загрузка...

Глава 9

Русская Церковь за чистоту веры. — Былинные богатыри побеждают великана Жидовина. — «Божие суть врази: жидове и еретики». — Борьба с еретичеством на Руси. — Законодательство против врагов Церкви. Русские люди, принявшие Православие через два десятилетия после падения иудейско-хазарского каганата, с ужасом наблюдали за опасными процессами, протекавшими в Западной Европе, их тревожило состояние Запад ного христианства, постепенно сдававшего свои духовные позиции. Отпадение католической церкви от Православия лишило ее жизненной силы, и она только внешне продолжала оставаться религиозной организацией, превратившись в политическое орудие борьбы за власть и жизненные блага. Весь неправославный мир захлестнула волна иудейских ересей и сект, сатанизма и колдовства, антихристианских реформаторских движений. Резко отрицательное отношение русских людей к иудаизму и иудейским сектам на Руси носило чисто религиозный характер. Среди православных людей враждебное отношение иудеев к Христианству объяснялось богоборческой ненавистью сатаны, дьявола к Иисусу Христу, Сыну Божию, разрушившему Своей крестной жертвой его державу и власть над душами людей. Русские люди не могли принять человеконенавистнический и высокомерный тон Талмуда, а также стремление иудеев поставить себя выше других народов. Русским людям претил также и торгашеский дух еврейских общин, появившихся на Руси еще в конце первого тысячелетия. Как сообщает летописец Нестор, князь Владимир Святой после беседы с раввинами «иудейски обычаи, всячески поплевав, отверже». Попытки раввинов склонить русских князей на принятие иудаизма были безуспешны и вызывали у них только протест. Так, Владимир Мономах, рассердившись на приставания раввинов и совращение ими христиан в иудейство, собрал князей на совет и у Выдобогча после совещания с князьями установил такой закон: «Ныне из всея Русския земли всех жидов выслать и впредь их не впу- щать; а если тайно войдут — вольно их грабить и убивать. И послали по всем градам о том грамоты, по которым везде их немедленно выслали. С сего времени жидов на Руси нет, а когда который приедет, народ грабит и побивает»74. В течение XI и XII веков в Киеве происходят неоднократные столкновения русских людей с иудейскими купцами и ростовщиками, наживавшимися на простом народе. Весной 1113 года в Киеве разразилось народное восстание, во время которого были разгромлены дома евреев-ростовщиков, взимавших огромные проценты, а также занимавшихся скупкой и перепродажей по спекулятивным ценам товаров широкого потребления. Как сообщает русская летопись (Воскресенский список), при Святополке Окаянном евреи имели в Киеве великую свободу и власть, через что многие купцы и ремесленники вконец разорились. После смерти Святополка II «Кияне разграбиша двор Путятин, тысячьскаго, и идоша на жиды и разграбиша». После этого восстания Владимир Мономах ввел Устав, который резко ограничивал сумму процента, выплачиваемого по кредиту (не более 20 процентов в год), тем самым подорвав паразитические позиции иудейских купцов и ростовщиков. Тем не менее некоторые иудейские купцы продолжали тайно заниматься ростовщичеством, что закончилось поджогом еврейского квартала в Киеве (1124). После высылки иудеев Владимиром Мономахом их активность на Руси на некоторое время затихла. Однако во второй половине XII века в Киеве появляются, по-видимому, представители тайного еврейского правительства — Вениамин Тудельский (около 1170 г.) и раввин Петахия (около 1180 г.), которые странствовали якобы с целью описания рассеянных по всему свету еврейских общин. На самом же деле их миссия состояла в том, чтобы объединить все еврейские общины вокруг единого иудейского центра75. В середине XII века с началом упадка Киева еврейское купечество постепенно перекочевывает на северо-восток, в Ростово-Суздальскую землю. Во Владимире и Ростове Великом «немилосердное ростовщичество» вновь вызывает острые конфликты русских с иудеями. Тем не менее некоторые из последних проникают в ближайшее окружение крупных бояр и даже самого великого князя и начинают пользоваться там определенным влиянием во вред русским людям. Роль иудеев во Владимиро-Суздальской земле определяется до известной степени участием иудеев Анбала и Офрема Моизовича в убийстве Святого князя Андрея Боголюбского. Убийство русского князя описывается в летописи, приводимой Карамзиным. В дружину князя были допущены новообращенные христиане из болгар и евреев. Они-то и организовали это убийство. В числе заговорщиков находился доверенный князя кавказский еврей-ключник Анбал, сыгравший в этом преступлении главную роль. Предательски и жестоко убив князя, убийцы надругались и над трупом, выбросив его даже без прикрытия в огород. Далее летопись повествует: «И нача плакать над князем Кузьмище (верный слуга князя): «Господине мой. Како еси не очютился (не отгадал) скверных ворогов своих? Или како не помыслил победити их, иногда побежая полки поганых болгар?» И так плакася; и приде Анбал-ключник... тот бо ключ держаще от всего дома княжеского и надо всем ему волю дал бяше. И рече, возрев нан (на Анбала) Кузьмище: «Анбал — вороже, сверзи ковер или что-либо подослати или чем прикрыти господина нашего». И рече Анбал: «Иди прочь! Мы хочем выверзти псом». И рече Кузьмище: «О еретиче! Помнишь ли, жидовине, которых портех пришел бяше? Ты ныне в оксамите стоишь, а князь лежит наг; но молю тя: сверзи ми что-либо». И сверже ковер и корзно, и обвил его, и несе в церковь». Молва о коварном убийстве евреями любимого народом князя быстро распространилась по всей Руси, подняв волну ненависти к этим пришельцам. Новая страница участия иудеев в истории русского народа открывается с началом татаро-монгольского ига. Здесь иудеи часто выступают в роли сборщиков ордынской дани, которую они выколачивали из русского населения «с присущей им жестокостью»76. По свидетельству еврейского историка Греца, при нашествии татар евреи под предлогом доставки монголам отравленных съестных припасов передавали им в закупоренных бочках оружие77. Во время татарщины число иудеев на Руси заметно увеличилось. Они охотно селились в западнорусских землях — на стыке Православного мира и разлагающегося Христианства Запада. Противостояние иудаизму в народном сознании нашло отражение в русских былинах. Известный исследователь масонства Н. Ф. Степанов (Свитков, в монашестве Александр78) комментирует один из вариантов распространенной былины: «Под славным городом под Киевом На тех на степях на Цыцарских Стояла застава богатырская. На заставе атаманом был Илья Муромец, Податаман был Добрыня Никитич млад; Есаул Алеша, поповский сын...» Богатыри, пишет Степанов, охраняя Русскую землю, стоят на сторожевых заставах в степях Цыцарских. Они вступают в борьбу с великаном, именуемым Жидовин, похвалявшимся своей силой. После трудной битвы русские богатыри побеждают Жидовина. Православная Церковь всегда стремилась спасти главную человеческую ценность — душу, предназначенную Самим Богом для жизни вечной. Поэтому преступления против души, против Церкви (спасительницы этой души для Царствия Небесного) карались очень сурово. Церковные и светские власти Древней Руси стремились не допустить общения русских людей с иудеями и иноверцами. В Уставе князя Ярослава (XI век) половая связь русских женщин с евреями («жидами») рассматривалась как уголовное преступление, за которое полагалось очень строгое наказание — штраф в 50 гривен (ст. 19)79. Сожительство же русских мужчин с еврейками («жидовками») каралось не только штрафом, но и отлучением от Церкви (ст. 51). В XII-XIII веках русским людям запрещалось общение с иноверцами, и прежде всего с иудеями. Не допускалось также общение с лицами, отлученными от Церкви, т. е. совершившими преступление против Веры. Нарушение этого запрета каралось также отлучением от Церкви80. Русская Православная Церковь, подобно Древней Церкви, вела непримиримую борьбу с ересями, «даже до смерти», отстаивая чистоту Православной веры. Преподобный Феодосий, игумен Печерский, в своем Поучении о казнях Божиих учил, что нужно жить мирно «не токмо с други, но и со враги, но со своими враги, а не с Божиими. Свои же нам врази суть: аще кому кто или сына, или брата заклал бо пред очима, все тому простити и отдати. А Божии суть врази: жидове, еретицы, держаще кривую веру, и прящейся по чужой вере». Впоследствии эту мысль еще более определенно выразил митрополит Московский Филарет (Дроздов): «Гнушайтесь врагов Божиих, поражайте врагов Отечества, любите враги ваша». Преподобный Иосиф Волоцкий в Просветителе (слово 13-е) писал: «Если неверные еретики не прельщают никого из православных, то не следует делать им зла; когда же увидим, что неверные и еретики хотят прельстить православных, тогда подобает не только ненавидеть их или осуждать, но и проклинать и наносить им раны, освящая тем свою руку. Так повелевает сам Святой Златоуст, который пишет: «Поскольку мы говорим о хуле на Единородного Сына Божия, я теперь хочу просить вас об одном даре — чтобы вы наказывали всех появляющихся в городе хулителей. Если услышишь, что кто-нибудь на перекрестке или на торгу среди народа хулит Владыку Христа, подойди и запрети. Если же придется и побить его, не отвращайся — ударь его по щеке, сокруши его уста, освяти руку свою раной. Если схватят вас и повлекут на суд — иди; если судья, допрашивая, потребует показаний — говори с дерзновением, что тот похулил Царя ангельского. Ведь того, кто хулит земного царя, подобает предавать мучениям; тем более относится это к хулящему Царя Небесного. На всех лежит грех, если нет правды. Подобает всем, кому нужно, разъяснять, пусть узнают и жиды, и поганые еретики, что христиане — спасители государства, строители, заступники и учителя. Пусть узнают необузданные и развращенные жиды и еретики, что им подобает бояться Божиих рабов. Если и захотят они когда-либо говорить что-нибудь неподобное — пусть повсюду следят друг за другом, пусть и теней трепещут и пугаются, едва заслышав христиан». И еще говорит тот же Златоуст: «Возлюбленные, много раз я говорил вам о безбожных еретиках и теперь умоляю не объединяться с ними ни в пище, ни в питье, ни в дружбе, ни в любви, ибо поступающий так отчуждает себя от Христовой Церкви. Если кто-либо и проводит житие ангельское, но соединяется с еретиками узами дружбы или любви — он чужой для Владыки Христа. Как не можем мы насытиться любовью ко Христу, так и ненавистью к врагу Его не можем насытиться. Ибо Сам Он говорит: “Кто не со Мною, тот против Меня” (Мф. 12, 30)»81. «Святые Пророки и праведники Ветхого Завета одних отступивших от Господа Бога предавали смерти молитвой и благодатью, данной им от Бога, других убивали оружием и предавали лютым казням — в Новом же Завете Святые Апостолы, божественные святители, и преподобные, и богоносные отцы не убивали еретиков и отступников оружием, но предавали их смерти и лютым казням своими молитвами и силою, данною им от всесильного и животворящего Духа. Кто-нибудь может сказать, что одно дело — предать смерти с помощью молитвы, а другое — убивать осужденных на смерть с помощью оружия. Ответим ему так: это одно и то же — предать смерти с помощью молитвы или убить виновных с помощью оружия. Афанасий Великий пишет в Слове о творящих смертные грехи следующее. Сначала он упоминает Пророков и праведников из Ветхого Завета, которые и убивали оружием, и предавали смерти молитвой. Так, Моисей победил фараона молитвой, а прочих врагов победил оружием. Великий же среди Пророков Илия, помолившись, сжег огнем небесным двух пятидесятников и зарубил мечом четыреста скверных иереев. Иисус Навин молитвой разрушил Иерихонские стены, а бывших в городе людей зарубил мечом (Нав. 6). Потом Святитель Афанасий упоминает Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла. Так, Петр предал смерти Ананию и Сапфиру словом и силой, данной Апостолам от Святого Духа. Павел же словом предал лютым казням Еллиму- волхва и Александра-кузнеца, Именея и Филита. Видишь, Афанасий Великий не сделал никакого различия между убиением с помощью оружия и преданием виновных смерти или казням с помощью молитвы. И если бы не следовало предавать еретиков и отступников смерти и казни, то Святые Апостолы, божественные святители и преподобные отцы наши не убивали бы молитвой и силой, данной им от Бога, потому что смерть от молитвы более горька, чем смерть от оружия. Ведь если смерть — от молитвы, то совершенно ясно, что виновный осужден на смерть Богом: «Страшно впасть в руки Бога живаго!» (Евр. 10, 31). А смерть от оружия часто бывает и по человеческому умыслу и не так бывает страшна, как смерть от молитвы, — для тех, кто имеет разум, ибо человек смотрит на лицо, а Бог смотрит на сердце»82. Православная Церковь, устроенная по воле Божией для спасения душ человеческих и приобщения их к жизни вечной по замыслу Божественного Домостроительства, следуя примеру Самого Спасителя и Его Пророков, всегда призывала грешников к покаянию, омывающему по обетованию Господа нашего Иисуса Христа всякий грех. В Правилах Православной Церкви подробно говорится о дисциплине покаяния ее чад, а также о порядке приобщения к Церкви язычников и еретиков. Называя жидовствующих «отступниками», преподобный Иосиф говорит, что отступники от Христовой веры хуже не только еретиков, но и эллинов и жидов. «Но и отступники не равны и не одинаковы в своей злобе. Ибо есть отступники, которые родились в Православной Христианской вере и, прожив несколько лет, прельстились — или во младенчестве, или по неведению, или из страха, или в плену, — отступили от Православной веры, но они лишь сами подвержены ереси и зловерию и не прельстили никого из православных. И если они захотят покаяться и снова обратятся к Православной Христианской вере, то хотя это и удивительно, но все же они удостаиваются милости по Божественным правилам Святых отцов, и прежде всего великого Мефодия-исповедника, патриарха Царьграда. Есть и иные отступники, хуже первых, которые родились и выросли в Православной вере и не в младенчестве, не в плену, не оттого, что подвергались мучениям, но самовольно отверглись Христа. О таких Василий Великий пишет в 73-м правиле: «Отвергшийся Христа и соделавшийся преступником против тайны спасения в течение всей своей жизни должен пребывать в числе плачущих и исповедаться должен, а при конце жизни удостаивается Причастия святыни по вере в Божие человеколюбие». И Святой Григорий Нисский пишет о них же в 30-м правиле: если кто-либо отвергшийся Христовой веры уклонился в иудейство, идолослужение, манихейство или в иное нечестие, то такой человек, возлюбивший образ безбожия, но устыдившийся и раскаявшийся, в течение всей своей жизни должен пребывать в покаянии; он должен молиться не с верными, но отдельно и не должен причащаться Святых Таин, если только не болен смертельно, без надежды выздороветь; если же выздоровеет, пусть опять пребывает без причастия до кончины»83. «В Священном Писании сказано: «Живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился и жив был» (Иез. 33, 11). Нет греха непрощаемого — не прощается только нераскаянный грех.
И еще говорит Господь: «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9, 13). И много говорится об этом в Священном Писании. Я знаю, что человек — существо, подверженное изменениям, и естество его тленно; и потому я с радостью принимаю слова Божии, и поклоняюсь Сказавшему их, и передаю другим. Священное Писание говорит, что Бог принял кающегося Манассию (2 Пар. 33), а я дерзаю утверждать, что Он примет и кающегося дьявола; ведь Манассия хотя и был великим грешником, но, покаявшись в согрешениях, до смерти пребывал в покаянии — и угодил Богу. Бесчисленное множество грешников спаслись покаянием и доныне спасаются, потому что, покаявшись, они пребывали в покаянии и умилении и хранили Православную веру до самой смерти»84. Преподобному Иосифу, по-видимому, был известен случай обращения в Православную веру сорокалетнего еврея Феодора Жидовина. Известно его послание, которое было написано между 1448 и 1461 годами. Обратившийся в Христианство еврей Феодор пишет «своему роду», «своим приятелям Израилю и всему роду иудейскому», если бы кто захотел слушать его слова, — пишет в ответ на обращенное к нему послание об изыскании истинного пути спасения, на вопросы о вере Христианской. Феодор доказывает иудеям истинность Христианской веры, заявляет, что если бы его сородичи хотели узнать истинный свет, то он побеседовал бы с ними о подробностях и устно. Автор выражает радость по поводу обращения к нему своих соплеменников с вопросами об истине Христианской веры, резко упрекает их за то, что они погрязают в неверии, и снова пророчествами и прообразованиями доказывает истину Христианства. Про себя Феодор говорит, что, как им известно, он сорок лет пребывал во тьме, а теперь узрел истинную веру Христианскую и крестился. Его «подтвердил» в Христианской вере великий князь Василий Васильевич, русский Царь, а благословил обративший его архиепископ Иона, митрополит Киевский и всея Руси. Выражая радость по поводу обращения с вопросами о Христианской вере и убеждая познать истинный свет, Феодор резко порицает состояние евреев: «Вы ходите на сем свете как животное; если рождается бессловесное (у Феодора — бездушное. — О. П.), то бывает слепо дней пять или шесть: а ваши очи до смерти солнца не узрят. Когда бездушная тварь, животное, умрет, то все сгниет; если же ты умрешь, то душа будет бесконечно мучиться». Эту мысль Феодор подкрепляет словами Пророка Исаии: «Позна вол стяжавшаго и осел ясли господина своего, Израиль же мене не позна, и людие мои мене не разумеша» (Ис. 1, 3). Послание свое Феодор заканчивает молитвой, чтобы Господь сподобил его и живот свой скончать в Христианской вере, да и приятелей своих увидеть в ней же85. Православная Церковь на основании заповеди Иисуса Христа (Мф. 18, 15, 17) осуждает еретичество, как преступление перед Богом, и признает ере- тика-грешника равным язычнику и считает необходимым «в целях охранения верующих отлучение еретиков от общения с Церковью»86. Еретичество в сознании русских людей — тягчайшее преступление. Именно так оно и рассматривается православными иерархами. Новгородский епископ Феодосий в послании Ивану IV ставит на первое место среди тяжких преступлений душевный вред, наносимый еретичеством87. Еретичество означает высокомерное произвольное противостояние субъективных домыслов чистоте православного учения. В отношении еретичества в русской духовной традиции сложился принцип, обозначавшийся формулой: «Кому Церковь не мать, тому Бог не отец». Церковные Соборы рассматривали еретичество как личный произвол, захват истины, стремление противопоставить христианской догме субъективное мнение. Еретичество всегда считалось святотатством. В конце XV века в одном из поучений митрополита Зосимы говорилось об осуждении еретиков, которые «глаголаше хулу на Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия, и на Пречистую Его Богоматерь, святым иконам ея не поклоняются и называют иконы идолы»88. В 1551 году на Московском Соборе был выработан законодательный документ, получивший название Стоглав. Согласно ему, вероотступники, враги Церкви Божией щагубу, наследуют, т. е. должны погибнуть (ст. 53). Нарушение Божией заповеди и осквернение Церкви считались тягчайшими преступлениями. Источником 53-й статьи Стоглава стала Кормчая так называемой Софийской (русской) редакции начала XIV века, где есть «правило Святых отец» V Вселенского Собора «Об обидящих церкви Божьиа и священные власти их». Оно повелевает лиц, наносящих обиды священному сану или посягающих на церковное имущество, «огнем сжещи; домы же их святым Божиим церквам вдати, их же обидеша»89. Подобное же решение содержится в послании Новгородского архиепископа Геннадия к волоцкому князю Борису Васильевичу 1485 года90. Стоглав, исходя из общецерковных постановлений Православной Церкви и учитывая существовавший на Руси порядок — земский обычай и соборные определения, — дал возможность организовать церковный суд сообразно местным русским нуждам и условиям91 и тем самым сыграл большую роль в развитии государственной и церковной жизни и борьбе с ересями. В ответах на вопросы и статьях Стоглава даются четкие указания, как бороться с еретиками и еретичеством. В 17-м вопросе шла речь о борьбе с еретиками, распространявшими на Руси отреченные книги, содержащие сведения по оккультным «наукам». Церковь считала необходимым наказывать не только самих еретиков, но и тех, кто внимал словам еретиков и таким образом сам приобщался к еретичеству. Если еретикам грозила смертная казнь, то их слушателям — отлучение от Церкви: «Да в нашем же Православии тяжутся нецые же непрямо, тяжутся, и, поклепав, крест целуют или образы святых, и на поле бьются, и кровь проливают, и в те поры волхвы и чародейники от бесовских научений пособие им тво рят: кудесы бьют, и во Аристотелевы врата и в Рафли смотрят, и по звездам и по планитам глядают, и смотрят дней и часов. И теми дьявольскими дейст- вы мир прельщают, и от Бога отлучают, и на те чарования надеяся, поклепца и ябедник не мирятся и крест целуют, и на поле бьются, и, поклепав, убивают. И о том ответ. Благочестивому царю в царствующем граде Москве и по всем градом своя царская заповедь учинити, чтобы таковыя волхвы, и чародеи, и кудесники, и смотрящие во Рафли и во Аристотелевы врата, и по звездам и по планитам смотрят дней и часов, и теми дьявольскими действы мир прельщают и от Бога отлучают, и прочая еллинская бесования творят, и таковая вся богомерзская прелесть и Святыми отцы отречена бысть. И от ныне бы и впредь та ересь попрана бы была до конца в твое христолюбивое царство. Аще ли кто впредь от православных хрестьян учнет таковыми чародействы в народе или по домом, или у поль прельщати, и потом обличени будут, и таковым от царя в великой опале быти, а тем православным хрестьяном, которые учнут от них то еллинское и бесовское чарование приимати, всячески от Церкви отверженным быти по священным правилом». В 21-м вопросе Стоглава Русская Церковь обращалась к Царю за помощью для борьбы с еретиками и лживыми пророками. Кроме иноземцев (прежде всего евреев), ереси распространялись и юродивыми: «Да по погостом и по селом и по волостем ходят лживые пророки, мужики и жонки, и девки, и старыя бабы, наги и босы, и, волосы отрастив, трясутся и убиваются. А сказывают, что им являются Святая пятница и Святая Анастасия и велят им заповедати хрестьяном каноны завечивати. Они же заповедают крестьяном в среду и в пятницу ручнаго дела не делати, и женам не пря- сти, и платья не мыти, и каменья не разжигати, и иные заповедают богомерзкие дела творити кроме Божественных писаний. Что тем нагим и босым, и лживым пророкам путь, чтобы миру не соблажняли». Ответ Стоглава гласил, что на помощь к Церкви в борьбе с еретичеством должно прийти государство. Церковь призывает мирян строго следовать заповеди Господней, строго исполняя свой христианский долг. «Благочестивому Царю зде, в царствующем граде Москве, и по всем градом, и по волостем, и по погостом, и по селом велети своя царская заповедь учинити. И где таковые прелестники, нарицаемые лживые пророки, обрящутся и учнут смущати православных крестьян всякими богомерзкими прельщении, от снов смущае- ми и от бесов прельщаемы, учат и заповедают в среду и в пятницу ручнаго дела не делати и жонам не ткати, не приясти, и платья не мыти, и каменья не разжигати и иные заповедают богомерзкие дела творити от бесов прелщае- мы, и таких бы прелестников православные хрестьяне не слушали, и из домов от себя изгоняли, и от них удалялися, понеже Святии Апостоли и Святии отцы предаша, и зоповедаша, и уставиша всем православным крестьяном в пять дний делати, а в суботу и в неделю на молитву упражнятися и празновати». В 22-м вопросе перечислялись еретические книги, которые православный человек должен был избегать и уничтожать: «Злыя ереси кто знает их и держится: Рафли, Шестокрыл, Воронограй, Остромий, Зодей, Алманах, Звездочетьи, Аристотель, Аристотелевы врата и иные составы и мудрости еретическия и коби бесовские, которые прелести от Бога отлучают, — и в те прелести веруючи многих людей от Бога отлучают и погибают. И о том ответ. Не токмо благочестивому Царю в царствующем граде Москве, но и по всем градом царскую свою грозную заповедь учинити, да и всем святителем коемуждо во своем пределе по всем градом запретити и за- поведати с великим духовным запрещением, чтобы православные хрестьяне таких богоотреченных и Святыми отцы седмью Соборы отверженных тех всех еретических книг у себя не держали и не чли; а которые будут люди по се места те еретическия и отреченныя книги у себя держали и чли или иных учили и прельщали, и теми от бесов прельщалися, и они бы о том каялися отцем своим духовным и впредь бы у себя таковых еретических книг не держали и не чли; а которые люди отныне и впредь учнут таковыя еретическия книги у себя держати и чести или начнут иных прельщати и учити, и потом отбличе- ни будут, и тем быти от благочестиваго царя в великой опале, а от святителей по священным правилом в конец во отлучении». К числу еретических книг относились: Рафли — астрологическая книга, разделенная на 12 схем, в которых говорилось о влиянии звезд на ход человеческой жизни; сборники гадательных предсказаний, так называемые Шексто- крыл, Воронограй, Зодей, Алманах; Аристотелевы врата — русский перевод средневекового сочинения «Secreta secretorium», составление которого приписывалось Аристотелю. Отреченные книги распространялись в России с Запада, и главным образом евреями. Стоглав относил к преступлениям против веры коби (или кобь) — волхование, гадание по приметам и встречам. Еретические сочинения и волхование были распространены преимущественно среди городского населения. Чтобы бороться с ними, Церковь призывает на помощь Царя, стремится передать розыск и расправу над распространителями отреченных книг и колдунами государству. В свою очередь, духовным лицам вменялось в обязанность постоянно разоблачать читателей еретических книг. В 23-м вопросе говорилось о необходимости бороться с пережитками сатанинских обрядов языческой эпохи: «В Троицкую суботу по селом и по погостом сходятся мужи и жены на жальниках и плачутся по гробом с великим кричаньем. И егда начнут игра- ти скоморохи гудци и прегудницы, они же, от плача преставше, начнут скака- ти и плясати, и в долони бити, и песни сотонинские пети, на тех же жальниках обманщики и мошенники. И о том ответ. Всем священником по всем градом и по селом, чтобы детей своих духовных наказывали и поучали: в кое время родителей своих поминают, и они бы нищих поили и кормили по своей си ле, а скоморохом и гудцом, и всяким глумцом запрещали и возбраняли, чтобы в те времена, коли родителей поминают, православных хрестьян не смущали и не прельщали теми бесовскими своими играми». Составы преступных деяний против Православной веры, определенные на Московском Соборе 1551 года, были еще более четко сформулированы в Соборном Уложении 1649 года. Уточняя и разрабатывая намеченные главами 53, 57 и 63 Стоглава составы преступных деяний против веры, Уложение ставит их на первое место в системе государственного законодательства. Глава 1 Соборного Уложения 1649 года «О богохульниках и о церковных мятежниках» гласила: «1. Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или русской человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на Честный Крест, или на Святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника, обличив, казнити, зжечь. 2. А будет какой бесчинник пришед в церковь Божию во время Святыя литургии и каким ни буди обычаем Божественныя литургии совершити не даст, и его изымав и сыскав про него допряма, что он так учинит, казнити смертию безо всякия пощады. 3. А будет кто во время Святыя литургии и в ыное церковное пение вшед в церковь Божию, учнет говорити непристойные речи патриарху, или митрополиту, или архиепископу, и епископу, или архимандриту, или игумену, и священническому чину и тем в церкви Божественному пению учинит мятеж, а Государю про то ведомо учинится и сыщется про то допряма, и тому бесчин- нику за ту его вину учинити торговая казнь. 4. А будет кто пришед в церковь Божию, учнет кого ни буди, и убьет кого досмерти, и того убойца по сыску самого казнити смертью же»92. Глава 1 Уложения, развивая нормы главы 53 Стоглава, формулирует понятие богохульства, т. е. поношение, оскорбление словами или действием, также неверие, отрицание Бога Иисуса Христа, Богородицы, Честного Креста и Святых. Богохульство наказывалось смертной казнью через сожжение независимо от того, являлся ли богохульник православным или иноверцем. В отличие от стран Западной Европы дела о богохульниках и церковных мятежниках не подлежали церковному суду и производились преимущественно в Сыскном и Судном приказах, даже если обвиняемые были духовными лицами. Согласно ст. 1 Уложения, при обвинении в богохульстве предписывается «сыскивати всяким сыски накрепко». Смертная казнь применялась лишь в случае полного подтверждения вины еретика — «да будет сыщется по то допряма». О смертной казни через сожжение Соборное Уложение упоминало впервые, хотя она была известна на Руси и в XI веке. В предыдущей главе мы видели, какая вакханалия сожжений еретиков и ведьм наблюдалась в странах Западной Европы. Только за XI—XV века на костер были отправлены сотни тысяч преступников против Веры. Католическая церковь, не отвечая своей духовной роли, в течение столетий выполняла функцию палача, тем самым еще больше увеличивая количество еретиков и отпадших от Веры. Совсем иначе было на Руси. Здесь случаи сожжений были единичны. Как справедливо отмечалось, «Россия — почти единственная страна, не допустившая свойственного средневековью сожжения заживо тысяч людей»93. Русская Православная Церковь в отличие от папистов умела поддерживать здоровую духовную атмосферу в стране Словом Божиим и убеждением, а не палачами и кострами. Поэтому и еретические движения на Руси вплоть до XVIII века, как правило, не получали распространения.
<< | >>
Источник: Платонов О. А.. Россия и мировое зло. Труды по истории тайных обществ и подрывной деятельности сионизма.. 2011

Еще по теме Глава 9:

  1. Глава муниципального образования
  2. § 3. Глава муниципального образования
  3. Часть первая ГЛАВА I
  4. Часть вторая ГЛАВА IV
  5. Начало буквы М Глава 12 О НАЙМЕ
  6. Глава 22
  7. Глава 4
  8. Глава 30
  9. Глава 3 Организация, организационная культура и развитие
  10. Начало буквы В Глава 5 О ЦАРЕ Законы
  11. Глава III ГЕШТАЛЬТПСИХОЛОгаЯ
  12. Глава 12 Президент на пенсии
  13. Глава 4 УДЕРЖАНИЕ И СОЗЕРЦАНИЕ 1