Задать вопрос юристу

Кабан (табл. 9—10)

  Мотив кабана представлен на территории Нижнего Поволжья и Южного Приуралья немногочисленными, но достаточно яркими образцами, дающими представление о бытовавших иконографических схемах и художественных приемах в изображении этого животного.
В Нижнем Поволжье этот мотив зафиксирован в Хошеутове (табл. 9: I) и в Блюменфельде (кург. A-12) в виде головы кабана на бронзовой бляхе и резной костяной головки-наконечника (табл. 9: 3), а также в разрушенном погребении в Новопривольном, где кабан фигурирует дважды в изображениях на орнаментированных кабаньих клыках— в виде головы животного, завершающей узкий конец короткого клыка (табл. 9: 7), и в виде украшающей широкую часть большого клыка полной фигурки, стоящей на кончиках копыт (табл. 10: 3).
Голова вепря— довольно часто встречающийся мотив. Его изображения на уздечных бляхах Скифии известны в первой половине V в. до н. э. («Семь братьев»; п-ов Таманский, дельта р. Кубани; Нимфей [Borovka 1928, табл. 17: D, С, E]; Частые курганы, Роменский уезд [Шкурко 1976, с. 101, рис. 3: 11— /2]). Кабан — животное, изображение которого следует отметить как мотив, неоднократно встречающийся в оформлении клыков-подвесок (кроме двух указанных вещей, он присутствует на клыкообразной бляхе из Аржана, клыках-подвесках из Глубокой Пристани и Талаевского кургана; см. приложение 2, № 46, 54, 56). Фигурка вепря на широком конце большого клыка из Ho- вопривольного (№ 8) непосредственно ассоциируется с изображениями кабанов на рукоятках кинжалов из Аржана [Грязное 1980, с. 22, рис. 11: 3—4] и
минусинских бронзах [Завитухина 1983, с. 116, № 50, 51; с. 117, № 53, 54], датированных VII—VI вв. до н. э. [Завитухина 1983, с. 42, 43]. Особенно близко к новопривольнинскому варианту изображение головы кабана на бляхе из Po- менской группы.
Иконографически очень близки описанным выше и бронзовые уздечные бляшки со сдвоенными зеркально головками кабанов из могильника Кривая Лука VIII, кург. 5, погр. 16 (табл. 9: 11).
Еще одно изображение кабана в виде контурного рисунка полной фигуры животного имеется на бронзовом зеркале, случайно найденном на Селитрен- ном городище в Астраханской области и отнесенном авторами издания [Степи европейской части СССР, табл.
66: 18] к савроматскому искусству VI— вв. до н. э. Аргументация такой атрибуции в издании не приводится и, очевидно, основывается исключительно на местонахождении этой вещи. Однако наличие чрезвычайно близких типологически и стилистически аналогий, дающих возможность выделить достаточно компактную группу художественно оформленных зеркал, демонстрирующих художественную традицию несомненно центральноазиатского происхождения [Королькова 1993, с. 14—16; 1997], позволяет видеть в этом экземпляре привозное изделие и исключить его из круга так называемых «савроматских» памятников (табл. 82).
Что касается Южного Приуралья, то единственным известным мне памятником, среди находок которого есть предметы с изображениями кабана, является Филипповский курган (табл. 10: I). Мотив кабана здесь представлен в виде полной стоящей фигурки животного с опущенной вниз мордой. Это изображение служило украшением деревянного сосуда в качестве ажурной накладной пластины из золота. Изображения кабана из Филипповки отличаются линеарностью, плоскостностью и орнаментальной декоративностью, свойственной всей многочисленной и разнообразной по сюжетам серии ажурных золотых пластин-оковок из этого памятника. В качестве особенности изображений кабана в восточных регионах (включая Южную Сибирь, Южное Приура- лье и Нижнее Поволжье) нужно отметить, что полная фигурка кабана, в какой бы технике она ни была исполнена, дается стоящей (иногда на кончиках копыт), в то время как в западных областях (Европейская Скифия, Сарды, храм Артемиды в Эфесе, Луристан, Малая Азия и т. д.) [Переводчикова 1986, с. 12, рис. 3: 2, 3, 5—10] кабаны чаще изображались с подогнутыми ногами, напоминая позой характерную для иконографии хищников схему— припавшего к земле животного [Переводчикова 1986, с. 12]. Среди восточных памятников такая иконографическая схема встречается гораздо реже (например, один из кабанов на башадарской колоде [Руденко 1960, рис. 21]). В Южном Приура- лье изображения отдельной головы кабана не известны.
<< | >>
Источник: Е. Ф. КОРОЛЬКОВА. Звериный стиль Евразии. Искусство племен Нижнего Поволжья и Южного Приуралья в скифскую эпоху (VII—IV вв. до н. э.). Проблемы стиля и этнокультурной принадлежности. 2006

Еще по теме Кабан (табл. 9—10):

  1. Глава IV Орнаментированные кабаньи клыки и их имитации в скифскую эпоху
  2. Олень (табл. 2—8)
  3. Козел, баран (табл. 11—12)
  4. Барано-грифоны (табл. 27)
  5. Рыбы (табл. I)
  6. Лошадь (табл. 15—20)
  7. Изображения копытных (табл. 2—19)
  8. Хищники (табл. 28—41)
  9. Птицы и грифоны (табл. 21—26, 45)
  10. Антилопы: сайга, дзерен, джейран (табл. 13—14)
  11. 15.2. Формирование доходов бюджетов
  12. Структуры данных
  13. «Христос» у реки Ибрахим
  14. Каталог орнаментированных клыков и их имитаций
  15. Записи каталогов
  16. Практические задания
  17. Расширенные атрибуты UFS2
  18. 9.3.2. Ситуация «Определение экономической эффективности внедрения проекта обучения персонала малого предприятия»