Глава 23

Святые и подвижники Русской Церкви о Сионских протоколах. — Благословение Святого Иоанна Кронштадтского. — Слово о Сионских протоколах Священномученика митрополита Владимира. — Православная оценка протоколов архиепископом Никоном Рождественским. — Духовное покровительство Оптиной пустыни. — Благословение Святого старца Варсонофия. — Дело Московского цензурного комитета. Широкое распространение Сионских протоколов в России в 1905—1907 годах объяснялось не только трагическими событиями войны и революции, но прежде всего тем, что многие русские люди, обладая православным созна нием, сразу же увидели в них не просто политический документ, а религиозное предостережение о приближающемся «торжестве Израиля, или грядущем в мире антихристе». Публикация Сионских протоколов в России носила не политический, а религиозный характер и была направлена не на противостояние какому-либо народу, а на борьбу с грядущим антихристом, силами зла и сатанизма. Именно так понимали значение Сионских протоколов русские Святые и подвижники XX века, благословившие их публикование и распространение в России. Публикация Сионских протоколов в книге С. А. Нилуса «Великое в малом» была благословлена великим русским Святым и прозорливцем Иоанном Кронштадтским. Без духовной поддержки Иоанна Кронштадтского книги Нилуса могли бы и не увидеть свет. Как отмечает современник, «сам Нилус не верил в возможность интереса читателей к его книгам. Под влиянием такого своего уныния и пессимизма он мог и не написать своего знаменитого труда. Но именно для устранения этого препятствия дивный прозорливец о. Иоанн уверенно предсказывает ему успех: «...Пиши, твои книги будут покупаться и читаться». Эти слова сказаны в феврале 1906 года, когда революционный мрак и буря покрывали всю Россию... Вот это благодатное и могущественное слово о. Иоанна есть пример той соборности в труде Нилуса... без которой и самого труда, несомненно, не появилось бы...»877. Св. Иоанн Кронштадтский с душевной теплотой относился к Нилусу и его верной помощнице и жене. «Передай (им. — О. П.), — говорил он своей духовной дочери Г. Лобовиковой, — что я их крепко люблю. Хорошо Нилус пишет: я с великим удовольствием прочитал его сочинения. Его сочинения — чистый алмаз». «Передай ему (Нилусу. — О. П.), — говорил Святой той же Лобовиковой, — что я глубоко, глубоко уважаю его и люблю его любовью брата о Христе»878. «Батюшка, — рассказывала о Нилусах Иоанну Кронштадтскому Г. Лобо- викова, — ведь они оба очень хорошие, религиозные и гостеприимные. А Батюшка (Иоанн Кронштадтский. — О. П.) говорит: «От хорошего дерева — хорошие и плоды». Батюшка, говорю, благословите их! Он снял шляпу, перекрестился и говорит: «Бог их благословит». Да я еще ему говорю, что С. А. Нилус еще три тетради написал и будет издавать. «Скажи — скорее бы издавал да мне прислал прочитать»»879. Священномученик Владимир (Богоявленский), митрополит Московский и Коломенский, в тяжелые для России времена октября 1905 года распорядился прочитать во всех московских церквах составленное им слово «Что нам делать в эти тревожные наши дни?»880. В этом слове Священномученик рассказал православным людям Москвы о преступных антихристианских замыслах составителей Сионских протоколов. «Главное гнездо их за границей, — сообщал пастве Московский митрополит, — они мечтают весь мир поработить себе; в своих тайных секретных протоколах они называют нас, христиан, прямо скотами, которым Бог дал, говорят они, образ человеческий, только для того чтобы им, якобы избранникам, не противно было пользоваться нашими услугами... С сатанинской хитростью они ловят в свои сети людей легкомысленных, обещают им рай земной, но тщательно укрывают от них свои затаенные цели, свои преступные мечты. Обманув несчастного, они толкают его на самые ужасные преступления якобы ради общего блага и действительно обращают его в послушного раба. Они всячески стараются вытравить из души или по крайней мере извратить святое Учение Христово»881. Слово митрополита Владимира, зачитанное в московских церквах и содержавшее оценку Сионских протоколов, произвело сильнейшее впечатление на православных людей. Сам владыка выступил с этим словом в Успенском соборе Московского Кремля. Закончил он свою проповедь такими словами: «Братья возлюбленные! Чада Русской земли! В те дни, когда мы вспоминаем, как Матерь Божия по молитвам предков наших спасла землю Русскую в тяжелую годину междуцарствия, как освободила Она нашу первопрестольную Москву Своею иконою Казанскою от нашествия поляков и литовцев, — сегодня прольем пред нею и Ее Божественным Сыном пламенные мольбы о спасении Родной Земли нашей от крамольников. Поплачем пред Нею о грехах наших. Помолимся Ей о несчастных братьях наших, смутой увлеченных на погибельный путь». Давая оценку Сионским протоколам, владыка прямо связывал чудовищные планы их составителей с революционными событиями в России, рассматривал возникшую смуту не с политических, а с религиозных позиций, призывал православных людей выполнить свой долг перед Богом и стать «на брань с антихристом»882. С этих же позиций рассматривает Сионские протоколы и другой выдающийся православный иерарх того времени, архиепископ Никон Рождественский. Как следует из его дневников, Сионские протоколы стоят в прямой связи с тайной беззакония, делом антихриста и суть плоды работы «сонмища сатаны», о котором говорится в Апокалипсисе (2, 9). Вчитываясь в этот документ, писал Никон Рождественский, «нельзя не прийти к заключению, что это действительно не есть работа одного лица, а произведение не одного даже поколения врагов Церкви, хитрых, лукавых, в числе коих были люди незаурядного ума и крепкой воли, — люди, притом не имеющие ни одной искры христианских начал нравственности, готовые на все, чтобы достигнуть своей цели. А их цель — основание всемирного царства под главенством своего царя. Все это очень похоже на заветные мечты иудеев о всемирном своем царе, а по учению Св. Отцов — антихристе. Протоколы сплошь проникнуты иудейским духом, иудейским идеалом. С другой стороны, в то же русло вливается темная струя буддийских бредней, дабы еще больше замутить течение жизни всего человечества, и странное дело: идеалы буддистов каким-то образом сплетаются с идеалами иудеев. Казалось бы, что общего между иудеем и буддистом? Но они идут рука об руку к общей цели. Ясно, что у них общий вождь — враг Бога и людей. Это он подготовляет путь своему ставленнику — антихристу»883. Самоотверженный труд С. А. Нилуса благословлял и поддерживал Святой оптинский старец Варсонофий. В течение 1907—1912 годов оптинский Святой был духовником Нилуса, разделяя с ним его позицию, высказанную в комментариях к Сионским протоколам. За свою приверженность к делу борьбы с иудейской идеологией старец подвергался гонениям и в конце концов вынужден был покинуть Оптину пустынь. Незадолго до смерти Святой старец Варсоно- фий «передал земной поклон Нилусам, говоря, что они вместе с ним пострадали за одно и то же»884. В течение пяти лет жизни в Оптиной пустыни, вплоть до вынужденного отъезда из нее в 1912 году, С. А. Нилус пользовался полной духовной поддержкой братии монастыря, считавшей его великим духовным писателем и провидцем. В то время еще был жив и Святой старец Иосиф, к которому Нилусы ходили на благословение. Многие часы С. А. Нилус провел в беседах с будущим старцем отцом Нектарием и другими известными оптинскими подвижниками. Однако то, что сразу осознали, заглянув в глубину будущего, русские Святые и подвижники, не захотели понять церковные чиновники, для которых Православие было только ведомством и местом службы. Как справедливо отмечалось, «высшая церковная власть в России, Св. Синод прошли мимо книги Нилуса, даже отстранились от нее, как от чего-то зачумленного и опасного»885. Когда на книжном рынке появились издания С. А. Нилуса, большинство высших церковных чиновников отнеслись к ним отрицательно. Например, когда князь Н. Д. Жевахов обратился к архиепископу Новгородскому Арсению поддержать книги Нилуса и помочь их распространению в его епархии, в пределах которой тогда проживал Сергей Александрович, владыка не только отказался исполнить его просьбу, но и объяснил, почему, сказав, что «Нилус вмешивается не в свое дело»886. Синод, хотя и отстранился от книги, содержавшей Сионские протоколы, не смея их одобрить, но «побоялся и запретить, и в этом направлении не было сделано никаких попыток», «поведение Синода в этом деле (было) просто нейтральное»1. Синодальные чиновники не осмелились противостоять таким великим деятелям Русской Церкви, как Иоанн Кронштадтский, митрополит Владимир, архиепископ Никон. Так же осторожно, не с православной, а больше с политической точки зрения, давали оценку Сионским протоколам чиновники Московского цензурного комитета по делам печати. В их осторожности предчувствуется то духовное бессилие чиновничьего аппарата России в борьбе с беспощадным мистическим врагом Святой Руси, ставшее одной из главных причин революции 1917 года. Привожу примечательный документ той эпохи, найденный мной в архиве Гуверовского института. Выписка из журнала заседания Московского Цензурного Комитета от 28 сентября 1905 года. СЛУШАЛИ: Доклад цензора статского советника Соколова следующего содержания: «Данные мне на прочтение в подцензурном порядке сочинения Сергея Нилуса: 1) «Великое в малом. Впечатления от событий своей и чужой жизни»; 2) «Служка Божией Матери и Серафимов»; 3) «Дух Божий, явно почивший на отце Серафиме Саровском»; 4) «Что ждет Россию» и 5) «Небесные обители» ничего предосудительного не заключают в себе в цензурном отношении и потому могут быть дозволены к напечатанию общей цензурой, за исключением мест на стр. 45—46 сочинения «Великое в малом», подлежащих по силе ст. 73-ей Уст. о ценз. и печ. просмотру Г. Министра Императорского Двора. Что же касается сочинений, видимо предназначаемых к изданию отдельною книгой и озаглавленной «Торжество Израиля, или Грядущий в мире антихрист как близкая политическая возможность (Протоколы заседаний сионских мудрецов), 1902—1904 гг.», то я затрудняюсь дозволить его к напечатанию по нижеследующим соображениям. В сочинении этом идет речь о близости времени пришествия антихриста. А потому оно предварительно представлено было на просмотр Московского Духовного Цензурного Комитета, который в «Отзыве» своем о нем, не находя ничего противного в «отделах» его богословского содержания, «главную» и самую большую часть его признал не подлежащей своему просмотру, как трактующую о политических, а не о духовных вопросах. Часть же эта состоит из «26 протоколов заседаний сионских мудрецов», добытых или, как говорится в рукописи С. Нилуса, кем-то «выкраденных» у какого-то франкмасона и по содержанию своему составляющих подробный план «Сионистских мудрецов» низвержения всех христианских государств, и главным образом России, с их государями и правительствами и водворения на их месте единого самодержца — еврея, который не только подчинит, но и поработит все народы будущим господам и обладателям Вселенной — евреям с их самодержцем, которого г. Нилус называет антихристом. План состоит в том, что евреи должны мутить всевозможными способами христианские народы и возбуждать их как против их государей и правительств, так и друг против друга, с тем чтобы этим ослабить их и подчинить своей власти. Агентам сионистов предлагается повсюду внушать простому народу (в особенности рабочим) мысль, что он несправедливо порабощен и эксплуатируется как знатными, так и богатыми и что правительства и сами государи есть только поверенные народов и подлежат контролю их, что поэтому каждый народ должен пользоваться одинаковыми с ними правами на их достояние. Смуту в христианских государствах евреи должны делать через самих же гоев, т. е. христиан, и главным образом чрез социалистов, коммунистов, анархистов, интеллигентов, и главным образом чрез лиц, состоящих в правительстве, поощряя их к тому подкупами и мнимою славою, и продажными женщинами, и, словом, всем, чем только можно. Для того чтобы ослабить христиан во что бы то ни стало, сионисты-франкмасоны будут всячески разорять их и на их счет приумножать еврейские капиталы, благодаря которым эти последние и теперь уже стали чувствовать себя господами христианских государств и народов и признают себя настолько всевластными, что стоит им только чего-нибудь захотеть, то все будет исполнено по их желанию. Для этой же цели они и золотую валюту ввели в России. Создавая и поощряя главным образом чрез подкупы и печать всякую рознь между христианами, евреи-масоны-сионисты по рассматриваемому плану своему имеют в виду главным образом рекомендовать христианским народам народоправство и домогательство свободы во всех проявлениях общественной жизни. Этим они намереваются вернее всего достигнуть своих целей, и это уже в глазах их испытанный способ захвата ими власти в свои руки во Франции, в которой не кто другой, как они, устроили и так называемую «великую революцию» и потом все последующие и в которой вполне являются теперь господами положения. На Россию они в наши дни потому направляют свои дьявольские злоухищрения, что она представляет собою единственную христианскую державу, сильную своим самодержавным образом правления и своею православною верою. Проводя теперь всюду и всеми способами так называемый правовой порядок и домогаясь всевозможных свобод, сионисты, как видно из их плана, быстро изменят свои взгляды на управление народами. Лишь только им удастся поставить надо всеми странами единого самодержавного царя из евреев, они прежде всего обезличат или истребят франкмасонов из христиан, как людей, некоторым образом посвященных в их тайны, а затем всех тех, кто из «гоев» помогал им в деле создания еврейского самодержца — как-то: разных социалистов, коммунистов, а тем более анархистов и вообще так называемых интелли гентов-конституционалистов не только как людей вредных для их самодержца, но и глупых утопистов. Самодержавие их самодержца будет самым деспотическим, в особенности для «гоев», которых будущие обладатели вселенной не будут считать даже людьми, а просто скотами, предназначенными самим Богом в будущем их царстве только на службу евреев, как народа избранного. Но, впрочем, чтобы не быть голословным, приведу несколько мест из упомянутых протоколов сионистского франкмасонского общества или, вернее, из дьявольского плана сионистов поработить еврейству во что бы то ни стало всю Вселенную. «Политическая свобода, — говорится в их плане, — есть идея, а не факт. Эту идею надо уметь применять, когда является нужным идейной приманкой привлечь народные силы к своей партии, если таковая задумает сломить другую, у власти находящуюся. Задача эта облегчается, если противник сам заразится идеей свободы, так называемым либерализмом, и ради идеи поступится своею мощью. Тут-то и проявится торжество нашей теории: распущенные бразды правления тотчас же по закону бытия подхватываются и подбираются новой рукой, потому что слепая сила народа дня не может пробыть без руководителя и новая власть лишь заступает место старой, ослабевшей от либерализма. В наше время заместительницей либералов-правителей явилась власть золота... Идея свободы неосуществима... Стоит только народ на некоторое время предоставить самоуправлению, как оно превращается в распущенность. С этого момента возникают междоусобицы, скоро переходящие в социальные бунты, в которых государства горят, и значение их превращается в пепел» (с. 17 об.); «Наша власть при современном шатании всех властей будет необоримее всякой другой, потому что она будет незримой до тех пор, пока не укрепится настолько, что ее уже никакая хитрость не подточит. Из временного зла, которое мы вынуждены теперь совершать, произойдет добро непоколебимого правления, которое восстановит правильный ход механизма народного бытия, нарушенного либерализмом. Результат оправдывает средства... Пред нами — план, в котором стратегически изложена линия, от которой нам отступать нельзя без риска видеть разрушение многовековых работ» (с. 19); «Только у самодержавного лица планы могут выработаться обширно ясными, в порядке»; «Народы гоев одурманены спиртными напитками, а молодежь их одурела от классицизма и раннего разврата, на который ее подбивала наша агентура — гувернеры, лакеи, гувернантки — в богатых домах, приказчики и проч., наши женщины в местах гоевских увеселений...
Наш пароль — сила и лицемерие»; «Наше государство, шествуя путем мирового завоевания, имеет право заменить ужасы войны менее заметными и более целесообразными казнями, которыми надобно поддерживать террор, располагающий к слепому послушанию... Но... нам надо держаться программы насилия и лицемерия... Еще в древние времена мы среди народа впервые крикнули слова: свобода, равен ство, братство, — слова, столь много раз повторенные с тех пор бессознательными попугаями, отовсюду налетевшими на эти приманки»; «Якобы умные и интеллигентные гои не разобрались в отвлеченности этих слов. Поэтому во всех концах мира эти слова становили в наши ряды чрез своих слепых агентов целые легионы, которые с восторгом несли наши знамена. Между тем эти слова были червяками, которые подтачивали благосостояние гоев, уничтожая всюду мир и спокойствие, солидарность и разрушая все основы их государств... А это послужило нашему торжеству... дало возможность между прочим добиться важнейшего козыря — уничтожения привилегий, иначе говоря, самой сущности — аристократии гоев, которая была единственной против нас защитой народов стран»; «На развалинах родовой аристократии мы поставили интеллигенцию. Ценз этой новой аристократии мы установили в богатстве, от нас зависимом, и в науке, двигаемой нашими мудрецами. Наше торжество облегчилось еще тем, что в сношениях с нужными нам людьми мы всегда действовали на самые чувствительные струны человеческого ума — на расчет, на алчность... А абстракция свободы дала возможность убедить толпы, что правительство не что иное, как управляющий собственника страны — народа, и что его можно сменять как изношенные перчатки» (с. 20—22); «Администраторы, выбираемые нами из публики, в зависимости от их рабских способностей легко сделаются пешками в нашей игре...», ибо «гои руководятся не практикой беспристрастных исторических наблюдений, а теоретической рутиной»; «Пусть для них играет главнейшую роль то, что мы внушили им признавать за веление (теории). Для этой цели мы постоянно путем нашей прессы возбуждаем слепое доверие к ним. Интеллигенты гоев будут кичиться знаниями и без логической их проверки проведут в действие все почерпнутые из науки сведения, скомбинированные нашими агентами, с целью воспитания умов в нужном для нас направлении... Обратите внимание на подстроенные нами успехи дарвинизма, марксизма, ницшеизма» (с. 23); «В руках современных государств имеется великая сила — это пресса... Но государства не умели воспользоваться этой силой, и она очутилась в наших руках. Через нее мы добились влияния, сами оставаясь в тени, благодаря ей мы собрали в свои руки золото, невзирая на то, что нам приходилось его брать из потоков крови и слез» (с. 23 об.); «Наша цель (т. е. всемирное еврейское царство) уже в нескольких шагах от нас. Из государств мы сделали арены, на которых разыгрываются смуты... Народы прикованы к труду... Поэтому все эти так называемые права народа могут существовать только в идее»; «С уничтожением аристократии народ подпал под гнет кулачества» (с. 25). Поэтому «мы явимся спасителями рабочего, когда предложим ему вступить в ряды нашего войска — социалистов, анархистов, коммунаров, которым мы всегда оказываем поддержку из якобы братского правила общечеловеческой солидарности нашего социального масонства. Аристократия была заинтересована в том, чтобы рабочие были сыты, здоровы и крепки. Мы же заинтересованы в вырождении гоев... Нуждою и происходящею от нее ненавистью мы двигаем толпами и их руками стираем тех, кто нам мешает на пути нашем. Когда придет время нашему всемирному владыке короноваться, то те же руки (т. е. руки толпы) сметут все, могущее быть тому препятствием... (с. 25 об.) Создав всеми доступными нам подпольными путями с помощью золота, которое все в наших руках, общий экономический кризис, мы бросим на улицу целые толпы рабочих одновременно во всех странах Европы. Эти толпы с наслаждением бросятся проливать кровь тем, кому они... завидуют с детства и чье имущество им можно будет тогда грабить. Наших они не тронут, потому что момент нападения нам будет известен и нами будут приняты меры к ограждению своих» (с. 26); «Вспомните французскую революцию, которой мы дали имя великой: тайны ее подготовления нам хорошо известны, ибо она вся — дело рук наших» (с. 27); «С тех пор мы водим народ от одного разочарования к другому, для того чтобы он и от нас отказался в пользу того царя Деспота Сионской крови, которого мы готовим для мира...»; «В настоящее время мы, как интернациональная сила, неуязвимы...»; «Чтобы умы гоев не успевали думать и замечать, надо их отвлечь на промышленность и торговлю. Таким образом, все нации будут искать свою выгоду и в борьбе за нее не заметят своего общего врага (с. 28). Временно с нами еще могла бы справитться всемирная коалиция гоев, но мы обеспечены теми глубокими корнями разлада между ними, которые уже вырвать нельзя» (с. 30); «Главная задача нашего правления (в настоящее время) состоит в том, чтобы ослабить общественный ум критикой, отучить от размышлений, вызывающих отпор, отвлечь силы ума на перестрелку пустого красноречия... Мы присвоим себе либеральную физиономию всех партий, всех направлений»; «Чтобы взять общественное мнение в руки, надо его поставить в недоумение... Это первая тайна. Вторая тайна для успеха (теперь) управления заключается в том, чтобы настолько размножить народными недостатками привычки, страсти, чтобы никто в этом хаосе не мог разобраться... Всем этим мы так утомим гоев, что вынудим их предложить нам интернациональную власть и образовать сверхправительство. На место современных правителей мы поставим страшилище, которое будет называться сверхправительственной администрацией. Руки его будут протянуты во все стороны, как клещи, при такой колоссальной организации, что она не может не покорить все народы» (с. 31-32); «Скоро мы начнем учреждать громадные монополии, от которых будут зависеть даже крупные гоевские состояния настолько, что они потонут вместе с кредитом государств» (там же). «Всеми путями нам надо (теперь) развить значение нашего сверхправительства, представляя его покровителем и возна- градителем всех нам добровольно покоряющихся... Аристократия гоев как политическая сила скончалась — с ней нам нечего считаться, но как территориальная владелица она для нас вредна тем, что может быть самостоятельна в ис точниках своей жизни. Нам надо поэтому ее во что бы то ни стало обезземелить... В то же самое время нам, т. е. сионистам, надо усиленно покровительствовать торговле, промышленности, а главное — спекуляции... (с. 32 об.) Для разорения гоевской промышленности мы пустим в подмогу сильную потребность к роскоши — поднимем заработную плату, которая, однако, не принесет никакой пользы рабочим, ибо одновременно мы произведем вздорожание предметов первой необходимости... Кроме того, мы искусно и глубоко подкопаем источники производства, приучив рабочих к анархии и спиртным напиткам»; «Чтобы истинная подкладка вещей не стала заметна гоям раньше времени, мы ее прикроем якобы стремлением послужить рабочим классам и великим экономическим принципам, о которых ведут деятельную пропаганду наши экономические теории» (с. 33); «Мы должны создать брожение, раздор и вражду... Интригами мы запутаем все нити, протянутые нами во все государственные кабинеты политикой, экономическими договорами или долговыми обязательствами... Таким образом, народы и правительства гоев примут нас еще за благодетелей и спасителей (с. 33 об.). На каждое противодействие мы должны быть в состоянии ответить войной с соседями той страны, которая осмелится противодействовать... Чтобы резюмировать нашу систему обуздания гоевских правительств, мы одному из них покажем силу покушениями, т. е. террором, а всем, если допустить их восстание против нас, мы ответим американскими или китайскими, или японскими пушками» (с. 34). «От нас исходит все охвативший террор» (с. 36); «Если повредим одну часть государственной машины, государство заболеет, как человеческое тело, и умрет... Когда мы ввели в государственный организм яд либерализма, вся его политическая комплекция изменилась: государства заболели смертельной болезнью — разложенем крови. Остается ожидать конца их агонии» (с. 39); «От либерализма родились конституционные государства, заменившие спасительное для гоев самодержавие, а конституция есть не что иное, как школа раздоров... Трибуна не хуже прессы приговорила правителей к бездействию и сделала их ненужными... Тогда мы заменили правителя карикатурой правительства, президентом из наших рабов. В близком будущем мы учредим ответственность президента (с. 40). Наконец, правительства гоев доведут народ своим бездействием до того, что, будучи нами подстроен, заявит: Уберите их и дайте нам одного всемирного царя, который объединил бы нас и уничтожил причины раздора, границы национальностей, религии, государственные расчеты, который дал бы нам мир и покой, которых мы не можем найти с нашими правителями и представителями» (с. 42). Словом, «роль либеральных утопистов будет окончательно сыграна, когда наше правление будет признано» (с. 49 об.); «Когда мы воцаримся, нам нежелательно будет существование другой религии, кроме нашей о Едином Боге... Поэтому мы должны разрушить всякие верования (с. 50). Мы постараемся, чтобы против нас не было никаких загово ров. Для этого мы немилосердно (по воцарении) казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках. Всякое новое учреждение какого-либо тайного общества будет тоже наказано смертной казнью, а те из них, которые ныне существуют, нам известны и нам служат и служили, мы раскассируем и вышлем в далекие от Европы континенты. Так мы поступим с теми гоями из масонов, которые слишком много знают»; «В гоевских обществах, в которых мы посеяли такие глубокие корни разлада... возможно водворить порядок только беспощадными мерами» (с. 51 об.); «Главное дело для незыблемости правления — укрепление ореола могущества, а ореол этот достигается только величественной непоколебимостью власти... Таково было до последнего времени русское самодержавие — единственный в мире серьезный враг наш, если не считать папства... До нашего воцарения мы создадим и размножим франкмасонские ложи во всех странах мира, втянем в них всех могущих быть и существующих выдающихся людей, потому что в этих ложах будет главное справочное место... Все эти ложи мы централизуем и завяжем (в них) узел всех революционных и либеральных элементов... В числе членов этих лож будут почти все агенты международной и национальной полиции, так как ее служба для нас незаменима» (с. 52 об.); «Если этот мир затуманится, то это будет означать, что нам нужно было его замутить... Если же среди него возникнет заговор, то во главе его станет не кто иной, как один из вернейших слуг наших» (с. 53); «Масонов (по воцарении еврейского самодержца) мы казним так, что никто, кроме братий, об этом заподозрить не может, даже сами жертвы казни» (с. 54); «Когда наступит время нашего открытого правления... мы переделаем все законодательства, наши шаги будут кратки, ясны, незыблемы, без всяких толкований. Главная черта, которая будет в них проведена, — это послушание начальству, доведенное до грандиозной степени» (с. 55); «Экономические кризисы были нами произведены для гоев не чем иным, как извлечением денег из обращения» (с. 67); «Золотая валюта была гибелью для принявших ее государств, у нас (т. е. при еврейском самодержце) должна быть введена валюта стоимости рабочей силы» (там же, оборот); «Владыка, который сменит ныне существующие правления, влачащие свое существование среди деморализованных нами обществ... прежде всего должен приступить к заливанию этого всепожирающего пламени. Поэтому он обязан убить такие общества, хотя бы залив их собственной кровью»; «Избранник Божий назначен свыше, чтобы сломить безумные силы», которые «теперь торжествуют в проявлениях грабительства и всякого насилия... Они разрушили все социальные порядки, чтобы воздвигнуть трон царя иудейского, но их роль будет сыграна в момент воцарения его» (с. 74). Вот некоторые из мест адского плана сионистских мудрецов-масонов разрушить все христианские государства, с тем чтобы на развалинах их утвердить трон еврейского самодержца Вселенной. План этот, по свидетельству г. Нилуса, подписан «сионскими представителями 33-й степени» и извлечен из целой книги протоколов, хранящихся в Сионской главной канцелярии, находящейся ныне на французской территории, о чем, «конечно, — говорит Ни- лус, — глава русского тайного агентства, еврей Ефрон и его агенты, евреи же, не сообщили русскому правительству» (с. 76). «Ныне в числе агентов Сиона считаются между прочими: Отеро, Сахарот, Сара Бернар и другие. Эти женщины в руках сионистов служат приманкой для тех из гоев, которые благодаря им всегда нуждаются в деньгах, а потому торгуют совестью» (с. 77), т. е. помогают сионистам проводить свой план в исполнение. Я опасаюсь дозволить этот план разрушения христианских государств к напечатанию потому, что опубликование его может, мне кажется, повести к истреблению повсеместно всех без исключения евреев, масса которых, несомненно, чужда замыслов сионистских и служит только в руках сионистов таким же слепым орудием, как и те из христиан, которых употребляют теперь как орудие в достижении своих дьявольских целей. Но вместе с тем, как верноподданный моего Государя, я полагаю со своей стороны, что об этом адском плане разрушения следует довести до сведения тех властей, которые в силах в нем разобраться и должны помешать его выполнению во что бы то ни стало в нашем Отечестве. Запретить рассматриваемую рукопись я полагаю на основании статьи 96 уст. о ценз. и печати». Обсудив приведенный доклад, Московский Цензурный Комитет не нашел возможным применить к рассматриваемой рукописи ст. 96 ценз. Устава и постановил дозволить ее к печати, руководствуясь тем соображением, что она заключает в себе разоблачения крайних и безумных учений не целой еврейской нации, а одной только сионистской секты, мечтающей о всемирном господстве во главе с царем из рода Давидова. Разрешая это сочинение к печати, Комитет высказался против того, чтобы ему был придан характер народного издания. В прениях, предшествовавших вышеизложенному постановлению, гг. Членами Комитета было выражено сомнение в подлинности протоколов сионских мудрецов и высказано мнение о необходимости исключить из рукописи встречающиеся в ней указания на отдельные лица. С подлинным верно: Секретарь Московского Цензурного Комитета АКРЕНИЦЫН 1905 года Сентября 28 дня в присутствие Московского Цензурного Комитета прибыли: Председательствующий Действительный Статский Советник В. В. Назаровский. Цензоры: Статские Советники С. И. Соколов и Е. В. Залетов и Надворные Советники Ю. Н. Бартенев и А. А. Венкстерн. Причисленный к Министерству Внутренних Дел и откомандированный для занятий в Московский Цензурный Комитет Действительный Статский Советник В. А. Истомин. СЛУШАЛИ: ...6. Приложенный к настоящему протоколу доклад цензора С. И. Соколова о сочинениях Сергея Нилуса одному, которое под заглавием: «Торжество Израиля, или Грядущий в мире антихрист как близкая политическая возможность (протоколы заседаний сионских мудрецов) 1902-1904 гг.», по мнению докладчика, не может быть дозволено к печати на основании ст. 96 устава о ценз. и печ. Обсудив этот доклад, Московский Цензурный Комитет не нашел возможным применить к рассмотренной рукописи ст. 96 Цензурного Устава и постановил дозволить ее к печати, руководствуясь тем соображением, что она заключает в себе разоблачения крайних и безумных учений не целой еврейской нации, а одной только сионистской секты, мечтающей о всемирном господстве во главе с царем из рода Давидова. Разрешая это сочинение к печати, Комитет высказался против того, чтобы ему был придан характер народного издания. В прениях, предшествовавших вышеизложенному постановлению, гг. Членами Комитета было выражено сомнение в подлинности протоколов сионистских мудрецов и высказано мнение о необходимости исключить из рукописи встречающиеся в ней указания на отдельные лица»887.
<< | >>
Источник: Платонов О. А.. Россия и мировое зло. Труды по истории тайных обществ и подрывной деятельности сионизма.. 2011

Еще по теме Глава 23:

  1. Глава муниципального образования
  2. § 3. Глава муниципального образования
  3. Часть первая ГЛАВА I
  4. Часть вторая ГЛАВА IV
  5. Начало буквы М Глава 12 О НАЙМЕ
  6. Глава 22
  7. Глава 4
  8. Глава 30
  9. Глава 3 Организация, организационная культура и развитие
  10. Начало буквы В Глава 5 О ЦАРЕ Законы
  11. Глава III ГЕШТАЛЬТПСИХОЛОгаЯ
  12. Глава 12 Президент на пенсии
  13. Глава 4 УДЕРЖАНИЕ И СОЗЕРЦАНИЕ 1
  14. Глава 39. ВОЗМЕЗДНОЕ ОКАЗАНИЕ УСЛУГ
  15. ГЛАВА 41 Налог на прибыль организаций
  16. Глава 7. Изменение гендерных ролей
  17. ГЛАВА 14 ОРИЕНТАЦИЯ НАЛИЧНЫЙ ВКЛАД
  18. Глава 5. ИНТЕРРЕГИОНАЛИЗМ И ГЛОБАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ
  19. КАК ПОЯВИЛАСЬ ЭТА ГЛАВА?