"Поруганная свобода..." Ill съезд крестьян

Заняв Кишинев, генерал Е. Броштяну объявил город на осадном положении (то есть аннулировал все права и свободы граждан), ввел комендантский час. В то же время он публично клялся: "наши меры не будут мерами притеснения, наоборот, они воодушевляются и будут воодушевляться принципами свободы, равенства, братства".
Румынский генерал К. Презан также заверял: "Решительно заявляю, что румынское войско не обидит ни одного жителя Молдавской Республики, какой бы национальности и веры он ни был". Е. Броштяну: "Мы пришли помочь вам в утверждении ваших прав и свобод". Такими были слова, такой была видимость. Посмотрим, какой была реальность.

В 1918, как и сегодня, в Республике Молдова наиболее многочисленным и, следовательно, самым сильным социальным слоем были крестьяне, "опора страны". Им, однако, было предоставлено только 30 мест в Сфатул Цэрий, которые до 22.01.1918 оставались вакантными. Сфатул Цэрий, его правительство были сформированы без участия самой многочисленной социальной силы. Молдавская Демократическая Рес

В. Стати. История Молдовы

публика была провозглашена 2.12.1917 без их участия в голосовании. В отличие от наших дней, в 1918 земледельцы, крестьяне Молдовы были не только самой многочисленной, но и самой организованной и дисциплинированной социально-политической силой. Она была в оппозиции к тому, что делал Сфатул Цэрий со второй половины декабря 1917, то есть открытым противником румынского режима оккупации. Продемонстрируем это, проследив за документальными свидетельствами тех трагических дней. Вечером 18.1.1918 в Кишиневе, в Доме Епархиального Собрания, открылся III губернский Съезд крестьянских депутатов. По сообщению Кувынт Молдовенеск, было мало делегатов из Аккерман-ского, Измаильского, Хотинского уездов. На первом заседании был выбран председатель съезда. Абсолютное большинство отвергло кандидатуру П. Ерхана. Председателем выбрали В. Рудьева, предложенного уездным съездом Бельц. В. Прахницкий, С. Арман и П. Чумаченко были выбраны заместителями В. Рудьева, а Ф. Молдован и Недяг -секретарями. С первого дня (вечера) заседания Кувынт Молдовенеск приводит выступление П. Ерхана, из которого ясно видно соотношение политических сил того периода: "На этот раз крестьянство собралось в очень трудных обстоятельствах. Некоторые районы не имеют и даже не хотят иметь связи с центром, с Кишиневом, с властями Молдавской Республики в лице Сфатул Цэрий и Совета генеральных директоров... Это очень опасно для страны, потому что она может стать добычей соседних стран. Единственный путь спасения - объединение крестьянства и прекращение борьбы некоторых районов и волостей против Сфатул Цэрий". От имени МНП съезд приветствовал П. Халиппа, напомнив об успехах своей партии: "Бессарабия была вырвана из когтей Петрограда, провозгласила себя Молдавской Республикой. Стала жить своей жизнью и не должна подчиняться чьей-либо чужой силе".

На следующий день съезд обсудил политическую ситуацию в республике в связи с интервенцией румынских армий. "К несчастью, -комментировал Кувынт Молдовенеск, - нашлись непредусмотрительные люди, которые отрицательно говорили об румынской армии, требуя, чтобы она покинула страну в 24 часа". Другие газеты более подробно осветили трагические события тех дней, когда румынская армия производила так называемое объединение. По мнению газеты Голос Революции, речь П. Ерхана, который попытался "оправдать введение румын в Бессарабию", была "иезуитской". Далее газета писала: "После выступления ряда ораторов об оккупации румынами Бессарабии выступил председатель съезда В. Рудьев. Он сказал: "Мы признаем румынский народ, особенно румынское крестьянство, но мы не можем лишить себя права контролировать правительство, будь оно русское, румынское или молдавское. Пока нам не будет гарантирована свобода слова, собраний и неприкосновенность участников съезда, не можем спокойно продолжать нашу работу. Единственное средство осободить наш дорогой край - это прогнать в 24 часа румын, не щадя жизни подняться как один за нашу свободу, оскверненную румынами, свободу, добытую борьбой и кровью наших братьев".

О выступлении В. Рудьева, сопровождаемом бурными продолжительными аплодисментами, румынские секретные агенты поторопились

287

В. Стати. История Молдовы_

288

i

поставить в известность румынские оккупационные власти. Полчаса спустя после выступления В. Рудьева в зал заседаний съезда вошел, - сообщала газета, - румынский майор в сопровождении вооруженного взвода, на балконах для хора, были установлены 4 пулемета. Майор потребовал выдать ораторов, которые произнесли неприятные слова в адрес румынского правительства. Председатель съезда заявил, что не станет разговаривать с майором, пока не будут убраны пулеметы и вооруженные румынские солдаты не покинут зал. Майору предложили снять кепи. Он исполнил это с презрительным жестом. Разумеется, делегаты не могли выдать товарищей. Решено было направить делегацию к Е. Броштяну. Как сообщает газета Кувынт Молдовенеск, председатель съезда В. Рудьев и его заместитель В. Прахницкий "отправились в румынскую комендатуру, чтобы узнать, почему вокруг Епархиального Дома, где проходил съезд, сосредоточивается армия. Эти лица - В. Рудьев и В. Прахницкий - были арестованы, по тем мотивам, что, будучи руководителями съезда, не остановили тех, кто произнес неприятные слова в адрес румынской армии".

В это время румынский офицер продолжал обследование зала заседаний, объясняя это тем, что исполняет приказ комендатуры, которая была проинформирована об оскорбительных выражениях в адрес Румынии и ее армий. "Ему было сказано, - пишет Кувынт Молдовенеск, - что на съезде не прозвучало ни единого слова против румынского народа, к которому любой народ, в том числе бессарабцы, относятся с уважением. Были, действительно, произнесены жесткие слова в адрес румынской политики, потому что она хочет оккупировать Бессарабию. Но крестьянский съезд проходит в свободной стране, где свобода слова является неотъемлемым правом".

Возмущение делегатов, узнавших об аресте В. Рудьева и В. Прах-ницкого, не имело предела... До обеда, затем до вечера обсуждался вопрос о румынской армии в Бессарабии и о вмешательстве румын во внутренние дела республики. С ненавистью и презрением говорили о тех, кто арестовал В.

Рудьева и В. Прахницкого...

Ночью 19.01.1918 открылось обычное заседание Сфатул Цэрий. Был объявлен состав нового правительства. После того, как главой правительства стал Д. Чугуряну, после событий Крестьянского съезда и жестоких действий румынских оккупационных властей, колебания по поводу проведения прорумынской политики исчезли. Поскольку в тот день румыны арестовали еще и двух членов Сфатул Цэрий, была направлена делегация (полковник Брэеску, новый военный министр, и И. Пеливан) к генералу Е. Броштяну. Тот "решительно заявил, что считает освобождение депутатов невозможным". Когда ему напомнили о "депутатском иммунитете", Е. Броштяну сказал, что "у Молдавской Республики нет конституции, где бы это было зафиксировано, а арест членов Сфатул Цэрий он не считает "вмешательством во внутренние дела Молдавской Республики". И грубо положил конец дискуссиям: "Мы всегда будем так поступать!". Так проводился в жизнь Кодекс законов румынского генерала Е. Броштяну с единственной статьей: "Я здесь судья!". Это было еще одним подтверждением акта оккупации Молдавской Республики.

_В. Стати. История Молдовы

289

И в этом случае раскрывался лицемерный смысл внешней политики румынского королевства. Когда ему было выгодно и нужно было задрапировать агрессивные действия, румынские политики и военные, типа Е. Броштяну, чванливо заявляли, что в Молдавской Республике нет-де законов, и оттого вели себя, как в джунглях.

В других ситуациях, когда нужно были скрыть многчисленные факты убийств, насилий и грабежей, румынские политики того времени заявляли, что зто, дескать, последствия молдавского законодательства. И за все беззакония интервентов должны отвечать молдавские власти.

Между тем "информация о жестоких расправах румынского командования над населением Бессарабии стала известна широким демократическим кругам на Западе, смутив даже некоторых государственных деятелей. Румынский посол в Вашингтоне Анджелеску в беседе с государственным секретарем США П. Лассингом, пытаясь отвести вину от румынского правительства в связи с недостойными действиями румынских солдат и офицеров, заявил, что румынские армии "с согласия правительства Молдавской Республики Бессарабии и Щербачева" предоставлены в распоряжение этого правительства. Иными словами, за все беззакония оккупантов по отношению к местному населению несет ответственность лишь Совет генеральных директоров" (Papers Relatting...1918; Е. Левит, 2000). Эти басни распространял и бывший посол Румынии в Петрограде К. Диаманди. Как докладывал Вашингтону Д. Френсис, посол США в России, К. Диаманди сказал ему, что "Румыния не несет ответственности за то, что происходит в Молдавской Республике, объявленной независимой" (Там же).

Это элементарный двойной стандарт в политике:

1. "У вас нет конституции. Так мы будем поступать всегда.

Я здесь судья!" (Е. Броштяну). - Когда хотят оправдать беззакония и зверства.

2. "Румынские армии к вашим услугам" (Анджелеску). "Вы несете ответственность, поскольку провозгласили себя независимыми" (К. Диаманди). - Когда призваны к ответственности за беззакония и зверства, совершенные в Молдавской Республике.

Ill губернский съезд крестьян Молдавской Республики закончил работу 22.01. 1918. Акции "наказаний" румынской оккупационной армией не ограничились лишь арестом В. Рудьева и В. Прахницкого, которых никто больше не увидел. Были арестованы и заключены в тюрму И. Панцырь, Т. Которое, П. Чумаченко. Об этих преступлениях Кувынт Молдовенеск не проронила ни слова.

О заседаниях третьего и четвертого дней съезда газета писала, что обсуждение велось вокруг "Выяснения некоторых вопросов о Сфатул Цэрий и выборе крестьянских делегатов" . "Объяснения" давал И. Инку-лец. В ситуации, когда Епархиальный Дом был окружен румынскими солдатами, когда "Бессарабия" была оккупирована 4 румынскими дивизиями, когда Кишинев был на осадном положении, то есть были аннулированы все права и свободы, когда румынские солдаты на глазах демократического форума арестовали 5 делегатов, среди которых были члены Сфатул Цэрий, унизив и оскорбив честь и достоинство народа,

В. Стати. История Молдовы_

290

И. Инкулец заявил униженным и оскорбленным, что "Сфатул Цэрий был и остается единственным органом, который гарантирует права и свободы, завоеванные революцией", что "плохо поступают те, кто говорит о Сфатул Цэрий, что он хочет поработить страну и продать ее Румынии..." . Он призвал III губернский съезд крестьян поддержать Сфатул Цэрий. Лишенные своих арестованных руководителей, запуганные, униженные и оскорбленные, делегаты под угрозами выразили доверие Сфатул Цзрий и даже выбрали делегатов Сфатул Цзрий от крестьян И. Инкулеца, П. Ерхана, П. Халиппу, помещика В. Кристи. Среди 36 избранных , наконец, в Сфатул Цэрий делегатов не нашлось ни одного места для руководителей Съезда.

Судьба руководителей III губернского крестьянского съезда Молдавской Республики и некоторых делегатов была трагической. В соответствии с Кодексом генерала Е. Броштяну " Я здесь судья!", молдоване В. Рудьев, В. Прахницкий, Т. Которое, И. Панцырь и украинец П. Чума-ченко были расстреляны оккупационной румынской армией.. Из известных политических деятелей румынская сигуранца держала под постоянным надзором архимандрита Гурие Гросу, пламенного румынофила, члена Сфатул Цэрий К. Мисиркова (называем лишь числящихся по документам сигуранцы). Под прикрытием "борьбы с большевиками" оккупанты расстреляли известную представительницу Партии меньшевиков Надежду Гринфельд; члена социалистической народной партии, редактора газеты Свободная Бессарабия Н. Ковсана. Ни один из этих известных в "Бессарабии"политических деятелей не разделял концепций В. Ленина, даже наоборот, они были противниками большевистских идей. Под лозунгом истребления большевистских элементов оккупанты депортировали, подвергли репрессиям, уничтожили десятки и сотни людей, которые не имели ничего общего с большевизмом.

Трагические поворотные события, развернувшиеся в Молдавской Демократической Республике с момента вторжения румынских армий (начало января 1918) и достигшие высшей степени преступлениями, совершенными на II Съезде молдавских крестьян (19.01.1918), подтверждают вывод Н. Йорги от 13.02.1918: "Сфатул Цэрий существует лишь на словах".

<< | >>
Источник: ВАСИЛЕ СТАТИ. История Молдовы – 480с.. 2002

Еще по теме "Поруганная свобода..." Ill съезд крестьян:

  1. § 3. НАРАСТАНИЕ МАССОВОГО ДВИЖЕНИЯ РАБОЧИХ И КРЕСТЬЯН
  2. Отгон II и Оттон ill
  3. Ill Составы конкретизированные и обобщенные
  4. Итоги российского съезда
  5. § 7. Обеспечение свободы совести и свободы вероисповедания осужденных
  6. Военно-молдавский съезд
  7. Ill РУССКАЯ КУЛЬТУРА И ЛИТЕРАТУРА В СВЕТЕ ГЕНДЕРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  8. Глава вторая Об избирательных съездах
  9. VI Съезд народных депутатов
  10. XXVII съезд КПСС