3. УЭЛЗЛИ И ПОЛИТИКА СУБСИДИАРНЫХ союзов

Завоевательная политика Уэлзли. Джона Шора на посту генерал-губернатора сменил в апреле 1798 года Уэлзли. «За исключением Керзона ни один генерал-губернатор не был так хорошо осведомлен о всех вопросах управления Индией, как Уэлзли».

Уэлзли был «зрелым и талантливым ученым», и в качестве члена Контрольного совета он в течение ряда лет был тесно связан с индийскими делами. Он был убежденным сторонником расширения английских владений в Индии. Его цель, выражаясь его же словами, заключалась в том, чтобы «установить разумную систему союзов и политических связей со всеми районами Индостана и Декана». Другими словами, он стремился к тому, чтобы «английское правительство сделалось верховной властью в Индии». Говорят, что его правление представляло собой «ряд переворотов, которые постепенно вели от хаоса к космосу». Часто повторяемое утверждение, что во время его генерал-губернаторства британская империя в Индии стала британской империей Индии, соответствует исторической действительности.

Политика Уэлзли в отношении Майсура. Первым важным достижением английской политики и английского оружия, ознаменовавшим начало этого превращения, было уничтожение могущества Майсура. Милл говорит, что в 1799 году не было такой причины для разгрома Типу, которая отсутствовала бы в 1792 году, когда начались мирные переговоры. Он добавляет, что связи Типу с французами имели ничтожное значение и были по-детски несерьезны. С другой стороны, Вильсон, издавший книгу Милла, в оправдание политики генерал-губернатора рисует мрачную картину. Разве английским властям следовало, мол, дожидаться, пока Типу станет сильным, пока переговоры, которые он открыто вел с Францией, дадут серьезные результаты или ему удастся обеспечить себе содействие четырнадцатитысячной армии, находившейся под контролем Раймона в Хайдерабаде? «Тот самый случай, который помог большой армии высадиться в этот период в Египте, несмотря на превосходство и бдительность английского флота, возможно, представился бы и для отправки к Типу-султану офицеров и солдат, с помощью которых его сила и мощь возросли бы настолько, что смогли причинить беспокойство и ущерб британской власти в Индии». Заман-шах, внук Ахмед-шаха Абдали, был заодно с Типу и угрожал вторжением в Индию с северо-запада. Поэтому быстрота действий и решительность Уэлзли якобы спасли положение. По словам самого генерал-губернатора, это была «критическая, но не опасная» ситуация. Уэлзли считал победу над Майсуром своим величайшим триумфом и без конца говорил о ней, как «Цицерон о подавлении загсЕора Каталины». Угроза

22 История Индии

838

ИСТОРИЯ ИНДИИ

французского нападения извне и изнутри была, вероятно, преувеличена, но нельзя отрицать того, что крах могущества Майсура усилил позиции англичан в Индии в отношении маратхов примерно так же, как победа при Садовой укрепила позиции Германии в отношении Франции, обеспечив конечную победу.

Субсидиарный союз с низамом (1798 г.). Уэлзли предпринял серьезные усилия завязать переговоры с Типу, который рассматривал их, и не без оснований, как попытку выиграть время. Однако переговоры в Хайдерабаде привели к замене французских войск в столице низама английскими. Договор был заключен в сентябре 1798 года. Еще при Джоне Шоре низам предлагал уволить служивших у него французских офицеров, а также распустить обученные французами батальоны при условии, что он получит от англичан достаточную поддержку и заверения в том, что его будут защищать от маратхов. Джон Шор не согласился. Уэлзли теперь был готов предобтавить ему войска, которые тот должен был содержать и которые «во всякое время будут готовы оказать важные услуги». Низам согласился ежегодно платить на содержание войск 2417 тысяч рупий, уволить всех европейских офицеров неанглийского происхождения и вести свои внешние сношения, руководствуясь советами англичан. Французские войска были разоружены без кровопролития, и низам, таким образом, снова превратился в союзника англичан.

Четвертая англо-майсурская война (1799 г.). Переговоры между генерал-губернатором и Типу-султаном были прерваны в августе 1798 года, и в начале 1799 года обе стороны готовы были к борьбе. Цель Уэлзли в начале этой войны заключалась в том, чтобы захватить Канару и тем самым перерезать коммуникации, связывающие Типу с французами, получить от Типу контрибуцию и заставить его принять английского резидента в своей столице. Военный план англичан был хорошо разработан, и операции хорошо согласованы. Генерал Харрис выступил из Веллора, генерал Стюарт—из Каннанора. Артур Уэлзли, знаменитый впоследствии герцог Веллингтон, командовал хайдерабад-скими войсками. Руководство войсками в армии Типу было значительно слабее, чем у англичан. Кольцо замкнулось вокруг Серингапатама. Осада Серинга-патама началась 17 апреля, и 4 мая он был взят. Типу был убит, его сын сдался. Так окончилось правление династии Хайдера Али.

Основная и центральная части владений Типу были переданы потомку древних майсурских раджей. Ост-Индская компания присоединила Канару к своим владениям. Низаму была передана территория, лежащая к северо-востоку. Позднее при заключении второго договора с компанией в 1800 году низам отдал ее англичанам. Таким образом, новое Майсурское государство оказалось окруженным английскими владениями, совершенно отрезанным от моря. Новый раджа был несовершеннолетним. Пурния, министр финансов при Типу, был поставлен управлять государством. Артур Уэлзли в течение некоторого времени осуществлял в Майсуре военный контроль.

Причины падения Типу. В Майсуре существует почти ставшее пословицей выражение: «Хайдер родился для того, чтобы создать империю, а Типу—для того, чтобы утратить ее». Военные приготовления Типу в последние годы его жизни заключались в том, чтобы укреплять Серингапатам и увеличивать его запасы в предвидении осады. Отец Типу не раз одерживал верх над своими врагами, защищая свою столицу до наступления сезона дождей. Но его стратегия никогда не была только оборонительной. Типу пренебрег конницей, которая сыграла такую выдающуюся роль в кампаниях его отца и благодаря которой Хайдер успешно ликвидировал последствия своих поражений. Хайдер часто проигрывал битвы, но очень редко проигрывал кампании, и, как говорит

ПАДЕНИЕ МАЙСУРА И УПАДОК MAPATXOB

339

английский историк Уилкс, успехами в войнах он обязан скорее своим дипло-' матическим способностям, нежели военным.

Обладая таким же живым умом, как и Хайдер, Типу, однако, уделял слишком много внимания мелочам и не проявил достаточной способности видеть положение в целом. Ввиду его неустанного стремления к нововведениям и большого пристрастия к подробностям, он не имел успеха как организатор. Говоря словами Уилкса, «Хайдер был правителем, который производил улучшения, при этом не обязательно стремясь к нововведениям, а Типу был правителем, стремившимся к нововведениям, но по существу не вносившим никаких улучшений». Нетерпимая фанатичность и жестокость Типу были, вероятно, преувеличены. В этой связи можно процитироватыМилла: «О его жестокости мы слышали очень много, потому что среди ее жертв были и наши соотечественники. Но следует отметить, что за исключением определенных случаев, доказательства которых надо считать сомнительными, их страдания, сколь бы сильными они ни были, являлись не чем иным, как страданиями людей, попавших в очень суровые условия тюрьмы».

Присоединение Танджора и Карнатика. В 1799 году Уэлзли присоединил княжество Танджор, воспользовавшись спорами о престолонаследии. Раджа Танджора согласился на положение аристократа, получающего содержание. Уэлзли также присоединил Кариатик (1801 г.). Говорят, что бумаги, найденные в Серингапатаме после смерти Типу, уличали Умдат-ул-Умру, сына и наследника Мухаммеда Али, который умер в 1795 году. Карнатик был настоящим вертепом. Компания обязалась защищать Мухаммеда Али при условии регулярной выплаты ежемесячной субсидии оговоренного размера и не вмешивалась во внутренние дела его управления. Для того чтобы регулярно выплачивать субсидию, Мухаммед Али брал деньги в долг у англичан, причем некоторые из них были членами Мадрасского совета. В распоряжение этих кредиторов англичан передавались определенные округа. Жители этих округов подвергались жесточайшему угнетению, в них царило беззаконие, и алчность англичан была так велика, что там не прекращались волнения. Уэлзли воспользовался уликами против Умдат-ул-Умры, забрал управление в свои руки и сделал внука Мухаммеда Али марионеточным навабом. Так он положил конец ненормальному положению вещей в Карнатаке1.

Субсидиарный договор с низамом (1800 г.). Новый договор с низамом был заключен в 1800 году. По этому договору для оплаты английских войск в Хай-дерабаде англичанам были переданы владения низама, лежащие к югу от рек Тунгабхадра и Кришна. Уэлзли, несомненно, был прав, оказывая предпочтение такой системе оплаты войск. Договор об оборонительном союзе обеспечивал низаму защиту от всех внешних врагов, в том числе и от маратхов.

Договор с Аудом (1801 г.). По новому договору с Аудом Уэлзли забрал у наваба значительную часть его владений—Горакхпур и Рохилкханд и некоторые районы двуречья Ганга—Джамны. Это новое соглашение не улучшило положения в самом Ауде и привело только к расширению английских владений. Захваченные англичанами территории известны как «Переданные округа».

1 Английские «кредиторы» давали в долг навабу те суммы, которые собирали с отданных навабом в их распоряжение округов, причем начисляли чудовищные проценты и жульнически приписывали себе большие суммы, якобы данные в заем. Ярким примером таких «кредиторов» был клерк компании Бенфилд, получавший 200 фунтов стерлингов жалования в год и «кредитовавший» наваба на сумму в 230 тысяч фунтов стерлингов. В 1785 году эти долги наваба Карнатика были консолидированы в сумме 4,8 миллиона фунтов стерлингов. Выплачивая англичанам эти так называемые долги и проценты по ним, правящая феодальная клика в Карнатике беспощадно обирала население страны. История с «долгами наваба Аркота» является одним из примеров ограбления индийского народа английскими завоевателями.—Прим. ред.

22*

340

ИСТОРИЯ индии

По существовавшим соглашениям, заключенным Уорреном Гастингсом, Корнуоллисом и Джоном Шором, Ауд защищали главным образом английские войска, за что наваб ежегодно выплачивал определенную сумму. Под английским покровительством в аппарате управления процветали коррупция и беззаконие. Образовались недоимки в платежах. «Английские авантюристы наводнили столицу и поощряли в своих интересах распутство двора». Ввиду угрозы вторжения Заман-шаха Уэлзли счел необходимым укрепить оборону А уда. По новому договору наваб распустил свой «вооруженный сброд», а взамен была увеличена численность войск компании в Ауде. Вместо уплаты субсидии наваб отдал компании территории, о которых говорилось выше. Сохранившаяся у наваба территория была со всех сторон окружена владениями англичан, и в этих оставшихся у него районах он обязался улучшить систему управления. Ауд перестал быть буферным государством. Однако очень скоро после заключения этого субсидиарного договора, так же как и после заключения последовавших за *ним договоров, обнаружилось, лто компания взяла на себя ответственность за такое правление, при котором те, кто его осуществлял, погрязли в безделье и роскоши, а само правление оставалось безнадежно негодным и вело к росту недовольства и к беспорядкам.

Критика политики субсидиарных союзов. Договор с низамом, заключенный в 1800 году, и договор 1801 года с Аудом характеризуют политику субсидиарных союзов Уэлзли в ее зрелой форме. Милл дает оценку того зла, которое несла с собой зависимость от англичан: «Гнет со стороны туземных властей был ограничен их слабостью. Когда они получили возможность использовать английскую силу, их гнет уже не был ограничен ничем... В мелких княжествах Индии плохое управление было причиной слабости, а слабость влекла за собой их завоевание. Например, плохое управление в Карнатике и Ауде неизменно привело бы к завоеванию одного—Типу-султаном, а другого—маратхами, и, поскольку князь обычно бывал сильным только потому, что он хорошо правил, покорение означало для народа один из наилучших известных ему исходов... Туземный князь, которому англичане гарантировали его владения, становился правителем без власти, высшие классы теряли чувство самоуважения, и туземная политическая деятельность замирала». Еще в 1804 году (10 января) Веллингтон назвал положение в стране низама «настоящим хаосом». Аннексия под предлогом дурного управления—как это, например, имело место позднее в случае с Аудом—была неизбежным следствием системы Уэлзли.

Уэлзли оправдывал свою политику субсидиарных союзов, исходя из более общей, или имперской, точки зрения. Веллингтон оправдывал ее с тех же позиций, хотя он полностью осознавал, что эта политика лишала индийские государства их внутренней энергии и порождала беззаконие. Он писал: «Последствия заключались в том, что во время этой войны с маратхами, которая, очевидно, должна была рано или поздно произойти, владения компании не подверглись вторжению, и бедствия войны не коснулись источников нашего богатства и власти». Он писал Каннингу в 1816 году, что субсидиарную систему, в отличие от системы менее тесных союзов, не следует распространять на какие-либо княжества, кроме владений пешвы и низама.

Наибольший порок субсидиарной системы заключался в том, что она не обеспечивала поддержание внутреннего управления на каком-либо определенном уровне. Но во времена Уэлзли эта политика являлась линией наименьшего сопротивления. Она укрепила позиции компании и облегчила ее финансовое положение, «заставив туземных князей покрывать расходы по содержанию войск, которые должны были держать их в подчинении».

Беспорядки в маратхском союзе княжеств. Выдающийся государственный деятель Нана Фарнавис умер в марте 1800 года. «Вместе с ним умерла вся

ПАДЕНИЕ МАЙСУРА И УПАДОК МАРАТХОВ

341

мудрость и благоразумие маратхских правителей». Маратхский союз княжеств оказался теперь без вождя. Баджи Pao II, слабый, коварный, низкий и вероломный человек, наследовал Мадхав Pao Нараяну в качестве пешвы в 1796 году. Раздоры среди маратхов достигли наибольшей остроты. Рок с какой-то злобной радостью унес всех великих мужчин и женщин, которые играли ведущую роль в маратхских делах в последней четверти XVIII века. Даулат Pao Синд-хия, пятнадцатилетний юноша, унаследовал способности Махададжи, но ему не удалось одержать верх в последовавшей затем сложной борьбе за власть. Ахалья Бай, невестка Мальхара Pao Холькара, умерла в 1795 году, после того как она около 30 лет прекрасно управляла владениями Холькара. Тукоджи Холькар, который командовал ранее ее армией, достиг высокого звания и власти, но в 1797 году скончался; после некоторого замешательства власть захватил Джа-свант Pao Холькар, незаконный сын Тукоджи. Вскоре он стал соперником Дау-лата Pao в борьбе за престол в Пуне. 25 октября 1802 года ему удалось нанести поражение войскам пешвы и Синдхии почти под стенами города Пуна.

Субсидиарный союз с пешвой (1802 г.). Баджи Pao II бежал из Пуны в Конкан, прибыл в Бассейн и 31 декабря 1802 года заключил договор о субсидиарном союзе с англичанами. Субсидиарные войска численностью не менее шести тысяч человек должны были постоянно находиться во владениях пешвы. Округа, налоговые поступления с которых составляли 2600 тысяч рупий, были предназначены для оплаты этих войск. Пешва согласился на английский арбитраж в отношении его претензий к низаму и гасквару, которые уже находились под протекторатом англичан. Англичане осуществляли контроль над его внешними сношениями. Таким образом, пешва «принес в жертву свою независимость, получив за это охрану». Он вернулся в Пуну с помощью английских войск в мае 1803 года, а Джасвант Pao Холькар ушел из Пуны на север.

Сидней Оуэн говорит: «Политика, которой Уэлзли следовал в своих переговорах с маратхами, была смелее и оригинальнее той, которую когда-либо проводили или намеревались проводить другие европейские государственные деятели в Индии, за исключением, может быть, Дюплекса». Идея Уэлзли заключалась в том, чтобы обращаться с пешвой и другими вождями Маратхского союза княжеств как с отдельными и независимыми властителями, чтобы навсегда разрушить это политическое объединение и уничтожить неопределенные претензии маратхов на господство над индийскими князьями. Обстоятельства помогли ему. Пешва признал верховную власть англичан. Маратхский союз княжеств, будем лимы рассматривать его как организацию, подобную Священной Римской империи, или просто как объединение, основанное на династических связях между пешвой и другими сочленами, фактически распался. Договором, с пешвой было завершено создание того дипломатического кордона, которым были отгорожены владения низама, а обладание территорией пешвы облегчало англичанам контроль над военными мероприятиями других маратхских вождей.

Если Уэлзли надеялся, что Синдхия согласится с этим установлением английской власти над маратхами, то это лишь показывает, что он не был способен понять своих противников. Уэлзли, возможно, надеялся, что зависть и раздоры между маратхскими вождями отвратят войну и он сможет постепенно обезоружить их и установить верховную власть компании. Но, как показывает тщательность военных приготовлений англичан, он не исключал другой возможности.

Вторая англо-маратхская война (1803—1805 гг.). Три маратхских вождя— Рагхуджи Бхонсле из Берара, Даулат Pao Синдхия и Джасвант Pao Холькар— небыли склонны покорно согласиться с роспуском Маратхского союза княжеств и с установлением верховной власти англичан. Радже Берара удалось примирить Синдхию с Холькаром, но Холькар, вместо того чтобы немедленно

д42

ИСТОРИЯ индии

присоединиться к ним и выступить против англичан, решил выждать, наблюдая за ходом событий. Синдхия и Бхонсле выступили на юг. Действия Даулат Pao Синдхии, которые вели к войне, были полны «безрассудства, нерешительности и проволочек». Он колебался и ждал до тех пор, пока Уэлзли

не закончил свои приготовления. Тогда он, наконец, объявил войну «подобно мотыльку, который долго кружится около горящей свечи и, наконец, слепо бросается в огонь». Регулярная армия Синдхии была предана ее французскими командирами, с которыми Уэлзли уже успел договориться.

Генерал Артур Уэлзли командовал английскими войсками в Южной Индии, а лорд Лейк—в Северной. Генерал Уэлзли захватил Ахмеднагар и нанес поражение соединенным силам Синдхии и Бхонсле при Ассайе в сентябре 1803 года. Благодаря своей дипломатии генерал-губернатор сумел добиться того, что пять батальонов Самру-бегум должны были при первой возможности перейти на сторону англичан. К англичанам уже перешел Полман, который командовал одной из полных бригад Синдхии при Ассайе. В этой битве против Веллингтона с «его горсткой храбрецов стояли не мириады маратхов, а лишь небольшая

ПАДЕНИЕ МАЙСУРА И УПАДОК МАРАТХОВ

343

часть раздутой маратхской армии; в решающей битве против англичан сражались только пять батальонов Синдхии». Рагхуджи Бхонсле трусливо бежал. Но Синдхия отомстил ему, оставив его на произвол судьбы в следующей битве при Аргаоне в ноябре 1803 года. Бхонсле потерпел полное поражение и был вынужден подписать в Деогаоне договор (декабрь 1803 г.). Он уступил англичанам Каттак и согласился на положение, подобное тому, с которым позднее примирился и Синдхия.

Между тем лорд Лейк вел операции против Синдхии в его владениях на севере. Здесь обученная на европейский лад^армия Синдхии была предана ее французскими командирами: сначала Перроном во время сражения при Али-гархе, а затем сменившим его Луи Буркэном—при Дели (Патпаргандж); англичане легко разбили войска Синдхии в этих сражениях. Оставшиеся под слабым руководством Амбаджи Ингле регулярные войска Синдхии, несмотря на то, что сражались они упорно и храбро, были разбиты в ноябре 1803 года при Ласвари в княжестве Альвар. Большинство маратхских воинов пало с оружием в руках. Джатские и альварские отряды, сопровождавшие армию Лейка, добили остатки войск Амбаджи. Так, регулярная армия Синдхии на севере была полностью уничтожена, и он вынужден был заключить в Сурджи Анджангаоне субсидиарный договор в декабре 1803 года. Он уступил англичанам свои владения, лежавшие между реками Джамна и Ганг, и все округа, расположенные к северу от раджпутских княжеств Джайпур, Джодхпур и Гохад. Синдхия отказывался от притязаний на крепости и округа Ахмеднагар и Броч, а также от всех своих претензий к могольскому падишаху, пешве, низаму и гаеквару. По условиям другого договора, заключенного в феврале 1804 года в Бурханпуре, Синдхия соглашался, чтобы субсидиарные английские войска были размещены у границ его владений, но на британской территории.

Грант Дафф пишет: «Стремительность завоеваний и быстрое окончание войны поразили всю Индию». Томас Манро следующим образом описал причины этого краха военного могущества маратхов: «Я считал, что их конница могла бы проявить несколько большую инициативу, но они ослабили ее и лишили ее воинственного духа, убеждая воинов в том, что успех зависит не от конницы, а от пехоты. Выдвинув на первое место свою регулярную пехоту, они дали нам такие преимущества, о которых мы только могли мечтать. Они выставили против нас отряды, которые никак не могли равняться с нашими из-за отсутствия национального духа у их офицеров». Ранее он писал об обученных на европейский лад батальонах у маратхов: «Введение новой дисциплины, нового оружия и новых мундиров у маратхов я попросту считаю приготовлениями для принесения их в жертву».

Но и старая маратхская система ведения войны, система, ярым сторонником которой были Холькары, получила хорошую возможность проявить себя в 1804—1805тодах. Лейк следил за действиями Джасванта Pao. После капитуляции Бхонсле и Синдхии Холькар решил вести войну самостоятельно. Английский план кампании состоял в том, чтобы наступать на Холькара со всех сторон, но, когда Лейк отошел в свою ставку, в Канпур, чтобы переждать там сезон дождей, Монсон, который должен был следить за Холькаром, совершил крупную ошибку. В августе 1804 года войска Монсана были фактически опрокинуты на перевалеМукунд Дара в Раджпутане, в 30 милях к югу от Кота. С остатками своей армии он в полном беспорядке бежал в Агру. Это было величайшее унижение, которое выпало на долю англичан после разгрома отряда Бейли Хай-дером Али. Поражение англичан придало радже Бхаратпура мужество отвергнуть союз сними и поддержать Холькара в его нападении на Дели, которое, однако, кончилось неудачей. 13 ноября 1804 года пехота Холькара была разбита и понесла тяжелые потери в битве при Диге. Кавалерия Лейка быстрым маршем преследовала Холькара по всему двуречью и, нагнав конницу Холькара, полностью разгромила ее в Фаррухабаде. Столица Холькара Индор была взята

344

ИСТОРИЯ индии

отрядом бомбейской армии, в то время как Холькар огнем и мечом опустошил английские владения. Четыре яростные атаки победоносной армии Лейка были, однако, отражены джатами при Бхаратпуре в начале 1805 года. После этого Лейк был вынужден заключить мир с джатским раджой. Холькар, у которого теперь оставалось мало надежд и которого по пятам преследовал Лейк, направился в Пенджаб.

Традиционная маратхская система ведения войны была теперь почти так же дискредитирована, как и новая образцовая армия Синдхии. Но вследствие неудач Монсона и Лейка власти в Англии, которые никогда по-настоящему не одобряли агрессивной политики Уэлзли, отозвали его и вновь направили в Индию Корнуоллиса. «Мощная волна общественного мнения в Англии предала проклятью неудержимого, честолюбивого и воинственного государственного деятеля и вновь вынесла на своем гребне старого, доброго джентельмена, который первым сломил мощь Типу».

Оценка Уэлзли. Несмотря на то, что Уэлзли был отозван, а Корнуоллис и Барлоу из нерешительности заключили мир, нельзя отрицать, что военный престиж маратхов пал, что маратхи перестали быть силой, соперничающей с англичанами, и что верховная власть в Индии принадлежала теперь компании. Это было величайшим достижением лорда Уэлзли, самого удачливого завоевателя в истории Британской Индии.

Смит говорит: «Уэлзли, как позднее Литтон и Дафферин, смотрел на индийские дела с точки зрения английского аристократа и политического деятеля из министерства иностранных дел. Он был скорее государственным деятелем, нежели администратором, занимался главным образом вопросами высокой политики и не был склонен вникать в детали управления». Однако Уэлзли сознавал важность сильной и действенной системы управления. Он отмечал: «Прочность этой империи... должна быть обеспечена твердыми принципами внутренней организации, наличием справедливого, честного и единообразного суда, мудрой и умеренной системой взимания налогов». Он учредил колледж в Форт-Уилльяме для подготовки молодых чиновников гражданского ведомства, прибывавших из Англии. Его правление является вехой в истории развития английского административного аппарата в Индии. Он умело подбирал на ответственные посты многообещающих молодых людей. Манро, Малколм, Меткаф, Элфинстон— все великие деятели в истории Британской Индии—фактически начали свою карьеру при нем, они вдохновлялись его примером, и это двигало ими в годы их наибольших успехов.

Малколм говорит: «Его великие идеи пронизывали все, и часть его духа стала достоянием каждого, кто служил у него». Если лорд Гастингс завершил построение империи, не законченное Уэлзли, то в этом ему помогли подготовленные при Уэлзли чиновники и военные, в лице которых он нашел способных исполнителей и мудрых советников.

Прекращение суверенитета Моголов. Лорд Лейк вошел в Дели после своей победы при Патпаргандже в сентябре 1803 года. Шах Алам II перешел под покровительство англичан. Уэлзли не заключал с ним какого-либо договора или соглашения. Приказом от 23 мая 1805 года падишаху было назначено постоянное содержание. При этом даже на той территории за пределами Красной крепости, поступления с которой предназначались падишаху, управление осуществлялось английским резидентом. Падишах не пользовался даже тем суверенитетом во внутренних делах, которым располагали вассальные князья, признавшие верховную власть англичан. Понятно, что теперь он перестал быть сюзереном Ост-Индской компании. Он не был и союзником английского короля. Договор в Сурджи Анджангаоне (декабрь 1803 г.) «знаменует действительное прекращение существования Могольской империи как политического образования».

<< | >>
Источник: H. К. Синха и А. Ч. Банерджи. ИСТОРИЯ ИНДИИ. 1954

Еще по теме 3. УЭЛЗЛИ И ПОЛИТИКА СУБСИДИАРНЫХ союзов:

  1. 15. Субсидиарная ответственность в рамках конкурсного производства
  2. 5. Ответственность за нарушение прав профессиональных союзов
  3. Новая этика военных союзов
  4. § I. Защитная функция профессиональных союзов
  5. § 8. Отношения по участию работников и профессиональных союзов в установлении условий труда и применении трудового законодательства
  6. КОМПЕТЕНЦИЯ АКТОРА В ОРГАНИЗАЦИОННОЙ ДИЛЕММЕ Основные проблемы стратегически ориентированных союзов и два способа их преодоления X. Визенталь
  7. Тема 2.3. Личность как мера политики и исходный субъект политико-властных отношений
  8. , ? 19.6. Независимая судебная политика и политика групп интересов
  9. Глава III ПОЛИТИКА РЕПРЕССИЙ И ПОЛИТИКА ПРЕСТИЖА
  10. Завоевания Леовигильда. Мятеж Херменегильда. Внутренняя политика. Церковная политика. Обращение Реккареда и вестготов. Последствия для королевской власти.
  11. 12.3. РОЛЬ И МЕСТО ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ В ОСОБЫХ УСЛОВИЯХ В ОБЩЕЙ СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ
  12. Разновидности политики
  13. Субъекты и объекты политики
  14. 2. ДЖОН ШОР И ПОЛИТИКА НЕВМЕШАТЕЛЬСТВА
  15. ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА