Глава 9

Еврейский синод в Лейпциге. — Попытка рефомировать иудаизм. — Подтверждение программы Всемирного еврейского союза на установление иудейско-талмудического миропорядка. — Тайный иудейский орден Бней Мошэ. В июне 1869 года в Лейпциге состоялся еврейский собор, заседания которого хотя и не считались секретными, но проходили закрытым образом, без допущения представителей печати. Этот собор, получивший у еврейских историков название еврейского синода, заседал несколько дней под председательством профессора Лазаруса (Берлин) и двух его заместителей — раввина Эейгера (Франкфурт) и Иосифа Вертхеймера (Вена). Среди присутствовавших были иудеи из Австрии, Англии, Германии, России (включая Польшу), Турции и Франции. На съезде разгорелась острая полемика между ортодоксальными иудеями и так называемыми реформаторами. Здравомыслящие евреи предлагали реформировать еврейское богослужение, вести его не на древнееврейском, а на государственном языке той страны, где евреи соответственно проживали. Они также настаивали и на исключении из молитв расистских, националистических и мессианских идей, т. е. на фактической отмене Талмуда. Однако здравомыслящих на съезде оказалось немного. Возобладала воинственно-талмудическая позиция. Съезд одобрил резолюцию, подтверждавшую решения предыдущих съездов и программу Всемирного еврейского союза на установление иудейско-талмудического миропорядка. Резолюция была подготовлена доктором Филиппсоном и одобрена великим раввином Бельгии Астрюком. В ней говорилось следующее: «Синод признает, что развитие и осуществление современных правил представляют вернейшую гарантию настоящего и будущего еврейства, энергическое и живое условие для расширения и развития иудейства. Таким образом, современные правила в политике и науке, правила революционного и масонского свободомыслия одобрены общенародным еврейским союзом и великим раввином Астрюком. Если еврей, даже отказываясь от своего закона, сохраняет и ревниво поддерживает знамя своей религии, последнее убежище своей национальности, если он преждевременно простирает руку свою на мир, если он продолжает верить, — что нам подтверждают главнейшие органы его, — в будущую месси- аническую эпоху, которая возведет его на степень господствующего народа и властелина народов, — то нам чрезвычайно интересно и важно знать те средства, которыми евреи среди христианских народностей могут влиять на ход дел и на сохранение социального порядка в Европе, частью еще основанного на древних и твердых верованиях прежнего времени. Мы узнаем, что евреи поддерживают свои желания и надежды благодаря той силе, которую дает им способность составлять из разрозненных членов своей семьи отдельное государство в государстве, той помощи, которую им дают тайные общества из последователей всех верований, благодаря их владычеству над обществами и даже целыми народами, где тайными двигателями являются влиятельные лица еврейского происхождения. Неподражаемое искусство евреев заставлять эти общества работать в свою пользу; постоянно увеличивающаяся несметность богатств; врожденная и характеристичная ловкость, с которой они отбирают золото у других народов; всемогущество, доставляемое этим золотом, чтобы волновать и двигать общественное мнение; изумительная гибкость способностей, непреклонная воля; непоколебимое постоянство мыслей и, наконец, странное и чудесное преимущество физической натуры, делающее из евреев единственный народ, способный безнаказанно переносить самые противоположные климаты, создавать себе родину на каждой почве, и выработавшее из него единственный образец человека, который без преувеличения может назваться космополитом, или всемирным гражданином, — все это способствует к поддержанию в евреях их заветных надежд и желаний. В наши дни непреодолимо и тайно проникает в воспитание наших детей дух так называемых либеральных людей, — дух тех зачинщиков и льстецов революции, которые самозванно называют себя жрецами печати, служа в то же время покорными орудиями или посредственными руководителями тайных обществ, во главе которых стоит еврей! Если, как повторяют органы революции, человек должен быть космополитом, а племена, составляющие отдельные народы, должны со временем соединиться в одну семью, в одну всемирную республику, то, как неспоримое заключение следует, что эти люди со временем непременно будут подвластны евреям. Из всех народов только еврейский может считать каждую страну света своей родиной, и лишь он один, живя между чуждыми ему народами, остается верен самому себе, представляя в этом отношении исключительный пример, потому только он один и в состоянии собирать своих членов с разных концов земли и соединять их в одном общем собрании. Таким образом, только он один может представить все народы, все наречия, все интересы, все национальности и земли. Будучи представительницей всего мира, в этом смысле еврейская нация составляет как бы сеть, которою она надеется со временем опутать все чуждое ей человечество. Находясь под таинственным влиянием синагоги, еврейский народ оградил себя от бурь, которые угрожали потопить его в вечно волнующихся пучинах житейского моря. Колеблемый вечным движением еврей находил всегда в нем поддержку среди народов, раздраженных против его фанатизма и национальных обычаев. Преследуемые в продолжение восемнадцати веков ненавистью и презрением, рассеянные по лицу земли евреи наконец как бы невольно соединились в огромное дружное общество, тайна которого сохранялась для собственной защиты и для осуществления надежд, внушаемых им религией.
Итак, среди ненавидящих народов евреи громко оплакивают свою кажущуюся слабость, вызвавшую их рассеяние, и в то же самое время покрывают Земной шар семьей своих братьев, священным союзом, каждый член которого является помощником своего товарища и, в свою очередь, поддерживается всеми. Этот союз — подобие того громадного полипа, который в глубине морей расправляет бесчисленные щупальца, колеблется и питается вечным движением волн. Эта организация еврейства устроилась, так сказать, сама собой; она существовала всегда и казалась достаточной до тех пор, пока ослабление религиозных уз не повлекло за собой ослабления связи в еврейской национальности. Этот упадок привлек серьезное внимание руководителей еврейства и принудил их принять меры для замены натуральной организации еврейства искусственной. Главным средством для этой цели оказались общества, организованные по новым началам, соответствующим духу нового времени и современной политике»792. В 1874 и 1880 годах в Одессе, а затем в Варшаве выходит книга «Завоевание мира евреями», включавшая в себя еще один тайный иудейский документ, содержание которого во многом перекликалось с идеями речи раввина из Франкфурта в Праге. Автор книги, выступавший под псевдонимом майора Османа-Бея, на самом деле был крещеным евреем по фамилии Миллингер. Долгое время вращаясь в кругах, близких к польскому раввинату, он сумел получить материалы о заседании Синедриона в Кракове в 1840 году, в дни широко нашумевшего дела о ритуальном убийстве. Как и на предыдущих иудейских совещаниях, на этом рассматривались тактические вопросы расширения иудейского контроля над печатью и биржей793. В 1889 году известный иудейский лидер Ахад Гаам (О. И. Гинцберг) создает в России тайный иудейский орден Бней Мошэ, ставивший своей целью установление иудейского миропорядка. Специальный церемониал приема в члены этого ордена был заимствован из уставов масонских лож794. Согласно еврейским источникам, в основу ордена Бней Мошэ легли шесть принципов: «1. Убеждение в том, что сколько-нибудь длительно еврейский народ не может продолжать существовать, живя постоянно среди чужих народов. 2. Глубокая вера в необходимость возрождения еврейского народа. 3. Коллективное национальное самосознание и сознание индивидуальной ответственности каждого еврея за весь национальный коллектив. 4. Стремление к мирному объединению и сотрудничеству всех народов мира при главенстве иудеев. 5. Воспитание поколения евреев, которое было бы способно осуществить историческую национальную задачу. 6. Предпочтение качества количеству — решающий принцип деятельности ордена»795. В Бней Мошэ были завербованы раввин Могилевер, доктор Хазанович, публицист Давид Каган, Цви Прилуцкий, Моисей Брамсон из Ковны (отец Леонтия Брамсона, известного вождя иудаизма), писатель Бен-Авигдор; в Палестине вступили в орден Ихл-Михл Пинес, Белкинд и др. В члены Бней Мо- шэ вошли М. М. Усышкин (в будущем один из вождей сионизма) и ряд фанатичных иудеев из Минска, Полтавы, Харькова, Кременчуга. В Полтаве вступил в орден писатель Азар (А. З. Рабинович) и Цви Шимшелевич, которому «в возрасте 90 лет суждено было присутствовать на церемонии избрания его сына, Ицхака Бен-Цви, в президенты Израиля»796. На съезде Бней Мошэ в 1890 году присутствовало 166 делегатов со всех концов России. Отделения («лишкот») Бней Мошэ носили специальные названия: в Варшаве — Иешурун, в Одессе — Дэрех гахаим, в Вильно — Эзра, в Двинске — Гилел, в Полтаве — Мицпе, в Кременчуге — Израиль, в Пинске — Зерубавэл и т. д. Отделения существовали в Гродно, Минске, Брест-Литовске, Мезеричах, Петербурге, Люблине, Саратове и т. д. Образовались лишкот и вне пределов России: в Берлине, Ливерпуле, Балтиморе. В выпущенном в Палестине манифесте Бней Мошэ провозглашались как цели ордена национальное самосознание, любовь к своему народу, бескорыстная, объединяющая, возвышающаяся над всеми партийными различиями. Национальное самосознание имеет примат над религиозным, индивидуальные интересы подчиняются национальным. В диаспоре нет будущего для еврейского народа. «Если мы хотим жить как народ, — декларировалось в манифесте, — нам следует построить свой национальный дом в надежном месте, а это возможно только в стране отцов. Сначала надо пробудить в народе национальное самосознание, привить ему высокую мораль, и тогда в народе возникнет движение, ведущее к национальному возрождению, к «хайей кавод» в стране предков. Бней Мошэ ставит своей центральной задачей углубление «агават исраэль», чувства беззаветной любви к еврейству. Надо приложить много духовных усилий, чтобы пробудить национальное самосознание в его чистой, незапятнанной форме»797. Поэтому были введены строгий отбор и сложная обрядность при приеме членов в орден; инициаторы мечтали превратить его в касту «коганим», первосвященников. Из отделений ордена наиболее активным считался варшавский — Иешу- рун. В 1893 году центр Бней Мошэ был перенесен в Яффу. По еврейским источникам, орден просуществовал в течение восьми лет, до первого сионистского конгресса, а затем самоликвидировался798.
<< | >>
Источник: Платонов О. А.. Россия и мировое зло. Труды по истории тайных обществ и подрывной деятельности сионизма.. 2011

Еще по теме Глава 9:

  1. Глава муниципального образования
  2. § 3. Глава муниципального образования
  3. Часть первая ГЛАВА I
  4. Часть вторая ГЛАВА IV
  5. Начало буквы М Глава 12 О НАЙМЕ
  6. Глава 22
  7. Глава 4
  8. Глава 30
  9. Глава 3 Организация, организационная культура и развитие
  10. Начало буквы В Глава 5 О ЦАРЕ Законы
  11. Глава III ГЕШТАЛЬТПСИХОЛОгаЯ