3. САЙИДЫ И ЛОДИ

Хизр-хан (1414—1421 гг.). Претензии Хизр-хана на принадлежность к Сайидам (т. е. на происхождение от потомков пророка Мухаммеда) вызывают сомнение. Хотя он и занял престол Дели после поражения Даулат-хана, он не принял титула правителя.

Он правил в качестве наместника Шах-Руха, сына и преемника Тимура. Время от времени он, возможно, платил Шах-Руху дань. Он часто предпринимал походы для подавления мятежных индусов в двуречье Ганга—Джамны, но^не делал попытки подчинить себе провинции, отделившиеся от султаната. Власть Хизр-хана распространялась лишь на Дели, двуречье Ганга—Джамны и Пенджаб.

Поздние Сайиды (1421—1451 гг.). Преемником Хизр-хана был его сын Мубарж, носивший титул шаха. Он занимал престол в течение примерно 13 лет, но история его правления отмечена всего лишь несколькими походами против гаккаров и индусов из двуречья Ганга—Джамны. Он был убит заговорщиками в феврале 1434 года, во главе заговора стоял вазир Сарвар-ул-Мульк. Новому султану Мухаммед-шаху, племяннику Мубарака, удалось при помощи других знатных лиц наказать Сарвар-ул-Мулька. Махмуд Хилджи из Мальвы дошел до Дели, но был вынужден спешно вернуться, чтобы спасти свою столицу от угрожавшего ей нападения Ахмед-шаха из Гуджарата. Бахлол Лоди, афганский наместник Лахора и Сирхинда, оказал султану помощь против правителя Мальвы. За эту услугу султан пожаловал ему титул хан-и-ханана и публично назвал его своим сыном. Бахлол Лоди был, однако, честолюбив и, подстрекаемый гаккарами, попытался захватить престол Дели. Наступление на Дели кончилось неудачей, и Бахлол отступил. Однако султану повсюду оказывали открытое сопротивление: «Некоторые эмиры, находившиеся на расстоянии двадцати крошей [примерно 120 километров.—Ред.] от Дели, отказались от подчинения и начинали готовиться к сопротивлению».

Мухаммед-шаха сменил в 1445 году его сын—Ала-уд-дин Алам-шах, человек неопытный и слабый. При поддержке вероломного вазира нового султана Бахлол Лоди занял Дели в 1451 году. Алам-шах уступил престол без сопротивления и устроил свою резиденцию в Бадаупе, где через несколько лет спокойно умер.

Бахлол Лоди (1451—1489 гг.). Когда Бахлол Лоди сверг слабую династию Сайидов, он стал обладать действительной властью над большей частью Пенджаба, а один из его родственников—Дария-хан Лоди—правил Самбхалом, местностью, расположенной к востоку от Дели. Двуречье Ганга—Джамны находилось фактически под контролем независимых правителей. Все остальные провинции пользовались независимостью в течение более полувека.

Бахлол Лоди был человеком способным и честолюбивым, но при этом достаточно трезвым политиком, чтобы понять, что прежняя власть и престиж Делийского султаната не могут быть восстановлены. Ставшие независимыми провинции не могли быть снова завоеваны, и власть монарха не могла быть восстановлена в том виде, в каком она существовала при Балбане. Надменная афганская знать считала султана равным себе, и Бахлолу пришлось довольствоваться положением «первого среди равных». Мусульманский летописец замечает: «На устраиваемых им приемах он никогда не сидел на троне и не позволял своим вельможам стоять; даже во время публичных аудиенций он не сидел на троне, а садился на ковер... Если, бывало, они [его вельможи] были им недовольны, он так усердно старался умиротворить их, что лично отправлялся к ним на дом, снимал с пояса меч и клал его перед обиженным; больше того—он даже иногда снимал свой тюрбан с головы и просил прощения... Он поддерживал братские отношения со всеми своими военачальниками и солдатами».

РАСЦВЕТ И ПАДЕНИЕ ДЕЛИЙСКОГО СУЛТАНАТА

187

Одной из первых мер Бахлола была отставка Хамид-хана—вероломного вазира, последнего султана из Сайидов, вазира, который помог Бахлолу занять престол Дели. Вскоре после вступления на престол он предпринял поход в Мультан, но во время его отсутствия Дели подвергся нападению Махмуд-шаха из Джаунпура, который пользовался тайной поддержкой некоторых старых вельмож Алам-шаха. Как только Бахлол узнал об этом, он поспешил обратно в Дели и вынудил Махмуд-шаха отступить. Эга победа создала благоприятное впечатление о династии Лоди и укрепила власть нового султана.

Эго нападение убедило Бахлола в том, что безопасность его престола требует безусловного подчинения двуречьяТанга—Джамны и завоевания Джаунпура. Предприняв ряд карательных походов, он покорил мятежных вождей из Мевата и двуречья Ганга—Джамны. Затем он начал длительную войну против Джаунпура, которая кончилась включением этого государства в султанат (1479 г.). Несколько позднее управление новой провинцией было поручено старшему сыну султана Барбак-шаху. Калпи (округ Джалауи, Уттар Лрадеш), Дхолпур и Гвалиор были покорены.

Сикандар Лоди (1489—1517 гг.). Преемником Бахлола Лоди был его третий сын, Низам-хан, принявший имя Сикандар-шах в июле 1489 года. Барбак-шах присвоил себе титул независимого правителя в Джаунпуре и отказался признать суверенитет своего младшего брата. Успешный поход против Джаунпура заставил Барбак-шаха подчиниться. Сикандар оставил Барбаку управление Джаунпуром, однако несколько преданных Сикапдару афганских вельмож были посланы участвовать вместе с ним в управлении провинцией, очевидно, с целью обуздать его тщеславие. Однако могущественные заминдары из Джаунпура отказывались подчиняться Барбак-шаху, и, раздраженный тем, что Барбак-шах не смог справиться с ними, Сикандар заключил его в тюрьму.

Когда Сикандар лично появился в Джаунпуре, с тем чтобы подавить возмущение за-миндаров, последние предложили Хусейн-шаху—султану из династии Шарки, свергнутому с престола Бахлолом Лоди,—снова занять престол. Хусейн-шах выступил во главе большой армии, но потерпел поражение и был вынужден укрыться в Бенгалии, где и провел в неизвестности последние годы своей жизни. Бихар был занят армией Сикандара Лоди. Султан вторгся затем в Бенга-лию, но вскоре был заключен договор, по которому обе стороны обязывались не выступать друг против друга, и военные действия были прекращены.

Покорение Джаунпура и завоевание Бихара было немалым военным и политическим успехом. Границы султаната на востоке достигали теперь Бенгалии. Сикандар был сильным правителем. Он подавлял восстания с решительностью, благодаря которой престиж центральной власти был восстановлен. Он не пощадил даже надменных афганцев. Хотя он не внес каких-либо коренных изменений в методы управления, он настаивал на точной проверке налоговой отчетности и карал за растраты и хищения со строгостью, которая ужаснула бы Фируза Туглака. Благодаря эффективной системе шпионажа султан был информирован обо всех важных событиях и о настроениях своих подданных. Отмена пошлин на зерно и устранение ограничений торговли способствовали улучшению экономического положения народа.

В одном отношении, однако, политика Сикандара не отвечала требованиям, которые могут быть предъявлены к политике мудрого государственного деятеля. Подобно Фирузу Туглаку, он проводил политику религиозных преследований и тем самым оттолкнул индусов. Один брахман поплатился жизнью за то, что в присутствии нескольких мусульман сказал, что его религия не хуже ислама. Был отдан приказ разрушить храмы в Матхуре. Статуи богов были отданы мясникам, которые пользовались ими как гирями. Индусам запрещено было купаться в Джамне, а цырюльникам запрещено было брить индусских паломников.

188

ИСТОРИЯ индии

Сикандар проявлял щедрость и к беднякам и к ученым. Его покровительство мусульманским ученым и духовенству способствовало развитию науки. Он приказал перевести на фарси одну санскритскую работу по медицине, сам он писал стихи на фарси. Он покровительствовал также искусству. Он основал город Агру, который стал во времена Великих Моголов средоточием великолепия Индии. Город был заложен в 1504 году. Он должен был служить удобной военной базой для карательных походов против непокорных ленников в Этаве, Биане, Коле, Гвалиоре и Дхолпуре. Последние годы своей жизни Сикандар Лоди часто жил в Агре.

Ибрахим Лоди (1517—1526 гг.). Преемником Сикандара Лоди был его сын Ибрахим, который отличался скорее бестактностью, чем деспотизмом или бездарностью. Он решил дать отпор притязаниям могущественной афганской знати, рассматривавшей свои джагиры как «принадлежащие им по праву и приобретенные мечом, а не дарованные щедростью и великодушием своего сюзерена». Феришта говорит, что, «в противоположность своему отцу и деду, он не делал различия между сановниками, принадлежавшими к его племени, и теми, кто не принадлежал к нему; он открыто заявлял, что у правителя не должно быть родственников или соплеменников, а что все должны рассматриваться как подданные и слуги государства; афганские эмиры, которым до того разрешалось сидеть в его присутствии, были вынуждены стоять пред троном со скрещенными на груди руками». Надменный правитель хорошо понимал большой риск, связанный с введением системы, которая предусматривала неосуществимое на деле примирение притязаний беззастенчивой и крайне могущественной знати с правами деспотической монархии. Он хотел сделать монархию наивысшей силой в государстве—наивысшей как в отношении власти, так и в отношении престижа. Он не мог, однако, преодолеть традиций, сложившихся в течение трех столетий смуты; знать не поняла, что ее преувеличенные притязания привели к возникновению системы, соединявшей в себе пагубные черты как олигархии, так и монархии, но лишенной лучших черт этих форм правления. Такое положение привело к ожесточенной борьбе между Ибрахимом Лоди и знатью, окончившейся уничтожением афганской власти в битве при Панипате.

Знать вначале пыталась ограничить власть неугодного ей султана, водворив его брата Джалала на престол Джаунпура. Однако некоторые опытные вельможи вскоре поняли свою ошибку, и Джалалу, покинутому большей частью своих друзей, пришлось искать убежища в Гвалиоре. Ибрахим захватил Гва-лиор и заставил подчиниться правившего там индусского князя. Джалал был схвачен в Гондване и убит.

Ибрахим затем покарал некоторых крупных вельмож, вызвав тем самым тревогу среди знати. Было организовано серьезное восстание, но силы мятежников были сокрушены армией правителя. Затем был предпринят поход против раны Санграм Сингха1 из Мевара, который мужественно защищал свои владения. Недовольство феодалов, постепенно нарастая, достигло наибольшей остроты, когда Даулат-хан предложил Бабуру вторгнуться в Индию. Ибрахим Лоди потерпел поражение и был убит в первой битве при Панипате (1526 г.). Так были заложены основы империи Моголов.

Его называли также рана Санга.

<< | >>
Источник: H. К. Синха и А. Ч. Банерджи. ИСТОРИЯ ИНДИИ. 1954

Еще по теме 3. САЙИДЫ И ЛОДИ:

  1. ИСТОРИЯ ИНДИИ
  2. 181. КАК МЕССЕР ГАЛЕАЦЦО ВИСКОНТИ БЫЛ ИЗГНАН ИЗ МИЛАНА
  3. 2. ХУМАЮН И ШЕР-ШАХ
  4. КАК УМЕРЛИ ГЕРЦОГ КАСТРУЧЧО, ПРАВИТЕЛЬ ПИЗЫ, ЛУККИ И ПИСТОЙИ, И МЕССЕР ГАЛЕАЦЦО ВИСКОНТИ ИЗ МИЛАНА
  5. 2. ШАХ ДЖАХАН
  6. 5.4. Стоимость воспроизводства и плата за природные ресурсы
  7. 5.3. Сравнительная экономическая оценка природных ресурсов
  8. 5.2. Абсолютная и экономическая оценки
  9. 5. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
  10. 5.1. Содержание экономической оценки
  11. 4.3. Основные направления научно-технического прогресса и их влияние на охрану окружающей среды и рациональное природопользование
  12. 4.2. Оценка ущерба от загрязнения окружающей среды