загрузка...

Глава 27

Популярность Сионских протоколов в гражданскую войну. — Новые издания документа от Крыма до Владивостока. — Борьба против них масонских белых правительств. — Смертная казнь за хранение протоколов в Советской Р оссии. — Большевизм как воплощение программы Сионских протоколов. — Секретный документ Зундера. В годы гражданской войны, когда сбылись многие прогнозы Сионских протоколов, их популярность среди русских людей резко возросла. Протоколы передавались из рук в руки, переписывались, перепечатывались, зачитывались до дыр. За любое издание книг Нилуса и Бутми, содержащих Сионские протоколы, платились баснословные деньги. Появляются и новые типографские издания этого документа. Летом 1918 года Сионские протоколы издаются в Москве и вместе с офицерами, отправ- лившимися в Добровольческую армию, переправляются на юг. В том же году в Новочеркасске массовым тиражом, в десятки тысяч экземпляров, вышла брошюра «Сионистские протоколы, план завоевания мира иудеомасонами», издатель И. А. Радионов. В Симферополе таким же массовым тиражом издается книжка, отпечатанная на папиросной бумаге розового цвета под названием «13 Сионских протоколов, или Чего хочет еврейство, чего оно добивается» (26 с., издатель «Овод», с небольшими предисловием и послесловием). В основе этой публикации лежало издание Г. В. Бутми. Книжечка эта позднее была выпущена вторым изданием в Алуште895. Один за другим в 1918-1920 годах выходят новые издания протоколов во Владивостоке, Иркутске, Омске, Ростове-на-Дону, Таганроге, Хабаровске, Харькове. Специальное издание Сионских протоколов было отпечатано в Японии на русском языке и переправлено для распространения на русский Дальний Восток. В Белой армии протоколы распространялись среди офицеров и наиболее сознательной части солдат. Однако либерально-масонское руководство Белой армии, правительства Колчака и особенно Врангеля старательно препятствовали этому. Как сообщает еврейский исследователь И. Чериковер, «по некоторым сведениям, в начале 1919-го группа монархистов в Омске во главе с капитаном Крашенинниковым пыталась распространить протоколы среди войск адмирала Колчака и населения Сибири, но Колчак как будто принял решительные меры, так как опасался общественного мнения Америки, на которую он ориентировался. В октябре 1919 года тот же Крашенинников, будучи во Владивостоке, снова пытался распространять протоколы с погромными целями, но вмешались иностранные миссии, и протоколы были как будто полицией конфискованы»896. Еще более активная борьба с распространением Сионских протоколов велась правительством генерала Врангеля, ключевую роль в котором играли видные деятели иудаизма (М. М. Винавер) и масонства (П. Б. Струве, Н. С. Та- ганцев, М. В. Бернацкий). Вот что вспоминал об этом один из врангелевских офицеров — полковник А. Доронин: «В 1920 году я был нач. Симферопольского отделения политической части штаба главнокомандующего. В одно из воскресений летом (месяца и числа я не помню) этого года ген. Врангель, проезжая через Симферополь, вызвал меня экстренно на вокзал в свой поезд. Я явился и был введен адъютантом главнокомандующего в его салон-вагон. Врангель предложил мне сесть и сказал: — Разрешите мне, полковник, в вашем присутствии побриться, а то у меня не будет другой остановки в пути, а бриться мне нужно. Пока же я буду бриться, мы с вами поговорим. Я сел на предложенный мне стул, а главнокомандующий, готовя принадлежности для бритья, спросил: — Вам знакома эта брошюра, полковник? При этом он рукой указал на маленький круглый столик, стоявший в углу салона, на котором лежала какая-то непереплетенная книжка. Я посмотрел по направлению руки и сразу же узнал по обложке «Протоколы», которые я видел накануне в руках продавца газет, предлагавшего их публике, выходившей после лекции из гостиницы «Метрополь». На вопрос генерала П. Н. Врангеля я ответил утвердительно. — А кто же их распространяет в городе? — спросил главнокомандующий. — Кто их распространяет в городе, я не знаю, — ответил я, — но вчера на лекции в «Метрополе» я видел, как их продавал газетчик, фамилии которого я не знаю, но в лицо его знаю и фамилию узнать могу. — А что же делает губернатор? — продолжал ген. Врангель. — Губернатор бездействует, а вице-губернатор поощряет продажу, чему я был вчера свидетелем. — Вы сообщили об этом в штаб? — Так точно, сегодня я послал срочно об этом доклад. Дальше генерал перешел на другие темы, а минут через пять я покинул вагон главнокомандующего. Вернувшись в свое управление, я буквально не успел сесть за рабочий стол, как зазвонил телефон. Звонил вице-губернатор. — Правда ли, полковник, что главнокомандующий расспрашивал вас о «Протоколах», — спросил он меня. Я подтвердил, что это действительно так, и в ответ на подтверждение я услышал в телефон какой-то удивленно-недоуменный вопрос вице-губернатора: — А почему бы их и не продавать? — и телефон дал отбой. Скоро я узнал, что вице-губернатор уволен, а «Протоколов» в открытой продаже в городе больше не видел»1. В Советской России, согласно декрету Совнаркома 1918 года и разъяснению Наркомюста, за хранение и распространение Сионских протоколов полагалась смертная казнь без суда и следствия. Хранители этого документа приравнивались к бандитам и погромщикам и немедленно расстреливались у ближайшей стенки. Такая реакция советского правительства на Сионские протоколы объяснялась прежде всего его национальным составом (на 90% оно состояло из евреев) и крайней антихристианской и антирусской направленностью. В распространении Сионских протоколов еврейские большевики видели угрозу раскрытия тайных пружин их. Террор и голод, как главные методы управления враждебным русским народом, были раскрыты в Сионских протоколах задолго до захвата власти еврейскими большевиками. Многие выдающиеся умы того времени прямо связывали большевисткую политику с программой Сионских протоколов. «Большевизм, — писал, например, выдающийся американский предприниматель Генри Форд, — есть международная программа протоколов... русское действие является лишь интернациональной репетицией». Большевисткую идею мировой революции Форд рассматривал как одну из форм строительства всемирного иудейского царства. Ряд издателей Сионских протоколов на титул выносят название, в котором прямо связывается большевизм с иудейской программой Сионских протоколов. В 1919 году в Иокогаме издатель Д. Уралец (издательство «Эврика») выпускает брошюру на русском языке под названием «Большевизм и евреи. 24 протокола сионитского (так в источнике. — О. П.) конгресса в Базеле в 1897 году. По изданию С. Нилуса». В послесловии к брошюре, в частности, отмечалось: «Три года революционного угара прошли над нашей Родиной. Сметена и разрушена работа веков, интеллигенция перебита, народ одичал и вымирает. Богатейшая страна обращена в пустыню, где бродят банды озверелых людей. В самом же сердце великой некогда страны, куда свету и проникнуть трудно, гнездятся те же агенты Сиона, о которых так много сказано в протоколах сионистов. Теперь уже можно категорически утверждать, что люди, стоящие во главе большевизма, вдохновители его не кто иной, как именно эти агенты». В том же 1919 году в Хабаровске выходит брошюра под названием «Документальные данные, доказывающие происхождение большевизма, и к чему стремится большевизм в действительности». В предисловии к этому изданию говорилось, что «предлагаемые вниманию русских читателей записи (протоколы) 24 заседаний главарей сионистско-масонской организации были похищены у них в Париже одной француженкой в 1902 году. В России их удалось издать в печати лишь в 1909 г. г. Нилусу (откуда они и взяты для настоящего издания). Но это сочинение быстро исчезло из продажи и не сделалось достоянием широкой публики, а между тем в настоящий момент оно особенно интересно тем, что всякому, прочитывающему программу сионисто-масонов, вполне становится ясным: отечество большевизма и те разрушительные свойства, которые большевизм выявил в короткий промежуток своего господства в России (в частности, и в Восточной Сибири), разрушив буквально всю государственность (так в источнике.
— О. П.). Несмотря на то что большевики, хотя и производили, видимо, разрушительную программу сионисто-масонов, но не смогли или не успели провести ее полностью, но все же разорили и залили потоками крови чуть не треть земного шара. Что содержание этих документов не есть итог деятельности большевиков, во-первых, явствует уже из даты их появления — 1902 год, т. е., что не большевизм предшествовал им, а, наоборот, документы были опубликованы ранее и большевики разыгрывали по ним как по нотам. Если же вдуматься во всю стройность и последовательность настойчивой подготовки и проведения в жизнь программы, то для всякого станет ясным, что таковая окажется не по силам какому-то единоличному гению зла, а могла быть осуществима только долговековой, и упорно осуществляемой, и стройно организованной ориентацией. А обратив внимание на происхождение группы лиц, которые проводили идеи сионистов в жизнь, как-то: Троцкий, Тобельсон (Краснощеков), Калма- нович, Иоффе, Кац, Леон, Губельман, Бронштейн, Розенфельд, Минор, Дан, Гоц, Гольдштейн, Блейхман, Прошьян, Цейтлин, Штернберг, Шпицберг, Ап- фельбаум, Либер, Абрамович, Коган, Шредер, Цедербаум, Карахан, Залкинд и еще сколько хотите подобных, выявляется со всею отчетливостью то страшное для всего мира месторождение, а также цель и средства, при помощи коих сионисты хотят достичь порабощения всех народов. Глубоко и тяжко нужно подумать миру, как уберечь себя от дальнейших попыток сионистского зла и господства; выявить такую энергию и выработать такое сопротивление, о которое могли бы разбиться все усилия сионистов, благо в помощь этому много посодействует то счастливое обстоятельство, что цели и средства их так неожиданно для них открыты. Конечно, бороться нужно не с еврейским народом: он, как всякий другой народ, ни при чем; борьбу, и борьбу самую энергичную, надо вести с еврейской сионистской организацией, и средствами борьбы должны быть, конечно, не только насилия, а главным образом твердая, честная, вполне государственная организация у всех народов (в частности, у русского), не допускающая никакой партийной борьбы и не опирающаяся на эфемерные, не существующие в природе абсолютную свободу и равенство, а лишь слова, брошенные в мир, как кость раздора, и послужившие, как то мы видим из пережитого, к полному разгрому государства Российского, а в дальнейшем представляющего угрозу и другим народам. Все вышеизложенное и натолкнуло на мысль о необходимости распространения этих документов, хотя бы и в довольно ограниченном количестве настоящего издания. Дальнейшее распространение этих протоколов даже на иностранных языках нужно желать и приветствовать. Большевизм со всеми отвратительными его сторонами — «плоть от плоти и кровь от крови» этой (еврейской) организации. Он является одним из средств и этапом к еврейскому торжеству над гоями, как они презрительно обзывают все нееврейское население мира. Мы не должны дать им право на это презрение, поддаваясь влиянию еврейства и их организаций. Мы обязаны встряхнуться, посмотреть истине в глаза прямо и приняться за живой спасительный труд, а к Молитве Господней после «от лукавого» прибавить: «От Сиона и чада его — большевизма»». Идеи Сионских протоколов были очень популярны среди еврейских большевиков и в высшем руководстве Красной армии, тогда состоявшем преимущественно из евреев. В декабре 1919 года во время боев на эстонской границе погиб батальонный комиссар 11-го стрелкового полка Красной армии Зундер. В его вещах был найден подозрительный документ с грифом «секретно» на еврейском языке. Местные власти перевели этот документ и опубликовали в двух эстонских газетах — «Постимеес» в Юрьеве (Дерпте) и «Теетежа» в Ревеле. В марте 20-го этот документ появился на страницах английской газеты «Морнинг пост», а впоследствии и в ряде других изданий. В найденном секретном документе говорилось следующее. «СЕКРЕТНО. Представителям отделов Международного еврейского союза. Сыны Израиля! Час нашей конечной победы близок. Мы стоим накануне мирового господства. То, о чем мы могли только мечтать, теперь превращается в действительность. Еще недавно слабые и беспомощные, теперь мы благодаря общему мировому крушению гордо подымаем голову. Однако мы должны быть осторожными, так как с уверенностью можно предсказать, что, перешагнув через разгромленные алтари и троны, мы должны еще далее двигаться по намеченному пути. Авторитет и верования чуждой нам религии мы подвергли беспощадной критике и насмешкам при помощи удачной пропаганды и разоблачений. Мы ниспровергли чужие святыни, мы поколебали в народах и государствах их культуру и традиции. Мы совершили все, чтобы подчинить русский народ еврейскому могуществу и заставить его наконец стать перед нами на колени. Мы почти достигли всего этого. Однако... мы должны быть осторожными, потому что наш исконный враг — порабощанная Россия. Победа над нею, достигнутая нашим гением, может когда-нибудь, в новых поколениях, обратиться против нас. Россия повергнута в прах. Она находится под нашим владычеством. Но ни на минуту не забывайте, что мы должны быть осторожными! Священная забота о нашей безопасности не допускает в нас ни сострадания, ни милосердия. Наконец-то мы увидели нищету и слезы русского народа! Отняв его имущество и золото, мы превратим этот народ в жалкого раба. Будьте осторожны и молчаливы. Мы не должны иметь жалости к нашему врагу. Нужно устранить от них лучшие, ведущие элементы, чтобы у покоренной России не было вождя. Этим мы уничтожим всякую возможность сопротивления нашей власти. Надо возбудить партийную ненависть и развить междоусобицу среди крестьян и рабочих. Война и классовая борьба уничтожат культурные сокровища, созданные христианскими народами. Но будьте осторожны, сыны Израиля! Наша победа близка, ибо политическое и экономическое могущество и наше влияние на народные массы усиливаются. Мы скупаем государственные займы и золото и тем господствуем на биржах мира. Мощь в наших руках. Но будьте осторожны! Бронштейн, Апфельбаум, Розенфельд, Штернберг... все они, как и многие другие, являются верными сынами Израиля. Наше могущество в России неограниченно. В городах, в комиссариатах, продовольственных комиссиях, домовых комитетах — всюду теперь представители нашего народа играют первенствующую роль. Но не опьяняйтесь победою! Будьте осторожны! Никто не может защитить нас, кроме нас самих! Помните, что на Красную армию положиться нельзя, ибо она может повернуть оружие против нас. Сыны Израиля! Близок час, когда мы достигнем долгожданной победы над Россией. Тесно сомкните ряды. Проповедуйте громко национальную политику нашего народа! Бейтесь за наши вечные идеалы! Центральный Комитет Петроградского Отдела Международного еврейского союза». После наступления частей Добровольческой армии в Крыму в мае 1920 года была взята в плен 9-я пехотная дивизия большевиков. Белые офицеры составили полевой суд из семи человек. Из толпы пленных красноармейцев были вызваны несколько свидетелей. Судили коммунистов и политруков. Комиссар красной дивизии — ярко выраженный еврей с бородкой, как у Троцкого, видя, что ему не миновать расстрела, бросил с презрением следующие слова: «Я умру с сознанием того, что вы, ненавистные христиане, уже сидите у нас в мешке. Нам остается только завязать этот мешок. Мы имеем в наших руках уже весь мир и все его богатства. Наше могущество никем и ничем не ограничено»1.
<< | >>
Источник: Платонов О. А.. Россия и мировое зло. Труды по истории тайных обществ и подрывной деятельности сионизма.. 2011

Еще по теме Глава 27:

  1. Глава муниципального образования
  2. § 3. Глава муниципального образования
  3. Часть первая ГЛАВА I
  4. Часть вторая ГЛАВА IV
  5. Начало буквы М Глава 12 О НАЙМЕ
  6. Глава 22
  7. Глава 4
  8. Глава 30
  9. Глава 3 Организация, организационная культура и развитие
  10. Начало буквы В Глава 5 О ЦАРЕ Законы
  11. Глава III ГЕШТАЛЬТПСИХОЛОгаЯ
  12. Глава 12 Президент на пенсии
  13. Глава 4 УДЕРЖАНИЕ И СОЗЕРЦАНИЕ 1
  14. Глава 39. ВОЗМЕЗДНОЕ ОКАЗАНИЕ УСЛУГ
  15. ГЛАВА 41 Налог на прибыль организаций