§ 12. Осуществление правосудия

Поскольку в настоящее время понятие «осуществление правосудия» претерпело существенное изменение в конституционноправовом смысле, то следует особенно внимательно и тщательно проработать текст постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 г.
№ 1-П. Выводы, сделанные в данном постановлении, имеют далеко идущие правовые последствия, которые направлены на становление правового государства в нашей стране, упрочение принципа равной ответственности всех без исключения субъектов правоотношений независимо от их правового статуса. В соответствии с ч. 1 ст. 118 Конституции Российской Федерации правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Но что такое «осуществление правосудия»? Легального определения терминов «осуществление правосудия» и собственно «правосудие» в российском законодательстве, как это ни странно, нет. А между тем правильное истолкование их смысла имеет весьма важное практическое значение. В ст. 52 Конституции Российской Федерации говорится о том, что права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом и государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, а в ст. 53 закреплено право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Гражданское законодательство конкретизирует эти конституционные положения установлением внедоговорных обязательств вследствие причинения вреда (в частности, этому посвящена гл. 59 ГК РФ). В ст. 1064 ГК РФ (п. 1) указано, что вред, причиненный кому-либо, подлежит возмещению в полном объеме причинителем вреда; в некоторых случаях закон может возложить обязанность возмещения вреда и налицо, которое не является причинителем вреда. Так, вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, возмещается за счет казны соответствующего органа государственной власти или казны муниципального образования (ст. 1069 ГК РФ). Также возмещается вред, причиненный гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда (п. 1 ст. 1070 ГК РФ). Подданными действиями понимаются: незаконное осуждение, незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконное наложение административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. В этих случаях вред возмещается в полном объеме независимо от вины должностных лиц перечисленных органов за счет казны Российской Федерации, или казны субъекта Федерации, или казны муниципального образования. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается только в том случае, когда приговором суда, вступившим в законную силу, будет установлена вина судьи (п. 2 ст. 1070 ГК РФ). Вот это последнее положение и является дискуссионным. Долгое время считалось, что судопроизводство — это и есть осуществление правосудия. Так, например, в одном из комментариев к части второй ГК РФ говорится, что вред, причиненный неправильным применением судом по собственной инициативе мер по обеспечению иска, может быть возмещен лишь при виновном поведении судьи, установленном вступившим в законную силу приговором суда. Примерно так же трактуется понятие «правосудие» в одной из юридических энциклопедий, а именно: правосудие — это «совершаемая в процессуальном порядке правоприменительная деятельность суда по рассмотрению и разрешению гражданских и уголовных дел, а также экономических споров в целях охраны прав и интересов граждан, организаций и государства»25. Попробуем проанализировать это суждение на примере гражданского судопроизводства. Как известно, гражданский процесс представляет собой движение гражданского дела от одной стадии к другой, направленное на достижение конечной цели — восстановления прав или защиты охраняемых законом интересов. К этим стадиям относятся: а) возбуждение дела; б) подготовка к судебному разбирательству; в) судебное разбирательство; г) апелляционное или кассационное обжалование и опротестование решений и определений суда, не вступивших в законную силу; д) производство по принудительному исполнению судебных постановлений; е) пересмотр решений, определений и постановлений суда, вступивших в законную силу; ж) их пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам. Естественно, что на всех этих стадиях суд (судья) применяет право, т. е. совершает правоприменительную деятельность. И если следовать логике приведенного ранее определения правосудия, то можно сделать вывод, что все действия супа (судьи) на перечисленных выше стадиях и есть осуществление правосудия. Такое широкое понимание названного правового института порождает определенные правовые последствия. Во время гражданского судопроизводства судом (судьей) выносятся самые различные судебные постановления: судебные приказы, решения, определения (ч. 1 ст. 13 ГПК РФ). Многие из них разрешают отдельные процессуальные вопросы. К ним, например, относятся определения по вопросам, связанным с судебными расходами, о наложении штрафа, о восстановлении или об отказе в восстановлении пропущенных процессуальных сроков, об отказе в принятии искового заявления, по вопросам обеспечения иска, о производстве осмотра на месте, об отсрочке или рассрочке исполнения решения суда либо о немедленном его исполнении и т. п. На многие из этих определений закон позволяет приносить частные жалобы либо частные протесты. Не исключено, что многие из этих и других судебных определений выносятся незаконно, и в ряде случаев такими незаконными действиями суда (судьи) гражданам или юридическим лицам причиняется вред (имуществу, здоровью, деловой репутации идр.). При широком толковании понятия «осуществление правосудия» этот вред может быть возмещен потерпевшему лишь тогда, когда будет установлено, что судья в данном процессе действовал преступно и это установлено приговором суда, вступившим в законную силу. Во всех других случаях вред, причиненный гражданину или юридическому лицу незаконными действиями судьи, не осужденного за эти действия по приговору другого суда, вступившему в законную силу, не возмещается. Такова была концепция, и именно таким образом она реализовывалась на практике. В результате подобного воззрения существенно ущемляются конституционные права и законные интересы граждан и юридических лиц, пострадавших от незаконных действий суда (или судьи), совершенных на любых стадиях гражданского процесса. Приведем ряд случаев из судебной практики, которые способствовали принципиальному пересмотру упомянутой концепции. Гр-ну Б. в результате того, что излишне уплаченная им госпошлина при подаче искового заявления в Невский районный еда Санкт-Петербурга была возвращена в номинальном размере лишь спустя два года и без учета инфляции, были причинены убытки (материальный ущерб, включая упущенную выгоду). Тогда гр-н Б. обратился в другой районный суд с иском к Минфину РФ о возмещении причиненного ему имущественного вреда. Усть-Янский районный суд Республики Саха (Якутия) нарушил сроки рассмотрения гражданского дела по спору гр-на 3., возникшему из трудовых отношений. Соответствующее мотивированное решение супа по этому делу было вручено гр-ну 3. спустя полгода после вынесения. Тем самым гр-ну 3. был причинен моральный вред. Поэтому гр-н 3. обратился в городской еда с иском к республиканскому Министерству юстиции. Волховский городской суд Ленинградской области нарушил сроки рассмотрения гражданского дела и сроки направления дела в кассационную инстанцию, тем самым причинив гр-ну К. материальный ущерб. Гр-н К. обратился в Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Управлению судебного департамента Ленинградской области, Управлению юстиции Ленинградской области и Минфину России о взыскании причиненного ему материального вреда. Глава коллективного крестьянского хозяйства гр-н Т. понес убытки (в том числе и упущенную выгоду), потому что Ивановский районный суд Амурской области вынес незаконное определение о наложении ареста на расчетный счет указанного крестьянского хозяйства в качестве меры по обеспечению предъявленного к нему иска, а также что судья районного суда допустил волокиту при направлении дела в надзорную инстанцию, что повлекло неплатежеспособность данного юридического лица (т.е. коллективного крестьянского хозяйства). В связи с этим гр-н Т. обратился в арбитражный суд Амурской области о взыскании понесенных убытков. Таким образом, указанные граждане посчитали, что их права и законные интересы были ущемлены действиями судейских работников, и обратились за защитой в другие суды. Трудно сказать, насколько были справедливы их требования, ибо все суды, расположенные в различных регионах России, отказали этим гражданам в исковых притязаниях по совершенно одинаковым соображениям. Все эти суды основывали свои отказы ссылкой на положение п. 2 ст. 1070 ГК РФ, согласно которому вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина установлена приговором суда, вступившим в законную силу. По всей вероятности, ни один из судей, причинивших вред названным гражданам, не совершал при рассмотрении их гражданских дел каких-либо преступных деяний и не был за это осужден приговором, вступившим в законную силу. Применяя норму ст. 1070 ГК РФ, вторые суды полагали, что первые суды, причинившие вред этим гражданам (по мнению самих же граждан), осуществляли правосудие и потому данный вред не подлежит возмещению. Это как бы своего рода подтверждение известной пословицы: «Лес рубят — щепки летят». А между тем все перечисленные потерпевшие обосновывали свои вторые иски не возражениями относительно решения судов по существу их первоначальных гражданских дел, а на другие действия судейских работников, в частности на длительную волокиту, допущенную этими работниками при рассмотрении дел, в результате которой и были причинены убытки. Поэтому все четыре пострадавших гражданина, полагая, что чрезмерно широкая трактовка понятия «осуществление правосудия» значительно ущемляет их права, обратились с жалобами в Конституционный Суд Российской Федерации. В своих жалобах они оспаривали конституционность положения п. 2 ст. 1070 ГК РФ и утверждали, что названная норма нарушает их право на судебную защиту и право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти и их должностных лиц.
Поскольку все жалобы этих граждан касались одного и того же предмета, Конституционный Суд РФ соединил их в одно производство и рассмотрел данное дело в январе 2001 г. В процессе рассмотрения дела Конституционный Суд РФ действительно обнаружил правовую неопределенность в вопросе о том, что же считать осуществлением правосудия и насколько адекватна норма ст. 1070 ГК духу и смыслу Конституции РФ. Конституционный Суд РФ констатировал, что отправление правосудия является особым видом осуществления государственной власти. При этом применение общего правового предписания (нормы права) конкретным судьей к конкретным обстоятельствам дела происходит исходя из собственных представлений данного должностного лица (судьи) о существе этой правовой нормы. Иными словами, закон предоставляет судье весьма значительную свободу усмотрения, а судья порой оценивает обстоятельства дела, не имея достаточной информации (иногда скрываемой от него). Конституционный Суд РФ констатировал также, что результат осуществления правосудия зависит от судейской дискреции (усмотрения). А это затрудняет разграничение незаконных решений, одни из которых приняты в результате не связанной с виной ошибки судьи, другие — в силу его неосторожной вины. Поэтому участник процесса, который обжаловал судебное решение, отмененное вышестоящей инстанцией в интересах последнего, может посчитать, что первоначальное решение было принято не в соответствии с законом именно по вине судьи. Исходя из вышесказанного, он на основании общих положений о возмещении вреда вправе полагать, что и в этом случае может рассчитывать на компенсацию причиненного ему ошибкой судьи вреда. Однако в этом случае закон делает исключение из общих правил и устанавливает, что ошибка судьи в форме умышленной или неосторожной вины является основанием для возмещения вреда только в том случае, когда вина этого судьи установлена приговором, вступившим в законную силу. Как правило, вина судьи квалифицируется либо по ст. 306 УК РФ («Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта»), либо по ст. 293 УК РФ («Халатность», т.е. неисполнение или ненадлежащее исполнение судьей как должностным лицом суда своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если оно повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан). Но в этих условиях, как отметил Конституционный Суд РФ, обычное для деликатных обязательств решение вопроса о распределении бремени доказывания и допустимости доказательств вины причинителя вреда могло бы парализовать всякий контроль и надзор за осуществлением правосудия из-за опасения породить споры о возмещении причиненного вреда. В связи с этим Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что положение п. 2 ст. 1070 ГК РФ корреспондируется со многими статьями Конституции РФ, из которых следует, что осуществление правосудия связано прежде всего с разрешением соответствующих дел. Поэтому Конституционный Суд РФ признал это положение не противоречащим Конституции РФ. Но вместе с тем Конституционный Суд РФ дал свое конституционно-правовое истолкование самого смысла термина «осуществление правосудия», значительно сузив его по сравнению с прежними концепциями. Конституционный Суд РФ пришел к однозначному выводу, что «под осуществлением правосудия понимается не все судопроизводство, а лишь та его часть, которая заключается в принятии акта судебной власти по разрешению подведомственных суду дел, т.е. судебных актов, разрешающих дела по существу». А отсюда следует, что ни термин «гражданское судопроизводство», ни термин «судебный процесс» не являются синонимами термина «осуществление правосудия». Конституционный Суд РФ отметил, что судебные акты, принимаемые в гражданском судопроизводстве, дел по существу не разрешают и не определяют материально-правовое положение сторон, не охватываются понятием «осуществление правосудия» в том его смысле, в каком оно употребляется в положении п. 2 ст. 1070 ГК РФ. Иными словами, все остальные акты суда, принимаемые в течение процесса, относятся к процедурным (процессуальноправовым) вопросам и не входят в понятие «осуществление правосудия». Анализ ГПК РФ позволяет сделать вывод, что судебными актами, разрешающими дело по существу, являются: - постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу и которое выносится в форме решения (гл. 16 ГПК РФ); - судебный приказ (ч. 1 ст. 121 ГПК РФ); - решение мирового судьи, разрешающее по существу гражданское дело своей подсудности (ст. 23 ГПК РФ); - постановление суда апелляционной инстанции, вынесенное в форме определения или решения (ст. 328 — 330 ГПК РФ); - постановление суда кассационной инстанции по разрешению кассационной жалобы, представления, вынесенное в форме кассационного определения (ст. 366 ГПК РФ); - определение суда надзорной инстанции, которым отменяется решение суда первой, второй или надзорной инстанции и выносится новое решение по существу (ст. 388, 390 ГПК РФ); - определение суда об удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда или об отказе в их пересмотре (ст. 397 ГПК РФ). Что же касается остальных судебных актов, а их процессуальный закон знает более сотни (все они выносятся в форме определений), то в тех случаях, когда они приняты незаконно и их принятие причинило гражданам или юридическим лицам материальный или моральный вред, вопрос о возмещении вреда решается в общем порядке, без оговорки, указанной в п. 2 ст. 1070 ГК РФ. Конституционный Суд РФ даже специально указал на некоторые из таких актов: прекращение производства по делу, оставление заявления без рассмотрения, незаконное наложение судом ареста на имущество. Кроме того, он перечислил и некоторые действия, не относящиеся к осуществлению правосудия: нарушение разумных сроков судебного разбирательства или иное грубое нарушение процедуры; несвоевременное вручение лицу процессуальных документов, приведшее к пропуску сроков обжалования; неправомерная задержка исполнения. Подобного рода действия судьи в гражданском судопроизводстве (Конституционный Суд РФ называет их уголовно ненаказуемыми, но незаконными виновными действиями или бездействием) рассматриваются как нарушение права на справедливое судебное разбирательство, что, в свою очередь, предполагает необходимость справедливой компенсации лицу, которому причинен вред вследствие нарушения данного права. Таким образом, если судья издает незаконный (но уголовно ненаказуемый) судебный акт по вопросам, не относящимся к разрешению дела по существу, и этим актом причиняется кому- либо материальный или моральный вред, вина такого судьи может быть установлена не только приговором суда, вступившим в законную силу. Следовательно, пострадавшее от такого судебного акта лицо может обратиться за защитой своих попранных прав или законных интересов в суд, независимо от того, совершил ли судья по данному делу преступление. Иными словами, граждане, участвующие в деле в рассмотренных выше примерах, по чьим жалобам и рассматривал столь сложный вопрос Конституционный Суд РФ, вправе были обратиться в суд общей юрисдикции или в арбитражный суп. с исками о взыскании в их пользу убытков, и соответствующий судебный орган был обязан рассмотреть и разрешить их исковые правопритязания по существу. Конституционно-правовой смысл положения п. 2 ст. 1070 ГК РФ, который был выявлен упомянутым в начале параграфа постановлением Конституционного Суда РФ, является общеобязательным и исключает иное его истолкование в правоприменительной практике. Названное постановление Конституционного Суда РФ дает конституционно-правовое истолкование понятия «осуществление правосудия» в основном применительно к гражданскому судопроизводству. Но логично предположить, что такое же истолкование применимо и к уголовному судопроизводству. Значит, под осуществлением правосудия в уголовном судопроизводстве должны пониматься не все элементы производства в суде первой инстанции (подготовительные действия, приостановление дела или направление его по подсудности, возвращение дела для дополнительного расследования, подготовительная часть судебного заседания, судебное следствие, судебные прения идр.), а лишь та часть уголовного процесса, «которая заключается в принятии актов судебной власти по разрешению подведомственных суду дел, т. е. судебных актов, разрешающих дело по существу». Иные судебные акты, принимаемые в уголовном процессе (частные определения, определения и постановления судьи о возвращении дела для дополнительного расследования, об отказе в удовлетворении ходатайств, о наложении штрафа идр.), не охватываются понятием «осуществление правосудия». В данное понятие не входят и иные действия судьи, например нарушение им законных процессуальных сроков уголовного судопроизводства, грубое поведение по отношению к кому-либо из участников процесса, оскорбляющее их достоинство, игнорирование рассмотрения жалоб, заявлений, ходатайств участников процесса (бездействие, утеря материалов дела, если это не охватывается каким- либо составом преступления, и т.п.). Если подобными судебными актами, действиями (бездействием) судьи (суда) кому-либо из участников процесса причинен материальный или моральный вред, то он вправе обратиться в суд с иском о взыскании убытков на общих основаниях, поскольку эти акты, действия или бездействие судьи (суда) не входят в состав правового института «осуществление правосудия». И уж тем более не является осуществлением правосудия поведение судейских чиновников вышестоящих инстанций, допускающих волокиту при рассмотрении обращений граждан и юридических лиц либо принимающих незаконные решения по этим обращениям, что приводит к материальным, нравственным или физическим страданиям обратившихся лиц, т.е. причиняет им убытки. Конституционный Суд РФ высказал мнение, что Федеральному Собранию надлежит в законодательном порядке урегулировать основания и порядок возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) суда (судьи) применительно к подобным случаям. Как отмечалось выше, новое истолкование понятия «осуществление правосудия» повлечет за собой усиление внимания к деятельности судейских должностных лиц, участвующих в судопроизводстве.
<< | >>
Источник: Васин В. Н.. Гражданский процесс : учебник для студ. сред. проф. учеб, заведений. 2008

Еще по теме § 12. Осуществление правосудия:

  1. Статья 5. Осуществление правосудия только судами
  2. Принцип осуществления правосудия только судом.
  3. ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ПРАВОСУДИЯ И ПРОИЗВОДСТВУ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ (ст. 294 УК РФ).
  4. Статья 12. Осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон
  5. Статья 6. Осуществление правосудия только судом и, на началах равенства граждан перед зако- ном и судом
  6. УГРОЗА ИЛИ НАСИЛЬСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ В СВЯЗИ С ОСУЩЕСТВЛЕНИЕМ ПРАВОСУДИЯ ИЛИ ПРОИЗВОДСТВОМ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ (ст. 296 УК РФ).
  7. 8.1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И СИСТЕМА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПРАВОСУДИЯ
  8. § 1. Понятие, виды и общая характеристика преступлений против правосудия
  9. УСТАНОВЛЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ 18 января 1293 г.
  10. § 3. Конституционные принципы правосудия
  11. ПОСЯГАТЕЛЬСТВО НА ЖИЗНЬ ЛИЦА, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩЕГО ПРАВОСУДИЕ ИЛИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ (ст. 295 УК РФ).
  12. 8. 2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШАЕМЫЕ РАБОТНИКАМИ ОРГАНОВ ПРАВОСУДИЯ
  13. Тема № 28. Преступления против правосудия