3. АНГЛО-ФРАНЦУЗСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО В ДЕКАНЕ

Первая война в Карнатике (1746—1748 гг.). Война за австрийское наследство, которая в 1740 году вспыхнула в Европе, в 1746 году распространилась и на Индию. В этой войне Англия и Франция выступали как противники.

В это время французским губернатором Пондишери был Жозеф Франсуа Дюп-лекс, который еще до того проявил большие организаторские способности. Губернатором французского острова Маврикия (или Иль-де-Франс) был Маэ де Лабурдоннэ, человек выдающихся способностей и бурной энергии. Он превратил остроз Маврикия с его гаванью (Порт-Луи) в прочный опорный пункт в Индийском океане. Поскольку англичане и французы вели теперь в Индии войну, Лабурдоннэ со своим флотом появился у Коромандельского побережья. Английским флотом командовал безинициативный моряк Пейтон, который отошел к Цейлону после ничего не решившего сражения; через некоторое время он выступил вновь, но только для того, чтобы в смятении уйти в Хугли. Лабурдоннэ со своими кораблями и частью войск из Пондишери появился перед Мадрасом, который был трусливо сдан (1746 г.). Лабурдоннэ хотел заключить мир, получив выкуп. Дюплекс отверг этот план и удерживал Мадрас до 1749 года. В октябре 1746 года корабли Лабурдоннэ были потрепаны сильным штормом, после чего он вынужден был удалиться.

Назаб Анвар-уд-дин, правитель Аркота, назначенный в Карнатик Низам-ул-Мульком в 1743 году, не мог оставаться безучастным наблюдателем этих событий, которые происходили на его собственной территории. Он выразил

300

ИСТОРИЯ ИНДИИ

недовольство захватом Мадраса без его разрешения и послал туда армию под командованием своего старшего сына. Французы сделали вылазку из Мадраса и вынудили аркотскую армию отступить к форту св. Фомы. Крошечному отряду под командованием Паради, который шел на помощь осажденным в форте св. Фомы, удалось рассеять аркотскую армию, преграждавшую ему путь. Эта до смешного легкая победа французов справедливо рассматривается как одно из решающих событий в истории Индии. Орм, английский историк того времени, пишет: «В течение предшествующего периода, который продолжался более века, ни одна из европейских наций не добилась серьезных побед в войне против ставленников Великого Могола. Опыт прошлых неудач и отсутствие военных талантов, характерное для всех европейских поселений, долгое время не пользовавшихся оружием, убедили европейцев в том, что мавры были храбрым и опасным врагом. Французы одним ударом рассеяли эти чары, когда один их батальон разгромил целую армию». Кавалерия, действовавшая по сложившимся в Индии методам ведения боя, была бессильна против прицельного огня полевой артиллерии и против пехоты, которая умела сохранить строй и вести огонь. Превосходство европейцев на море никогда не оспаривалось, теперь стало выявляться превосходство европейцев на суше. Следует, кстати, отметить, что французские войска у форта св. Фомы не состояли целиком из европейцев, а включали также роты сипаев, то есть индийскую пехоту, обученную европейцами.

Дюплексу не удалось захватить форт св. Давида, но он отразил нападение англичан с моря на Пондишери (1748 г.). Когда весть о заключении договора в Экс-ла-Шапеле (1748 г.) достигла Индии, Мадрас был возвращен англичанам (1749 г.). Получив его по договору, они перестали платить навабу Карнатика арендную плату, которая ранее составляла 1200 пагод в год. Первая война в Карнатике между англичанами и французами, сама по себе, казалось бы, маловажная, «способствовала развитию великих планов, которые зародились у Дюплекса».

Вторая война в Карнатике (1749—1754 гг.). Губернатор Мадраса, так же как и губернатор Пондишери, имел теперь в своем распоряжении войска, которые не могли быть отправлены на родину до начала навигации. Губернаторы стремились отдать их на службу какому-либо индийскому князю, чтобы тем самым избежать лишних расходов. Флуайе, губернатор Мадраса, поддержал претендента на трон Танджора и получил за это Деви Коттай с прилегающей местностью. Планы Дюплекса были, однако, гораздо обширнее и в конечном счете вызвали войну между представителями английской и французской компаний в Индии, без санкции соответствующих властей в Европе.

Низам-ул-Мульк умер в 1748 году. Его старший сын находился в Дели, где он пытался играть заметную роль в политике падишахского двора. Преемником Низам-ул-Мулька в Хайдерабаде стал его второй сын Насир Джанг, притязания которого на престол оспаривал его племянник Музаффар Джанг. Появился также претендент на навабство в Аркоте в лице Чанда Сахиба, зятя покойного наваба Карнатика Дост Али, который был убит маратхами в 1740 году. Чанда Сахиб был увезен в Пуну в качестве пленника, но спустя семь лет был освобожден. Он хотел восстановить владения своей семьи и действовал в согласии с Музаффар Джангом. Дюплекс решил поддержать Музаффар Джан-га в борьбе за положение субадара Декана и Чанда Сахиба—в его борьбе за навабство в Аркоте.

В 1749 году французы и их союзники нанесли поражение Анвар-уд-дину в битве при Амбуре, близ Веллора. Анвар был убит, его старший сын Махфуз-хан взят в плен, а второй сын Мухаммед Али бежал в Тричинополи. Там он стал готовиться к сопротивлению Чанда Сахибу и его союзникам. Англичане начали помогать ему, поскольку они сочли необходимым выступить против даль

ПРОНИКНОВЕНИЕ ЕВРОПЕЙЦЕВ

301

нейшего расширения влияния французов. Насир Джанг прибыл в Карнатик для того, чтобы уладить дела, а также положить конец притязаниям своего племянника. К нему присоединилась часть английских войск, сопротивление Музаффар Джанга было сломлено, и он покорился своему дяде. Пока Насир Джанг напрасно тратил время в Аркоте, Дюплекс готовился к войне. Бюсси захватил Джинджи. Тогда Насир Джанг выступил из Аркота навстречу французам. Он был убит на поле боя 16 декабря 1750 года в битве при Велимадупете, когда он вышел на сближение с противником. Его убийцей был патанский наваб Куддапы, предатель, находившийся в сговоре с Дюплексом. Разграбление лагеря Насир Джанга принесло французам такую добычу, что «все—от советника до писца, от капитана до рядового—получили свою долю, и офицеры, поступившие на службу позднее, сожалели, что прошли те счастливые времена, когда простой прапорщик получал 60 тысяч рупий. Никогда еще в Пондишери не было так много золота. Это богатство можно сравнить с огромной добычей, захваченной при Плесси». Музаффар Джанг был провозглашен субадаром, вместо своего покойного дяди. Он двинулся на север в сопровождении Бюсси и отряда французов, но в феврале 1751 года был убит по пути и на престол был возведен Салабат Джанг, третий сын Низам-ул-Мулька. Бюсси остался в Хайдерабаде со своим отрядом, состоявшим из 900 европейцев и четырех тысяч сипаев. Прирожденный дипломат, склонный к соглашениям, но вместе с тем решительный, он сохранял власть в Хайдерабаде вплоть до 1758 года, когда его отозвал Лалли. Он получил четыре саркара—прибрежные округаМустафанагар, Эллор, Раджамундри и Чикакол,—поступления с которых должны были обеспечить ему средства для оплаты войск. Таким образом, удачи политики Дюплекса в Декане объяснялись искусством и мудростью Бюсси.

Но разделение сил оказалось роковым для планов Дюплекса. «Хотя в Декане он достиг непревзойденной славы и получил там огромные территориальные владения, он лишился возможности сохранить за собой Карнатик и таким образом предоставил англичанам время и возможность пробить ту брешь, благодаря которой они смогли опрокинуть все сооружение». В Мадрасе в это время был новый губернатор, энергичный и немногословный человек. Сандерс был назначен в сентябре 1750 года; он решил побудить Мухаммеда Али оказать сопротивление в Тричинополи. С 1751 по 1754 год обе компании вели борьбу в Карнатаке, и англичанам удалось одержать верх. Осада французами Тричинополи затянулась (1751 г.). Мухаммед Али предложил напасть на Аркот, ставший теперь столицей Чанда Сахиба. Сандерс поручил эту операцию Роберту Клайву, клерку компании, который ранее вступил в небольшой отряд, организованный Мадрасским советом и возглавлявшийся майором Стрингером Лоуренсом. Клайв смело захватил Аркот (1751 г.) и оборонял его против войск Чанда Сахиба в течение 53 дней. Это была славная военная победа, и она знаменует собой поворот в ходе событий. Французская армия во главе с Жаком Лоу, осаждавшая Тричинополи, должна была сдаться в июне 1752 года. Чанда Сахиб сдался военачальнику раджи Танджора, войска которого сражались вместе с англичанами под командованием Лоуренса. Чанда Сахиб был обезглавлен, причем Лоуренс не счел нужным вмешиваться. Таким образом, Мухаммед Али прочно занял место наваба Карнатака.

Дюплекс, однако, был непреклонен. Он привлек на свою сторону майсур-цев и Мурара Pao, маратхского правителя Г ути, которые сражались при Тричинополи как союзники англичан. Раджа Танджора снова занял позицию нейтралитета. Но Клайв очистил Карнатик от всех французских войск, французы сохранили за собой только Пондишери и Джинджи.

В 1754 году коалиция Пондишери—Майсур—Гути готова была распаться в связи с нехваткой средств, хотя Дюплекс никогда не отчаивался захватить Тричинополи и истратил более 350 тысяч фунтов стерлингов своих собственных денег. Но французская компания уже решила заключить мир; Годе, один из директоров, прибыл

302

ИСТОРИЯ ИНДИИ

в Пондишери в августе 1754 года. Это означало отзыв Дюплекса и отказ от его планов в отношении Карнатика. Неофициальная война, таким образом, кончилась. Обе компании решили не вмешиваться в ссоры между индийскими князьями. Дюплекс возвратился во Францию, где и умер в 1763 году.

Политика Дюплекса и причины ее неудачи. Ясный ум Дюплекса позволил ему понять, что индийские армии были бессильны перед дисциплинированными европейскими войсками, но дисциплина могла быть выработана также и у индийских солдат, находившихся на службе у европейцев. При том неопределенном положении, которое было характерно для тогдашней Индии, он легко мог установить господство французов, выступив со своими европейскими и индийскими войсками на стороне какого-либо претендента на власть. Он хотел поставить своих хозяев перед свершившимся фактом. Французская компания должна была ввозить в Индию серебро, которым она платила за получаемые товары. Но если бы она приобрела в Индии территориальные владения, которые давали бы налоговые поступления, достаточные для покрытия расходов на закупку товаров, то этот постоянный вывоз серебра из Франции прекратился бы. «Налоговые поступления от ее индийских владений вывозились бы в форме товаров». Однако Дюплекс допустил ошибку, не решившись сообщить компании о своих планах и посвятив в них полиостью своих начальников только тогда, когда время было уже упущено.

Один из величайших недостатков его политики заключался в том, что он разъединил свои силы. Если бы Бюсси со своими войсками был прислан из Хайдерабада в Тричинополи, он, вероятно, сумел бы овладеть этим пунктом и обеспечить за французами Карнатик, но Дюплекс стремился обязательно сохранить французское влияние при дворе низама. Позднее события в Карнатаке привели к отозванию Бюсси и к падению французского влияния в Хайдера-баде. Как говорит английский историк Додуэл, «неразумно преследовать сразу две цели и пытаться сделать больше, чем позволяют наличные средства». Для осуществления планов Дюплекса была необходима быстрая победа в Карнатике.

Более того, по мере того как война затягивалась, стало нехватать средств. По каким-то соображениям Дюплекс считал нецелесообразным обращаться к Французской компании за денежной помощью и неизменно рисовал ей положение дел в Индии в розовом свете. Бюсси не мог обеспечить его необходимыми деньгами. Планы Дюплекса потерпели крах в значительной мере потому, что он не имел достаточных материальных ресурсов для ведения войны.

Без Бюсси, который находился в Хайдерабаде, французские военные в Карнатике не могли противостоять способному и энергичному Лоуренсу, храброму и ловкому Клайву. Сондерс, угрюмый и настойчивый, отдававший себе ясный отчет в том, чего он хотел, всегда был готов к контрманеврам и поддерживал Мухаммеда Али всеми средствами, которыми располагала Английская компания. Таким образом, своими неудачами Дюплекс в большой мере был обязан именно ему.

Дюплекс совершенно не придавал значения флоту, тогда как наличие сильного флота являлось одним из главных условий осуществления любого плана установления господства европейцев в Индии. Однако, несмотря на то, что Дюплекс потерпел неудачу, его следует считать зачинателем завоевания Индии европейцами. Именно дух этого француза и его хайдерабадского помощника царил в лагере соперника, который установил власть англичан в Бенгалин.

Третья война в Карнатике (1756—1763 гг.). Семилетняя война началась в Европе в 1756 году. Французские и английские поселения в Индии снова были вовлечены в военные действия, но, когда весть о начале войны была получена в Мадрасе и Пондишери, местные власти не располагали достаточным количе

ПРОНИКНОВЕНИЕ ЕВРОПЕЙЦЕВ

303

ством войск, чтобы начать активные действия в Карнатике. Англичане были заняты войной против Сирадж-уд-доула в Бенгалии, а Бюсси, отозванный из Хайдерабада в результате интриг Шах Наваз-хана, был возвращен лишь в августе 1756 года. Тем не менее его положение сильно пошатнулось. Так, Бюсси был занят восстановлением французского влияния в Северных Сирка-рах (1757 г.) и не мог вести операций против англичан в Бенгалии или в районе Мадраса. В результате Клайву удалось захватить Шандернагор (23 марта

1757 г.) и сокрушить Сирадж-уд-доулу (23 июня 1757 г.), не встретив сопротивления французов.

Посланный из Франции генерал Лалли прибыл в Пондишери в апреле

1758 года. Он взял форт св. Давида и приготовился к нападению на Мадрас. Для осуществления этой важнейшей операции он считал необходимым собрать воедино все войска и отозвал Бюсси из Хайдерабада. Пигот, английский губернатор .Мадраса, которому помогал Стринджер Лоуренс, оказал упорное сопро-' тивление; подошел английский флот, и Лалли должен был снять осаду (1758 г.). Французский отряд, оставленный Бюсси в Северных Сиркарах, был разбит полковником Фордом (1758 г.), который был послан Клайвом из Бенгалии. Победы, одержанные Фордом при Кондуре и Масулипатаме, подорвали позиции французов, уже ослабленные их неудачей под Мадрасом. Французский флот под командованием д'Аша потерпел поражение у Пондишери и ушел, оставив за англичанами господство на море у Коромандельского побережья. Эйру Куту, английскому генералу, удалось нанести Лалли поражение в битве при Вандиваше (22 января 1760 г.). Пондишери был осажден и капитулировал (16 января 1761 г.). Вскоре после этого пали Джинджи и Маэ, последние французские укрепления на восточном и западном побережьях Индии. Таким образом, результаты усилий Дюплекса и Бюсси были сведены на нет в 1760—1761 годах, и владычество французов в Индии окончилось. По парижскому мирному договору 1763 года французские владения были восстановлены, но их укрепления были срыты.

Причины поражения французов. Основной причиной поражения французов было превосходство англичан на море. Наличие у англичан сильного флота позволило им систематически снабжать из Бенгалии свои силы в Карнатике, а также доставлять солдат из Европы, в то время как французы, не имея возможности пополнить свои ресурсы из-за слабости флота, по мере развития, военных действий стали испытывать все большие трудности. Остров Маврикия в период этой кампании оказался слишком отдаленной базой для ведения эффективных военно-морских операций у Коромандельского побережья.

Во время третьей войны в Карнатике англичане имели в своем распоряжении ресурсы Бенгалии, а Бенгалия в то время была богатой страной. Снабжение из Бенгалии позволило англичанам в Мадрасе вести войну в течение почти трех лет, не испытывая особых материальных затруднений. Мир Джафар оказался неспособным обеспечить англичанам те средства, которых они от него требовали. Он был смещен в 1760 году и заменен Мир Касимом, который должен был дать англичанам в Бенгалии все, что они хотели. С прибытием Лалли Французская Индия получила не более двух миллионов франков для расходов на эту войну, имевшую решающее значение.

Хайдер Али, уже утвердившийся в Майсуре, заключил с Лалли договор, по которому осязался помогать ему в войне против англичан. Но в августе 1760 года Кханде Pao, его диван, выступил на стороне лишенного власти раджи Майсура и изгнал Хайдера Али, которому удалось восстановить свое положение в Майсуре лишь после падения Пондишери. Ему пришлось спешно отозвать армию, которую он послал на помощь Лалли. Ничто не отвлекало англичан от осуществления их единственной цели—нанесения поражения французам.

-304

ИСТОРИЯ индии

Нельзя оставить вовсе без внимания и личные качества деятелей того времени. Лалли, который отличался злым остроумием, крайне вспыльчивым характером, был самым неподходящим руководителем в тот критический момент, когда решалась судьба французского влияния на Востоке. Бесконечные пререкания между советом в Пондишери и французским руководителем парализовали действия французов; вместо единства и энергичных мер мы видим противоречивые действия на суше и бездействие на море. После капитуляции Лалли его интендант Дюбуа был убит французом Дефером, потому что Дюбуа располагал документами, которые разоблачали коррупцию среди французских должностных лиц. Старый, почти слепо^ интендант обесславленного французского генерала обнажил шпагу, тщетно пытаясь защитить себя. Эти скрещенные шпаги были «подлинным символом и разительным итогом истории последних трех лет французского владычества в Индии». Превосходство англичан заключалось также и в способностях их руководителей, равно как и в военных талантах таких людей, как Лоуренс и Клайв, Форд и Кут.

<< | >>
Источник: H. К. Синха и А. Ч. Банерджи. ИСТОРИЯ ИНДИИ. 1954

Еще по теме 3. АНГЛО-ФРАНЦУЗСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО В ДЕКАНЕ:

  1. 3. АУРАНГЗЕБ В ДЕКАНЕ
  2. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ФРАНЦУЗСКИЙ ХАРАКТЕР И ФРАНЦУЗСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
  3. ГЛАВА ВТОРАЯ ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК И ФРАНЦУЗСКИЙ ХАРАКТЕР
  4. В. Соперничество, культурные конфликты и социальная организация.
  5. ВВЕДЕНИЕ История соперничества
  6. 1. ТРЕТЬЯ АНГЛО-МАЙСУРСКАЯ ВОЙНА
  7. СИМПАТИИ И СОПЕРНИЧЕСТВО
  8. Соперничество Венеции с турками
  9. Соперничество европейцев и восточноазиатов за доминирование
  10. Часть третья: Социальное соперничество