КАК ДОБИВАТЬСЯ, ЧТОБЫ САМЫМ СИЛЬНЫМ ПОВЕЛИТЕЛЕМ ПОСТУПКОВ СТАЛА СОВЕСТЬ


Поступай так, как должно, не для видимости, не потому что кто-то увидит твои хорошие поступки и похвалит тебя, а по велению собственной совести. Быть настоящим человеком наедине со своей совестью значительно труднее, чем на глазах людей, оценивающих твои поступки, одобряющих добро и порицающих зло.
Отчитываться перед своей совестью несравненно труднее, чем перед другим человеком. Если ты наедине с самим собой делаешь что-то плохое и полагаешь, что об этом никто не узнает, ты ошибаешься. Прятаться от людей — низость, прятаться самому от себя — низость, помноженная на подлость и лицемерие. Будь предельно честен наедине с самим собой.
В этом поучении речь идет о прикосновении к одному из самых тонких, нежных, чувствительных уголков сердца — самоуважению, здоровому самолюбию. Как добиться, чтобы самым сильным и неумолимым повелителем и судьей человеческих поступков стала совесть? Главное здесь вот что: надо оберегать детскую совесть от лицемерия и подлости, воспитывать чистую совесть. С раннего детства я стремлюсь построить взаимоотношения в коллективе таким образом, чтобы, оставаясь наедине с самим собой, человек чувствовал власть благородных идей, идеалов над своей совестью, чтобы, одухотворенный этими идеями и идеалами, в творении добра находил истинное удовольствие и радость. Истинное же удовольствие и истинная радость всегда стыдливы, интимны. Настоящий человек как бы стесняется своей деятельности, творящей добро, потому что это его глубоко личное дело. Как важно беречь, хранить от грубых прикосновений эту интимность и совестливость подлинно человеческого деяния! Как важно не допустить, чтобы удовольствие от похвалы оказалось сильнее удовольствия от доброго деяния. Если вы только допустили это, на чистом теле совести появляется пятнышко. Желание сделать добро только для того, чтобы тебя похвалили, — это уже выставление напоказ самого сокровенного. Подлинная честность не переносит «выворачивания души» с целью прот верки, в самом ли деле в душе честность, или с целью назойливого напоминания: смотрите, я честен, я поступаю хорошо и уже поэтому я лучше других... У детей не должна зарождаться даже мысль об исключительности обычного, будничного, повседневного.
Начинать надо с крупиц нравственности. Я считаю очень важным, чтобы маленький ребенок, оставаясь наедине с самим собой, видел материальное воплощение своих духовных сил, переживал чувство гордости, чтобы желание увидеть в труде самого себя было само по себе удовольствием, личной радостью.
Как бесценное моральное богатство надо беречь эти душевные порывы, не осквернять их равнодушием. Присмотритесь внимательно к детскому труду, и вы увидите множество «засохших деревьев». Мальчик взял в школе желудь, пообещав посадить его на приусадебном участке родителей и вырастить дуб, но забыл о желуде, он пролежал несколько недель на окне, пока мать не выбросила, — это тоже засохшее дерево и засохшая мечта. Девочка взяла маленького котенка, но матери не понравилось, что в первую же ночь котенок нагадил, — котенка выбросили... Это еще хуже: не только засохшее дерево, но и раненое сердце, искалеченная совесть.
Совесть — существо чрезвычайно тонкое, нежное и — капризное. Если потакать ее капризам и своенравию, она становится жестокой. Надо учить детей и особенно подростков повелевать своей совестью, держать ее в узде, тогда она становится мудрым и благородным стражем поступков, поведения у всей жизни. Есть у Н. А. Заболоцкого прекрасные стихи:
Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться И день и ночь, и день и ночь!..
Не разрешай ей спать в постели При свете утренней звезды,
Держи лентяйку в черном теле И не снимай с нее узды!
Коль дать ей вздумаешь поблажку,
Освобождая от забот,
Она последнюю рубашку С тебя ?ез жалости сорвет.

Строгость и требовательность к самому себе, непримиримость к лени и расслабленности, нетерпимость к «авось» и «как-нибудь» — к этим азбучным истинам самовоспитания у детей должна выработаться особенно острая чувствительность. Я рассказываю детям быль, хорошо известную в наших местах.
Когда строилась Кременчугская гидроэлектростанция, одно приднепровское село попало в зону затопления. Люди переезжали на новые места, оставляя родные гнезда. Один старый колхозник перевез весь домашний скарб, даже хату разобрал и по кирпичику увез в место нового поселения. На усадьбе не осталось ничего. Но вот он, глава старого рода, сказал всем своим домашним: Собирайтесь все, поедем делать главную работу.
В кузов автомашины сели все — жена, два сына, невестки, дочь, внуки. Приехали на старое подворье. Все недоумевали: что же здесь делать? Старик принес двенадцать метл и дал каждому в руки: подметайте. Все стали подметать двор, не оставляя ни одной сухой веточки, ни клочка бумаги. Старший сын спросил у отца: Зачем мы это делаем? Все равно здесь будет глубокое дно моря... А мы мусор в автомашину грузим...
Старик рассердился, дал знак всем прекратить работу и сказал: Совесть у человека должна быть чистой — вот для чего мы двор подметаем и мусор вывозим. Не для рыб стараемся, а для себя; чтобы не стыдно самому себе в душу заглянуть. Умирая, мы уходим в землю, а рубашку-то белую на этот случай приберегаем — помните это, внуки мои.
Не забывайте: мы люди! — учу я детей повелевать своей совестью, воспитывать самих себя в строгости. Мы отдыхаем на лесной лужайке под тенистой липой. У нас пир: едим сладкие арбузы. На траве — аккуратно сложенная гора корок. Кто-то из детей уже посматривает в куст: вон туда можно бросить эти корки. Опомнитесь, подумайте, что вы собираетесь делать. Никто нас не увидит, да если бы и увидел — ничего как будто бы в этом предосудительного нет, но... совесть! Разве самим нам не будет стыдно перед собой? Разве приятно будет вспомнить, что кучку отбросов мы оставили гнить под цветущим кустом? Мы собираем корки, несем их в поле, закапываем в землю: гнилье для земли полезно, а в душе у нас не будет смрада от этого гнилья.
Возвращаясь из лесу, мы видим на свежей пахоте вороненка с подбитым крылом. Он поворачивает к нам голову, смотрит жалостливыми глазами — как маленький ребенок. Милые мои дети, эти глаза будут помниться вам всю жизнь, если вы оставите здесь это беззащитное существо. Мы берем вороненка, выхаживаем его: рукам нелегко, но на душе светло — вот закономерность самовоспитания совести.
У столика рядом со своей постелью положи стопку книг, которые тебе надо прочитать, — советую я подростку. Ты поднимаешься в семь часов, пока умоешься, сделаешь утреннюю гимнастику, позавтракаешь — ив школу пора. А вот заставь себя подниматься в пять часов. Два утренних часа ежедневно читай. Читай книги из этой стопки. Пройдет неделя, месяц, год — ты увидишь, что дадут тебе два утренних часа. Да, тем, кто умеет заставить душу свою бодрствовать при свете утренней звезды, открывается удивительный мир. Два утренних часа дарят душе бесценные богатства. Юноши постигают разумом и сердцем, что потеряли бы они, если бы в течение нескольких лет душа спала в постели при свете утренней звезды...
На каждом шагу перед ребенком, подростком, юношей — камень, который можно обойти, но можно и убрать с дороги, освободив ее для других людей и расчистив тропинку к собственной совести. Искусство и мастерство воспитания заключается в том, чтобы ни один камушек не остался обойденным, чтобы совесть не давала человеку покоя, если в душе зашевелится мягкое, с первого взгляда безобидное существо, имя которому — лень. 
<< | >>
Источник: Сухомлинский В. А.. Как воспитать настоящего человека: (Этика коммунистического воспитания). Педагогическое наследие. 1989

Еще по теме КАК ДОБИВАТЬСЯ, ЧТОБЫ САМЫМ СИЛЬНЫМ ПОВЕЛИТЕЛЕМ ПОСТУПКОВ СТАЛА СОВЕСТЬ:

  1. Критика — сильная манипуляция. Как с ней уверенно справляться
  2. Добивайтесь несогласия
  3. ющая избегать опасных поступков. ЗВЕРЬ КОВАРЕН
  4. Как сделать газетное объявление, чтобы его прочли?
  5. 12. КАК ФЛОРЕНТИЙСКИЕ ГРАНДЫ ПОДНЯЛИ БУНТ, ЧТОБЫ ПОДОРВАТЬ И СВЕРГНУТЬ НОВОЕ НАРОДОВЛАСТИЕ
  6. 49. КАК ГЕРЦОГ КАЛАБРИИ ОСТАВИЛ ФЛОРЕНЦИЮ И ОТПРАВИЛСЯ В КОРОЛЕВСТВО, ЧТОБЫ ПРОТИВОСТОЯТЬ БАВАРЦУ
  7. 3. КАК ПАПА ПОМИРИЛ ПИЗАНЦЕВ И ГЕНУЭЗЦЕВ, ЧТОБЫ ОНИ ПРИНЯЛИ УЧАСТИЕ В ЗАМОРСКОМ ПОХОДЕ
  8. 40. КАК ПАПСКИЙ ЛЕГАТ КАРДИНАЛ Д’АКВАСПАРТА ПРИБЫЛ, ЧТОБЫ УМИРОТВОРИТЬ ФЛОРЕНЦИЮ, И НЕ СМОГ ЭТОГО ДОБИТЬСЯ
  9. 81. КАК ИЗГНАННЫЕ ИЗ ФЛОРЕНЦИИ ГВЕЛЬФЫ НАПРАВИЛИ ПОСЛОВ В ГЕРМАНИЮ, ЧТОБЫ УГОВОРИТЬ КОНРАДИНА ВЫСТУПИТЬ ПРОТИВ МАНФРЕДА
  10. 39. КАК ЦЕЗАРЬ ПОКИНУЛ ФЛОРЕНЦИЮ, ОТПРАВИЛСЯ В РИМ И БЫЛ НАЗНАЧЕН КОНСУЛОМ, ЧТОБЫ ВОЕВАТЬ С ФРАНЦУЗАМИ
  11. ПРИНЦИП СВОБОДЫ СОВЕСТИ
  12. 50. КАК МЕССЕР КАРЛ ВАЛУА ВТОРГСЯ В СИЦИЛИЮ, ЧТОБЫ ВОЕВАТЬ ЗА КОРОЛЯ КАРЛА, И ЗАКЛЮЧИЛ ПОЗОРНЫЙ МИР
  13. 39. КАК КОРОЛЬ РОБЕРТ И ТОСКАНСКАЯ ЛИГА СОБРАЛИ В РИМЕ СВОИ СИЛЫ, ЧТОБЫ ПОМЕШАТЬ КОРОНАЦИИ ИМПЕРАТОРА ГЕНРИХА
  14. Совесть викторианцев
  15. Глава 10: Совесть Дарвина
  16. 49. КАК МЕССЕР КАРЛ ВАЛУА ИЗ ФРАНЦИИ ПРИБЫЛ К ПАПЕ БОНИФАЦИЮ, А ЗАТЕМ ВО ФЛОРЕНЦИЮ, ЧТОБЫ ИЗГНАТЬ ОТТУДА ПАРТИЮ БЕЛЫХ
  17. 62. КАК МЕССЕР МАСТИНО, ЧТОБЫ РАЗБИТЬ ВОЙСКА ЛИГИ, ЗАМЫСЛИЛ ПОКУШЕНИЕ НА МЕССЕРА ПЬЕРО РОССО