IV. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И ПЛАНИРОВАНИЕ

  Анализ философских проблем прогнозирования подводит к исследованию теоретических и мировоззренческих проблем планирования, что уже многократно отмечалось в предшествующих разделах. Люди составляют прогнозы в первую очередь потому, что ориентироваться в будущем им необходимо для удовлетворения их потребностей, для соблюдения их интересов.
Но для этого недостаточно одного прогноза. В самом деле, для продуктивного использования открывающихся в будущем неизбежных и возможных перспектив требуется нечто большее, чем чисто познавательное предвосхищение. Необходимо предусмотреть деятельность, способствующую использованию этих данных, наметить последовательность, установить взаимосвязь. Следует решить, какие из будущих возможностей должны быть реализованы и как можно этого достичь. Здесь мы подошли к вопросу, который связан с определением существенных признаков плана и планирования. В практической деятельности человека, направленной на изменение естественного и общественного мира, как мы уже говорили в I главе, познавательное, описательное и установочное предвидение составляют единое целое. Когда К. Маркс охарактеризовал процесс труда как целесообразную деятельность, когда наряду с этим он установил, что человек отличается тем, что действует согласно предварительно выработанной в уме идее, то в этом нашло свое выражение то обстоятельство, что планомерность в известной степени всегда внутренне присуща сознательному человеческому действию. Эта планомерность может быть элементарной. Но она может достичь и высокой ступени развития. Она начинается с планов, опирающихся исключительно на эмпирический опыт, и кончается планами, разрабатываемыми в соответствии с научными данными.
До тех пор пока частная собственность на средства производства разделяет людей, раскалывает общество

на антагонистические классы, законы движения и развития общества или не могут быть познаны, или не могут быть использованы путем планомерной деятельности членов коллектива в рамках всего общества. Законы эти в какой-то степени так или иначе управляют действиями человека. Но для действий, определяющих общественное развитие, не может быть consensus omnium \ общей воли и общего плана. Деятельность человека предусматривает обычно только непосредственные результаты, а не отдаленные последствия. Для этого деятельности зачастую не хватает сознания исторической перспективы. На решающих этапах обнаруживается несоответствие между запланированными целями и достигнутыми результатами. Общественное развитие попадает во власть стихийности. Только в рамках классовой борьбы пролетариата, руководимой марксистско- ленинской партией, зарождается — еще в недрах капиталистического строя—сознательное и планомерное управление историческим процессом. Но естественно, что в условиях капитализма это управление может охватывать очень ограниченную область общественной жизни.
В «Анти-Дюринге» Энгельс показал, какое колоссальное значение имеет то обстоятельство, что при наличии соответствующих условий принцип планомерности распространяется за рамки конкретных процессов труда и охватывает общественное производство в целом, что планирование индивидуальных компонентов параллелограмма общественных сил происходит уже не случайно, а в соответствии с определенной идеей. Он писал: «Раз общество возьмет во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продукта над производителями. Анархия внутри общественного производства заменяется планомерной (курсив наш. — Авт.), сознательной организацией. Прекращается борьба за отдельное существование. Тем самым человек теперь —в известном смысле окончательно — выделяется из царства животных и из звериных условий существования переходит в условия действительно человеческие. Условия жизни, окружающие людей и до сих пор над ними господствовавшие,
теперь подпадают под власть и контроль людей, которые впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы, потому что они становятся господами своего собственного объединения в общество. Законы их собственных общественных действий, противостоявшие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с полным знанием дела и тем самым будут подчинены их господству.
То объединение людей в ¦общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и все возрастающей мере и те следствия, которых они желают» [82].
Идея планомерного руководства общественным развитием, особенно процессом материального производства и воспроизводства общества, впервые нашла свое научное обоснование только в марксизме-ленинизме.
После Великой Октябрьской социалистической революции эта идея стала исторической действительностью. Только последовательное развитие социалистического планового хозяйства дало возможность рабочим и крестьянам России под руководством КПСС совершить необычайно трудное и исторически беспрецедентное дело социалистического строительства в отсталой, разрушенной войной стране в окружении враждебного империалистического мира. Система планирования и ее постоянное совершенствование в соответствии с общественными потребностями социалистических стран составляют одну из главнейших основ роста сил мирового социализма и изменения соотношения сил в мире в пользу социализма.
На протяжении десятилетий идеологи и политики империализма искажали и поносили социалистическое плановое хозяйство. Одновременно они превозносили стихийное развитие механизма капиталистического рынка.

Широкое распространение получила антикоммунистическая пропаганда, демагогический тезис о якобы существующем противоречии между планированием и демократией, планированием и свободой. Однако и в этом отношении времена изменились. По мере роста обобществленного производства и взаимодействия различных областей хозяйства и общественной жизни, по мере усложнения динамики современного развития производительных сил становилось все более ясным, что любой технический, экономический, общественный успех зависит от плановой общественной организации производства.
Демагогическая пропаганда разоблачила себя как пустая болтовня, рассчитанная на глупцов и воспринимаемая теперь даже серьезными буржуазными теоретиками как глупость и ложь. Тем более странно, когда некоторые современные теоретики, считающие себя социалистами, рекомендуют отказаться от системы централизованного планирования и установить социалистический «свободный рынок», вместо того чтобы в конкретных условиях применять принцип демократического централизма, использовать его в качестве движущей силы социалистического развития и стимулирования творческой инициативы трудящихся. Эта ревизионистская проповедь в теоретическом плане является не чем иным, как отголоском несостоятельной теории конвергенции, являющейся со своей стороны выражением стремления империализма ослабить и подорвать политически и экономически социалистические государства. При этом надо отметить, что одновременно, например, западногерманские империалисты в своей стране сами намечают переход к долгосрочному планированию своих экономических возможностей на государственно-монополистической основе.
Опыт развития ГДР говорит о том, что централизованное планирование и руководство должны быть тесно связаны в существенных пунктах общественного развития с личной ответственностью трудящихся и местных государственных органов, с максимальным развертыванием творческой инициативы трудящихся масс. Это основная идея новой экономической системы является конкретным применением принципа демократического централизма.

Обе главные теоретические и методологические проблемы категории планирования, которые составляют основу нашего дальнейшего исследования, сводятся к следующему: в чем заключается сущность плана и планирования с философской и методологической точек зрения? Какие отношения существуют между прогнозом и планом, между прогнозированием и планированием? Мы должны ответить на эти вопросы по возможности таким образом, чтобы получить данные и аргументы для теоретического исследования их основ, необходимого для их фундаментальной характеристики в рамках научного анализа.  
<< | >>
Источник: Бауэр А.. Философия и прогностика. Мировоззренческие и методологические проблемы общественного прогнозирования. 1971

Еще по теме IV. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И ПЛАНИРОВАНИЕ:

  1. 3.1. СУЩНОСТЬ ФИНАНСОВОГО ПЛАНИРОВАНИЯ И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ
  2. 5. Кадровое прогнозирование и планирование
  3. 9.1. Этапы и методы прогнозирования и планирования доходов бюджета
  4. 5.4. ПЛАНИРОВАНИЕ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ПОТРЕБНОСТИ В ПЕРСОНАЛЕ
  5. Глава 3. ФИНАНСОВОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ
  6. Основы ПРОГНОЗИРОВАНИЯ И ПЛАНИРОВАНИЯ ДОХОДОВ БЮДЖЕТА
  7. 7.2. Анализ, прогнозирование и планирование социально-экономического развития муниципального образования
  8. Соотношение прогноза и плана. Прогнозирование и планирование как функции социалистического руководства
  9. 3.4. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ФИНАНСОВОЙ УСТОЙЧИВОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ. МОДЕЛИ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ БАНКРОТСТВА
  10. 5.1. Методы прогнозирования кадровой потребности
  11. 12.2. Бюджетное прогнозирование