Византия и киевская Русь в X веке. 

  Одновременно с грозой болгарского завоевания, Византия терпела от нашествий русских моряков, свирепствовавших на Черном море. В год разгрома венграми великоморавского государства (906), по рассказу русского летописца, на Константинополь напал большой флот под предводительством киевского князя Олега, за свои удачи прослывшего вещим (колдуном).
Высадившись на берегу близ византийской столицы, он будто бы велел поставить свои корабли на колеса, и ветер подкатил их к самим стенам. Чтобы избавиться от страшного врага, греки заплатили большой выкуп, давши по 12 гривен, или 6 фунтов серебра на каждого русского воина, а князь в знак победы прибил свой щит к стене Константинополя; он увез из Византии золото, паволоки (шелковые ткани), овощи (южные плоды), вино и узорочье (византийские ювелирные изделия).
Византийские писатели не упоминают об этом походе Олега и даже вообще не знают имени Олега. Русский летописец, писавший более ста лет спустя после излагаемых событий, составил свой рассказ по преданиям, а в преданиях обыкновенно несколько происшествий, разделенных временем, соединяются вместе и несколько удачных дел, совершенных разными вождями, приписываются одному герою. Но хотя подвиги Олега и преувеличены,

все же верно то, что в конце IX и начале X века между Византией и киевской Русью были войны, которые чередовались с торговлей; сами войны сопровождались вывозом из Константинополя русскими различных товаров в виде выкупа, а кроме того при заключении мира уговаривались насчет постоянного торгового обмена.
До нас дошел договор 911 г о д а, в силу которого русским было позволено ввозить свои товары (меха, мед, воск, рабов) в Константинополь. Торговцы однако могли вступать в город лишь безоружные и не более, как по 50 человек, через определенные ворота в сопровождении царского чиновника; они должны были останавливаться в предместья Константинополя, около церкви св. Мамы (Мамонта) близ гавани Золотого Рога, получали пропитание в течение 6 месяцев, пользовались банями (одним из замечательных учреждений византийской столицы), снабжались припасами и корабельными снастями на возвратный путь. Обе стороны обещали друг другу доверие и приязнь, обязались взаимно выдавать преступников, грабителей и разбойников, военнопленных и рабов. При заключении договора, византийцы целовали крест, русский князь и его дружины молились богам Перуну и Волосу, клялись своим оружием. Со своим обычным искусством византийцы старались извлечь из сношений с русскими возможно большевыгоды, победить диких воителей своей дипломатией, своими шедрыми подарками, наконец воспользоваться их воинской силой в борьбе против арабов и болгар: в 920 г. русский отряд уже сражался за императора против Симеона болгарского.
Константин Багрянородный рассказывает подробно о том, как русские снаряжали караваны для отправки в Византию. Князь с дружиной из Киева едет осенью в полюдье, т. е. для сбора дани с подвластных ему племен (кривичей, дреговичей, северян и др.); так он проводит зиму, кормясь со своим воинством и вместе с тем накопляя товары к отвозу за море. Зимой также жители лесов собирают древесный материал и делают лодки; весною спускают их в воду и отправляют в торговые города, где и продают их русским купцам, которые в свою очередь, собравшись из Н о в - города, Смоленска, Любеч а, Чернигова, Вышго-

рода, съезжаются в Киеве. В июне суда во множестве идут вниз по Днепру; в Витичеве, немного ниже Киева, они еще выжидают два, три дня, пока соберутся запоздавшие. Самое трудное и опасное место пути — у днепровских порогов: особенно боятся русские нападения печенегов у Ненасытецкого порога, где приходится тащить лодки несколько верст вдоль берега реки, нести товары на плечах, стеречь везомых на продажу рабов, чтобы они не разбежались (их держат поэтому в оковах), и в то же время оберегаться от нападения диких кочевников.
Добравшись до устья Днепра, они отдыхают на о. св. Эферия (нынешн. Березани) и потом едут вдоль берега Черного моря мимо устья Дуная к Константинополю, где и кончается этот «отчаянно-тяжкий и мучительный» путь. Торговлей руководит сам князь, большая часть товаров принадлежит ему с дружиной; вместе с караваном судов он посылает в Византию грамоту, где обозначено их количество; его воины сопровождают купцов в самой опасной части пути.
Торговый договор с греками 911 года подписали дружинники Киевского князя, имена которых звучат не по-славянски: Карлы, Иньгелд, Фарлоф, Верьмут, Руалд. В старинной русской летописи они зовутся варягами. Летописец повествует о большом постоянном наплыве варягов из-за моря (Балтийского), которое у него поэтому называется Варяжским. По его рассказу видно, что варяги принадлежат к тому же скандинавскому племени, которое под именем норманнов, своими наездами с моря держало в страхе и напряжении западноевропейские страны." Варяги были те же дерзкие и предприимчивые воины-торговцы, те же викинги (само это название сохранилось в нашем слове «витязь»). Варяги и норманны различались только тем, что одни были преимущественно выходцами из Швеции, тогда как другие происходили из Норвегии и Дании.
Варяги не встречали в восточной Европе того сопротивления, какое оказывали норманнам на западе, где среди плотно населенных стран им с трудом удавалось отбить себе какую-нибудь прибрежную полосу земли; здесь, напротив, они вступали в обширный край с редким населением; превосходные водные пути восточноевропейской равнины как бы приглашали в еще более далекие плавания и новые смелые предприятия.
Большая водная дорога начиналась у Финского залива: по широкой Неве через Ладожское озеро она приводила к озеру Ильменю; от притоков Ильменя, Меты и Ловати, берущих начало на Валдайской возвышенности, по небольшим волокам (водоразделам, где лодки перетаскивают канатами или переносят на плечах) легко перейти на речные системы Волги и Днепра (пользуясь притоками Западной Двины). Водная дорога здесь разветвлялась: по Волге путь шел через поселения волжско-камских болгар в царство хазар и дальше ко владениям халифата у Каспийского моря; по Днепру варяги достигали Киева, а далее им открывался выход в Черное море к византийским берегам (переезд от Балтийского моря к Черному назывался поэтому путем из варяг в греки). •
В наибольшем количестве скоплялись варяги на первой остановке пути, в г. Новгороде на р. Волхове. Опираясь на варяжские дружины, новгородский князь мог решиться на далекие предприятия к югу. Так и поступил Олег, сначала княживший в Новгороде: он спустился по Днепру и овладел Киевом; затем, утвердившись здесь, из Киева совершил свой знаменитый поход на Византию. В Киеве варяги уже не могли сохранить господствующее положение, какое занимали в Новгороде: среди многочисленного и сильного племени полян-руси они утрачивали свой скандинавский язык и обычаи, становились русскими. Киев, хотя и завоеванный новгородскими выходцами, все-таки скоро взял верх над менее значительным Новгородом: завоеватель основал в нем свою столицу, а Новгородом стал заправлять через подчиненного князя или посадника (наместника), как городом второстепенным. 
<< | >>
Источник: Проф. Р. Ю. ВИППЕР. Учебник истории.Часть 1.Средние века. 1925

Еще по теме Византия и киевская Русь в X веке. :

  1. 5. Русь и Византия
  2. Киевская Русь в XIXII веках
  3. Киевская Русь
  4. Киевская Русь, первое государство на территории России
  5. Киевская Русь в XI - начале XII века
  6. Глава XI. Русь и внешний мир в киевский период
  7. Предварительные исторические сведения. – Киевская Русь. – Колонизация СуздальскоВладимирской Руси. – Влияние татарской власти на удельную Русь. – Удельный быт СуздальскоВладимирской Руси. – Новгород. – Псков. – Литва. – Московское княжество до середины XV века. – Время великого князя Ивана III
  8. Георгий Владимирович Вернадский Михаил Михайлович Карпович. Киевская Русь История России – 2, 1999
  9. Раздел 4. Место средневековья во всемирно-историческом процессе. Киевская Русь. Тенденции становления цивилизации в русских землях.
  10. Крещение в Китае в десятом веке и крещение Руси в том же десятом веке
  11. Культура Киевской Руси IX-XI вв.