<<
>>

ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ [вариант четвертый]

История тибетского буддизма тесно переплетена со светской историей страны, и невозможно говорить об одной без другой. Первая половина VII века была свидетелем начала постепенного завоевания тибетского плоскогорья буддизмом, который проникал в Страну Снегов с юга через Непал и речные долины Западных Гималаев, с запада через Кашмир, с севера через Хотан в Центральной Азии и с востока через Китай.
VII и особенно VIII столетие видели начало подлинно великой трансформации в национальном мировоззрении Тибета, когда воинственные н часто непокорные кочевые н полукочевые племена, которые время от времени нападали на земли соседних государств, удалились в свои горные крепости, чтобы больше никогда не тревожить границы своих соседей. В течение менее двух столетий духовная н культурная революция, распространившаяся по всему Тибету, обуздала вольнолюбивый дух тибетцев. Эта трансформация была не только духовной, но также н культурной, поскольку древняя центральноазиатская кочевая культура, господствовавшая в Тибете в то время, уступила дорогу новому типу культуры. История тибетского буддизма может быть условно поделена на три основных периода. A) . Ранний период, примерно 632—1042 годы, который соотносится с так называемым имперским периодом тибетской истории, временный закат буддизма после 841 года и постепенное распространение Учения к концу X века. B) . Второй период, 1042—1409 годы, период реформации, время Атиши и Цонкхапы. C) . Последний период, после 1409 года до настоящего времени, когда доминирует школа гелукпа, или желтошапочная. Наши знания о ранней тибетской истории очень ограничены. Многие из важных источников остаются непереведенными и часто недоступными для ученых. Согласно историческим анналам, начало тибетского государства датируется концом VI — началом VII века. До того страна была раздроблена на двенадцать княжеств, которые вели между собой постоянные войны. Создание единого государства с центральной властью облегчило распространение буддизма. Движение за политическое объединение страны началось на юго-востоке. Около 607 года Намрн Сонгцен, князь Чьннгва-такце в долине Яр- лунг на северо-востоке Тибета, положил начало тибетскому государству. Он завоевал соседние княжества, долину Пхен-юл к северу от Лхасы, провинции Цанг и Такпо в Южном Тибете*. Его сыном был знаменитый Сонгцен Гампо, наследовавший отцу около 629 года. Ему было суждено завершить объединение Тибета н привнести в страну индийский буддизм. Царь и часть поместной знати благоволили буддизму, который нес с собой пробуждение высокой формы кулыуры. Централизованное государство, которое объединило двенадцать княжеств, начало осознавать необходимость построения системы политической власти.
Несомненно, сокрушение власти поместной знати, находившейся в союзе с древним шаманистскнм боном, древней религией Тибета, имело первостепенную важность для царя и его советников, борющихся за консолидацию установленной власти. Благосклонность царя к буддизму была прямым вызовом древней религии бон н старому порядку вещей. Таким образом, принятие буддизма было фактом прогрессивного развития, вызвавшим на себя силы феодальной реакции. Долгая н жестокая борьба длилась до середины IX века, когда реакция перешла в наступление, что привело к крушению царской власти н вместе с ней к новому раздроблению страны. Чтобы укрепить свои позиции, царь Сонгцен Гампо заключил два династических брака — с Китаем и Непалом. Известно, что обе царицы были ревностными почитательницами буддизма и многое сделали для привнесения буддизма в Тибет, хотя в начале своей миссионерской деятельности были ограничены кругом придворных. Народные массы и знать оставались приверженцами старой веры. Тибетские историки упоминают неясные традиционные сведения о появлении буддийских текстов во времена легендарного царя Лха Тоторн-ньенцена, который жил в Ярлунге. Юго-западная часть страны, где впоследствии образовалось царство lyre, с древних времен находилось под сильным влиянием соседней Индии, и местные князья, как можно судить по их именам, были смешанного происхождения. Так было вплоть до Кашмира, куда Тхонмн Самбхота, сын Ану, отправился изучать санскрит. Из тринадцати молодых тибетцев, посланных царем в Индию около 632 года, он был единственным, кто невредимым вернулся на родину. Все остальные погибли от болезней, не выдержав влажного и жаркого климата индийских равнин. После своего возвращения из Индии около 647 года Тхонми Самбхота представил царю новый тибетский алфавит, созданный им с помощью пандита Девайитсимхи; этот алфавит, вероятно, восходил к центральноиндийскому письму VI—VII веков. Говорят, что Тхонми Самбхота перевел на тибетский Карандавьюха-сутру и Ратнамегха- сутру. Тот факт, что Тхонмн Самбхота и его сподвижники были способны перевести на тибетский трудные для понимания буддийские тексты, свидетельствует, что, помимо создания нового тибетского алфавита, они должны были провести гигантскую подготовительную работу по превращению живой речи кочевников в литературный язык. Конечно, можно допустить, что до реформы языка, приписываемой Тхонмн Самбхоте, уже существовала некая литературная форма разговорного диалекта, употреблявшаяся при дворах феодаль- 3-4162 ных владык, и это могло облегчить перевод буддийских священных текстов. Любопытно отметить, что с самого начала работу по переводу буддийских текстов на тибетский вела группа ученых разных национальностей. Так, нам известно, что Тхонмн Самбхоте помогал индийский брахман Шанкара, непальский ученый Силаманжду и китайский монах Махадева Це. Несомненно, эти наставники прибыли в Тибет в свите непальской н китайской принцесс, на которых женился Сонгцен 1ампо. Непальская принцесса, дочь Амшувармаиа, царя Непала, привезла с собой буддийские священные изображения, и в 653 году, спустя четыре года после смерти Сонгцен Гампо, ею был построен в Лхасе знаменитый храм Джокханг, или Рулнанг Цуглаг- канг. Для возведения этого храма были привлечены непальские мастера. Китайская принцесса, прибывшая в 641 году, привезла с собой знаменитый образ Будды, который, как верили, был привезен в Китай из Индии через Центральную Азию. Китайская принцесса способствовала привнесению в Тибет китайской буддийской культуры эпохи Тан. В знак признательности царицам за их поддержку дела буддизма церковь провозгласила их воплощениями буддийской богини Тары. О китайской принцессе говорится, что она возвела в Лхасе храм Рамоче, который на протяжении долгого времени был резиденцией китайских буддийских монахов, последователей буддийской медитативной школы чань (ch’an, dhyana). При наследниках Сонгцен Гампо власть Тибета распространилась далеко за пределы географических границ страны. В VIII веке Тибет фактически стал одной из главнейших держав азиатского континента. В 763 году тибетская конница напала на столицу Танской империи — город Чанъань. Распространение тибетской власти на запад, до Памира и верховий реки Оке, заставило халифа абассидов Гаруна аль-Рашида послать в 798 году посла к китайскому двору для заключения договора о совместных военных действиях в Центральной Азии против непокорных тибетцев. На юге царь Трисонг Дэцен заставил царей Пала в Бенгалии платить ему дань. Продолжительная оккупация тибетскими войсками обширных территорий Центральной Азии привела к непосредственному контакту Тибета с центральноазиатскими буддийскими странами. Вследствие этого контакта буддийские монахи из Хотана прибыли в Тибет в правление царя Тиде-цукцен Меагцома (705—755) и были хорошо приняты тибетским царем. Однако проповедь буддизма встретила определенное сопротивление народных масс. Политические перевороты в Центральной Азии отрицательно сказались на существующих там буддийских общинах, н мы знаем, что многие монахи бежали в Тибет н основывали там буддийские монастыри. Они оставались в Тибете до 740/741 года, когда из-за страшной эпидемии оспы, от которой умерла царица, из страны были изгнаны иностранные буддийские монахи, н им пришлось бежать в Гандхару н Индию. Однако влияние центральноазиатского буддизма не прекратилось после вынужденного отъезда монахов, оно продолжалось н во многом обогатило тибетский буддизм. Золотой век тибетского буддизма начался в правление царя Три- сонг Дэцена (приблизит, в 756 году). Во время царствования этого царя буддизм, начал распространяться среди широких слоев тибетского народа. Под покровительством царя были основаны буддийские монастыри. Проповедь новой веры продолжала встречать упорное сопротивление со стороны поместной знати. Один нз советников царя, могущественный министр Машан, который был последователем древней шаманистской религии бон, стоял во главе этого анти- буддинского движения, и даже царь не мог остановить эти гонения [на буддизм]. Многим монахам было приказано покинуть страну, н несколько монастырей было закрыто. Образ Будды, знаменитый Джово, или Владыка храма Джокханг в Лхасе, был отправлен в Кьиронг на непальской границе, а китайские монахи, которые жили прн храме Рамоче в Лхасе, были вынуждены бежать в Китай. Но приверженцы царя н новой веры не бездействовали, онн добились высылки министра в отдаленное место в Толунге, где он скончался. После смерти министра оппозиция феодальной знати, лишившаяся главы, была уже неспособна противодействовать планам царя. В Непал н Индию были направлены посланцы, чтобы пригласить образованных людей и проповедников буддизма. В Непале посланцы царя встретились с буддийским ученым Шантаракшитой нз великого монастыря-университета Наланда и пригласили его в Тибет. Его влияние на тибетский буддизм н особенно его переводы буддийских текстов особо выделялись тибетскими историками. Его прибытие было причиной новых волнений в народе, и вновь царь был вынужден просить пандита вернуться в Непал. Известно, что перед отбытием Шантаракшита дал тибетскому царю совет пригласить йогина-тант- риста Падмасамбхаву. Гуру Падмасамбхава провел в Тибете около девяти месяцев н даже дал тантрическое посвящение царю. Но некоторые из царских советников усомнились в учителе, и Гуру был препровожден обратно в Индию. Ранний период распространения буддизма характеризуется несколькими отличительными признаками: отсутствием правящих религиозных школ и малым распространением монашества. В соответствии с традицией, одним из первых буддийских монастырей считается Самье, который начал строиться в 787 году и был освящен в 799. Церемонией закладки «углового камня» руководили Гуру Падмасамбхава н ачарья Шантаракшита, который приехал в Тибет вторично. Этот великий монастырь был построен по образцу велнкой виха- ры Одантапурн в Бнхаре. Главный храм этого монастыря был трех- этажным: первый этаж был построен в индийском стиле, второй — в тибетском и третий — в стиле Хогана. Это свидетельствовало о смешанном характере тибетского буддизма, символизируя три основные источника восприятия буддизма. В течение долгого времени этот монастырь был одним из основных хранилищ древних санскритских манускриптов в Тибете (что было отмечено уже Атишей во время его посещения этого монастыря), до того как его библиотека сгорела примерно сто пятьдесят лет назад, после чего монастырь был отстроен заново. Буддийские вихары этого периода были не такими, как большие монастырские школы позднейшего времени, в которых учились тысячи студентов; они были скорее жилищами отшельников. Внхара состояла из нескольких жилищ монахов и храма при них. Обитателями таких скитов были как монахи, так н миряне, пришедшие в скит ради прохождения религиозной практики. Буддизм нес с собой проповедь равенства людей, и во время краткого царствования царя Муне-ценпо, сына Трнсонг Дэцена, была предпринята определенная попытка перераспределить богатства в стране. Поместная знать яростно протестовала н, заручившись согласием вдовствующей царицы, заточила юного царя в тюрьму. Буддизм остановился в своем развитии и в воздействии на центральную власть. Поместная знать н шаманистская религия бон противодействовали новым тенденциям и были озабочены тем, как сохранить свои феодальные привилегии. Конфликт между частными интересами виднейших феодальных семей («sger» по-тибетски) и центральной властью («shung») всегда был источником слабости тибетского государства и постоянно тормозил его политическое развитие. Сил феодальной реакции было достаточно, чтобы убедить всех. После прогрессивного правления царя Ралпачана, отличавшегося замечательной литературной деятельностью и кодификацией буддийского канона, наступила реакция. Во время краткого правления царя Ланг Дармы буддизм пережил краткое затмение. Монастыри закрывались, а их обитатели были разогнаны. В яростной борьбе царь-отступник был убит. Имперский период не пережил царя н закончился с его смертью в 842 году. Как результат реакция устремилась к центральной власти в государстве, н в этом отношении этот эффект был длительным. Приверженцы тибетской царской династии были изгнаны н продолжали править как феодальные властители в Западном Тибете (Ман- юле, Гуге н Пуранге), в Кхаме н Цанге, но власть никогда снова не становилась достаточно сильной, чтобы объединить всю страну. Теперь мы знаем, что закат Учения никоим образом не было повсеместным, что после преследований 841 года в стране осталось много буддийских монахов. Возрождение пришло с северо-востока Тибета. Около 978 года группа буддийских монахов, которая стала известна как «Шестеро нз Уия н Цанга», прибыла в Тибет и провозгласила возрождение буддийского Учения. Начиная с этого времени позиции буддизма оставались неизменными. Однако буддизм не смог сохранить свою чистоту и вскоре подпал под влияние разнородных неор тодоксальных течений. Знаменитое письмо Лха Ламы (царя-монаха) Чангчуп-ода — это примечательное выражение протеста против злоупотребления всемн видами религиозных практик, появляющихся в Тибете, которые под покровом религии завладевают доверием людей. «Тех, кто подносит мясо, кровь н мочу Трем Драгоценностям, следует пожалеть, ибо они несомненно переродятся среди грязных демонов. Если бы посредством такой практики можно было достичь состояния будды, тогда охотник, рыбак и мясник тоже могли бы достичь Просветления. Деревенские смутьяны, оставьте ваши уверения в том, что вы — последователи Великой Колесницы (Махаяны), и следуйте чистому Учению, изложенному в Трнпитаке!» Правители lyre, чьи семейные связи с Непалом н Индией были сильными, стали патронами буддизма и посылали группы молодых тибетцев в Индию. Один из них, Рннчен-сангпо, стал выдающимся переводчиком ваджраянистскнх текстов на тибетский. Чтобы вернуть буддизму его чистоту, цари lyre в 1042 году послали эмиссаров пригласить Дипан- кару Шриджяну, или Атишу, знаменитого ученого из вихары Внкра- машила в Бихаре. Прибытие Атиши дало мощный импульс буддизму. Он трудился в монастыре Тхолинг в lyre, Самье и Ньетанге, в котором умер в 1054 году. Основанное им движение известно как кадампа, или «Последователи Учения». Работу Атишн продолжил его ученик Бромтон. Кадампа стала предшественницей гелукпы. Период, который последовал за прибытием Атишн, характеризовался развитием буддийских школ и возрастанием власти влиятельных монастырей. Затмение древней религии бон и подъем власти больших монастырей вынудили поместную знать использовать новую тактику в борьбе за власть. Теперь мы видим, как виднейшие знатные фамилии вступают в союз с влиятельными монастырями и поддерживают соперничающие школы. Движение за возрождение буддизма достигло вершины в 1076 году, когда в монастыре Тхолинг в высокогорной долине реки Сатледж состоялся великий Религиозный Собор. Несколько выдающихся проповедников появляются в течение XI века. Первым из ннх был Марпа-лоцзава (1012—1097), основатель значимой школы каджупа (кагьюпа), н его ученик Миларепа (1040— 1123), св. Франциск Тибета, одна нз самых замечательных фигур в тибетской религиозной истории. В 1073 году хан Кончог-гьепо основывает влиятельный монастырь Сакья, резиденцию могущественной [одноименной] школы, которая обладала огромной политической властью в монгольский период. Каджупа раскололась на несколько малых школ, таких, как кармапа, дикунпа, таклунпа, некоторым нз которых было суждено сыграть важную роль в истории страны. В тибетской истории утвердилась традиция искать союз с растущими в Центральной Азнн империями кочевников. Так было с монголами в XIII столетии, с маньчжурами в XVII веке. После монгольских нападений в 1205, 1207 и 1209 годах на тангутское царство, располо женное к северо-востоку от Тибета, тибетская знать начала осознавать, что на севере возникла новая опасность, н созвала совет, на котором было решено отправить посланцев к монгольскому двору. В 1239 году монголы послали в Тибет разведывательные отряды под командованием Дорды. Монголы обнаружили, что на политической сцене доминируют соперничающие школы, борющиеся за власть. Их выбор пал на сакьяпу. В 1247 году глава школы Сакья- панчен отправился в ставку принца Го дана, сына великого хана Уге- дея, командира монгольских войск на китайско-монгольской границе. В 1246 году его племянник Пагпа был послан ко двору. Хан Хубн- лай наградил его впоследствии титулом Императорского Наставника и сделал его духовным и светским главой Тибета. Мирское управление страной иерарх Сакья делил с понченом, или Великим Чиновником. Это было начало особых отношений «Священник — Патрон» («сЬо-уоп») — эта формула возникла для описания феодальных уз, связующих монгольский императорский трон н духовного главу тибетского государства, и снова была возрождена в XVII веке, чтобы продолжаться до заката династии Цин. Управление Тибетом осуществлялось посредством специального департамента, называемого С]бань-чен-юань, возглавляемого Императорским Наставником. Постоянные гражданские войны между школами усилили монгольское владычество над Тибетом. Власти сакьяпы пришел конец в 1359 году. В середине XIV века в Тибете заново утверждается светская феодальная власть. В 1349 году Чангчуп-гьецен, представитель могущественной семьи Пхагмотру, захватил власть в Уне и в 1354 году стал владыкой Цанга. Результатом падения монгольской династии Юань в 1368 году было усиление светской власти в стране. Императоры династии Мин (1368—1644) пытались следовать примеру династии Юань, но потерпели неудачу в установлении настоящей политической власти. В XIV и XV веках мы видим подъем новой реформаторской школы — гелукпы, которая продолжила традицию кадампы. Ее основателем был великий Цонкхапа (1357— 1419), создавший грандиозную доктрину. В начале XV века было основано несколько важных буддийских монастырей, ставших средоточием власти гелукпы в стране. В 1409 году Цонкхапой был основан монастырь Гандан Пхотанг. В 1416 году его ученик Джамьянг- чодже основал около Лхасы великий монастырь Дрепунг, а в 1419 году Чамчен-чодже основал монастырь Сера. В 1447 году Гендун- дуп основал великий монастырь Таши-Лунпо, будущую резиденцию панчен-лам. 1ендун-дупа считают первым иерархом в линии далай- лам, которые изначально были настоятелями монастыря Дрепунг, а нх резиденция была во дворце Гандан. В XV столетии власть семьи Пхагмотру пошла на спад. В 1435 году другая знатная семья, Рнн- пунг, захватила крепость Самдупцзе (будущую Шнгацае) етпосте- пенно утвердила свою власть надо всей провинцией Цанг. В 1565 году один из их министров восстал и после захвата им провинции Цанг основал династию так называемых царей Цангпа. И Ринпунг и Цангпа покровительствовали кармапе, и гелукпу постиг временный закат. Между 1498 и 1518 годами приверженцы гелукпы были даже лишены права участвовать в Великом Моленни, или Монлам-ченпо, проходящим в Лхасе во время празднования Нового года. Несомненно, эта ситуация и этот подъем власти кармапы в Цанге вынудили настоятелей Дрепунга искать патрона, или «yonda». Как и ранее в монгольскую эпоху, лидеры Тибета были даже готовы вступить в политический союз с кочевой властью Севера. В 1577 году Алтан-хан, правитель тумэтских монголов, живших в регионе Кукунор, пригласил III Гьеван Соднам-Гьяцо в свою ставку. Соднам-Гьяцо успешно установил политический союз с правителем монголов. Место их встречи было в 1578 году освящено, там был возведен храм и совершен обмен подарками и титулами. Алтан-хан наградил Соднам-Гьяцо титулом Ваджрадхара Далай-лама, то есть «Ваджрадхара, Великий Лама» («далай» по-монгольски означает «великий, обширный; океан». Это слово часто входит в царские титулы, например «Далай- хан»), а последний наградил монгольского хана титулом «дхармара- джа». Император Ван-ли династии Мин поспешил признать превосходство тибетского иерарха, который, таким образом заручившись поддержкой могущественных сил, стал способен утвердить власть своей школы в соперничестве с кармапон н их светскими покровителями — царями Цангпа. Четвертый Далай-лама был родом из семьи Алтан-хана — факт, показывающий, какое важное место занимала школа, вступившая в союз с могущественным монгольским кланом. Гелукпа породила подлинно великого лидера в лице Пятого Далай-ламы (1617—1682), который оставил яркий след и в духовной, и в светской жизни страны. Великий Пятый, как называли его тибетцы, умело воспользовался поддержкой регента Сангье-Гьяцо. Их непосредственной политической целью было отстранить от власти царей Цангпа. Следуя примеру Третьего Далай-ламы, онн обратились к Гуши-хану, главе хо- шутских монголов, который в 1641 году женился в Тибете и нанес поражение царю [династии] Цангпа. Подъем маньчжурской власти был должным образом замечен тибетскими лидерами, и Пятый Далай-лама послал в 1642 н 1644 годах приветствия двум первым императорам новой династии Цнн. В 1642 году они сделали следующий шаг в этом направлении, и Далай-лама лично прибыл к императорскому двору, где был принят как глава независимого государства. Во время правления Пятого Далай-ламы Чойен Чокьн Гьелцен, духовный наставник Пятого, был признан Первым Панчен-ламой из Таши-Лунпо, монастыря, которому было суждено вернуть Лхасе ее важное значение. В своей борьбе против царей Цангпа Пятый Далай-лама вступил в союз с влиятельным настоятелем монастыря Тгшш-Лунпо Лобсантом Чокьи Гьелценом, который был его духовным наставником н который был признан Первым Панчен-ламой Таши-Лунпо, монастыря, которому было суждено возродить важное значение Лхасы. В 1682 году Великий Пятый умер. У его преемника судьба была трудной. В 1705 году Лхавзан-хан, глава хошутов, сверг Далай-ламу и попытался посадить на трон кандидата по своему выбору. Далай-лама был обвинен в недолжном поведении, но, кажется, главная причина была политической — антиманьчжурская деятельность регента Сангье-Гьяцо, который установил тесный союз с Гандан-бошокту, главой западных монголов, и тайно сговаривался с ним, чтобы ослабить победное продвижение маньчжуров в Восточную Монголию. Юный Шестой Далай-лама был увезен в Китай и, согласно одной версия, умер по дороге недалеко от озера Ганга-нур, согласно другой — бежал н провел остаток жизни как пилигрим, странствовавший по Кхаму и даже посетивший Северную Индию. Согласно этой версии, он умер в Алашани (Южная Монголия), где его тело было погребено в ступе в монастыре Барум-хит в горах Алашань. Шестому Далай-ламе приписывается авторство собрания народных песен, но факт этого авторства до сих пор спорен. Исчезновение Шестого Далай-ламы было причиной определенного беспокойства, и различные политические группы пытались утвердить своих собственных кандидатов на священном троне Поталы. В 1716 году вторглась армия западных монголов. В 1717 году император Кан-сн был вынужден отправить подкрепление, однако его войска были разбиты при Намцо. В 1718/1720 годах маньчжуры предприняли серьезную попытку вновь установить свое влияние в Стране Снегов и послали большие войска нз Кукунора и Сычуаня. В 1720 году был провозглашен новый Далай-лама Кесанг Гьяцо (Шестой — по счету маньчжуров, Седьмой — по счету тибетцев). В 1780 году Третий Панчен-лама отправился к императорскому двору, где и умер от оспы. Брат Панчен-ламы вступил в тайный сговор с гуркхамн и был подстрекателем вторжения 1788 года. В 1791 году гуркхи захватили Таши-Лунпо. Император Цянь-лун послал армию под командованием Фу-кангана, которая изгнала захватчиков и даже пересекла Гималаи, войдя в долину Катманду. Тринадцатая инкарнация, Туптен Джамцо, был, без сомнения, одним нз самых талантливых в линии далай-лам, и его часто сравнивали с Великим Пятым. Сильная личность, он оставил значительный след в [судьбе] страны. Новая инкарнация, Тёндзин Гьяцо, был найден в Амдо и взошел на трон в 1940 году. 17 ноября 1950 года юный Далан-лама был допущен духовными и светскими властями к исполнению обязанностей в своей высокой резиденции. Мощная поддержка, которую маньчжуры оказывали желтошапочной школе, облегчила ей установление почти полного контроля над страной. Многие монастыри, принадлежащие к другим школам, были заняты приверженцами гелукпы. Мы видели, что это превосходство достигнуто без борьбы, и в более позднее время школа старой веры, или ньннгмапа, опять стала популярна в Цанге и Кхаме. Приверженцы гелукпы отреагировали на это изменение. В конце XVIII века внутри самой желтошапочной школы возникло реформаторское движение. Основателем нового движения, который провозгласил следование ортодоксальной интерпретации учения Цонкхапы, был образованный монах Серкангпа Лобсанг-Тёнзнн. Он назвал свою школу «Школа отшельника», или ритодпа. Во второй половине XIX века в этой школе появился выдающийся учитель и проповедник Шамарпа Гендун-Тендзнн-Гьяцо, который основал Дитша-гомпу в Амдо и влияние которого до сих пор ощущается по всему Тибету. Это появление реформаторских движений есть знак того, что тибетский буддизм до сих пор является живой силой, ревниво охраняющей драгоценное наследие индийской культуры.
<< | >>
Источник: Ю. Н. Рерих. БУДДИЗМ И КУЛЬТУРНОЕ ЕДИНСТВО АЗИИ. Сборник статей. Перевод с англ. А.Л.Барковой, с фр. А.А.Соболевой, с тиб. В.СДылыковой-Парфионович. М.: Международный Центр Рерихов,128 с.. 2002 {original}

Еще по теме ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ [вариант четвертый]:

  1. ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ [вариант первый]1
  2. ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ [вариант третий]
  3. ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ [вариант второй]
  4. Сопа Ринпоче Лама. Абсолютное исцеление, Духовное целителъство в тибетском, буддизме, 2010
  5. Четвертое (Второе Тибетское) путешествие Пржевальского
  6. ТИБЕТСКОЕ ИСКУССТВО
  7. ПРОБЛЕМЫ ТИБЕТСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
  8. ТИБЕТСКИЕ ТОНЕМЫ1
  9. Новая работа по тибетской иконографии
  10. §318. Актуальность некоторых тибетских религиозных установлений