"Молдован очень много на той стороне Днестра"

Молдоване, которые на заре средних веков обитали в восточнокар-патских регионах, в XIII-XIV вв. являлись самой отдаленной восточноро-манской общностью обосновавшейся на границе Днестровско-Прутско-го пространства.
Было совершенно естественным и оправданным, чтобы часть этого населения с отличительными этническими особенностями и определенным "историческим" стажем по сравнению с теми, с которыми контактировала, переходила Днестр и селилась на его левом берегу, побуждаемая разными мотивами и интересами: торговыми, освоением свободных (ничейных) земель Левобережья Днестра или просто спасаясь от внутренних передряг и неурядиц. А поселившись в зонах, примыкающих к левому берегу Днестра, обосновали населенные пункты, образовали семьи, увеличивая свое количество и расширяли регионы обитания.

Со временем, однако, пространство ограниченное левым берегом Днестра и рекой Ягорлык (возле Дубоссар) попало в сферу политических интересов Литвы, Польши, России, Турции... "Конец татарского господства (XIV в.), - пишет Ш.Папакостя, - находится в прямой связи

В. Стати. История Молдовы_

162

с экспансией в сторону Черного моря литовского государства, которое в течение века играло, самостоятельно или совместно с Польшей, одну из решающих ролей в Восточной Европе". Геополитические устремления государств, которые стремились или даже, частично, временно, обладали восточноднестровскими областями в Х1\/-Х\/1 вв. далеко не совпадали. Вследствие неизбежных столкновений страдало население, поселившееся в этих областях, прежде всего молдоване.

На протяжении многих веков северо-восточные зоны Днестра были последовательно в составе Галицкого государства (Юго-Западная Русь), Литвы, Польши, Оттоманской Порты, России. Вблизи этих территорий (восточноднестровские), всегда оспариваемых, уступаемые, вновь занятые новыми обладателями, находящиеся под знаком соперничества разных сил, утвердилась и сохранилась цельной и самостоятельной Цара Молдова. Было самим собой разумеющимся, чтобы ее жители обосновались в восточноднестровских зонах, которые не были под чьим-либо политическим господством; они поселиться на этих тучных пустующих землях из естественной необходимости: освоить их. Тем более, что зоны южнее Ягорлыка, фактически были ничейными.

После Перемирия в Бучаче в результате второй польско-турецкой войны (1672-1676 гг.), после Журавинского мира (1676), Польша признает сюзеренитет Турции над Подолией. Но после Карловицкого мира (1699) Польша восстановит свое господство над этими украинскими землями. Самая большая часть днепро-бугской территории, за исключением черноморского побережья, оставалась под властью гетьмана П.Дорошенко. Украинские гетьманы постоянно ссорились, дрались между собой, все время прося помощи то у русских, то у крымских татар, то у оттоманов. Ситуация еще более запутывалась и осложнялась из-за польско-турецких и русско-турецких войн, что лишний раз доказывает, что днес-тровско-днепровское пространство в тот период не было под чьим-либо эффективным обладанием. В условиях, когда многие соперники оспаривали право обладания днестровско-бугскими землями, они фактически были ничейными. Это подтверждается историческими документами. По Бахчисарайскому миру (1681) между Россией, Турцией и Крымским Ханством граница России устанавливалась по Днепру; пространство между Днепром и Бугом объявлялось "нейтральной зоной" - "дике поле"; крымские татары свободны были делать свои набеги вдоль рек, в том числе Буга, до Днестра. Но все эти разграничения и обладания были иллюзорными. До конца XVIII в., когда эти земли присоединяются к России.

Направления, интенсивность и давность поселения молдован на Левобережье Днестра, притягивали, особенно в последние десятилетия, интересы политических деятелей, историков, публицистов соседних с этим регионом стран. Разные авторы, намереваясь доказать давность и преобладающее количество своих этносов в области Днестровского левобережья формулируют одинаковые суждения, когда речь идет о молдованах, обосновавшихся здесь. Эти авторы, даже ученые, делают вид, что не замечают здесь молдован. Если все же не могут не помянуть существование молдавского населения на Левобережье Днестра, то пытаются хотя бы приуменьшить демографические, исторические параметры этого восточноднестровского этнического компонента.

_В. Стати. История Молдовы

163

Возможно, что территории между средними течениями Днестра и Днепра (за исключением зон у устьев этих рек) были мало заселены. Известно, что французский путешественник Гильберт де Лануа, направляясь к князю Витовту (1421 г.), который находился в подольской Каме-нице, записал, что князь дал ему в проводники 2 татара, 16 русинов и волохов. Можем предполагать, что сопровождающие, которых дал князь французскому путнику, отражали этнический состав восточно-днестровских регионов. Примечательно, что среди хороших знатоков этих мест были и волохи. Это естественно: проводники, как правило, местные люди... Господарь Молдовы Александр Добрый, в свою очередь, предложил французскому путешественнику, дабы сопровождали его до Каф-фы, переводчика и проводников. Выходит, что при дворе господаря Молдовы было достаточно людей, которые хорошо знали дорогу (по суше) от Днестра до Крыма...

Описывая этот путь, Г. де Лануа отмечает, что оказался в татарской степи, которую смог перейти лишь за 18 дней, встречая только одно татарское село на берегу Днепра. Рассказ французского путника в общих чертах соответствует другим источникам тех времен. Северное Причерноморье в XV в. было мало заселено. Однако вряд ли есть достаточно оснований говорить о "пустыне". Напомним, что на пути Г. де Лануа в то время (1421 г.) существовал и был известен Качибей (месторасположение будущей Одессы), первые информации о котором относятся к 1415 г. Учитывая реальность, что все поселения от Четатя Албэ до Каффы содержали определенный восточнороманский этнический компонент, подтвержденный документально, нет оснований считать, что поселение Качибей было бы исключением. Тем более, что в строительстве и перестройке этого поселения, где позже поднимется Одесса, участвовали тысячи молдован (волохь).

После смерти Витовта (1430 г.) среди крепостей, перешедших к Свидригайло, упоминаются Чарни грод (Очаков), Маяк-Каравул и Качибей. Начиная со второго десятилетия XVI в. татары занимают эти поселения: в 1525 г. - Очаков, в 1540 - Хаджибей (Качибей), отодвигая постепенно поляков/литовцев к северу от Ягорлыка.

Молдавский этнический элемент продолжает распространяться на восточноднестровских землях и в XVI в. Сошлемся на документы, достоверность и историческая ценность которых не может вызвать сомнений. Молдавский хронист Григоре Уреке пишет: "После этого напали казаки выше Тигины, на той (левой) стороне Днестра, несколько сел образовавшихся в польских пределах - очень много молдован, которые ушли из страны (Молдовы) из-за бед и притеснений от Янку водэ (1579-1582) и многих убили, награбили, в плен взяли и с добычей вернулись к своим домам".

Фрагмент Летописи Гр.Уреке имеет решающее значение для вопроса поселения молдован на Днестровское левобережье.

Летопись утверждает, без каких-либо сомнений, организованное заселение молдова-нами этих районов: села и значительное их количество: фоарте мулць. Молдавский хронист подтверждает информацию польского историка А.Яблоновского о прочном существовании в 1594 г. молдавских сел (в/е/гёгсге) на Левобережье Днестра.

В. Стати. История Молдовы_

164

Несомненные свидетельства организованного массированного заселения молдованами земель восточнее Днестра существуют и до 1582 г. 7 апреля 1511 г. Сигизмунд, король Польши, сообщал капитану Камени-цы, что господарь Молдовы Богдан III (Кривой) пожаловался, что "поляки заманивают его крестьян (из Молдовы) обещая им свободу и они уходят с радостью".

Во втором своем правлении Петру Рареш, - как напоминает нам Гр. Уреке, - "отправил в 1541 г. своих послов к польскому королю, требуя вернуть пленных, которых взял Тарновский хатман, когда пришел с войском в Хотин. Однако послы ничего не добились".

Такие жалобы были с обеих сторон. Несколько позже сановники Подольского воеводы просили господаря Молдовы вернуть сбежавших в Молдову участников одного восстания. В своем ответе господарь К.Дука сообщал подольским шляхтичам, что согласен вернуть беглецов, если польские феодалы вернут молдован, поселившихся в Подолии, на Украине, и тех, что записались в польские войска. Господарь настаивал, чтобы "польская сторона принимала все необходимые меры помешать переходу молдован в области Левобережья Днестра, находящиеся под господством поляков".

Заявления, которые пытаются ставить под сомнение непрерывный характер колонизации молдаванами районов, примыкающих к левому берегу Днестра, отвергаются документами, которые удостоверяют юрисдикцию молдавских господарей над этими заселенными и обрабатываемыми их подданными землями. Речь не идет об единичных случаях, о случайном документе, а о целом ряде официальных актов Молдавской Государственной Канцелярии, которые последовательно, на протяжении нескольких лет, подтверждают господство молдавских суверенов над районами, примыкающими к левому берегу Днестра, господство и право которых никогда, никем, ни одной политической силой не оспоренные.

Во второй половине XVI в. господари Молдовы дарственными грамотами жалуют и подтверждают своим подданным право обладать поселениями и местами на левом берегу Днестра. Полагая что эти официальные акты Молдавской Государственной канцелярии имеют исключительное документально-историческое значение достоверных свидетельств, воспроизводим ниже несколько фрагментов.

Дарственной грамотой от 10.05.1574, подписанной в Яссах, господарь Молдовы Ион водэ Лютый дает и подтверждает Иону Голия, великому логофэту, и Еремие, пыркэлаб, с супругой "у нашей Земли Молдавской две места от пустник, един над Нистру где се именует Оксентия, между Моловата и между Мокшия и с место за читири млини от тое сторона Нистра у потоци, у устья Игорлыкул, где упадает у Нистру...*.

Для того, чтобы доказать, что господари Молдовы осуществляли все свои права и власть над землями на левом берегу Днестра в равной мере, как и на Карпато-Днестровском пространстве, воспроизводим несколько фрагментов из документов разных лет. В декабре 1588 г. господарь Молдовы Петр Хромой подтверждает договоренность между супругой Голия логофэта и супругой Еремия пыркэлаба, подтверждая госпоже Голия, среди прочего, "половина села от Оксентия нижна часть

_В. Стати. История Молдовы

165

и с две млини от ниж, что сут у Яхурлук и места эа се дни к у Нистру упротив млинам". Госпоже Еремия пыркэлаба господарь Молдовы подтверждал и "половина село от Оксентия нижна част и с две млини у Яхурлук от више и с место за седник у Нистру...".

Несколько лет спустя грамотой, подписанной 11.08.1603 г. в Сучаве, господарь Молдовы Еремия Мовилэ подтверждает Анне, госпоже Иона Голия и ее детям привилегии, которые она имела от Иона водэ: "На две места за пустини: едно место на Нистре, где се именует Оксентия меж Муловата и меж Могшиа и с местове за читири млини по том сторони Нистра у потоци у устье Яхорлика где упадает у Нистру...".

В связи с первым цитируемым документом (10.05.1514 г.) историк Аурел Сава писал в 1942 г. - суждение относится в равной мере и к остальным воспроизводимым документам: "Актуальный интерес документа состоит в юрисдикции господаря Молдовы над местами на той (левой) стороне Днестра, которые находятся у нашей Земли Молдавской".

В начале XVII в. (1607) в документах отмечаются молдоване, имеющие разные занятия в областях относительно далеких от Днестра. Часть молдован, поселившихся в пространстве между Днестром и Днепром, вступали казачьи сотни, в том числе в запорожские.

На рубеже XVII-XVIII вв., согласно литературным источникам, в Возии (крепость у устья Буга) также находились молдоване. Так, копия рукописи из Литературного Музея Молдовы (Яссы) содержит ценные информации, написанные "для упоминания (исторических фактов) которых не хотел оставить забвению". Завершается эта информация, - как пишет Магда Жияну, - "формулой чисто по-молдавски выраженной: будет ли это правдой, или по другому прошу принять а не злословить". Магда Жияну воспроизводит одну из исторических легенд, которую Ион Не-кулче не записал и не включил в свой знаменитый букет О сама де кувинте. Речь о легенде крепости Возия (Очаков).. "О Возии ни в одном летописеце не написано, что она была под господством молдован. Только молдавские христиане, что живут сегодня в Возии говорят, что слышали от их дедов и прадедов своих, что был и герб Страны Молдавской у ворот: голова зубра".

Географическая, экономическая и этническая, включая молдован, действительность конца XVII в. отражена в одном описании на немецком языке пути от Киева в Константинополь. Как определил М.В.Сергиевский, социал-экономические, географические и этно-демографические информации, в том числе "свидетельства о селах Ташлык, Беляевка, а также других поселений из зон тогда под владением поляков (конец XVII в.) воспроизведено до подробностей, до количества жителей и их национальности и т.д." в работе русского исследователя А.Руссова Русские тракты в конце XVII в. и начале XVIII веков и некоторые данные о Днепре из атласа конца прошлого столетия. Киев, 1876. Отсюда узнаем, что на землях к западу от Днепра, по которым шли дороги от Киева в Царьград через Бендеры и Буджак или через Сороки и Яссы, есть уже и пахари и виноделие и разведение скота и добывание из него молочных продуктов".

Особо ценными являются сведения о населенных пунктах вдоль этих торговых трактов, а также данные об их этническом составе. В этой

В. Стати. История Молдовы_

<< | >>
Источник: ВАСИЛЕ СТАТИ. История Молдовы – 480с.. 2002

Еще по теме "Молдован очень много на той стороне Днестра":

  1. 21.16. Слишком много адвокатов? Слишком много судебных разбирательств?
  2. Идея народа, родины и языка у молдован
  3. "Над Днестром свистят пули..."
  4. XI. МОЛДОВА МЕЖДУ ПРУТОМ И ДНЕСТРОМ. 1917-1940
  5. Очень своеобразный стиль
  6. Аллен Даллес, очень уравновешенный американец
  7. X. МОЛДОВА МЕЖДУ ПРУТОМ И ДНЕСТРОМ В СОСТАВЕ РОССИИ "...Была оторвана от Молдовы"
  8. Поведение различных функций в одной и той же ячейке
  9. Как подобрать партийные и государственные документы по той или иной теме
  10. Глава третья. «НЕКОЕ ВОСПРИЯТИЕ ТОЙ ТАИНСТВЕННОЙ СИЛЫ»
  11. Слишком много клиентов
  12. «В этой местности так много богов...»
  13. “НЕ НА ЧТО ЖИТЬ, КОГДА СТАЛО ТАК МНОГО ВОЕВАВШИХ”
  14. Обязанность стороны трудового договора возместить ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора