Глава вторая КРАТКИЙ ОЧЕРК РАЗВИТИЯ БОТАНИЧЕСКИХ САДОВ


I              f
Зарождение ботанических садов относится еще к эпохе феодализма. Уже в V в. при многочисленных монастырях средневековой Европы возникают так называемые «аптекарские» сады или «огороды». Первые ботанические сады имели небольшие размеры. Растительные коллекции в них были представлены размещенными в грядках (огороды) лекарственными, ядовитыми, пряными растениями, применявшимися в средневековой медицине, и некоторыми видами декоративных.
Аптекарские огороды, как отмечено выше, в наиболее раннюю пору их существования устраивавшиеся при монастырях, а затем при госпиталях, явились предшественниками экспозиции полезных растений в современных ботанических садах. Малые размеры, обычно не превышавшие нескольких сотен квадратных метров, делали сравнительно простой планировочную структуру ботанического сада того времени. Так, например, наиболее известный из средневековых монастырских садов в Сент-Галле, как можно судить по сохранившемуся плану IX в., состоял из 16 отделов с различными полезными, декоративными и другими растениями. Экспозиции растений в этом саду представляли собой небольшие прямоугольные участки с обычными грядами.
Аптекарским огородом вначале был и один из старейших в нашей стране Ботанический сад Ботанического института Академии наук СССР в Ленинграде, основанный в 1714 г. по указу Петра I на одном из островов Невы. Этот аптекарский сад, как и все подобные сады того времени, имел очень небольшой участок. Так, М. И. Пыляев, известный историк старого Петербурга, сообщает, что в длину он насчитывал всего 300 сажен,
а в ширину — 200 сажен (Пыляев, 1889).
Начиная с XIV в. монастырские аптекарские огороды постепенно превращаются в медицинские сады, в деятельности которых уже можно отметить принципиально новые черты. В отличие от средневековых монастырских садов они имеют теперь не только узкопрактическое значение. Они положили начало работам по первичной интродукции растений, собирали местные и чужеземные растения, описывали их и приводили в определенную систему (правда, до Линнея еще громоздкую).
Устройство ботанических садов как научных учреждений относится к эпохе Возрождения. Этому в значительной мере способствовало широкое распространение в ту пору научных знаний и, в частности, естествознания.
Первые ботанические сады научного профиля возникают в Италии в самом начале XIV в. (сад в Салерно—1309 г.), где сравнительно
• 11

Краткий очерк развития ботанических садов
с другими странами Европы к тому времени сложились наиболее благоприятные общественно-исторические предпосылки для формирования новых общественно-экономических отношений, для создания и дальнейшего расцвета новой гуманистической культуры и, в частности, блестящего расцвета науки и искусства, прогрессивный характер которых отмечает Ф. Энгельс в введении к своему известному труду «Диалектика природы».
С развитием научных знаний изменялись и принципы размещения растений в ботанических садах. Правда, до первой половины XVIII в. экспозиции растений в большинстве медицинских ботанических садов были немногочисленны, мало отличаясь от средневековых монастырских огородов. Они располагались на участке сада в виде отдельных групп лекарственных и некоторых других растений, употреблявшихся главным образом в медицине, являясь, по остроумному выражению А. Н. Краснова, как бы «живой фармакопеей» (Краснов, 1915).
Начиная с XVI в., с развитием университетской жизни, число ботанических садов в Италии значительно увеличивается: один за другим
появляются сады в Падуе (1545 г.), Пизе (1547 г.), Болонье (1567 г.)
и т. д.
Несколько позже, в XVII в., ботанические сады возникают и в других странах Европы: при Парижском (1635 г.) и Упсальском (Швеция) университетах (1655 г.), в Берлине (1646 г.), Эдинбурге (Англия)—Королевский ботанический сад (1670 г.) и др.
Быстрое накопление растительного материала в ботанических садах потребовало его научного обобщения и известной систематизации.
Линней, основоположник систематики растений, выступив в 1753 г. со своей «Системой растений», разработал первую стройную искусственную систему классификации растений. Он поделил растения на 24 класса, положив в основу каждого из них произвольно взятые признаки, и тем самым создал новый метод систематизации растительного мира. Система растений Линнея вызвала к жизни многочисленные исследования, пробудила глубокий интерес к описанию растений. Через несколько лет после опубликования системы Линнея количество изученных и описанных растений достигло 100 тыс. Вместе с тем существенно изменились и принципы размещения растений в ботанических садах: появляются систематические участки, которые отныне становятся основным элементом сада. В этих экспозициях в натуре воспроизводились различные системы растений (Линнея, Жюсье и др.). Коллекции растений располагались здесь не столько в соответствии с их ростом, потребностями в тех или иных почвах, сколько в том порядке и в той последовательности, в какой они находились в признанных наукой системах.
Co времени Линнея систематика и ботаника стали понятиями почти тождественными. Ботанический сад того времени представлял собой как бы живой гербарий для систематики. Эстетика здесь отходила на последний план (Краснов, 1915). Ботанические сады как своеобразные ботанические лаборатории при университетах, показывающие различные системы растений, получили большое распространение в XVII—XVIII вв. Постепенно, в процессе исторического развития ботанических садов, у них появились новая функция — учебно-педагогическая и вместе с этим новая форма размещения растений по определенной системе.
С расширением деятельности ботанических садов, изменением принципов размещения в них экспозиций 'изменялись и архитектурно-планировочная структура сада и приемы планировки его территории. Сады, построенные по линнеевской системе, начиная с Упсальского (1755 г.),

Глава вторая
уже несколько отличаются и от «аптекарских» садов Средневековья и университетских ботанических садов Германии и Италии эпохи раннего Возрождения. Для уяснения этого достаточно сравнить хотя бы чертеж с изображением монастырского медицинского сада IX в. в Сент-Галле (рис. 11) с планом позже возникших ботанических садов в Упсале (рис. 12) и Челзеа. Первые ботанические сады научного профиля также были несложны по своей планировочной структуре; сравнительно ограниченные задачи их деятельности еще не предъявляли каких-то специальных требований к их устройству.
Слабое развитие ботанической науки в долиннеевский период и даже в последующую эпоху, которая ограничивалась только описательной стороной изучения растения, до известной поры не требовало другого планировочного решения территории ботанического сада, кроме бесхитростной разбивки его участка на отдельные квадраты. Подобную несложную планировку имели многие старинные университетские ботанические сады Германии, Испании (рис. 13) и Италии (» Галле, Гейдельберге, Палермо, Пзее и др.) и наши древнейшие ботанические сады, возникшие еще из аптекарских огородов Московской Руси
XVII—XVIII ВВ.
История ботанических садов в СССР тесно связана с зарождением и развитием русской и советской ботанической науки. У же к началу XVII в. в нашей стране имелось много сведений в части практического использования различных растений как в сельскохозяйственной области, так и в медицине. Способы применения лекарственных растений и описание их медицинских свойств обычно излагались в различных «травниках», которые имели особенно широкое распространение во второй половине XVII в.
В течение первой половины XVIII в. в связи с развитием врачебного дела и увеличением потребности в производстве лекарственных средств количество аптекарских садов в России быстро возрастает. Наряду с открытым в 1706 г. первым в нашей стране ботаническим садом при Московском университете (рис. 14) организуются и другие сады: в Луб- нах (Украина) в 1709 г., в Петербурге (ныне сад Ботанического института Академии наук СССР) в 1714 г. В указе Петра I об учреждении Петербургского аптекарского огорода говорится, что последний создается «для умножения аптекарских трав и собирания особливых трав, яко нужнейших натуралов в медицине, также для обучения лекарей и аптекарей ботанике» (Розанова, 1951). Среди коллекций растений этого аптекарского огорода
мы находим: ромашку, шалфей, горчицу, мяту, чабрец, можжевельник, лаванду, пионы, различные луковичные, розы и т. д.

К этому же времени, к первой трети XVIII в., относится основание ботанического сада Академии наук на Васильевском острове в Петербурге. Об этом саде сохранились лишь весьма отрывочные сведения, встречающиеся в материалах Архива Академии наук СССР. Из протоколов канцелярии Академии явствует, что ботанический сад был устроен в 1735 г. Для устройства сада, по рекомендации его основателя ученого ботаника голландца Аммана,[5] был арендован на 2-й линии Васильевского острова небольшой участок
земли (Некрасова, 1945).
Широкое применение лекарственных и других полезных растений в медицине и в других обла~ стях практической деятельности явилось важнейшей предпосылкой появления у ботанического сада новой функции —¦ изыскания полезных растений. В начале XVIII в. изучение и освоение многообразных естественных ресурсов на обширной территории России было одной из важнейших государственных задач. В связи с этим русскими ботаниками были начаты крупные исследования растительных богатств нашей страны. Научным центром, координирующим работы многочисленных комплексных экспедиций, была Академия
наук, организованная в 1725 г.
В первой географической экспедиции Академии наук на Камчатку — известной экспедиции Беринга — принимал участие и С. П.
Крашенинников, автор замечательного «Описания земли Камчатки»
(1755), самый ранний представитель крупных русских натуралистов. В предисловии к первому изданию «Описания земли Камчатки» академик Г. Ф. Миллер, один из научных руководителей экспедиции Беринга на Камчатку, — писал: «О том ни мало сумневаться не должно, что определенным к правлению государственных дел особам весьма нужно иметь точную ведомость о землях». И далее отмечает, что нужно знать «какие обретаются травы, кусты, деревья и что из них к лекарству, или краске, или к другому какому экономическому обиходу пригодно» (Новиков, 1949).
Отсюда видно, какое большое значение с точки зрения удовлетворения хозяйственно-экономических запросов придавалось уже в то время бота-

ническому изучению нашей страны. Особое значение в развитии ботанических знаний и организации первых ботанических садов в России имели знаменитые академические экспедиции 1768—1774 гг. по изучению русской природы, в которых участвовали П. С. Паллас, И. И. Лепехин, И. А. Фальк и другие собиратели ценнейших коллекций живых растений и гербариев.
Co второй половины XVIII в. в России наряду с государственными начали появляться и многочисленные частные ботанические сады. Собира-



ние редких экзотических растений становится в ту пору модой, которой отдавал должное каждый мало-мальски состоятельный человек. Из этого увлечения коллекционированием растений возникли многие ботанические сады того времени, в частности знаменитые сады П. Демидова в Москве, А. Разумовского в Горенках под Москвой, на Украине и т. д. В некоторых из них были собраны большие, даже по нашему времени, коллекции интродуцированных растений. Так, в ботаническом саду А. Разумовского в Горенках было представлено до 12 тыс. видов и разновидностей русской флоры. />До самого конца XVIII и даже начала ^XIX в. русские ботанические сады, несколько усложняясь в своей планировочной организации, как правило, устраивались по регулярному плану. Один из древнейших отечественных ботанических садов, разбитый по такому же регулярному плану, располагавшийся на Воробьевых Горах, на берегу р. Москвы, при-

Краткий очерк развития ботанических садов
надлежал, как указывалось выше, известному промышленнику П. Демидову (рис. 15). Он был устроен в 1756 г. и насчитывал в своих коллекциях до 5 тыс. видов и разновидностей растений. Об этом ботаническом саде акад. П. С. Паллас, посетивший его, писал, что он «сейчас не имеет себе подобного во всей России, но и со многими в других государствах славными ботаническими садами сравнен быть не может как редкостью, так и множеством содержания в кш растений» (Паллас,
1781).
Судя по описанию и дошедшему до нас старинному чертежу с изображением плана ботанического
сада П. Демидова (Паллас, 1781), планировка этого сада была довольно бесхитростной. Впрочем, она ни в какой мере не отличалась от других известных ботанических садов того времени. Прямоугольные террасированные участки сада были устроены на склоне Воробьевых Гор, обращенном к Москве- реке, и четырьмя уступами длиной около 200 м и различной ширины опускались к реке. Оранжереи и грядки располагались симметрично по обе стороны дорожки, ведущей от великолепного трехэтажного дома к реке. Из 9 оранжерей 8 было каменных. Каждая из оранжерей имела в длину около 80 м.
Были оранжереи и для винограда, пальмовых, плодовых и многолетников и парники для разведения ананасов. На террасированных участках сада около оранжерей на грядках размещались разнообразные растения, «lt;на вольном воздухе растущие». Вдоль каждой из террас в один-два ряда были высажены плодовые деревья. Эти террасированные участки в верхней части непосредственно примыкали к дворовым сооружениям усадьбы, отделяясь от последней ажурной чугунной решеткой.
Демидовский ботанический сад существовал недолго; уже в конце 80-х годов XVIII в. он пришел в полный упадок и к этому времени практически прекратил свою деятельность.
Другой, не менее известный ботанический сад XVIII в. — Горенский, которым руководил виднейший ботаник Ф. Б. Фишер, представлял собой часть большого парка, раскинувшегося около основного строения обширной барской усадьбы, возведенной архитектором Менеласом, много строившим для Разумовских. Перед домом с одной стороны находилась обне-

Глава вторая
сенная рвом площадь с прудами и рощицами для зверинца, перед садовым его фасадом были разбиты цветники с многочисленными скульптурами, посреди покрытой газоном площадки стояла мраморная ваза. Парк, через который протекала речка Горенка, образовавшая пруды, был разбит в модном тогда пейзажном стиле и занимал большую территорию площадью до 600 га.
Частично сохранившийся до конца прошлого века, этот обширный парковый участок имел большое количество террасных прудов, мосты, беседки, грот с центральным залом и лабиринтовыми коридорами. Парк изобиловал серебристыми тополями, сибирскими кедрами, американскими елями, веимутовыми соснами.
Горенский сад являлся одним из крупнейших              ботанических учреждений своего              времени. В описании этого              сада его              современник отмечает,
что «богатства природы, собранные в теплицах и оранжереях, приводят в              восторг:              невольно изумляешься, как              частный              человек мог соединить
в              немногие              годы столько сокровищ              природы              из всех стран света»
(Свиньин, 1822).
После смерти А. К. Разумовского в 1822 г. Горенский ботанический сад приходит в упадок, и в 1826—1828 гг. богатейшие коллекции этого прославленного ботанического сада оказались разрозненными. Оранжереи были частично разобраны. Значительная часть горенского гербария была куплена Академией наук по рекомендации бывшего директора этого сада Ф. Б. Фишера и в настоящее время находится в гербарии Ботанического института Академии наук СССР.
К XVIII в. относится основание в России и других частновладельче-. ских ботанических садов —сада в Соликамске, заложенного П. Демидовым, и известного нам по описанию академика И. И. Лепехина сада в Пензенской губернии, принадлежавшего С. Т. Аксакову, где работал крупный русский ботаник Э. Л. Регель, позже — директор сада в Петербурге. Известны также оранжереи и сады подмосковных вотчин, принадлежавшие
в 1737 г/ Д. Голицыну, Никольский сад П. Трубецкого около Москвы и т. д. (Векслер, 1949).
В конце XVIII в. в России возникают и первые ботанические парки — дендропарки, которые разбивались целиком в ландшафтном стиле в соответствии с художественными вкусами того времени. К таким дендрологическим паркам, занимающим промежуточное положение между собственно ботаническим садом и обычным парком, относятся наши известные парки —Тростянецкий в Черниговской области (рис. 16) и Софиевский около Умани на Украине, сохранившиеся до нашего времени.
Как видно из этого краткого обзора, в России к концу XVIII и началу XIX в. имелось уже довольно большое количество государственных и частных ботанических садов и дендрологических парков, организация которых вполне отвечала научным требованиям того времени.
В первой половине XIX в. вновь строящиеся ботанические сады как в России, так и за рубежом создавались главным образом как учебные сады при университетах: Харьковском (1804 г.), Вильнюсском и Тартуском (1803 г.), Московском (1806 г.), Петербургском (1864 г.), Одесском (1867 г.) (рис. 17), Глезневинском (Ирландия) и Краковском (1783 г.), Мюнхенском (1820 г.) и т. д.
В последующем мы видим, как постепенно по мере увеличения ботанических знаний все более и более расширяется круг деятельности ботанических садов.
Развитие колониальной экспансии крупнейших капиталистических держав в конце XIX и начале XX в. пробудило интерес к географии коло-

Глава вторая
ниальных стран. Тем самым был дан толчок к развитию ботанической географии. Метод систематизации оказался уже недостаточным для изучения растений как сложных сообществ. Необходимо было выявить и связи их с географической средой, область естественного распространения растений — ареал распространения видов. Это заставило многие ботанические сады сочетать систематический принцип показа растительности с географическим. Если в «системах» показывались виды растений, интересовавшие ботаника лишь с морфологической точки зрения, характерные представители различных семейств и родов, то теперь в ботанических садах растения располагаются уже по признаку условий, близких к природным. Они группируются в виде сообществ растений луговых, степных, лесными группами, если они взяты из леса. Это давало возможность легче изучать их в условиях, близких к природным (Краснов, 1915). Одним из таких наиболее известных колониальных садов является ботанический сад в Парадении (о. Цейлон), основанный в конце XIX в. (рис. 18). Вместе с тем в ботанических садах начинают анализироваться биохимические и физиологические свойства растений. Отдельные перспективные культуры получили всестороннее и углубленное изучение с выявлением их экономических данных и биологических свойств. Растительное сырье превращается в товарную продукцию. Перед ботаниками ставятся уже задачи отбора, приспособления, районирования, изучения агротехники.
В ботанических садах наряду с систематическими участками, устроенными по системам Линнея, Жюсье и т. д., появляются все новые ботанические экспозиции, а значит, и планировочные элементы территории ботанического сада. Такими новыми составными частями ботанического сада вместе с экспозициями различных дикорастущих и культурных растений в конце XIX в. становятся обширные экспозиционные участки, показывающие растения различных флористических областей и стран. На этих участках сада экспонируемые растения размещаются уже по ботаникогеографическому признаку, со свободной их группировкой. Так устроены флористические экспозиции во многих отечественных ботанических садах: Никитском (рис. 19), Батумском, Сухумском и др., а также и в зарубежных: в Гренобле (Франция), Берлин-Далеме, Бонне, Лейпциге (Германия), Кью (Англия), Бруклине (США) и др.
В некоторых ботанических садах последнего времени экспозиции растений размещаются не только по систематическому или ботанико-географическому принципам их группировки, но и по экологическому: экспозиции в ботанических садах в Линце (Австрия), Аудегейме (Бельгия), Ана- гейме (Калифорния) и др.
Устраиваются и другие, еще более крупные экспозиционные участки древесных и кустарниковых (растений, или дендрарии (рис. 20), которые занимают в современных ботанических садах наибольшие территории (до 50% от всей площади сада).. В состав сада включаются опытные участки. В связи с расширением задач деятельности и изменением самих методов экспонирования растений резко возрастают и общие размеры ботанических садов. Площади их достигают уже многих десятков и даже сотен гектаров. Таковы ботанические сады в Кью, Берлин-Далеме (рис. 21), Нью-Йорке, а из наших садов — Никитский и ряд других.
Бурное беспорядочное развитие капиталистических городов в конце XIX и начале XX в., большой размах промышленного строительства, возникновение в связи с этим сложнейших градостроительных проблем — санирования и озеленения городов, создания защитного лесопаркового пояса вокруг крупных населенных пунктов и т. д. — все это поставило


Рис. 16. План Тростянецкого деидропарка. Основан в первой половине XVIII в. Площадь 200.0 га.




Рис. 17. План Ботанического сада Одесского государственного университета нм. И. И. Мечникова. Площадь 8.5 га.
N




Рис. 18. Генеральный план ботанического сада в Парадении |(о. Цейлон). Общая площадь 59.0 га.


1 — дендрарий; 2— «большой круг»; 3— розарий; 4— участок травянистых растений; — коллекционные участки; 6 — каменистый сад; 7 — сад непрерывного цветении;
8 — большой луг.

Глава вторая
перед ботаническими садами мира задачу определения наиболее рационального ассортимента растений и разработки эффективных методов озеленения городов и строительства парков.
Современные ботанические сады активно включаются в решение этих проблем; здесь подбираются и изучаются декоративные растения, сады начинают выступать в роли пропагандистов определенных приемов и ме-
*



Рис. 19. Государственный Никитский ботанический сад в Ялте. Одии из экспозиционных участков. На переднем плане бананы.
тодов озеленения. В ботанических садах появляются все новые и новые экспозиционные участки — сады отдельных культур, беспрерывного цветения, образцовые уголки парков. Вместе с тем ботанические сады во все больших масштабах проводят пропаганду ботанических знаний и изучения живой природы.-
В конце XVIII в., как отмечалось выше, в планировке ботанических садов под влиянием развития свободного пейзажного направления, повсеместно укрепившегося в паркостроительном искусстве, появляются элементы ландшафтного стиля. В художественно-эстетической основе его лежали задачи создания идеализированного ландшафта. В связи с новыми художественными задачами, вставшими перед паркостроительным искусством, все более решающее значение начали приобретать проблемы

изучения декоративных свойств растений и гармонического их сочетания. В ботанических садах учеными садоводами анализируются художественные особенности и дендрологические свойства отдельных пород, методы их оформления, возможные группировки насаждений в парках и другие важнейшие условия создания ландшафта.

Рис. 20. Участок дендрария в Ботаническом саду Ботанического института
им. В. Л. Комарова Академии наук СССР в Ленинграде.


Одним из важнейших стимулов, способствовавших дальнейшему развитию планировки ботанических садов свободного пейзажного стиля, кроме предпосылок общего идейно-художественного порядка, явилось увеличение размеров их территории.
Расширение границ ботанических садов обычно происходило путем присоединения к ним свободных, незастроенных участков земли или объединения старых, сравнительно небольших собственно ботанических

Глава вторая
участков сада с более обширной парковой частью барской усадьбы или королевского поместья, при которых большей частью и возникали первые частные ботанические сады. Это особенно отчетливо можно видеть на примере развития известного ботанического сада в Кью, под Лондоном, или ныне уже не существующего сада графа А. Разумовского в Горенках под Москвой, а также и некоторых других ботанических садов. Так, в ботаническом саду в Кью более ранние по времени устройства регулярные участки в последующем были дополнены новой планировкой, имеющей свободные начертания дорожек и естественные группировки растений (рис. 22). В связи с этим многие ботанические сады, возникшие еще в XVII—XVIII вв., к началу и середине прошлого века почти повсеместно претерпели наряду с расширением своей территории и изменения в планировочной структуре. Во многих из них регулярная разбивка была дополнена свободной планировкой новых участков.
Примером ботанического сада с исторически сложившейся планировкой смешанного стиля может служить сад Ботанического института Академии наук СССР в Ленинграде. Восточная его часть (наиболее старая), граничащая с р. Невой, имеет регулярную планировку в так называемом «французско-голландском» стиле. Система аллей, пересекающихся под прямым углом, разбивает этот участок сада на правильные прямоугольники. Западная (большая) часть сада, устроенная в конце XIX в. в свободном пейзажном стиле, отражает уже иные веяния как» в ботанической науке, так и в садово-парковом искусстве.
Ландшафтная планировка особенно большое распространение получает в ботанических садах в конце XIX и начале XX в. в связи с развитием ботанической географии и утверждением географического прин^ ципа в размещении растений. При этом «естественная» группировка экспозиционных насаждений создавала возможность воспроизводить на отдельных участках ботанического сада ландшафты, близкие по своему оформлению к ландшафтам естественной природы:              степные,              луговые,
лесные и др. (рис. 23).
Подобную ландшафтную планировку имеют многие наши отечественные ботанические сады: Никитский, Сухумский и Батумский, а также и зарубежные сады, возникшие на грани XIX—XX вв.: в Берлин-Далеме (рис. 24), в Нью-Йорке, Бьютензорге (Ява), Монреале (Канада) и др.
Планировка ботанических садов этого времени уже целиком решается в соответствии с возросшими требованиями ботанической науки, выдвинувшей задачу не только коллекционирования и систематизации растений, но и создания из них сложных экспозиционных групп в соответствии с условиями их местообитания и другими специальными требованиями.
Так постепенно, в процессе своего исторического развития, ботанические сады из аптекарских огородов эпохи Средневековья к нашему времени превратились в сложный в планировочном отношении организм.
Заканчивая этот раздел, необходимо отметить, что исторически изменение планировочной структуры ботанических садов шло в первую очередь под влиянием общего развития ботанической науки и изменявшихся требований, предъявляемых к научно-ботаническому содержанию работы ботанического сада. С другой стороны, оно было органически связано и с общим развитием садово-паркового искусства.
Усложнение задач, связанных со строительством ботанических садов, увеличение площади последних до многих десятков и даже сотен гектаров


Рис. 21. План Берлин-Далемского ботанического сада (Германия). Один из современных зарубежных ботанических садов. Основан в 1909—1911 гг.
Общая площадь 42.0 га.




Рис. 22. План Королевского ботанического сада в Кью под Лондоном. Основан в 1759 г. Площадь 116.0 га.


Один из крупнейших ботанических садов Европы.


Рис. 24. Берлин-Далемский ботанический сад (Германия). Участок растений каменистых и скалистых мест.
3 М. П. Coicojiob



Глава вторая
вместе с попытками воссоздать на отдельных участках сада целые географические пейзажи и ботанико-исторические экспозиции (альпинарии^ японские, итальянские сады и т. д.), как например в Берлин-Далеме и других ботанических садах, приобщает к делу проектирования и строительства ботанических садов и ландшафтного архитектора. Этого требовала и необходимость достижения художественного единства всего многообразия элементов, составляющих ботанический сад.
В настоящее время практика проектирования и строительства ботанических садов основывается на комплексной работе ученых нескольких специальностей: ботаников, садоводов и ландшафтных архитекторов.

<< | >>
Источник: Соколов М.П.. Ботанические сады. Основа их устройства. 1959

Еще по теме Глава вторая КРАТКИЙ ОЧЕРК РАЗВИТИЯ БОТАНИЧЕСКИХ САДОВ:

  1. Глава девятая ОБСЛЕДОВАНИЕ И ПОДГОТОВКА ТЕРРИТОРИИ БОТАНИЧЕСКИХ САДОВ
  2. ОСНОВНЫЕ СООРУЖЕНИЯ БОТАНИЧЕСКИХ САДОВ
  3. ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ БОТАНИЧЕСКИХ САДОВ
  4. НЕЭКСПОЗИЦИОННЫЕ УЧАСТКИ БОТАНИЧЕСКИХ САДОВ
  5. СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕННЫХ НАИМЕНОВАНИЙ БОТАНИЧЕСКИХ САДОВ ССС
  6. Основные вопросы проектирования ботанических садов
  7. Глава I КРАТКИЙ ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
  8. ЭКСПОЗИЦИИ БОТАНИЧЕСКИХ САДОВ И ИХ ТЕМАТИКА ТИПЫ ЭКСПОЗИЦИЙ
  9. Краткий очерк античной мифологии
  10. Глава 3 КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРЫ
  11. Глава третья СОВЕТСКИЕ БОТАНИЧЕСКИЕ САДЫ
  12. Глава первая БОТАНИЧЕСКИЕ САДЫ, ИХ НАУЧНЫЙ ПРОФИЛЬ И ЗАДАЧИ
  13. ГЛАВА ВТОРАЯ ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АНГЛИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в.
  14. Ботанические сады, их научный профиль и задачи