Захватническая операция под кодовым названием "Объединение"

С 24 января по 27 марта 1918 лидеры Сфатул Цзрий, их газеты занимались больше внешней политикой, направленной на идею "объединения". В статье Независимость и внешняя политика Республики Молдова (Кувынт Молдовенеск, 31.01.1918) анонимный автор рекомендовал "дружить с Украиной и Румынией...Будучи независимыми, во внешней политике мы должны думать о братской общности с Румынией...".

Редактируемая П. Халиппой газета Кувынт Молдовенеск последовательно проводит идеологию включения Молдавской Республики в состав королевской Румынии. Материалы, опубликованные 28.01.1918, полностью характеризуют ориентацию в тот период Кувынт Молдовенеск и ее редактора. В статье Кто мы такие, молдоване?, например, отрицается право молдован на национальную идентичность. Газета Ардялул румынского политического агента О. Гибу с 24. 01.1918 издается на деньги румынского правительства и тогда же переименовывается в Ромыния Ноуэ. Обрадовав читателя этой новостью, Кувынт Молдовенеск пишет, что новая румынская газета "ставит перед собой задачу проповедования объединения всех румын в единое государство...".

Лидеры Сфатул Цэрий все чаще бывают в "дипломатических" поездках. И. Пеливан, информируя Сфатул Цэрий о том, что делегация Кувынт Молдовенеск была в Яссах, в то же время проявил озабоченность, что в республике рекрутируются волонтеры "под определенными знаменами". К. Мисирков возразил ему: "Нам говорят об опасности со стороны организаторов волонтерских бригад...Но разве не опасны те, кто высказывается об объединении от Днестра до Тиссы? С какой дипломатической миссией была делегация Молдавского Блока в Яссах?".

В. Стати. История Молдовы_

294

22.02.1918 Д. Чугуряну объявил Сфатул Цзрий, что получена телеграмма из Ясс, в которой глава румынского правительства А. Авереску предлагает "направить в Бухарест (оккупированный немцами) делегацию из 2 человек для участия в мирной конференции". 26.02.1918 И. Инкулец и Д. Чугуряну в Яссах. Приняты членами дипломатического корпуса, членами правительства, парламентариями, королем. Хотя был направлен для установления мира, Д. Чугуряну, не имея необходимых полномочий, заявил на встрече в Румынской академии, что готов к объединению с "народом за Прутом и Трансильвании". Молдавские политики не достигли Бухареста, из-за Украины, которая "ни в коей мере не согласилась бы, чтобы они (молдоване) представляли независимую Бессарабию".

Молдавская Республика не была допущена на мирные переговоры в Бухаресте (между Германией и Румынией) из-за ноты Украины, направленной странам Центрального Блока. В заключении украинской ноты утверждалось: "Поскольку большая часть Бессарабии занята румынскими армиями, а вопрос, кому будет принадлежать в будущем Бессарабия, может быть предметом обсуждения на мирной конференции в Бухаресте, правительство Украинской Республики считает, что рассмотрение и решение этого вопроса возможно лишь при участии и при согласии представителей украинского правительства". Это первый случай в международном плане, когда Украинская Центральная Рада выдвинула территориальные претензии на "Бессарабию". События января-марта 1918, политика румын и кишиневских прорумын по отношению к судьбе "Бессарабии" "четко выявляет трусость, византизм (интригант-ство) и лакейство наших (румынских) политических нравов" (К. Ардже-тояну). Убедимся в этом.

Как констатирует П. Казаку, "представители Молдавской Независимой Республики обратились к румынскому правительству с просьбой облегчить им, через их представителей, возможность вступить, наряду с Румынией, в мирные переговоры с Центральными Силами в Буфте и Бухаресте (...) для заключения мира с Молдавской Республикой. Г-н Арджетояну, который взял на себя миссию говорить перед представителями Центральных Сил по этому вопросу, уехал и с этой целью в Буфтю". Вот как "облегчило румынское правительство возможность Молдавской Республики вступить в переговоры с Центральными Силами". Вот как выполнил "миссию по этому вопросу" К. Арджетояну.

Посредник со стороны румынского правительства в Яссах, который вел переговоры с немцами (февраль-март 1918), К. Арджетояну отмечает, что 3.03 1918, в Котрочень, Кюльманн, министр иностранных дел Германии, "попросил меня уговорить Яссы не направлять в Бухарест молдавских делегатов, которые во что бы то ни стало хотели явиться, чтобы вмешаться в мирные переговоры. Один раз я их уже остановил-...Вернувшись в Буфтю, я телеграфировал Авереску (К. Арджетояну, из Бухареста, к Авереску - в Яссах: "Прошу задержать также там, до моего прибытия, делегатов из Бессарабии") и смог так удержать в Яссах Инкулеца и Чугуряну, очень торопившихся явиться в Бухарест не столько для того, чтобы заключить мир, сколько получить со стороны Великих держав признание Бессарабии как независимого государства,

_В. Стати. История Молдовы

295

выдвинув таким образом еще одно препятствие на пути присоединения провинции из-за Прута к стране-матери...Я отбил им охоту к поездке в Бухарест, объяснив, что Великие державы не могут вести переговоры с государством, которое не было ими признано и раз наша армия готова обеспечить им покой в Кишиневе, наша дипломатия готова обеспечить защиту их интересов за зеленым столом в Буфте...Не знаю, что произошло за мое отсутствие в Яссах, но Авереску согласился на второй визит И. Инкулеца и разрешив в принципе опасное присутствие бесса-рабцев в Бухаресте. Я был довольно счастлив дважды помешать их приезду и таким образом довести до конца последнюю и важную услугу своей стране" (К.Арджетояну).

Одновременно велась работа и во внутреннем плане в целях "присоединения провинции "Бессарабия". Мы отмечали, что П.Халиппа еще 14.01.1918 предложил отказаться от выборов в Конституционное Собрание, которое ликвидировало бы Сфатул Цэрий в том виде, как он был изначально создан. Декларация от 24.01.1918 больше не содержала формулировку "опираясь на свое историческое прошлое". Было исключено предисловие к Декларации от 2.12.1917 о том, что Сфатул Цэрий является временным, выполняет свои полномочия лишь "до созыва Народного-учредительного) собрания, которое будет избрано всем народом...". Но все время, пока существовал Сфатул Цэрий, его лидеры никогда не поинтересовались мнением населения, от имени которого правили.

Глава румынского правительства (в Яссах) А. Авереску отмечал (28.02.1918): "Несколько дней назад пришел ко мне г-н И. Инкулец, президент Республики, сказать, что их Парламент (Сфатул Цэрий) почти единогласно за объединение с Румынией. Когда мы (румыны) пожелаем прийти, тотчас зто будет сделано, потому что они готовы". И. Инкулец подтвердил позже предложение, сделанное им А. Авереску.

И. Инкулец и Д. Чугуряну все чаще ездили по маршруту Кишинев-Яссы. Оставив все внутренние и административные дела, в том числе налоговые, то есть реквизицию всего и вся на волю оккупационного румынского режима, И. Инкулец и Д. Чугуряну 20.03 1918 едут в Яссы. "С намерением отправиться в Бухарест, чтобы вести переговоры о мире от имени независимой Молдавской республики" (П. Казаку). Спустя какое-то время И. Инкулец уточнит: "Это было 23.03. 1918. В 11 часов мы были приглашены в Совет министров в Яссах. Председательствовал Маргило-ман (новый глава Правительства). Присутствовали все министры. Со стороны Молдавской Республики - Чугуряну, Халиппа и я. Сразу, неожиданно, Маргиломан ставит вопрос объединения Бессарабии. Ждет нашего ответа. Халиппа, первым взяв слово, сразу выступает за объединение. Чугуряну сделал то же". Более хитрый И. Инкулец, чувствуя, что может получить немалую выгоду от этого дела, попросил отсрочки, чтобы, дескать, проконсультироваться с дипломатическими миссиями. И. Инкулец признавался, что решил "просить объединения на условиях, то есть соблюдения в Бессарабии аграрной реформы и общего голосования. Премьер-министр Маргиломан (...) условия принял". Премьер-министр Румынии мог принять что бы то ни было от И. Инкулеца, явившегося из республики, оккупированной 4 румынскими дивизиями и превращенной в результате в "румынскую" провинцию.

В. Стати. История Молдовы_

296

Было заявлено, что "оговорки (И. Инкулеца) к предложению Марги-ломана следует рассматривать как расхождение, а формулу "объединение на условиях" - как компромисс и уступки с обеих сторон" (И.Цур-кану). Не было речи ни о "компромиссе", ни об "уступках". Какой компромисс мог быть между Ал. Маргиломаном, главой румынского правительства, получившего мандат Германии "оккупировать Бессарабию" и имевшего в Бессарабии 50 ООО солдат, несколько тысяч агентов сигуранцы, жандармов - и И. Инкулецем, который на деле не представлял никого и ничего, кроме своих личных интересов. Газета Стягул, официальный орган правительства Ал. Маргиломана, восклицала: "Недостаточно повторялась истина, которая завтра пройдет очевидные испытания истории: Бессарабия вернулась под свободный флаг Румынии благодаря переговорам в Бухаресте" (Между немцами и румынами). Какой "компромисс" мог быть между румынским генералом Е. Броштяну или "губернатором Бессарабии" А. Вэйтояну, управлявшими краем по кодексу: "Я здесь судья!" - и И. Инкулецом, который даже не попытался защитить членов Сфатул Цэрий, делегатов Крестьянского съезда, равнодушно позволив румынам расстрелять их.

Речь шла о банальной сделке между Ал. Маргиломаном и И. Инкулецем. Ал. Маргиломана вовсе не интересовали "аграрная реформа", "общее голосование". Это были пустые слова в условиях постоянного осадного положения, аннулирования всех прав и свобод. Ал. Марги-ломану не нужно было согласие И. Инкулеца на аннексию "Бессарабии". "Бессарабия" уже три месяца была "провинцией" Румынии. Бывший министр юстиции Румынии К. Арджетояну констатировал: "Вообще-то Бессарабия объединилась с матерью-родиной если не с момента, когда было решена отправка нашей армии за Прут (...), то по меньшей мере с момента, когда наши войска вошли в Кишинев". Ал. Маргиломану нужна была видимость: нужно было, чтобы за аннексию "проголосовали как нужно". Это мог устроить И. Инкулец. Но не даром. Ал. Маргиломан вызвался оплатить. "Колебания", "условия" И. Инкулеца, которого прозвали "Коварным", были уловками перекупщика, набивавшего цену товару. Маргиломан это понимал и вступил с ним в игру.

Множество документальных свидетельств "совершенно бесспорно доказывает, что идея провозглашения объединения именно 27.03.1918 исходила не от бессарабских политических лидеров".Это утверждается в исследованиях историков И. Левита и И. Цуркану (хотелось бы установить, кто написал об этом первым). Уже в январе 1918 румынские консерваторы заявляли "о взятии Бессарабии" как о высшем интересе. К. Арион, ставший министром иностранных дел при Ал. Марги-ломане, заявил на том же заседании (23.03.1918 в Яссах), что "если не будет "объединения", будет аннексия!". И. Инкулеца, задавшего вопрос, не потерпит ли каким-то образом "Бессарабия" "Какую-либо ампутацию в случае объединения", Ал. Маргиломан успокоил, сославшись на заверения Кюльманна (немецкого министра иностранных дел), "дать свободу рук Бессарабии". Генерал Скина, командир румынской дивизии, занявшей север "Бессарабии", отметил, что на банкете 27.03.1918 румынский премьер признался: "Объединение Бессарабии было сделано в Бухаресте", то есть немцами.

В. Стати. История Молдовы

Дипломатические события и действия того периода, когда, как констатирует И. Цуркану, "Сфатул Цзрий больше не был хозяином положения" - "после введения румынских войск", показывают, что эта структура, действовавшая лишь с разрешения румынскиой военной комендатуры в Кишиневе, использовалась лишь как идеологическая ширма для камуфляции истинной сути политических сделок вокруг "Бессарабии", чтобы представить общественному мнению за рубежом "взятие Бессарабии" в ореоле "добровольного объединения". "Демократическую", "добровольную" суть так называемого объединения как нельзя ясно и искреннее выразил К. Стере, нагнав страху на членов Сфатул Цэрий: "подумайте...Если Сфатул Цэрий отвергнет идею объединения (...), Румыния будет вынуждена аннексировать Бессарабию без нашего одобрения". К. Стере намеренно плутует. Во-первых, Румыния аннексировала "Бессарабию" еще в январе 1918, "без нашего одобрения" -молдован, следовательно, Румынии не нужно было еще раз быть "вынужденной" ее "аннексировать". Во-вторых, если Румыния еще раз видела себя "вынужденной аннексировать Бессарабию" - независимо от голосования Сфатул Цэрий, тогда кому нужно было это политическое шоу, потерянное время и деньги, выплаченные Инкулецу? В- третьих, подтверждалась старая истина: захваченную страну никто не считает "независимой". В-четвертых. К. Стере публично признал, что Сфатул Цэрий, его лидеры были марионетками в чужих руках, механизмом голосования за интересы оккупационной силы, но с амбициями руководителей европейского уровня. Эта жестокая реальность была хорошо известна беспристрастным наблюдателям, непосредственным свидетелям.

"В первые дни января месяца (1918) я был направлен генералом Щербачевым в Кишинев, - отмечал Н.де Монкевитц, - чтобы на месте ознакомиться с положением дел. Положение показалось мне чрезвычайно странным: Кишинев был резиденцией исполнительной власти республики, представленной комитетом директоров, и законодательной власти, то есть Парламента (Сфатул Цэрий). И тот, и другой, опьяненные значительностью своей роли, издавали законы и правили путем выступлений и декретов, этим ограничивалась их роль. Не пользовались никаким авторитетом и не располагали никакой материальной поддержкой".

Эта жалкая реальность подтверждена свидетелями и участниками событий, всеми авторами, знакомившимися с документами. "Хотя для всего периода с 21.11.1917 и по 13.01.1918 в Бессарабии не имелось ни одного учреждения власти более влиятельного, чем Сфатул Цэрий, у него все же не было достаточно твердости и авторитета, чтобы эффективно владеть всей территорией Бессарабии, тем более, чтобы организовать и реализовать объединение". После 13.01.1918 (оккупация Кишинева) "Сфатул Цэрий возобновил свою работу, но не вернул себе авторитета, который был у него до середины декабря (1917). Из-за больших реквизиций продовольствия, истязаний, к которым прибегала в некоторых случаях румынская армия (...), лишения крестьян земли, отнятой у помещиков к концу 1917, жители сел видели в Сфатул Цэрий основного виновника положения, в котором они оказались (...).

Политические лидеры Бессарабии чувствовали себя в тупике: с одной сторо

297

В. Стати. История Молдовы_

298

ны, они не могли выполнить своих обязательств из-за того, что административная сфера была захвачена генералом Е. Броштяну, а с другой - не могли протестовать, поскольку сами пригласили румынскую армию в Бессарабию. Потому были бы рады как можно скорее сбросить с себя бремя должностей, в которых формально состояли" (И. Цуркану).

Лидеры Сфатул Цэрий были в положении крестьянина с ведром без ручки: нести невозможно и бросить не с руки. "Объединение", однако, могло стать выгодной сделкой: портфели министров, мандаты депутатов, академические звания...По крайней мере для некоторых.

Некоторые очевидцы характеризуют Сфатул Цэрий и его лидеров в таких красках и терминах, которые мы лишь частично позволим себе привести. "Сфатул Цэрий был на деле ни чем иным, как самозванным политическим формированием, неким советом из мешанины, в котором большевизм, национализм, русизм, семитизм и буржуазный либерализм бормотали и смешивались в причудливой и жалкой какофонии. Вышедший из выборов совершенно фиктивных, он не представляет ничего и никого. Вообще-то его члены сами себя выдвинули, им удалось устроиться во главе движения, потому что места не были заняты другими" (К. Арджетояну). Не осмеливаемся все же полностью воспроизвести приводимые К. Арджетояну характеристики и особенности лидеров этого "Совета сводников, набранных с улицы, наполовину боль-шевизированных, наполовину националистских, собравшихся в Кишиневе под именем Сфатул Цэрий" - И. Инкулеца и Д. Чугуряна. Они шокируют их поклонников и певцов.

Крупные собственники "Бессарабии" (П. Синадино, В. Ангел, М. Главче, Д. Семиградов, Дическул и др.) в петиции (5 марта 1918) выражали "свое право и долг по отношению к Бессарабии показать ее в противоположность тем, кто, желая злоупотребить состоянием дезорганизации, пытается извлечь личные выгоды в ущерб благу и будущему страны... Нынешнее правительство и мнимый Сфатул Цэрий - случайная креатура случайных людей и авантюристов, которые, воспользовавшись большевистскими волнениями, которыми вначале руководили они же, поскольку П. Ерхан и Инкулец явились из Петрограда в Кишинев с большевистскими делегациями, объявили ее независимой республикой и овладели ситуацией, обещая массам передачу владений собственников..^...) Чтобы восстановить государственный порядок в Бессарабии, потрясаемой анархией, может быть единственный путь, а именно: Сфатул Цэрий, самоуправный институт, избранный максималистской бандой солдат, без учета слоев буржуазии и интеллигенции, даже зажиточных крестьян, состоящий в большинстве своем из демагогов и политических авантюристов и возглавляемый лицами, бывшими недавно членами крайних социалистических организаций Петрограда, должен быть распущен..."

Упомянутые характеристики Сфатул Цэрий и его лидеров полностью проявились в памятные 7 дней - 20-27.03.1918.

1. 20.03.1918 И. Инкулец и Д. Чугуряну прибыли в Яссы, чтобы ехать в Бухарест (оккупированный немцами), "договариваться с Центральными Силами о мире от имени независимой Молдавской Республики". Иного мандата у них не было. Иных полномочий им никто не давал. Два

_В. Стати. История Молдовы

299

дня они "обрабатываются" в Румынской академии, иностранными дипломатическими миссиями, членами румынского правительства.

2. 23.03.1918 их пригласили на заседние румынского правительства. Председательствовал новый премьер-министр Маргиломан (германофил, привезенный из Бухареста). "Неожиданно для нас Маргиломан ставит вопрос объединения Бессарабии" (И. Инкулец). Следовательно, румынский премьер-министр предлагал И. Инкулецу и Д. Чугуряну ликвидацию государства, которое они представляли - Молдавскую Независимую Республику и ее высшего государственного учреждения - Сфа-тул Цэрий, во главе которого они стояли. Они согласились. Без того, чтобы хотя бы формально проинформировать Сфатул Цэрий. И. Инкулец, Д. Чугуряну и П. Халиппа решили судьбу молдавского народа на десятилетия вперед, не поинтересовавшись его мнением.

3. 24.03.1918 делегация Молдовы - И. Инкулец, Д. Чугуряну, П. Халиппа в сопровождении К. Стере, вызванного специально для этого из Бухареста, прибыла в Кишинев. В следующие 2 дня "в ряде бесед, конференций, обсуждений, интервью, выступлений, тостов вопрос быстро был поставлен на его исторические, национальные и моральные основы..." (П. Казаку). Очень быстро: в два дня. Рапортуя два дня спустя Ал. Маргиломану о проведенной работе, К. Стере гордился: "Провел 28 выступлений, состоялись километры болтовни". Ал. Маргиломан отметит: "...Стере входит, выходит, видит различные партии и говорит мне: "Я должен притворяться тронутым с тронутыми...". Речь шла о тех, кого он хотел "объединить".

4. 26.03.1918: "На 27 марта вопрос объединения был поставлен на повестку дня вследствие настояний г-на Маргиломана, прибывшего 26 марта с этой целью" (П. Казаку). В этот день "огромный труд приложили и некоторые политические деятели и служащие, прибывшие с Мар-гиломаном из Ясс". Ал. Маргиломан тоже работал в поте лица: "Принимаю министров, явился затем архимандрит Гурие...Казаку, С. Кэдере ставят меня в известность о переговорах, Стере..."

5. 27.03.1918: "Последний этап объединения совпадает с историческим заседанием Сфатул Цэрий от 27.03.1918", констатирует историк И. Цуркану, уточняя: до 15 часов Маргиломан беседовал, мирил, обещал, читал и исправлял проект текста акта объединения, обсуждал с председателями различных фракций и партий Парламента (Сфатул Цэрий). Из протокола узнаем любопытные детали этого заседания. 15 часов. Инкулец открывает заседание. Ни слова о повестке дня. Предоставляет слово Ал. Маргиломану, "для заявления, с какой целью он к нам прибыл". Глава румынского правительства поражает присутствующих с первых слов: "Великий и святой вопрос возвращения Бессарабии в лоно родины, вопрос, который разогревал политические тревоги одной политической партии Румынии, непрерывно терзал наши души. Мы следили (из Бухареста, оккупированного немцами - Авт.) за развитием этого угла румынской земли...". Большинство Сфатул Цзрий было раздосадовано: то, что готовилось, было завершением взаимного соглашения или интересом "одной румынской партии (консервативной, сотрудничавшей с немцами и интриговавшей против правительства в Яссах)? Когда "вошла Бессарабия в лоно Родины", чтобы в него "вернуться"? С каких пор территория между

В. Стати. История Молдовы_

300

Прутом и Днестром стала "углом румынской земли"? Ведь Австрия, например, не является немецкой лишь потому, что у австрийцев и немцев общий литературный язык. Ведь, Хорватия, скажем, не сербская, хотя пользуется общей формой литературного языка...

Ал. Маргиломан прямо переходит затем к предмету: читает декларацию румынского правительства, принципы которой сформулировал 23.03.1918, когда вместе с И. Инкулецем, Д. Чугуряну, П. Халиппой окончательно отредактировал документы ликвидации Молдавской Республики: 1. Сфатул Цэрий будет распущен...; 2. У провинции будут свои депутаты в парламенте в Яссах; 3. У провинции будут два министра в румынском правительстве; 4. Действующие законы и местное самоуправление сохранятся лишь до момента, когда примут участие в работе парламента в Яссах "представители Бессарабии"; 5. Местные служащие высшего ранга "назначаются румынским правительством"; 6. "Призыв в армию будет проводиться, как во всем королевстве, территориально" и другие пункты. "Итак, - заключает И. Цуркану, - дискуссия была начата румынским правительством, предложившим готовое решение (уточненное в Яссах 23.03.1918 - Авт.), которое Сфатул Цэрий был призван проголосовать". Но была еще финальная статья, которая аннулировала все те так называемые условия: "Поскольку Бессарабия объединилась, как дочь, со своей матерью-Румынией, румынский парламент решит (...) включение в конституцию указанных выше принципов и гарантий" (подчеркнуто - И. Цурквну). "Таким образом, - замечает цитируемый историк, - даже Декларация Сфатул Цэрий (которая вообще-то была декларацией румынского правительства, составленной в Яссах 23.03.1918 - Авт.) предоставляла румынскому правительству право аннулировать оговорки этого документа, тем более, что в "финальной статье больше не говорится об "оговорках", а о "принципах и гарантиях", терминах гораздо более общих и неточных... Выходит, что 27.03.1918 был ликвидирован не только Сфатул Цэрий, но и проштемпелевана судьба Молдавской Республики, потому что декаларацией румынского правительства об "объединении" признавалось право румынского парламента решать, что он пожелает и когда пожелает относительно новой провинции. Мавр сделал свое дело, мавр может уходить:

"Мы, представители румынского правительства, покидаем зал заседаний...". Ал. Маргиломан и его многочисленная свита вышли из зала. Неожиданно К. Стере назначается членом Сфатул Цэрий. Так делались тогда депутаты.

И. Инкулец, строго соблюдая сценарий, составленный в гостинице "Лондра" вместе с румынским премьером, после того, как Ал. Маргиломан рассчитался, согласно договору, предоставил слово И. Буздугану, который без всяких обсуждений, даже хотя бы без вопросов и ответов утвердив повестку дня, прочитал декларацию Молдавского блока, которая была все той же Декларацией румынского правительства, составленной в Яссах 23.03.1918 и которой предшестовала небольшая преамбула: "Молдавская Демократическая Республика (...), оторванная Россией уже более 100 лет от тела древней Молдовы, на правах исторического права и права народа, на основе принципа, что народы сами решают свою судьбу, отныне и навсегда объединяется с матерью своей

_В. Стати. История Молдовы

301

Румынией". К сожалению, И. Буздуган не объяснил: как Румыния, образованная в 1862 и признанная под этим именем в 1866, стала "матерью" "Бессарабии", если та "была оторвана от тела древней Молдовы в 1812"? Т.е. 50 годами раньше появления Румынии!

Желающие начали высказывать свое отношение к декларации Молдавского блока, точнее, румынского правительства.

Слово взяли члены Сфатул Цэрий В. Цыганко, К. Мисирков, А. Осмоловский, И. Криворукое, А.фон Леш, Ф. Дудкевич. Лишь последний, представитель поляков, поддержал позицию Молдавского блока. Остальные заявили, что вопрос какого-либо объединения "Может быть решен волей всего народа Республики Молдова", референдумом. Представитель рабочего Совета И. Криворукое уточнил, что трудовые люди "отказываются участвовать в голосовании". Как известно, рабочих и крестьян республики никто никогда не спросил, не советовался с ними по "вопросу объединения".

После перерыва В. Чижевский, один из лидеров Молдавского блока, предлагает, чтобы голосование резолюции по вопросу "объединения" проводилось "поименно и открыто". За ликвидацию независимой Молдавской Республики и превращение ее в румынскую провинцию проголосовали 86 членов Сфатул Цэрий, 3 были против, 35 - воздержались.

Итак, Сфатул Цэрий, образованный решением Военно-молдавского съезда 27.10.1917 в целях реализации принципа "каждый народ имеет право сам решать свою судьбу", принимая во внимание "желание объединить молдавский народ и гарантировать его национальные права", уполномоченный "объявить территориальную и политическую автономию Бессарабии", - спустя 4 месяца после провозглашения Демократической Молдавской республики (2.12.1917), 2 месяца спустя после провозглашения Молдавской Независимой Демократической Республики (24.01.1918) - вследствие "бесконечных переговоров и жульничеств с ренегатами" продал Молдавскую Республику румынам.

Председатель Сфатул Цэрий И. Инкулец "отщипнул 2 ООО ООО леев от Маргиломана (деньги были сосчитаны в гостинице "Лондра" румынскими депутатами Пилеску и Андреем Кортяну), чтобы устроить в Сфатул Цэрий голосование присоединение Бессарабии" (К. Арджетояну, Воспоминания, V, стр. 29).

Некоторые члены Сфатул Цэрий за короткое время "стали хорошими румынами, потому что так дул ветер", предоставив Молдавскую Республику "в распоряжение всех жуликов и партийных деляг" (К. Арджетояну). Услуги румынскому королевству по ликвидации Молдавской Республики и превращения ее в румынскую провинцию были оплачены. В результате этой сделки И. Пеливана, Д. Чугуряну, П. Халиппу, Д. Бого-са, А. Крихана, Шт. Чобану и др сделали депутатами, министрами, членами Академии...Но лучше всех заплатили И. Инкулецу: помимо разных министерских портфелей и протаскиваний в академии, он получил от А. Маргиломана 2 ООО ООО леев за то, что организовал "как нужно голосование за присоединение провинции".

Примечательно, что уже в 1918 многие борцы за "объединение" схватились за голову, когда увидели, что наделали, лучше сказать: что делают чужаки с их страной. Они, в том числе К. Стере, Н. Александри,

В. Стати, История Молдовы_

302

И. Пеливан, П. Халиппа, А. Мыцэ, И. Буздуган посылали петиции, протесты, возмущенные письма правительствам, королю Румынии, разоблачая беззакония, злоупотребления, унижения и грабежи, совершаемые румынской военной администрацией в провинции "Бессарабия". И. Инкулец ничего не подписывал.

Ирония судьбы: 27.03.1918 в результате интриг, происков и сделок И. Инкулеца, Сфатул Цэрий, не имея мандата населения, "правя в Кишиневе под покровительством нашей армии" (К. Арджетояну), дал согласие на "присоединение провинции", представив его "объединением". А 31.03.1918 еще публиковались последние разделы Конституции Молдавской республики, 79 статья которой предусматривала: "Для того, чтобы решить вопрос о вступлении Молдавской Демократической Республики в какое-либо политическое объединение (...) нужно провести голосование всего народа (референдум)..."

Все "условия" "присоединения провинции" были направлены на то, чтобы скрыть правду: все, что произошло на территории между Прутом и Днестром, с января 1918 оккупированной 4 румынскими дивизиями, и особенно после 27.03.1918, "можно считать внутренней сделкой Румынии" (Ал. Болдур).

<< | >>
Источник: ВАСИЛЕ СТАТИ. История Молдовы – 480с.. 2002

Еще по теме Захватническая операция под кодовым названием "Объединение":

  1. 4. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ООН ПО ПРОВЕДЕНИЮ ГОДА ДИАЛОГА МЕЖДУ ЦИВИЛИЗАЦИЯМИ ПОД ЭГИДОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ
  2. НАЗВАНИЕ НАШЕЙ СТРАНЫ И НАЗВАНИЕ РУССКОГО НАРОДА.
  3. 1.3. Типовые изменения баланса под влиянием хозяйственных операций
  4. Государственный строй Германии до объединения Падение «священной римской империи германской нации». Формы объединения и объединения германских государств
  5. Война японских кодов
  6. 6. ЗАХВАТНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ЛОРДА ДАЛЬХУЗИ
  7. ПОБЕГ ИЗ МЕСТА ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ, ИЗ–ПОД АРЕСТА ИЛИ ИЗ–ПОД СТРАЖИ (cт. 313 УК РФ).
  8. Битва под Москвой, которой не было Гитлер подставил армию под климатическую катастрофу
  9. НЕЗАКОННЫЕ ЗАДЕРЖАНИЕ, ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ ИЛИ СОДЕРЖАНИЕ ПОД СТРАЖЕЙ (ст. 301 УК РФ).
  10. Откуда появилось название «астеки»
  11. Название страны
  12. СИСТЕМА НАЗВАНИЙ ЮНГОВСКОЙ ТИПОЛОГИИ
  13. Происхождение названия «Америка»
  14. УКАЗАТЕЛЬ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИИ
  15. Указатель племенных названий.
  16. Название «Китай» на старых картах