загрузка...

Глава32

Стремительный рост финансового могущества евреев. — «Обиржевление» хозяйственной жизни Европы. — Иудеи — «короли биржи». — Государство Ротшильда. — Спекуляции ценными бумагами. — Установление контроля над третьей частью собственности европейских народов. — Богачи и сверхбогачи. В декларации Кремье, которую я уже приводил в предыдущей главе, достаточно ясно было сказано, что в середине XIX века иудейские организации чувствовали себя настолько окрепшими, что открыто объявляли о своей цели основать новое «иудейское всемирное царство», пользуясь денежным могуществом соплеменников. К этому времени еврейскими банкирами, ростовщиками и предпринимателями были накоплены огромные по тем временам суммы, позволявшие сконцентрировать в их руках серьезную экономическую власть. Источники этих капиталов носили преимущественно преступный характер и считались недопустимыми с точки зрения христианской этики. Работорговля и эксплуатация рабов, ростовщичество под залог и большие проценты, производство спирта и торговля спиртными напитками, жульническая торговля с народами колониальных территорий, финансовые махинации (вроде аферы Ло) — вот главные элементы, составившие экономическое могущество еврейских капиталистов. Крупнейшие еврейские банкиры —Ротшильды сколотили свое состояние на ростовщичестве под залог, работорговле и финансовых операциях с колониальными территориями, а также путем махинаций со средствами госбюджета Пруссии, а затем и других западноевропейских государств. Главным экономическим «вкладом» евреев в хозяйственную жизнь Европы, своего рода экономической революцией стало, по словам Зомбарта, ее «обиржевление», т. е. подчинение власти биржи. Если до этой революции ведущая экономическая роль принадлежала товаропроизводителю и рынку, то примерно с XIX века она переходит к бирже278, где все основные хозяйственные ориентиры и пропорции устанавливают владельцы крупнейших капиталов. Главным действующим лицом становятся банкир (торговец деньгами) и посредник. Преимущественно он определяет, что делать товаропроизводителю. Так или иначе, но биржи начинают диктовать цены на ресурсы, товары, соотношение валют и уровни прибыли. Спекуляция ценными бумагами становится выгоднейшим бизнесом. Путем жульнических по своей сути операций банкиры, не участвуя в производстве товаров, становились обладателями огромных материальных средств. Паразитическо-ростовщический принцип старой иудейской экономики умножается здесь в тысячи раз. Пропуская через биржи большую часть денежных и материальных ресурсов, банкиры берут как бы дань с каждого товаропроизводителя в стране. Сколотив свои капиталы преступным и неправедным, с точки зрения христианина, путем, еврейские финансисты становятся своего рода монополистами на владение деньгами, собирающими дань с тех, кто ими не владеет, а значит, и «королями биржи», первым из которых в XIX веке был Ротшильд. Как справедливо отмечал Зомбарт, «не только в количественном, но и в качественном отношении современная биржа есть ротшильдовская, то есть еврейская»279. Важно признание Зомбарта и других еврейских экономистов, что биржа является детищем иудейской экономической мысли и практики не только по национальности ее «короля» в XIX веке, а, главное, потому, что она создавалась «всей совокупностью еврейства». «Расширение фондового рынка от 1800 до 1850-х годов, — писал Зомбарт, — означает распространение фирмы Ротшильда и всего того, что с ней связано. Ибо имя Ротшильда означает больше, чем одна фирма. Оно означает всю совокупность еврейства, поскольку оно действовало на биржи. Только с помощью еврейства Ротшильды могли завоевать себе то могущественное положение, то почти нераздельное господство на фондовой бирже, которым они пользовались в течение полувека. Едва ли можно считать преувеличением, когда говорили, что министр финансов, почему-либо утративший благосклонное расположение этой мировой фирмы и не желающий входить с ней в соглашение, вынужден прямо закрыть свою канцелярию»280. Подобную мысль подтверждает и другой еврейский деятель — А. Вайль: «Существует только одна великая держава в Европе — это Ротшильд; его телохранителями служат десятки других банкирских домов; его солдатами, его оруженосцами — все честные купцы и рабочие, а его мечом — спекуляция»281. Во второй половине XIX века Ротшильды стали богатейшими людьми на Земле, личное состояние которых превышало государственный бюджет многих европейских стран. Вот данные на 1887 год282: Барон Альфонс Ротшильд, глава банкирского дома в Париже, владел состоянием в 850 млн. франков; барон Густав Ротшильд — в 600 млн. франков; барон Эдмонд Ротшильд — в 600 млн. франков; барон Артур Ротшильд — в 560 млн. франков; вдова и дочь барона Соломона Ротшильда — в 450 млн. франков. Всего — 3060 млн. франков. Став «королями биржи», Ротшильды не ограничивались биржевыми спекуляциями, но захватили в свои хищные руки многие отрасли торговли и промышленности. В 1890 году, например, лондонский дом Ротшильда монополизировал в своих руках всю торговлю бриллиантами и поднял на них цену283. В 80-х годах XIX века Ротшильды захватили примерно половину нефтяной промышленности России. Операция эта была осуществлена следующим образом. В 1886 году Альфонс Ротшильд купил за 60 тыс. руб. заложенные у него акции (стоимостью 4 млн. руб.) Каспийско-Черноморского общества, организованного для продажи русского керосина за границу, и предложил преимущественно мелким заводчикам продавать ему в Баку или в Батуме весь изготовляемый керосин с выдачей вперед части цены за него, но под условием долгосрочных контрактов. Многие мелкие заводчики приняли это предложение, соблазнившись получением вперед денег от Ротшильда, и попали к нему в кабалу. За 10 месяцев 1888 года эти заводчики получили от Ротшильда по 127 руб. за вагон керосина в Баку, другие заводчики, сбывавшие свой керосин также за границу, получили за то же время по 233 руб., или комиссионерство Ротшильда обходилось первым в 106 руб. за вагон284. За 1889 год законтрактованные Ротшильдом заводчики получили в среднем по 5 коп. за пуд меньше заводчиков, которые продавали керосин сами. Весь вывоз керосина на внутренние рынки и за границу в 1889 году исчислялся 32 млн. пудов, из которых 17,1 млн. пудов приходилось уже на долю Ротшильда, т. е. более половины всего изготовляемого керосина285. В 1891 году А. Ротшильд участвовал также в попытке экономического давления на Россию путем заключения с русским правительством договора 0 выпуске трехпроцентного займа.
Подписав этот договор, Ротшильд пытался заставить русского Царя предоставить евреям в нашей стране особые льготы и привилегии. Получив отказ, он начал экономическую войну против России, организовав еврейских банкиров в преступный синдикат по понижению российских ценных бумаг, вызвав серьезные трудности и разорение ряда русских предпринимателей. Впрочем, подобные операции экономической войны против России еврейские банкиры предпринимали и раньше. В 1877—1878 годах дома Ротшильдов по соглашению с Дизраэли сначала скупили, а потом выбросили на рынок в Берлине большое количество русских ценных бумаг, вызвав резкое падение их курса286. Биржевик-банкир был заинтересован в постоянном росте производства и более быстром обороте капитала. С каждой единицы товара он получал свою долю, а точнее, как я уже сказал, «дань». Банкира мало интересовало, чту будет производиться — нужные людям вещи или излишние, или даже вредные для них. Став с помощью биржи королями всей экономики, еврейские финансисты уже во второй половине XIX века закладывают в экономику механизм расточительного потребительства, поощряя непрерывное обновление продукции, даже когда в этом нет никакого практического смысла. Потребителю, который сравнительно недавно приобрел определенный товар, внушается мысль, что его вещь уже устарела и ее необходимо заменить на новую. Вещь, еще физически пригодная к употреблению, выбрасывалась или отправлялась пылиться на чердак. Так закладывались основы гонки потребления, в которой заинтересован не потребитель, а биржевик-банкир, собирающий дань с единицы каждого товара. Оплачивая создание нового предприятия или выпуск нового товара, еврейский финансист не интересовался, что это даст людям, какое влияние это окажет на природу и общество. Его волновала только прибыль. Эпоха создания новых предприятий была порождением еврейского капитала. Как признает Зомбарт, «со времен Ротшильдов учредительное дело в течение многих десятилетий оставалось специальностью еврейских дельцов... Достаточно взглянуть на эпоху грюндерства 1871—1873 годов в Германии, чтобы убедиться, что во всех предприятиях участвовало поразительное число евреев»287. Огромные капиталы, накопленные евреями, жгли им руки и требовали приложения. Однако, участвуя в финансировании вновь создаваемых предприятий, евреи не торопились перейти к производству — напротив, как и прежде, подавляющее число их продолжало заниматься посреднической торговлей, банковскими операциями и биржевыми спекуляциями. В России, например, в конце XIX века среди купцов, занимавшихся только торговлей, евреи составляли 16%, а среди купцов, занимавшихся только биржевой спекуляцией, — 84%288. В общей численности населения мира в конце XIX века евреи составляли только около 3,3%, тогда как их доля в общем достоянии человечества (владение и контроль) достигала, по моим расчетам, примерно трети. В Париже в 1891 году из 2,4 млн. жителей евреи составляли только 50 тыс. Однако им принадлежало имущество на 500 млн. франков. В Германии в 1888 году из 45 млн. жителей 570 тыс. были евреями, но они владели седьмой частью всех капиталов. В Вене в 1890 году евреям принадлежало 30% всех домов, а из остальных 80% были заложены им же. Более половины венских магазинов и 90% питейных и увеселительных заведений находились в еврейских руках289. Вот перечень основных еврейских дельцов и предпринимателей, кроме Ротшильдов и Гиршей (с указанием размера их состояния), на середину XIX века1; многие из них сыграли роковую роль в дальнейшей истории человечества, в том числе и в России. Париж. Всего еврейских капиталов — 235 млн. франков, в том числе: А. Г. Стерн и Ко — 35 млн. франков, Фульд и Ко — 20 млн. франков, Г. А. Гальпен и Ко — 25 млн. франков, Антон Шнаппер — 15 млн. франков, Самуил фон Габер — 7 млн. франков, Х. И. Рейнах — 7 млн. франков, И. Е. Канн и Ко — 5 млн. франков, Вишовсгейх, Гольдшмит и Ко — 15 млн. франков, М. Коган и Денверс — 5 млн. франков, Перейра и Мирес — 30 млн. франков. Лондон. Всего еврейских капиталов — 11 млн. фунтов стерлингов (260 млн. франков), в том числе: Моисей Монтефиоре — 2 млн. фунтов стерлингов, Р. Рафаэль и сын — 800 тыс. фунтов стерлингов, Луи Коган и сын Самуил Монтегю — каждый по 500 тыс. фунтов стерлингов, прочие еврейские капиталы лондонского Сити — 4 млн. фунтов стерлингов. Вена. Всего еврейских капиталов — 61 млн. гульденов (153 млн. франков), в том числе: Мориц Кенигсвартер — 14 млн. гульденов, Герман Тедески — 15 млн. гульденов, М. Л. Бидерман и Ко, Макс Шпрингер, Ефруси и Ко и Эдвард Ванер — каждый по полтора миллиона гульденов, Людовик Ладенбург — 2 млн. гульденов, Фр. Шей — 2,5 млн. гульденов, Леопольд Эпштейн — 3 млн. гульденов, прочие еврейские капиталы Вены — 14 млн. гульденов. Берлин. Всего еврейских капиталов — 27 млн. талеров (90 млн. франков), в том числе: С. Блейхредер, Мендельсон и Ко, С. Герц и Х. Ц. Блаут — по миллиону талеров каждый, Либерман и Ко и Н. Рейхенгейм с сыном — по 2 млн. талеров, Герман Гирзон и М. Э. Леви — по 2,5 млн. талеров, Иоель Мейер — 1,5 млн. талеров, Мориц Гютербок — 750 тыс. талеров, Луи Рис и Ко — 500 тыс. талеров, прочие еврейские капиталы Берлина — 27 млн. талеров. Гамбург. Г. Б. Оппенгеймер — 4 млн. марок, И. Е. Оппенгеймер, Пинтус Натан-сын и братья Яффе — по 2 млн. марок каждый, Беренс и сыновья — 1,5 млн. марок, Самуил Леви и сыновья, Л. П. Вайт и Ко, Ф. Якобсон, Кенигсвартер, М. М. Варбург, Юлиос Лезер, Мартин Френкель, Х. Ионас и Ко — по миллиону марок, Амзель — 1 млн. марок, Гесен Нейман, И. В. С. Варбург — 2 млн. марок. Франкфурт-на-Майне. Ф. Х. Гольдшмит — 7 млн. гульденов, М. Кенигсвартер, Я. Штерн и братья Зильцбах — по 2 млн. гульденов каждый, Лазарь Шпейер — 11,5 млн. гульденов, М. Кон и Ко — 1 млн. гульденов. Всего, по подсчетам Лютостанского, в руках ведущих еврейских дельцов десяти европейских столиц (кроме перечисленных включавших также Рим, Неаполь, Амстердам) находились капиталы на сумму свыше 2 млрд. рублей. Однако эти данные не учитывали состояния Ротшильдов, барона Гирша. Размеры состояния Ротшильдов я уже приводил, состояние Гирша оценивалось в 400 млн. франков290. Таким образом, только личные капиталы крупнейших еврейских семей составляли не меньше 6 млрд. рублей.
<< | >>
Источник: Платонов О. А.. Россия и мировое зло. Труды по истории тайных обществ и подрывной деятельности сионизма.. 2011

Еще по теме Глава32:

  1. 5.4. Стоимость воспроизводства и плата за природные ресурсы
  2. 5.3. Сравнительная экономическая оценка природных ресурсов
  3. 5.2. Абсолютная и экономическая оценки
  4. 5. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
  5. 5.1. Содержание экономической оценки
  6. 4.3. Основные направления научно-технического прогресса и их влияние на охрану окружающей среды и рациональное природопользование
  7. 4.2. Оценка ущерба от загрязнения окружающей среды
  8. 4. ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС
  9. 4.1. О критерии решения экологических проблем
  10. 3.5. Сочетание требования экологизации производственных процессов с требованиями экономического роста отраслей народного хозяйства