды из нетолстых обугленных дубовых плах и столбиков.
Подобная же прямоугольная оградка из обугленных столбов, но сохранившаяся частично открыта при раскопках кургана, расположенного на правом берегу р. Зуши, в 1 км от Воротынцевского городища. Под насыпью этого кургана была также открыта обугленная погребальная камера (в виде ящика длиной около 2 м и шириной 1,3 м), в которой оказалось четыре сосуда, причем два из них были погребальными урнами с кальцинированными костями, а два других, очевидно, поставлены с пищей, так как в них обнаружены кости животных. Любопытно, что в верхней части одного из погребальных сосудов также найдены кости животных и рыбья чешуя, а ниже — остатки трупосожжения. Кальцинированные кости человека были рассыпаны также и на дне камеры [76].
Погребальные камеры хорошо исследованы в курганах у д. Западной (Суворовский р-н Тульской обл.), раскопки которых в 1903 г. велись

Ю. Г. Гендуне (три насыпи), а в 1957—1960 гг. — С. А. Изгомовой (14 курганов). Благодаря тщательной методике раскопок С. А. йзюмовой удалось сделать целый ряд интересных наблюдений и выявить многие особенности погребального обряда. Для погребения остатков трупосожжений, произведенных на стороне, сначала подготавливалась специальная площадка, оконтуренная оградкой (следы кольцевого ровика в основании насыпей) и посыпанная углисто-золистым слоем толщиной 5—7 см, содержащим иногда и мелкие кальцинированные кости (курганы 3—5, 17, 19) [77].
Аналогичная подсыпка встречалась в курганах у д. Тризново (Одоевский р-н Тульской обл.), также раскопанных С. А. Изюмовой [78]. Погребальные камеры, содержащие остатки трупосожжений, имели вид замкнутых с трех сторон срубов, примыкающих открытой стороной к полам курганов и ориентированных юго-запад—северо-восток. Срубы состояли из нескольких венцов, сложенных из бревен или плах, соединенных в паз (длина камер от 1 до 2,2 м, ширина от 0,5 до 1,75 м, высота 35—45 см). Камеры имели дощатый пол и покрытие из расколотых плах. В двух срубах (курганы 3, 20) сохранились еще и поперечные перегородки, разделявшие сооружения на две части, причем урны и пережженные кости оказались в дальнем от входа отделении бб. Деревянная оградка примыкала к длинным стенкам сруба, у «входа» в который часто встречались камни, а земля отличалась более рыхой структурой. Все погребальные сооружения Западненского могильника, так же как Лебедкинских и Воротынцевского кургана (в отличие от боршевских), были обуглены и располагались в южной части западного сектора б6. Остатки трупосожжений помещались в погребальные камеры: а) в урнах (от 1—2 до 4—6); б) насыпались сплошным слоем па дне сооружения (толщина слоя от 10 до 20 см); в) залегали на полу камеры в виде отдельных скоплений пережженных костей (от 5 до 7 таких скоплений в одной камере). Вместе с погребальными урнами в камерах оказывались иногда и пустые сосуды, возможно поставленные в свое время с пищей и имевшие ритуальное назначение. Таким образом, каждая погребальная камера была своего рода коллективной усыпальницей, в которой хранились остатки нескольких кремаций, совершенных в разное время. «Доступ в камеру после сооружения насыпи был всегда возможен, стоило только отодвинуть стоявшие здесь камни, служившие ориентиром» [79].

alt="" />Известны в Занадненском могильнике курганы без погребальных сооружений (6, 8, 9, 10, 17, 18) [80]. Остатки трупосожжений погребались в глиняных урнах или просто рассыпались в основании кургана (на слое погребенной почвы). Кроме основных погребений, открытых на материке, отмечены также и вводные трупосожжения в нескольких местах насыпи кургана и на разной глубине (курганы 17, 18) [81]. Известны и одиночные захоронения: под насыпью кургана 6, в его западном секторе, в урне было только одно трупосожжение.
Еще одной особенностью Западненского могильника является наличие погребального инвентаря, сохранившегося в курганах как с погребальными камерами (тип I), так и без них (тип II). В первых найдены глиняные урны (рис. 12, 11—16), форма которых повторяет форму сосудов, найденных в Воротынцевском кургане [82], в боршевских поселениях и могильнике [83], а также в Волынцевском могильнике [84], предметы из железа — маленький обрывок кольчуги, ножи (рис. 12, 9, 10), деталь застежки в виде пластинки с крючком (рис. 12, 7), обломок кольцевидной поясной пряжки; из бронзы — бубенчик с одной прорезью и гофрированной поверхностью (рис. 12, 8), маленькая пуговка (рис. 12, 6) и обоймочка [85]. Самой частой находкой были стеклянные бусы (рис. 12, 1—4) — позолоченные многочастные, синяя кобальтовая (из четырех бусинок), распространенные в памятниках VIII—X вв. Крыма, Кавказа, в Салтове ив Поднепровье [86]. На основании этих находок курганы первого типа датируются VIII— вв.[87]
В курганах второго типа, кроме глиняных сосудов (форма их почти аналогична описанным выше; рис. 13,10—18), найдены железная прямоугольная поясная пряжка с язычком (рис. 13, 7), деталь застежки (рис. 13, ?), бронзовое височное колечко с заходящими концами (рис. 13, 9), круглопроволочный браслет и бусы, которые отличаются разнообразием материала и форм. Здесь были стеклянные мозаичные бусы (полосатая бирюзовая и глазчатая желтая), известные в памятниках VIII—IX вв. Кавказа, Крыма и на Северском Донце[88], а также сердоликовая цилиндрическая



Рис. 12. Западная. Вещи и керамика из курганов с погребальными сооружениями
I—4 — бусы; 5,6,8 — бронзовые трубочка, пуговка и бубенчик; 7, 9, 10 — железные застежки и ножи; 11—16 — лепные сосуды (по С. А. Изюмовой)







1—6 — бусы; 7,8 — железные пряжка и застежка; 9 — бронзовое кольцо; Ю—13 — лепные сосуды; — гончарный сосуд (раскопки С. А. Изюмовой)

(рис. 13, 1—6). Последние редки в древнерусских памятниках, чаще встречаются в могильниках Кавказа VI—IX вв. и, так же как и остальные бусы из сердолика, являются, по-видимому, импортом из Средней Азии [89].
В кургане 18 в вводном погребении найдена урна, сделанная на гончарном круге; она имела форму горшка с невысоким отогнутым венчиком и закругленным краем, выпуклыми стенками, слабо обожжена и орнаментирована^ о всей поверхности редкими волнистыми линиями (рис. 13, 14). На дне сосуда —¦ клеймо в виде двух концентрических окружностей, соединенных лучами. Близкие по форме гончарные сосуды характерны для —XI вв.[90] Кроме того, в этой урне найден обломок стеклянной бледно- зеленой мозаичной глазчатой бусины (с желтыми глазками, в оранжевых ободочках, с черными ресничками). Такие бусы появляются на рубеже VII—VIII вв.[91] и бытуют до конца IX—начала X в.[92] На основании рассмотренного инвентаря курганы второго типа Западненского могильника датируются VIII—IX вв. По мнению исследователя этого могильника, наличие в погребальном инвентаре некоторых курганов (8—10) таких дорогих [привозных украшений, как бусы, говорит об имущественном неравенстве населения [93].
Еще большее своеобразие погребального обряда наблюдалось в курганах у с. Доброе (Суворовский р-н Тульской обл.), расположенных на высоком правом берегу р. Оки. Раскопки этого могильника, начатые в 1898 г.
Н.              И. Булычовым, были продолжены в 1903 г. Ю. Г. Гендуне, [94], в 1935 г. М. М. Герасимовым [95] и в 1964 г. С. А. Изюмовой [96] (всего раскопано 27 курганов).
Первая особенность погребального обряда Добринского могильника — трупосожжение на месте сооружения кургана (раскопки Н. И. Булычова). В основаниях насыпей обычно лежал толстый слой человеческих кальцинированных костей, золы, угля, под которыми грунт сильно прокален [97].

В двух курганах остатки трупосожжения были ссыпаны в урны (ромен- ского типа), врытые в грунт и засыпанные остатками погребального кострища.
Под насыпью одного из курганов (8) на кострище обнаружен не полностью сгоревший человеческий костяк, лежавший на спине, головой на запад. Около погребенного найден обломок бронзового предмета [98].
Среди курганов у с. Доброе имеются насыпи, содержащие остатки кремации и захоронений по обряду трупоположения. Таков, в частности, курган j 24 [99]. В центре основания его на золистой подсыпке лежал женский костяк на спине, головой на запад, частично разрушенный. При нем найдено пять серебряных семилопастных колец раннего типа [100] (рис. 14), рубчатые перстни, бронзовый бубенчик с крестовидной прорезью и бусы: хрустальные шарообразные, сердоликовые бипирамидальные и стеклянные (одна из них боченкообразная позолоченная). Погребение относится к рубежу XI-XII вв.

На той же глубине в юго-восточной части кургана обнаружены остатки трупосожжения — скопление кальцинированных костей, занимавшее площадь 30x20 см (толщина слоя 5—8 см); кроме того, в насыпи кургана на разной глубине (80—-85, 91, 100 см) находились остатки еще нескольких трупосожжений [101]. Остатки трупосожжений в пасыпи и на материке сопровождались обломками гончарных сосудов раннего типа (рис. 14, 7), синхронных с найденным здесь инвентарем (рубеж XI—XII вв.).
В могильнике у с. Доброго исследовались также курганы с трупосож- жением на стороне; как правило, они не отличались от рассмотренных выше курганов Лебедки и Западной (погребения здесь также совершались в камерах и без них) [102]. В этих курганах открыто по нескольку разновременных трупосожжений, сопровождаемых инвентарем. Это — трехчастные стеклянные бирюзовые бусы, аналогичные западненским (VIII—IX вв.), стеклянная сдвоенная желтая бусина типа «лимонки» (X—XI вв.), обломки железных предметов, обломки сосудов боршевского типа. Курганы, по- видимому, относятся к X в.[103]
Итак, если в курганах у д. Лебедки и д. Западпой наблюдается переход от коллективных погребений к индивидуальным, то в курганной группе у с. Доброго выявляется развитие погребального обряда от кремации к ин- гумации (неполное сожжение, биритуальные погребения).
Два кургана с биритуальными погребениями обнаружены в 1940 г. Г. П. Гроздиловым в могильнике у д. Слевидово (рис. 15, 1) [104]. В обоих курганах открыто по нескольку погребений, различных по обряду захоронения. В кургане 1 кальцинированные кости и угольки оказались в юго- западном секторе (на глубине 125 см) и занимали площадь 1,5 X 1,5 м. Здесь же было найдено семь обожженных сердоликовых бипирамидальных бус, обломок решетчатого перстня, также со следами пребывания в огне (рис. 15, 6), и фрагменты гончарной керамики с линейным и волнистым орнаментом. В центре кургана, в могильной яме (размером 2,4x1,7 м) на глубине 1,4 м (от вершины насыпи), лежал скелет мужчины (головой на запад с отклонением к северу) без вещей, а на глубине 1,8 м в той же яме — скелет женщины (ориентирован так же). На висках женского костяка найдены остатки тканой шерстяной тесьмы темно-бурого цвета с пропущенными в нее серебряными семилопастными височными кольцами без боковых колечек, а в области шейных позвонков — четыре сердоликовые бипирамид а льные бусины.
В кургане 2 остатки трупосожжения, обнаруженные в западном секторе насыпи (на глубине 1,6—1,8 м), занимали площадь 0,3 X0,3 м. Кроме кальцинированных костей, здесь были раздавленный гончарный сосуд, обломки других горшков с невысокими прямыми или отогнутыми наружу венчиками (XI—XII вв.) и железная дужка от ведра. В могильной яме

alt="" />
Рис. 15. Слевидово
1 — план курганной группы (съемка автора); 2—3, 7—8 — височные кольца; 6 — перстень (раскопки Г. П. Гроздилова)


(на глубине 2,63 м от вершины кургана) было также вводное погребение: скелет женщины лежал вытянуто на спине, головой на запад (с некоторым отклонением к северу). На левом и правом висках погребенной — семилопастные височные кольца без боковых колечек (рис. 15, 3—5, 7,8), две бронзовые серьги с тремя напускными узловатыми бусами (рис. 15, 2), ушей — сердоликовые бипирамидальные бусы, на правойруке — бронзовый браслет, у правой ноги (выше колена) — небольшая железная круглая пряжечка с язычком.

Как известно, трехбусннные узловатые серьги находят в погребениях с монетами X—XI вв.[105] Одно их присутствие в одном погребении с сердоликовыми бипирамидальными бусами и семилопастными простыми височными кольцами позволяет датировать женское погребение концом началом XII в. Именно к этому времени относит Г. П. Гроздилов все открытые им погребения Слевидовских курганов и определяет смену одного обряда другим рубежом XI—XII вв.[106] По сведениям P. JI. Розен- фельдта, несколько курганов с трупосожжениями раскопано неспециалистами в правобережье р. Оки (Каширский, Зарайский и Серебрянопрудский районы Московской обл.), там же, где известны и славянские селища с роменско-боршевской керамикой [107].
В бассейне рязанского течения Оки славянские курганы с трупосожжениями неизвестны. В 1897 г. А. В. Городцовым на Алекаповском селище (дюна Могилок) исследованы четыре бескурганных трупоположения, которые он считал вятичскими и датировал X в. При одном из погребений найдены лепной сосуд с загадочной надписью, вызвавшей тогда же и позднее много различных прений [108], шесть бронзовых перстнеобразных височных колечек, браслет из низкопробного серебра и железный нож [109]. По мнению A. JI. Монгайта, погребения эти несомненно славянские, но установить их точную дату и принадлежность нельзя [110]. В Подмосковье в 1946 г. А. В. Арциховским исследован Большой Беседский курган, устройство которого напоминает рассмотренные выше курганы с сожжениями (без погребальных камер), однако остатков кремации в нем не найдено [111].
Еще один подобный же курган (высотой 4 м, диаметром 16 м) раскопан в 1965 г. А. А. Юшко у д. Покров (Подольский р-н Московской обл.). В насыпи (на глубине 1,16 м) открыто кострище (слой угля и золы на прокаленной глине, но без остатков погребения), а в основании прослежена кольцевая канавка, как и в Большом Беседском кургане, и найден обломок железного ножа [112].
В 1959 г. два кургана с остатками кремации, совершенной на стороне, раскопаны Ю. А. Красновым у д. Горышкино (Одинцовский р-н Московской обл.). Погребальные камеры—квадратные в плане срубы (со сторонами 1,25 м, курган 1, и 1,40 м, курган 2), состоящие из нетолстых бревен или плах в один-два венца, открыты под юго-восточными полами курганов. Срубы имели покрытия, но были без пола. В них обнаружены остатки сожжений


Рис. 16. Ранняя славянская гидродинамия в бассейне верхней Оки (по Г. П. Смо- лицкой)
1 — ля, ль; г — еж, шк (и); 3 — гощь, гост; 4 — су; 5 — вятичская


без погребальной урны — кальцинированные кости, уголь, зола. В кургане 2 оказались два погребения и обломок толстостенного лепного сосуда. В кургане 1 среди сожженных костей встречены оплавившийся сгусток стекла и бусины. В насыпи второго кургана было еще детское, впускное трупоположение без вещей.
Исследователь курганов предполагает, что они отражают ранний этап заселения вятичами долины Москвы-реки [113].
Курган с остатками кремации, совершенной на стороне, и трупополо- жениями раскопан А. А. Юшко у д. Стрелково (Подольский р-н Московской обл.).
В прямоугольном деревянном сооружении (ящик?) вместе с кальцинированными костями и золой, сопровождавшимися поясной пряжкой, находилось женское трупоположение (головой на запад). Западнее обнаружен
скелет мальчика, положенного головой на юг. При женском погребении найдены серебряное небольшое семилопастное височное кольцо без боковых колечек и с узкими каплевидными лопастями [114], золотостеклянные бусы, толстостенный шаровидный бубенчик без орнамента (первой половины в.[115]) и витой тройной браслет, свободные концы которого загнуты в петли [116]. Таким образом, трупоположение (и, возможно, сожжение) этого кургана можно датировать XI—началом XII в.
Таким образом, ареал ранних вятичей может быть очерчен на основании курганов с трупосожжениями главным образом в бассейне верхней Оки. На средней Оке и в бассейне Москвы пока известны только отдельные, немногочисленные« поселения и курганы.
Этот археологический вывод в какой-то степени перекликается с данными лингвистической науки. В частности, Г. П. Смолицкая, составившая перечень гидронимов бассейна Оки [117], показала, что в верховьях Оки выявляется ареал раннеславянской гидронимии [118]. Он очерчивается по верхнему течению Оки до р. Угры в левобережье и в бассейне р. Упа в правобережье. Особенно мощный пласт раннеславянской гидронимии отмечен в самых верховьях Оки до р. Жиздры, включая бассейн Зуши. В бассейне р. Упы этот пласт несколько ослабевает, а севернее и восточнее известен спорадически, усиливаясь в непосредственной близости от Москвы и в районе озера Плещеева (рис. 16).—

<< | >>
Источник: Татьяна Николаевна Никольская. ЗЕМЛЯ ВЯТИЧЕЙ К истории населения бассейна верхней и средней Оки в IX—XIII вв.. 1981

Еще по теме ПОСЕЛЕНИЯ:

  1. I. Поселение в Галлии. Численность племени. Область поселения. Законодательство. Институт дружины. Организация войска. Язык и литература. Римляне в вестготском государстве. Отношение римлян к вестготам.
  2. Поселение
  3. 3.2. ТИПЫ ПОСЕЛЕНИЙ
  4. 10.4. Региональный фонд финансовой поддержки поселений
  5. 3.3. Зонирование земель поселений
  6. СЕЛЬСКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ XI—XIII ВВ.
  7. СЕЛЬСКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ НА ДРЕВНИХ ГОРОДИЩАХ
  8. Городские поселения
  9. ПЕРВЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ
  10. 7.6. Управление пространственным развитием поселений
  11. ПОСЕЛЕНИЯ
  12. ДЕРЕВНИ И ХОЛМОВЫЕ УКРЕПЛЕННЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ
  13. 10.2. Общая характеристика и особенности правового режима земель поселений