КАК ФОРМИРОВАТЬ У ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК КУЛЬТУРУ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЖЕЛАНИЙ


В жизни есть великое счастье и великий труд — любовь. Любовь юноши и девушки, мужа и жены — это сфера исключительной нравственной суверенности. Умение не вмешиваться в эту тончайшую сферу человеческих взаимоотношений — показатель и критерий педагогической и вообще человеческой мудрости и культуры.
Нигде так явно не выражается дремучее невежество, как в стремлении войти без разрешения в комнату чужого счастья, глазеть и любопытствовать, грубо прикасаться и вмешиваться в неприкасаемое и сугубо личное. Любовь, брак, деторождение — самая тонкая и самая открытая и уязвимая сфера ч е- ловеческой свободы. Тот, кто умеет умно, красиво, с достоинством любить, поистине красив и поистине свободен. Невежество, бескультурье, нравственная нечистоплотность в сфере любви возвращают человека в логово зверя.
Будучи сферой неприкосновенной суверенности, любовь в то же время глубоко отражается на устоях нашего общества, потому что любовь творит семью и рождает детей. Будь благородным, нравственно чистым и красивым в своих чувствах. Помни, что эта самая красивая человеческая свобода является в то же время самым строгим и неумолимым долгом. Любовь благородна лишь тогда, когда в человеческом поведении гармонически сливаются «хочу» и «надо». В любви наиболее ярко выражается культура человеческих желаний. Духовно готовить себя к благородной любви — это значит учиться желать. Помни, что твое человеческое благородство проявляется в культуре желаний. Настоящим человеком движет сознательное управление своими желаниями — этим, в сущности, и отличается человеческая жизнь от существования животного, которым движут слепые инстинктивные побуждения, грубые давления телесных потребностей. Животное привязано цепью к своим телесным потребностям, дух же человеческий в определенной мере независим от них — только при этом условии он и является духом человеческим. Подлинная человеческая свобода и красота выражаются в том, что человек сам решает, пожелать чег о-т о или не пожелать, заявить о своих желаниях другому человеку или строго подавить их в себе. Желания есть достойные человеческого звания и недостойные, предосудительные. Нравственная чистоплотность и красота выражаются в том, что человек нетерпим, непримирим к недостойным желаниям, брезгливо отвергает и подавляет их в себе и ненавидит в других. Нетерпимость и ненависть необходимы нам прежде всего для того, чтобы в максимальной мере отдаляться — в сфере желаний — от животного и приближаться к вершине человеческой культуры — стойкости в своих благородных желаниях, верности своим желаниям.
Как огня бойся распущенности, стихийности, невоспитанности своих собственных желаний. Это большой моральный порок, который принесет несчастье людям и опустошит твою собственную жизнь, если ты не сумеешь предупредить его. Легкомыслие, ветреность в духовно-психологических и нравственно-эстетических отношениях между юношей и девушкой, мужем и женой — это результат дремучего невежества в сфере желаний.
Душа человеческая цельна и неисчерпаема. Любовь — огромный труд, требующий огромного напряжения сил. Эти силы можно расходовать на мелочи — опасайся этого. Любить — это значит отдавать силы своей души, вкладывать их в любимого человека. «У хорошего мужа и жена хорошая, у хорошей жены и муж хороший» — говорится в украинской пословице. Если в любви гармонически сливается «надо» и «хочу», любящие делают друг друга совершеннее, творят человеческую красоту в себе для себя и для других. Эта красота становится силой, воспитывающей других. Благородство и красота желаний, творимых, создаваемых, формируемых на глазах у детей, — это самая большая духовная сила, воспитывающая детей. Там, где нет этой красивейшей духовной силы, человек становится вооруженным знаниями зверем — вот что опасно!
Перед тем как полюбить в девушке женщину, в юноше — мужчину, полюби в ней, в нем человека. Желание духовно многогранно и богато общаться с человеком — с этого собственно и начинается окультуривание желаний, претворение их в потребности. Учить любить Человека — самая тонкая грань педагогической мудрости, здесь мастерство соприкасается с искусством.
Каждому человеку дана определенная мера любви, силы для любви не безграничны, их надо расходовать осмотрительно. Б е- реги честь смолоду. Не разбрасывай силы своей души по мелочам. Если будешь разбрасываться в ранней юности, без конца увлекаясь, постоянно находя все новые и новые предметы любви, в зрелую жизнь вступишь с пустой душой.
Если ты равнодушный, бессердечный к своей матери, отцу, такими же будут и твои дети. В нравственных отношениях всё «повторяется сначала». Недостаток сердечности — опасность во сто крат сильнее, чем сердечная недостаточность. Без человеческой участливости желания становятся эгоистичными. Чувство любви испытывается временем. Знай, что твоя молодая жена-красавица станет старухой, а ты — стариком. Настоящая любовь — это умение любить до гроба. Любить и тогда, когда человек умер. Любить память о человеке.
Мы придаем исключительно большое значение тому, чтобы наши питомцы были людьми высокой культуры желаний. В этой очень деликатной сфере воспитания мы видим становление морального благородства будущих отцов и матерей. Воспитание же хорошей матери, хорошего отца — это, по существу, решение доброй половины всех задач школы.
Повседневно соприкасаясь с детьми, всматриваясь в их глаза в те мгновения, когда они только что ушли из дому и переступили школьный порог, улавливая в каждом детском слове, во взгляде, в улыбке и огорчении отражение мира сложных отношений между взрослыми, мы все больше убеждаемся, какую огромную роль играет благородство человеческих желаний взрослых в становлении нравственности ребенка. Низменные, порочные, недостойные человеческого звания желания взрослых, проявляясь в поступках, буквально опустошают детскую душу, калечат ее, пробуждают низменные страсти и — что особенно опасно — убивают веру в добро, в человечность, порождают маленьких обманщиков и лицемеров, уже в детском возрасте готовых к духовному порабощению другого человека или же пресмыкательству, угодничеству. К сожалению, есть еще семьи, где господствуют порочные желания. Если этому миру ничего не противопоставлять, человек с малых лет становится трудно воспитуемым или совершенно не воспи- туемым, потому что школа желаний — это самая питательная сфера для формирования убеждений, для веры или неверия, участливости или равнодушия, доброжелательности или злорадства и озлобления. Подростки, юноши, не умеющие чувствовать рядом с собой человека, способные переступить через беду ближнего во имя своего спокойствия, — это страшное явление порождается там, где маленький человек был поражен, ошеломлен поступком, в основе которого лежит низменное, а иногда и бесчеловечное желание.
С заботы о культуре желаний начинается азбука педагогического просвещения родителей. Нормальное воспитание в школе вообще было бы немыслимым, если бы детей це окружала атмосфера благородных желаний старших, если бы эти желания не выражались в действиях. Мы рассказываем отцам и матерям, как чистосердечное побуждение, желание воспитывает умение любить людей; даем советы о том, как выражать непримиримость к малейшим черточкам эгоизма.
Рассказывая детям об огромной силе благородных желаний, мы убеждаем их в том, что доброе желание, одухотворяя на самоотверженный поступок, способно спасти человека, дурное — может погу-
бить его. Об удивительной истории «Доброе слово», являющейся для нас большим нравственным богатством, мы рассказываем каждому поколению своих воспитанников. Идея этого рассказа лучше всего воспринимается в тот период, когда ребенок приближается к отрочеству.
Важнейшая воспитательная задача в том, чтобы каждое детское сердце было одухотворенно благородным человеческим желанием принести радость, счастье, благополучие, добро, покой другому человеку. Пробудить возвышенное желание, вдохновить на поступок — это, пожалуй, самое сложное в воспитании. Это и есть нравственная школа подлинной любви к человеку — школа воспитания глубокой чуткости к его внутреннему духовному миру, школа готовности отдать силы своей души во имя того, чтобы ближнему было хорошо.
В детском возрасте, на рубеже отрочества и особенно в отроческие годы огромную роль играет сознательное управление желаниями. Яркие жизненные истории, подобные удивительному возвращению к жизни маленькой девочки Оли, мы рассказываем для того, чтобы человек думал о желаниях, а это не так просто! Научить по-настоящему любить человека, быть верным своему чувству долга можно лишь тогда, когда желание, возникающее в душе, озаряется светом хорошей, чистой, возвышенной, благородной мысли. Возвышенно и благородно желать может лишь тот, кто умеет возвышенно и благородно думать. Ведущая роль мысли, сознания в управлении желаниями, чувствами — это ничем не заменимая сила, способная воспитать тяготение к желаниям, достойным высокого имени человека. Никак нельзя согласиться с формулой, бытующей в обывательской среде: чувству не прикажешь. Наоборот, человеческая культура и заключается в том, что мысль, облагораживая желание, управляет чувствами, повелевает, приказывает. Там, где поступками движут желания и чувства, а мысль дремлет, рождается нравственная опустошенность, распущенность. Разрушение, нестойкость молодых семей — это в подавляющем большинстве результат того, что скороспелые решения о женитьбе и замужестве принимаются под влиянием разыгравшихся желаний, не сдерживаемых и не управляемых мыслью.
Тяготение к хорошему желанию зарождается и утверждается только под влиянием яркой, высоконравственной мысли, а мысль сама собой в детской голове не возникнет, ее должен внушить воспитатель. Я стремлюсь к тому, чтобы каждый питомец увидел тропинку, идя по которой можно прийти к достойному желанию. Самое главное, чтобы ребенок увидел, почувствовал, понял душу ближнего, был способен увидеть рядом с собой человека, нуждающегося в нравственной поддержке. Когда мой питомец одухотворен красотой любви человека к человеку, я намекаю ему на то, что несколько недель назад из школы ушла на пенсию няня, теперь она переживает нелегкие дни одиночества.
Достаточно маленького намека, чтобы у восьмилетней девочки возникло желание пойти к этому человеку. Это желание овладевает юным сердцем с такой силой, что девочке становится стыдно: почему же она до сих пор не подумала, что тетя Вера, приветливо встречавшая каждый день нас в школе, теперь одна... Чем ярче мысль, освещающая в собственном сознании ребенка тончайшие оттенки человеческих взаимоотношений, мысль, помогающая уяснить, что хорошо и что плохо, тем глубже чувство стыда за свое равнодушие. Чувство стыда — дитя сознания. Не умеющий думать о собственных поступках никогда не устыдится. «Стыд — это своего рода гнев, только обращенный вовнутрь... — писал К. Маркс. — Стыд это уж своего рода революция» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 371). Задача воспитателя заключается в том, чтобы перед каждым юным разумом открылись те грани бытия, познание которых пробудило бы активное стремление измерить меркой высокой нравственности самого себя. Чтобы в результате этого измерения маленький человек гневно и пристрастно подумал: хорошо я делаю или плохо? Только устыдившись, только разгневавшись на самого себя, человек начинает критически относиться к собственным желаниям. Это не самобичевание, о котором можно сказать: человек наступает на горло собственным желаниям, подавляя их. Это благородная работа души, заключающаяся в том, что «надо» и «хочу» сливаются воедино.
Подготовка маленького человека к высокой миссии отца и матери, к благородной человеческой любви начинается, таким образом, с умения благородно и возвышенно думать, переживать тяготение к достойным желаниям, находить в жизни радость этих желаний. Каждый ребенок должен пройти школу достойных желаний — это одно из важнейших правил воспитания высокой нравственной культуры, необходимой для того, чтобы стать хорошим отцом, хорошей матерью. Очень трудная миссия старших оградить, защитить ребенка от равнодушия, бессердечности. Молодым учителям, переступающим порог школы, я рассказываю быль «Алая или багровая?».
Дать маленькому ребенку великое счастье человеческого общения, не допустить, чтобы он потерял веру в добро, опустошился духовно, — это значит посеять зерна достойных желаний на плодородную почву. Несчастливый ребенок — большое горе для общества. Детское несчастье почти всегда ведет за собой озлобленность, неверие в человека. От несчастья ребенок защищается чаще всего злом и эгоизмом. Предотвращение детского несчастья требует огромных духовных сил и большой любви воспитателя. Утраченное в семье надо восполнить в школьном коллективе. Задача воспитателя заключается в том, чтобы школьный коллектив был очагом любви, доверия, верности, преданности, добра. Любовь, ласка, душевная щедрость — вот что должен найти Несчастливый ребенок в школьном коллективе. Ребенок испытывает потребность в любви и ласке конкретного человека: ласковой рукой к детской головке прикасается не коллектив, а человек. Счастье прикосновения ласки и доброты переживается тогда, когда маленький человек чувствует, что он кому-то необходим, дорог, кому-то не безразличны тончайшие оттенки его поведения, кто-то с трепетным волнением хочет, чтобы он, ребенок, был хорошим, кто-то непримирим к злу, которое, может быть, пробивается еле заметными ростками в его душе. Гармония любви, ласки и непримиримости — это плодородная почва, на которой рождается человеческое достоинство маленького гражданина. Без чувства достоинства не может быть и речи о тяготении к достойным, благородным желаниям и тем более о том, чтобы человек устыдился, пережил угрызения совести. Обогревать сердца отдельных несчастливых детей для чувства возвышенной любви — в этом мы видим очень важную грань воспитательной работы школы.
Наш педагогический коллектив стремится к тому, чтобы к моменту пробуждения полового инстинкта разум подростка, девочки был подготовлен для той огромной работы души, которая связана с рождением мужчины и женщины. Мы заблаговременно готовимся к этому второму рождению человека. С того момента, как он почувствовал влечение к личности противоположного пола, он уже не только личность, требующая уважения, но и самостоятельная сила, способная долженствовать — отвечать за другого. От того, насколько мудро удалось нам подготовить к этому юный ум, сознание, зависит в решающей мере, что способен принести человек в годы юности и зрелости другому — счастье или беду. Подготовить разум к пробуждению полового влечения — это все равно что укрепить крылья у птенца, отправляющегося в самостоятельный полет. В тот период, когда совершается второе рождение человека, когда в классе уже не малыши или подростки с ежиками и коротенькими косичками, а мужчины и женщины, вмешательство учителя во все сферы их личной жизни резко ограничивается. И в то же время в этот период педагогу важно как можно больше знать обо всем, что происходит в душе каждого питомца, видеть не наблюдая, прикасаться тактично, незаметно.
Я вижу исключительно важную воспитательную задачу в том, чтобы на рубеже детства и отрочества и особенно в годы отрочества воспитанники думали о любви как о нравственной доблести и красоте, увидели в жизни любовь как безграничную верность, преданность человека человеку. Мысли о любви должны быть познанием подлинной человеческой красоты. Воспитывая детский коллектив, я стремлюсь к тому, чтобы каждое поколение моих питомцев изумлялось, восторгалось этой красотой, чтобы верность, преданность озаряла юному разуму и сердцу путь в жизни. Вокруг нас множество ярких, неугасимых огоньков этой красоты. Я стремлюсь к тому, чтобы дети мои обязательно пришли к этому огоньку, чтобы, восторгаясь уже в отрочестве красотой человеческой верности, каждый мой питомец собственными силами своей души облагораживал свои первые порывы полового влечения, готовил себя к высокой миссии мужа, жены, отца, матери. Чистота, благородство, верность, преданность любви — это сила, объединяющая людей в самую прочную, самую неразрывную ячейку — семью. Пример подлинной любви открывает сокровенные уголки юного сердца, и оно легко поддается влиянию слова воспитателя.
Почти каждое воскресенье мальчики и девочки провожали Петра Афанасьевича в лес и там ожидали его возвращения. В холодную погоду разжигали костер. Возвращаясь, дедушка с удовольствием садился у огонька, отдыхал. Он приходил к нам в школьную теплицу, приносил корневища ландышей, учил детей воспринимать и чувствовать тончайшие оттенки красивого.
Я заметил, что мальчики и девочки к чему-то готовятся. Догадывался: хотят чем-то порадовать Петра Афанасьевича, радовался этому и старался не замечать того, что замышляют дети. Оказалось, они узнали день рождения покойной жены врача и накануне этого дня отнесли на могилу розы. Дети не обмолвились об этом ни словом, не сказал об этом ни слова и дедушка. О том, что он видел розы, дети хорошо знали: в тот день он понес на могилу жены особенной красоты букет. Несколько дней Петр Афанасьевич был молчаливым и задумчивым, детей встречал он радостно, но сдерживал свои чувства. Мы почувствовали, что дедушке хочется помолчать. Под влиянием этого замечательного человека мальчики и девочки становились мягче, добрее, сердечнее. Исчезла развязность и грубость Толи и Володи. У детей как бы открылись глаза на то, где и когда надо выразить словами свое сочувствие, участливость, а где надо помолчать. Появились неведомые мне раньше побуждения к поступкам, в которых выражалась забота о человеке.
Я все больше убеждался, что чувства детей становятся тоньше благодаря тем мыслям о красоте, верности, преданности, которые взволновали, изумили, как бы открыли сердца для благородства.
Надо утверждать в детских сердцах не только жизнерадостные чувства, но и способность грустить, тосковать. Научить радоваться и наслаждаться счастьем — дело нетрудное. Гораздо труднее воспитать чуткость и духовную готовность к горю, сопереживанию. Без этой чуткости человек не может по-настоящему дорожить счастьем.
Яркий пример возвышенной, преданной любви — важнейшее условие того, чтобы в годы детства и особенно отрочества и ранней юности человек думал о любви только благородно и целомудренно. Многолетний опыт убеждает, что с подростками, юношами и девушками надо задушевно, откровенно и, самое главное, умно говорить о любви. В центре беседы воспитателя должно быть поучение: как мысль, разум, сознание управляют чувствами. В слове о любви пусть преобладает не эмоциональная восторженность, а мудрость, рассудочность.
Сознательное, мудрое человеческое отношение к желаниям — это самое существо тех слов о любви, которыми воспитателю надо прикасаться к самому тонкому в человеке.
На протяжении многих лет у меня сложился определенный цикл бесед о любви. Уже 12—13-летним подросткам я внушаю мысль о том, что любовь — преддверие материнства и отцовства. Любить — значит чувствовать огромную ответственность за другого человека — того, которого ты любишь, и того, которого ты создаешь. Любовь только тогда высоконравственна, когда она умна, мудра, предусмотрительна. Чувство, не облагораженное разумом, не озаренное мыслью о будущем, плодит горе и страдания, опустошает души тех, кто имеет несчастье быть дитем такой любви. Задача воспитателя заключается в том, чтобы его питомцы уже в годы отрочества благородно и целомудренно думали о себе как о будущих матерях и отцах.
«Я говорю сейчас с вами, 13-летними мальчиками и девочками, оканчивающими VI класс, и вспоминаю ваших отцов и матерей. Зина, Оля, Галя, Толя, Сережа, Юрко, я помню ваших отцов и матерей семилетними детьми — в тот день, когда они впервые переступили порог школы. Помню и яркое солнечное утро, когда они привели в школу вас, своих семилетних детей. Придет день, когда и вы приведете в школу своих детей, а сами будете приходить в школу, молодые матери и отцы, постигать науку отцовства и материнства. Это самая главная наука; все другие науки существуют лишь для того, чтобы было отцовство и материнство. Постигайте эту науку уже сейчас, в преддверии ранней юности». 
<< | >>
Источник: Сухомлинский В. А.. Как воспитать настоящего человека: (Этика коммунистического воспитания). Педагогическое наследие. 1989

Еще по теме КАК ФОРМИРОВАТЬ У ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК КУЛЬТУРУ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЖЕЛАНИЙ:

  1. § 2. Цивилизация как этап развития человеческого общества
  2. 1. Культура как объект социологического познания. Разнообразие теоретических подходов к изучению и пониманию культуры
  3. Вопрос 45 КАК СИСТЕМАТИЗИРОВАЛ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ПОТРЕБНОСТИ А. МАСЛОУ?
  4. Машина желаний
  5. Гендерное равенство как один из аспектов человеческого развития
  6. Возбуждение желаний
  7. 11.4. Трудоустройство по желанию
  8. 9.1. Понятие управленческого консультирования как сферы человеческой деятельности
  9. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЖЕЛАНИЯ •
  10. ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ НА СЕМИНАРЕ «ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА ОБЩЕСТВА. ИСКУССТВО КАК ФЕНОМЕН ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ»
  11. Как другие люди нарушают наше неотъемлемое человеческое право быть самими собой
  12. § 7. Расторжение трудового договора по инициативе работника (по собственному желанию)
  13. 4. Расторжение трудового договора по инициативе работника (по собственному желанию)
  14. 10.4. Расторжение трудового договора по инициативе работника (увольнение по собственному желанию)
  15. Как культура влияет на прогресс
  16. Человек как потребитель культуры
  17. Культура как компромисс
  18. Социальные институты как способ организации культуры