ЧТО ДЕЛАЕТ ЧЕЛОВЕКА ВОСПИТУЕМЫМ

  Настоящая книга является итогом многолетней практической работы в школе. В заглавие вынесены слова — настоящий человек. Это значит, что сам процесс воспитания автор рассматривает как стремление к идеалу — живому образу того человека, который воплощает в себе совершенные отношения идеального общества.
Самая сущность этики коммунистического воспитания заключается в том, что воспитатель верит в реальность, осуществимость и достижимость коммунистического идеала, измеряет свой труд критерием и меркой идеального.
В идеальном образе того человека, которого я называю настоящим, мне представляются важнейшими следующие черты:
ясность представления, глубокое осознание справедливости и совершенства коммунистического общества и коммунистических отношений между людьми как вершины нравственного развития человечества; переживание красоты коммунистического идеала как глубоко личных стремлений и побуждений; умение дорожить святынями Отечества и коммунистического общества как личными ценностями и святынями своего сознания и своего сердца; другими словами, эту Черту идеала можно определить как понимание и переживание цели и смысла жизни, умение поставить перед собой вопрос: во имя чего я живу, и дать ответ: страстная влюбленность в жизнь как деятельность во имя высоких целей;
гармоническое единство общественного и личного, большого и малого в духовной жизни личности;
богатство духовного мира, духовных интересов, духовных запросов и потребностей; умение пользоваться и дорожить духовными ценностями, видеть, находить их, очеловечивать в собственном личном мире; настоящий человек — это человек гармонической и многогранной духовной жизни; личность человеческая проявляется и раскрывается, утверждается и выражается только в духовном мире, связанном с идеями, устремлениями самого передового мировоззрения — Коммунистического, с интеллектуальными, эстетическими, эмоциональными ценностями и приобретениями человечества;
потребность человека в человеке как в носителе духовных ценностей; возникновение, развитие этой потребности на основе духовной общности людей, их стремления к обладанию духовными ценностями; в творении этого идеального заключается творческий смысл нашей педагогической деятельности; только в том случае я могу считать себя воспитателем коллектива, когда я, утверждая красоту души, открывай эту красоту для сверстников, ровесников, товарищей, друзей, творю единомышленников и людей, влюбленных в идейные, интеллектуальные, эстетические ценности человечества;
гармоническое единство утверждения и отрицания; другими словами, умение сильно любить и также сильно ненавидеть, быть глубоко преданным и в такой же мере непримиримым; идеальная личность выражается в деятельности духа, в активном отношении к добру и злу, в умении не только видеть добро и зло, но и близко принимать к сердцу всё, что происходит вокруг; сила духа — это, образно говоря, крылья той птицы, которую мы называем идейной убежденностью, без гармонического единства утверждения и отрицания немыслим стержень личности — идейная убежденность; настоящий человек скорее даст отрубить себе голову, чем откажется от своих убеждений; готовность бороться за свои убеждения, отстаивать их, торжествовать каждой частичкой своей личности, когда торжествуют убеждения класса, — это сущность идеала настоящего человека;
глубокое понимание и личная оценка того обстоятельства, что в нашил ни в мире происходит бескомпромиссная борьба за души людей, прежде всего за души юношества; нашему коммунистическому идеалу в этой борьбе противостоит не только хищный, жестокий и оголтелый, но и хитрый, ловкий, находчивый, по-своему умный, умеющий прикидываться носителем общечеловеческого добра враг — идеология империализма, кровавого человеконенавистничества, «свободного» мира, в котором всё покупается и продается; одной из важнейших черт идеального человека является классовое чутье на идеи, поступки, взаимоотношения, быт, человеческие радости — последнее в настоящее время приобретает исключительную важность;
чувство человеческого достоинства — уважение самого себя, умение дорожить своей личной честью, своим именем; чуткость к оценке собственного поведения, собственного духовного мира коллективом, товарищами; постоянное стремление к нравственному совершенству, чувствование привлекательности, обаятельности идеального, высоконравственного, желание стать сегодня лучше, чем был вчера;
интеллектуальное богатство, творческий ум, стремление жить в мире мысли; постоянное желание обогащать и развивать свой разум;
эстетическое богатство личности, тонко развитая потребность в прекрасном;
любовь к труду, высокая нравственность трудовых отношений, влюбленность в конкретное дело; стремление к совершенствованию трудового мастерства;
физическое совершенство.
Чтобы нравственный идеал стал реальностью, надо учить человека правильно жить, правильно поступать, правильно относиться к людям и к самому себе. Учитель лишь тогда становится воспитателем, когда в его руках тончайший инструмент воспитания — наука о нравственности, этика. Этика в школе — это «практическая философия воспитания». Настоящая книга заключает в себе педагогическую этику, этику коммунистического воспитания.
Важнейшая идея педагогической этики — долженствование. В том, как должно, как надо, раскрывается смысл добра. Слова: вы должны, ты должен — каждый день миллионы раз повторяются в школах. Понимание и чувствование долженствования — краеугольный камень этической образованности, этической культуры. Во внутренней убежденности в том, что я должен, заключается тесная связь этики как теории морали и этической практики. Идеи о должном войдут в душу маленького человека и станут его идеалом лишь тогда, когда долженствование станет стилем мышления, человеческих отношений в коллективе, стилем труда, служения обществу. Идея добра станет ориентиром жизненной практики, меркой поступков лишь тогда, когда смыслом жизни человека является стремление к добру и непримиримость к злу. Идеал коммунистического воспитания становится реальной силой лишь тогда, когда есть стремление к идеалу. Сущность этического воспитания в школе и заключается в том, что воспитатель пробуждает у своих питомцев стремление к идеальному, к тому, что должно быть. Чувствование красоты, привлекательности идеального — это моральная и эмоциональная сердцевина долженствования как средоточия этики.
Настоящая нравственность есть стремление к нравственности, писал известный педагог П. П. Блонский (*см.: Блонский П. П. Избр. пед. произв. М., 1961. С. 618)[1]. Нравственность в школьной жизни должна стать этической практикой — в этом, на мой взгляд, одно из условий того единства обучения и воспитания, о котором так много говорится и которое еще не стало реальностью. Нравственность становится этической практикой тогда, когда понятия о должном, о добре и зле, о моральных ценностях одухотворяются живой человеческой страстью учителя и учеников — преданностью и любовью, непримиримостью и ненавистью, стремлениями к идеалу, взаимоотношениями единомышленников и соратников.
Воспитать настоящего человека, научить его жить — это значит научить долженствовать. Как вложить в души наших питомцев эту мудрость жизни? Как воспитать высоконравственных людей коммунистического общества? Этические нормы нашей морали сами по себе являются огромной духовной ценностью, которую надо вложить в юные души.
Я верю в могучую, безграничную силу слова воспитателя. Слово — самый тонкий и самый острый инструмент, которым мы, учителя, должны умело прикасаться к сердцам наших питомцев. Эта книга — о воспитании словом. В ней раскрываются нормы коммунистической этики — конкретные поучения и наставления, как жить, как поступать, в чем добро и зло, — все это и есть сущность долженствования. Но слово лишь тогда становится инструментом этического воспитания, когда в нем, образно говоря, заложено зерно стремления к нравствен-" ному идеалу. Воспитание словом — самое сложное, трудное, что есть в педагогике и в школе. Совершенной нелепостью является утверждение о том, что порок воспитательной работы во многих школах — словесное воспитание. Надо говорить о другом: о примитивности словесного воспитания, о неумении отдельных учителей воспитывать словом. Я поставил перед собой цель — воплотить нормы и правило, истины и принципы коммунистической этики в слово, проникнутое идеей долженствования. Это мое слово, обращенное к моим питомцам, — как жить, чтобы стать настоящим человеком. Это поучения, составленные не для абстрактных учеников. Это слова, идущие от души и вложенные в души нескольких поколений моих питомцев.
Слово учителя я считаю самым необходимым и самым тонким прикосновением человека, убежденного в правоте и красоте своих взглядов, убеждений, мировоззрения, к сердцу человека, жаждущего быть хорошим. Заметьте — прикосновение убежденности к жажде быть хорошим, к стремлению стать сегодня лучше, чем был вчера. Только при том условии, когда прикасаются эти две вещи, есть настоящее воспитание. Следовательно, воспитание словом становится возможным лишь там, где перед вами — воспитуемый человек. Творить человеческую воспитуемостъ — это красная нить этического воспитания.
На мой взгляд, найти практический ответ на вопрос, что делает человека воспитуемым, — значит, образно говоря, настроить музыкальный инструмент, на котором музыкант собирается играть. Мы имеем дело с ребенком, об этом нельзя забывать ни на минуту. Даже шестнадцатилетний, семнадцатилетний — во многом еще ребенок и для нас, воспитателей, и для матери, и для отца (что именно детское должно как можно дольше сохраниться в человеке; чем дольше сохраняется, тем лучше, — это особая грань педагогической мудрости). Воспитуемым ребенка делают, во-первых, радость, счастье, жизнерадостное мировосприятие. Истинная гуманность педагогики заключается в том, чтобы беречь радость, счастье, на которые имеет право ребенок.
Я расскажу об одном событии, которое произошло в моей практике.
Третьеклассница Зоя вышла сегодня утром из дому радостная, счастливая. Вчера вечером тато и мама долго сидели у ее кроватки, рассказывали сказки, а когда ей захотелось спать, поцеловали ее и сказали: пусть приснится тебе ясное солнышко. Зое снилось ясное солнышко, огромный, как море, зеленый луг, желтые огоньки цветов одуванчика, жужжание шмеля и песня жаворонка...
А Зоин одноклассник Митя вышел из дому бледный, грустный, задумчивый. Вчера вечером тато и мама долго ругались. Мама плакала. Мите долго не спалось. Он видел во сне заплаканные глаза матери.
Идут в школу Зоя и Митя. Девочка о чем-то весело щебечет; Мите хочется думать о том, что она говорит, чтобы рассеялись печальные мысли, но это невозможно: перед глазами мальчика — большие глаза матери, полные слез. Мальчику хочется плакать.
Вдруг Зоя воскликнула: Смотри, Митя, журавли летят! Целая стая... Весна, весна. Смотри, какие они красивые, журавли, — голубые! Голубые журавли, смотри же, Митя, смотри! Не голубые, а серые... — тихо промолвил Митя. Да не серые же, а голубые! Как же это так — голубая птица кажется тебе серой? — с изумлением говорит Зоя.
Дети пришли в школу. Зоя подошла ко мне и говорит: Когда мы шли в школу, в небе летела стая голубых журавлей. А Митя говорит: журавли серые. Разве они серые? Я же видела своими глазами: голубые.
Есть детские вопросы, которые слышать больно, а отвечать на них страшно трудно. Воспитание не обладает столь магической силой, чтобы делать человека счастливым независимо от тех обстоятельств, в которых он живет, но воспитание обязано беречь это огромное, ни с чем не сравнимое духовное достояние, духовное богатство маленького сердца — радость, счастье. И если в детскую душу пришло горе, мы должны помнить, что перед нами человек, которому надо дать прежде всего мир, покой, снять страдание, смятение, огорчение, а потом принести маленькому человеку радость бытия — ту радость, без которой журавли никогда не кажутся голубыми. Если ваш ребенок видит мир жизнерадостным, если каждое явление окружающего его бытия поворачивается к нему той стороной, которая озарена красотой, тонкостью, хрупкостью, нежностью, он легче поддается воспитанию. Он жадно вслушивается в каждое ваше слово. Я знаю детей, которые не могли постигнуть ни умом, ни сердцем нравственной красоты, о которой им говорил учитель, лишь потому, что они были глубоко несчастны. Иногда событие, кажущееся нам, взрослым, совершенно незначительным, приносит ребенку огромное страдание. Одна пятилетняя девочка ночь не спала: молча, без слов и без слез страдала, узнав, что куклу ее маленькой подружки оставили под открытым небом и она вымокла под дождем. Если свое маленькое горе ребенок пережил в одиночестве, без сочувствия и сострадания, его сердце может надолго покрыться ледяной корой равнодушия.
Воспитуемым ребенок становится, во-вторых, тогда, когда среда, в которой он общается с природой и с людьми в годы детства и отрочества, делает его сердце беспокойным, тревожным, хрупким, тонким, легко уязвимым, нежным, отзывчивым, — речь идет о культуре чувств, о высокоразвитой способности видеть человека, находящегося рядом, принимать близко к сердцу его радости и огорчения, тревоги и смятение, чувствовать одиночество как большую беду, которая может постигнуть человека.
Говоря о хрупкости, тонкости, уязвимости, нежности детского сердца, я имею в виду не слабость и беспомощность, а твердость, мужество, стойкость, способность избрать свою собственную позицию и собственную точку зрения. Но — в этом тысячу раз убеждала меня жизнь — подлинная душевная стойкость, мужество, верность принципам немыслимы именно без тонкости и хрупкости. Сердца детей должны быть широко открыты радостям и горестям других людей — в этом одна из важнейших предпосылок к тому, чтобы маленькие люди, переступающие порог класса, стали воспитуемыми. Когда мои дети начинают жить в коллективе, первая моя забота о том, чтобы самой большой бедой каждого ребенка стала чужая беда, самой большой радостью и утешением была мысль о том, что он принес радость другому человеку.
Воспитатель коллектива маленьких детей — это дирижер, по мановению палочки которого каждый участник оркестра творит чужое счастье и благодаря этому переживает первое гражданское счастье коллективиста. Тот, кто живет заботами о других людях, становится восприимчивым, чутким к слову, заключающему в себе призыв к идеалу нравственности, к творению красоты в самом себе.
Там, где дети творят радость людям, слово воспитателя становится могучей силой.
Нравственный опыт отдачи своих духовных сил для счастья людей дает маленькому человеку исключительно важную способность видеть себя как бы со стороны, глазами других людей, способность чувствовать открытость своей души, своих поступков, своего поведения. Тот, кто в детстве на собственном нравственном опыте изведал самое высокое счастье бытия — вложил частицу своей души в другого человека, становится честным наедине с самим собой, а это, пожалуй, важнейшее качество, делающее человека воспитуемым.
Кстати, спор, который ведется о причинах преступности в обществе, где совершенно уничтожены социальные ее корни, невозможно решить без анализа тончайших психологических процессов, происходящих в человеческой душе. Преступность полностью исчезнет в нашей стране лишь тогда, когда каждый — буквально каждый человек станет властелином собственных поступков, когда строгим судьей станет собственная совесть, когда человеку будет стыдно перед собой несравненно больше, чем перед другими. Но, заметьте, совестливость, способность совести быть строгим стражем поступков — это большая душевная стойкость, это мужество — вырастают на почве нежности, хрупкости, уязвимости сердца в тех тончайших сферах духовной жизни, которые охватывают взаимоотношения людей: дружбу, товарищество, взаимопомощь. Быть твердым умеет лишь тот, кто умеет быть нежным и хрупким. Ненависть доступна лишь тому, кто умеет любить.
Я всегда заботился прежде всего о воспитании способности быть воспитуемым. Чем меньше ребенок, чем больше у него радостей, предоставляемых в готовом виде старшими, тем важнее, чтобы главным стало творение радости для других людей: товарищей, матерей и отцов, стариков. Очень важной задачей воспитателя является пробуждение эмоциональной зоркости, внимательности, тонкости чувств.
Первый класс. Весной, во время половодья, в школу не пришла маленькая черноглазая девочка Галя. Дорогу в школу преградил ей весенний разлив. Если учитель не расскажет о беде девочки, не пробудит у детей добрые чувства, одноклассники могут и не вспомнить о ней. На каждое событие надо открывать глаза, ум, сердце. Мы идем с детьми к реке, разлившейся и отрезавшей от нас Галю. В детских сердцах пробуждается сочувствие. Они переживают горе своего товарища. То, что они ничем не могут помочь товарищу, еще больше углубляет их чувства. Все их помыслы о том, как же все-таки помочь. Мы просим взрослых перевезти к нам Галю на лодке. Приходим к разлившейся реке, смотрим на противоположный берег. Вот она машет нам руками, наша Галя. Девочку перевозят на лодке. Две недели, пока не ушло весеннее половодье, она живет у своих подруг. Эти дни — самые счастливые для нас всех, но особенно для тех, кто непосредственно заботился о маленькой девочке.
Радости особенно дороги, когда они достаются трудом; нет радостей благороднее и сильнее, чем радость заботы о человеке. Детские сердца, одухотворенные этими радостями, объединенные ими в коллектив, воспринимают слово учителя, его нравственное наставление и поучение как призыв к активной деятельности, к самовоспитанию. Если у ваших питомцев сердца открыты перед человеческими радостями и горестями, воспитание с самого начала гармонически сливается с самовоспитанием. Только тот способен воспитывать сам себя, кто живет не для себя.
"¦ Как огня бойтесь одной из самых страшных бед школьной .жизни: детского одиночества. Как это ни странно, такое не редкость. Иногда воспитатель, увлекаясь показными, эффектными мероприятиями, забывает о самой сущности воспитания — человеческих взаимоотношениях.
Задумаемся, не потому ли и интеллектуальное богатство для множества детей теряет свою привлекательность, что с малых лет не развивается чувствование привлекательности духовной щедрости, готовности отдать частицу своих духовных сил во имя блага других людей. Жажда духовных богатств, жажда ума, мысли, творчества появляется только у человека, который уже знает, что такое благородство, познал привлекательность и красоту добра.
Я убежден, что годы первоначального школьного обучения — наиболее ответственный период становления той грани человеческой вос- питуемости, которая заключается в формировании потребности в человеке. Именно в этот период надо воспитывать щедрость души во имя счастья других людей, а эта щедрость и есть обратная сторона того, что можно назвать неутолимой потребностью в человеке.
В-третьих, человека делает воспитуемым его глубокая вера в другого человека. Прежде чем для ребенка станет непререкаемой, нерушимой истиной нравственный принцип, правило, норма, он должен, образно говоря, чувствовать свою руку в руке того, кому безгранично доверяет, кем дорожит, кем восхищается и одухотворяется как образцом нравственности. Диву даешься, когда видишь иной раз, как воспитатель беспомощно разводит руками, удивляясь: ничего не сделаешь с этим мальчишкой, никакие средства на него не влияют. А удивляться нечему как раз потому, что рядом с этим непутевым мальчишкой нет человека, слово которого было бы для него, малыша, откровением и вместе с тем утверждением истины, поступки которого изумляли бы, восхищали бы его как яркая человеческая красота. Да, в мире нет ничего изумительнее человеческих поступков, потрясающих воображение того, кто еще только-только становится на ноги и открывает мир.
Рядом с каждым питомцем должна стоять яркая человеческая личность. Тридцать пять лет мучительного поиска секретов воспитания убедили меня в том, что как раз благодаря этому слово воспитателя становится могучим и тонким инструментом в его руках. Конечно, это прежде всего отец, мать, старший брат или сестра. Добрая половина всех наших забот — это заботы о том, чтобы каждый наш питомец верил в яркую человеческую личность, достойную этого звания и веры. Эти заботы наши выражаются прежде всего в том, что каждого мальчика, каждую девочку с малых лет мы готовим к высокой миссии матери и отца и рассматриваем материнство и отцовство как важнейшую общественную деятельность — единственную в своем роде инис чем не сравнимую по своей важности и сложности. Воспитание будущей матери и будущего отца — одна из самых ярких граней нашей школьной этики. Воспитывая матерей и отцов, мы закладываем основы вос- питуемости будущих поколений. Без преувеличения можно сказать, что это одно из условий социального и нравственного прогресса общества.
Если ребенок потерял веру в человека или совсем не знал ее, в его душе происходит надлом, а нередко и трагедия. Он теряет веру в правду, истину, становится или озлобленным, ожесточенным, или же безвольным и лицемерным, двуличным и лживым. Какими бы пороками ни взошли семена безверия, человек становится нравственно толстокожим, этические ценности для него не существуют. Он очень зорко подмечает малейшие проявления безнравственности в окружающем его мире, зло притягивает его, он как будто бы мстит кому-то, поступая не так, как его наставляют. Несколько таких учеников в классе — и воспитание словом становится делом безнадежным. Как важно для всего дела воспитания своевременно заметить эту опасность, когда кто-нибудь из ваших питомцев может потерять веру в человека или — что еще хуже — вообще не знает, как хорошо, когда твоя рука в умной и твердой руке старшего, когда твой путь озаряют мудрость, дальновидность и мужество наставника. Надо обладать большой человеческой чуткостью, чтобы заметить эту опасность и предотвратить ее. Надо заметить человека, который падает, и не дать ему упасть. Мудрость настоящего воспитания заключается в том, что воспитатель сам является опорой и светочем для тех, кто не знает веры в человека или теряет опору и путеводный огонек.
Слово этического поучения воспитателя воспринимается лишь тогда, когда он имеет моральное право поучать. Не надо быть ангелом, чтобы иметь нравственное право воспитывать настоящего человека, надо самому быть истинным Человеком — жить правильно, любить людей, высоко хранить свое достоинство патриота, гражданина, труженика. Если ваше слово этического поучения созвучно вашему внутреннему духовному миру, одухотворено вашими убеждениями, оно, как магнит, притягивает тех, кто усомнился в человеке, и вы становитесь для них опорой и путеводным огоньком.
В-четвертых, воспитуемым человека делает красота (если есть три предыдущих условия), точнее — духовная жизнь в мире прекрасного. Этическое воспитание, творение настоящего человека — это призыв быть прекрасным; к этому призыву человек становится чутким и восприимчивым, если его одухотворяет привлекательность, обаятельность этического идеала, потому что и этический идеал сам по себе — высшая человеческая красота. Духовная жизнь в мире прекрасного — это чувствование, созидание, сохранение красоты в окружающем мире — в природе, в человеческих взаимоотношениях, особенно в духовной сфере. Духовная жизнь в мире прекрасного пробуждает неискоренимую человеческую потребность — потребность быть красивым, стремление долженствовать. Открывая вокруг себя красивое, восторгаясь и изумляясь красивым, маленький ребенок как бы смотрит в зеркало и видит человеческую красоту. Чем раньше он ее почувствовал и чем тоньше изумился ею, тем выше его чувство собственного достоинства. В сочетании с радостью творения добра для людей это познание себя через познание красоты, заключающейся в цветке, в оттенке найденного на берегу камушка, в маковом разливе утренней зари, в тончайшем звучании слова, в прекрасном человеческом поступке, — в этом сочетании кроется настолько могучая сила воспитания, что вы, воспитатель, приобретаете поистине волшебную способность переворачивать душу, выпрямлять ее, если она согнулась под гнетом горя, несчастья, беды. Власть воспитателя как творца детской радости как раз и заключается в том, чтобы открыть маленькому человеку дверь в мир прекрасного.
Мой идеал в том, чтобы буквально каждый ребенок увидел прекрасное, остановился перед ним в изумлении, сделал прекрасное частицей своей духовной жизни, почувствовал красоту слова и образа. В этой сфере воспитания каждое сердце требует своего, очень тонкого прикосновения. Мир красоты вокруг нас неисчерпаем и безграничен. Сумейте открыть этот мир так, чтобы в душе ребенка, как музыка, зазвучало слово, чтобы мучительный поиск слова стал для ребенка ни с чем не сравнимой радостью. Если в душе вашего питомца заиграла музыка слова, он станет вашим воспитанником. Ваше слово — этическое поучение дойдет до самых сокровенных уголков его души и пробудит желание быть прекрасным. Исключительно важно, чтобы в духовной жизни каждого вашего питомца наступил момент озарения, изумления красотой, восторга перед красотой.
Вот как пережил это один мой питомец.
Пришла весна. Из земли показалась зеленая стрелочка. Она быстро росла, разделилась на два листочка. Листочки стали большими. Между ними появился маленький росток. Каждое утро мы с Толей ходим смотреть, что же будет дальше. Вдруг однажды рано утром мы увидели: росток, наклонившись к одному из листочков, расцвел белыми колокольчиками. Это были колокольчики ландыша. Толю поразила красота цветка. Он не мог оторвать глаз от ландышей. Мальчик протянул руку, чтобы сорвать цветок. «Зачем ты хочешь сорвать ландыши?» — спрашиваю я у Толи. «Они очень нравятся мне... Они очень красивые...» — «Хорошо, — сказал я, — срывай, но перед тем, как сорвать, скажи, какие они красивые». Мальчик посмотрел на колокольчики ландышей. Они были похожи и на белое облачко, и на маленькое крылышко голубя, и еще на что-то удивительно красивое. Толя все это чувствовал, но сказать ему было трудно. Он стоял у ландышей, очарованный красотой, стоял и молчал. В эти мгновения в его душе, как музыка, зазвучало слово. Маленький человек почувствовал, что в обычных, казалось бы, совсем не примечательных словах — неведомые переливы красоты. Его губы тихо шептали: «Как снежные пушинки... как серебряные колокольчики...» «Растите, колокольчики», — тихо прошептал мальчик. Для учителя эти мгновения — счастье. Мой идеал — поднять на эту вершину каждого. Это действительно одна из вершин нравственного развития.
Чувствование прекрасного вносит в юную душу утонченную способность откликаться на призыв, быть мужественным и великодушным, добрым и сердечным. Человек не может стать воспитуемым, если в годы детства он не восторгается красотой духа человеческого. Изумление человеком — вот что должно стать основой школьного воспитания. Я считаю, что школа лишь тогда школа, когда в ней познание мира начинается с познания человеческой души и на основе этого познания формируются убеждения и, самое главное, воспитывается способность любить и ненавидеть. В сущности, воспитание настоящего человека есть одухотворение красотой человеческого духа — столь глубокое одухотворение, что маленький человек задумывается: кто я? Для чего я живу на свете? Великое это искусство и великая педагогическая мудрость: уметь говорить маленьким своим питомцам, а потом подросткам, юношам и девушкам о красоте человеческого духа. Воспитывайте своих питомцев так, чтобы с малых лет их сердца озарялись ярким светом духовной красоты, и тогда их сердца будут чистыми и тонкими, чуткими и восприимчивыми к этическому поучению, на страже поступков ваших питомцев всегда будет стоять чуткий часовой — совесть. Совестливые, совестные люди (к сожалению, почему- то избегают этих слов) вырастают там, где царит дух изумления перед красотой героизма, мужества, верности убеждениям, готовности отдать жизнь во имя идеалов и идей. Этот дух изумления создает ту утонченность сердца, благодаря которой слово становится могучим средством воспитания.
Великая человеческая красота порождает в юных сердцах то, что я называю духом изумления. Красота человеческого духа, одухотворяя в одинаковой мере и меня, и моих питомцев, делает нас идейными единомышленниками, приверженцами одной и той же веры. Одухотворение красотой человеческого духа утверждает в юных сердцах веру в человека, веру в то, что высшее человеческое счастье — быть духовно красивым.
Вот что необходимо, чтобы человек был воспитуем. Но как звучание музыкального инструмента становится тоньше и выразительнее, когда на нем играют, так и чуткость человека к воспитанию — способность быть воспитуемым — повышается, когда человека постоянно воспитывают.
Перехожу к конкретным поучениям, которые составляют содержание бесед по этике коммунистического воспитания. 
| >>
Источник: Сухомлинский В. А.. Как воспитать настоящего человека: (Этика коммунистического воспитания). Педагогическое наследие. 1989

Еще по теме ЧТО ДЕЛАЕТ ЧЕЛОВЕКА ВОСПИТУЕМЫМ:

  1. ЧТО ДЕЛАЕТ МАСТЕР ОТСЛЕЖИВАНИЯ
  2. Что делает нашу жизнь лучше?
  3. 8. Что дает человеку психическое дополнение
  4. Snow Brand Milk не делает выводов из собственных ошибок
  5. КНИГА ПЯТАЯ I. О том, что есть государство, согласно Плутарху, и о том, что является в нем душой, и что членами.
  6. 2. Бытие человека. Потребности и способности человека
  7. А. А. Бодалев ВОСПРИЯТИЕ ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕКОМ
  8. «ЧТО ПРОИСХОДИТ?» и «что ЗА этим стоит?» ДВЕ СОЦИОЛОГИИ И ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВА Н. Луман
  9. Никлас Луман. «ЧТО ПРОИСХОДИТ?» И «ЧТО ЗА ЭТИМ КРОЕТСЯ?». ДВЕ СОЦИОЛОГИИ И ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВА
  10. ЧТО ТАКОЕ ХОЛОДИНАМИКА? ЧТО ТАКОЕ ХОЛОДАЙ- НЫ?
  11. 40 календарных дней              Сохраняется Сохраняется Сохраняется 30 календарных дней в течение одного года Сохраняется КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ Что понимается под временем отдыха? Перечислите виды времени отдыха. Раскройте такой вид времени отдыха, как перерыв для отдыха и питания. Что из себя представляют специальные перерывы для обогревания и отдыха? Какова продолжительность еженедельного непрерывного отдыха? Возможна ли работа в выходные дни? Перечислите нерабочие праздничные дни. Что поним
  12. Природа человека
  13. 4.Новейшая категория «человека»
  14. 4. Природа человека и общества
  15. 7.4. Человек и организация