Антилопы: сайга, дзерен, джейран (табл. 13—14)

  В искусстве скифского времени среди изображений травоядных животных наблюдается существенное разнообразие, обусловленное, несомненно, региональной фауной. Так, восточные территории (Казахстан, Южная Сибирь, Алтай) дают множество изобразительных памятников, фиксирующих образы различных видов антилоп (сайга, дзерен, джейран).
Причем наличие изобразительной традиции и иконографических типов передачи тех или иных видов зависит от природного ареала последних. В связи с этим представляется необходимым отметить, что атрибуция некоторых изображений антилоп, найденных в памятниках Алтая и Южной Сибири и являющихся близкими аналогиями для находок из Южного Приуралья, как бубалов [Руденко 1960, с. 119] является надуманной, так как бубал — крупная антилопа, живущая только в Африке. Территория распространения антилоп других видов, и в настоящее время, и в древности связанная с регионами Средней Азии, Казахстана, Южной Сибири и Монголии, а также особенности изображений этих животных заставляют определить представленные в искусстве виды копытных как дзе- рена [Antilope guttarosa], джейрана [Antilope subguttarosa] и сайгу [Saiga tatarica]. Причем условность в изобразительной передаче не позволяет более точно определить виды антилоп, послужившие прототипами для изображений ‘. Морды сайгаков имеют характерное утолщение и ярко выраженную (особенно у самцов) горбоносость. В некоторых случаях подчеркнуты типичные складки на морде. Во всем остальном изображения разных видов антилоп (сайга, дзерен, джейран) не могут быть различены с достоверностью. Рога у всех видов антилоп в изображении всегда переданы с рифлением.
Изображения сайги и дзерена (или джейрана) имеются среди находок из Филипповского кургана. Они представлены в нескольких вариантах на золотых пластинах-накладках [Пшеничнюк 1989, рис. 8], украшавших деревянные сосуды или служивших нашивными бляшками. Эти образы находят аналогии в деревянных изделиях из 3-го Пазырыкского кургана [Руденко 1953, табл. LV: 2—4]\ 5-го Пазырыкского кургана (комплект 4) [Руденко 1953, табл. LVII: У, 2]; роговая дужка с седельной луки из коллекции Уварова [Руденко 1953, табл. LXXXII: I]. Поза животного на одном из вариантов филипповских пластин напоминает изображение копытного животного в резьбе на башадарской колоде (может быть, это не лось, как принято считать [Руденко 1960, с. 49, рис. 24а], а тоже сайга, поскольку пропорции особи с укороченным телом и довольно большой головой ассоциируются скорее с небольшим животным типа антилопы, а загнутая вниз массивная морда в равной степени может трактоваться как лосиная и как принадлежащая сайге; так что определение изображенного животного можно оставить под вопросом).

В одной из фигурных пластин-оковок сосуда изображения сайгаков организованы в композицию, в которой фигуры двух животных расположены симметрично и развернуты головами в противоположные стороны (табл. 13: 10). Обращает на себя внимание одна деталь: оба сайгака поражены стрелами — у левого животного стрела с оперением торчит в загривке, у правого — одна стрела в загривке, другая — под передней ногой. Верхний фриз композиции состоит из двух фигур стоящих рогатых сайгаков, обращенных в про-
1 Приношу благодарность за консультацию по определению видов животиых ст. н. с. Института зоологии АН РФ Г. Ф. Барышникову.

тивоположные стороны, и фигурки лежащей безрогой самки с поджатыми ногами. У всех стоящих фигур изображено по четыре ноги, лежащее животное представлено строго в профиль и показаны только две ноги.
Близкий сайгакам облик имеют и другие антилопы, однако голова этих животных более изящна и не горбоноса. Очевидно, образам антилоп посвящены золотые пластины из Филипповского кургана в виде рогатых головок. В качестве аналогий можно указать бронзовую пронизку в виде головки антилопы из Минусинской степи [Артамонов 1973, с. 96, рис. 125]; изображения антилоп на бронзовой штампованной пластине из 1-го Туэктинского кургана [Руденко 1960, с. 120, рис. 70, табл. LVIII].
Образы антилоп, как и другие приуральские изображения копытных, представлены различными композиционными вариантами и иконографическими схемами, включающими лежащее животное с подогнутыми ногами, повернутой назад головой и вытянутой вперед передней ногой; стоящего сайгака; головки антилоп с изображением пары рогов; головку антилопы в сочетании с головой грифа (сцена терзания).
Изображение сайги (чаще всего фигурирует голова этого животного) встречается в оформлении художественных изделий из памятников Южного Приуралья. В могильнике Сынтас резные головки сайги украшают костяные ложки: в погр. 3 кург. I голова сайги с развернутым вертикально рогом включена в композицию с другими зооморфными образами (волком и хищными птицами); в кург. 2 костяная ложечка имеет завершение в виде безрогой головки сайги.
В погр. 3 кург. I головка сайги или дзерена изображена на уже упомянутой подвеске-имитации клыка вместе с волчьей головой.
В памятниках Нижнего Поволжья изображения сайги встречаются реже: голову этого животного имеет полиморфное существо с телом и лапами хищника на золотой бляшке из Золотушинского на р. Ахтубе [Смирнов 1964, с. 370, рис. 78: 2]. Другое изображение головы сайги представлено на плече оленя в центральной части кабаньего клыка из Новопривольного [Максимов с. 211, рис. I: У]. Рог сайги в соответствии с требованием конфигурации изобразительного поля в данном случае развернут вертикально, как это часто встречается в композициях на приуральских вещах.
Обзор изображений копытных животных (козла, барана, сайги и других антилоп) можно подытожить наблюдением, что эти зооморфные образы более распространены на территории Южного Приуралья, где дают большее разнообразие иконографических типов и форм, находящих аналогии в памятниках Алтая и Южной Сибири. Интересно, что поволжские вещи, имеющие подобные изображения (ложечка из Никольского, клык из Новопривольного), вероятно, демонстрируют результат культурного влияния, идущего с востока.
Обращает на себя внимание, что образы перечисленных копытных животных играют в мировоззрении близкую роль, поскольку часто бывают взаимозаменяемы в изобразительных композициях.
<< | >>
Источник: Е. Ф. КОРОЛЬКОВА. Звериный стиль Евразии. Искусство племен Нижнего Поволжья и Южного Приуралья в скифскую эпоху (VII—IV вв. до н. э.). Проблемы стиля и этнокультурной принадлежности. 2006

Еще по теме Антилопы: сайга, дзерен, джейран (табл. 13—14):

  1. Положение об учетной политике ООО «Антилопа Гну» на 2005 год
  2. Кабан (табл. 9—10)
  3. Олень (табл. 2—8)
  4. Козел, баран (табл. 11—12)
  5. Барано-грифоны (табл. 27)
  6. Рыбы (табл. I)
  7. Лошадь (табл. 15—20)
  8. Изображения копытных (табл. 2—19)
  9. Хищники (табл. 28—41)
  10. Птицы и грифоны (табл. 21—26, 45)
  11. 15.2. Формирование доходов бюджетов
  12. Структуры данных
  13. Охота
  14. Каталог орнаментированных клыков и их имитаций
  15. Записи каталогов
  16. Практические задания
  17. Расширенные атрибуты UFS2
  18. 9.3.2. Ситуация «Определение экономической эффективности внедрения проекта обучения персонала малого предприятия»
  19. V. Эмпирические результаты