§ 4. Изменение объемов социальных групп

Неизбежным результатом исключительно быстрой, массовой и нерегулируемой циркуляции в первый период революции является исключительно быстрое и резкое колебание объемов (числа членов) групп, на которые распадаются агрегаты.

Они становятся похожими на пузыри, то раздувающиеся сверх меры, благодаря стихийному притоку новых членов, то сжимающиеся до ничтожной величины, иногда до нуля, в результате их столь же стихийного выхода из группы. Наряду с этим колебанием и исчезновением возникают и новые группы. Следствием таких перегруппировок служит факт перемещения границ социального расслоения, а тем самым, изменение и обесформление «морфологической структуры» социального агрегата272.

Таким образом, в периоды революции мы видим не только изменение состава групп, но и их объемов, их числа, их взаимных пропорций, а тем самым, и всего морфологического строения населения как коллективного единства.

Поясним сказанное рядом фактов.

Русскаяреволюция. Возьмем профессионально-производственные группы. Период с 1917 по 1921 гг. в этой области характеризуется, прежде всего, почти полным уничтожением профессиональных групп: 1) предпринимателей — хозяев предприятий, 2) торговцев273, 3) исключительным уменьшением объема групп индустриальных рабочих (численность их сократилась до 46%) — диктатура пролетариата привела чуть ли не к исчезновению пролетариата274, 4) исключительной гипертрофией объема чиновников — «советских служащих» (почти 30% населения превратилось в чиновников и агентов власти)275. Среди них исключительно возросли группы, контролирующие по сравнению с исполнительными: та же перепись Москвы выявила, что на двух чиновников-исполнителей приходится один-два или даже три (в некоторых комиссариатах) контролера, 5) некоторым увеличением объема земледельческих профессий, 6) полным уничтожением и уменьшением объема многих свободных и либеральных профессий (адвокатов и т. д.), 7) наконец, уменьшением профессиональной дифференциации вообще, ибо огромное число лиц, особенно представителей интеллигентных профессий, вынуждены были стать «энциклопедистами», т. е. обслуживать своими силами все свои потребности: шить, варить, стирать, возить бревна, колоть дрова, копать огороды, мести улицы, таскать тяжести и т. д.

Из этих явлений ясны: огромное изменение карты профессионального расслоения населения, передвижка границ между существующими профессиями, разбухание объемов одних профессий и уменьшение объемов других, смешение профессий и уменьшение профессиональной дифференциации.

С конца 1921-1922 гг. начинается обратный процесс: вновь появляется и растет группа предпринимателей и торговцев, резко — вдвое, втрое и вчетверо — уменьшается число чиновников («сокращение штатов»), начинают возрождаться либеральные профессии, идет книзу профессиональный «энциклопедизм» и вновь растет профессиональная дифференциация и специализация20.

пени разбухла эта группа; они же свидетельствуют о том, как вместо уничтожения бюрократии и государственного аппарата коммунисты создали небывалый бюрократизм и всеопекающее государство-Левиафан (Данные взяты из книги: Прокопович С. Н. Цит. соч. С. 121). 20

По данным статистического отдела Московского Совета, с 1920 по 1923 гг. число предпринимателей в Москве увеличилось на 600%, бухгалтеров, конторщиков и счетоводов — на 400%, инженеров, архитекторов и техников, не состоящих на государственной службе, — на 350%, служащих в частной торговле — на 318%. Количество «нэпманов» возросло в 15 раз по сравнению с остальным населением, число служащих — в 7 раз (цит. по: Дни. 1923. № 245).

С другой стороны, продолжается «сокращение штатов», т. е. чиновников. Например, за 1922 г. в Народном Комиссариате путей сообщения к 1 июля произведено сокращение на 25%, к 1 января 1924 г. предполагается сократить количество чиновников еще на 20%. Но и при всех сокращениях число чиновников центрального управления НКПС по отношению к общему количеству рабочих в НКПС превышает в три раза цифры 1915 г. (в 1915 г. соотношение их было 1:90, в мае 1923 г. — 3:90). См.: Дни. № 248. Подобный процесс происходил и в области имущественной дифференциации. В течение революции резко менялся не только состав жильцов разных слоев имущественной пирамиды, но и форма последней, количество слоев и величина каждого из них. 1917-1920 гг. — это годы общего обеднения, падения имущественной дифференциации или понижения имущественной пирамиды276.

Богатства частных лиц были конфискованы. Благодаря этому одним ударом верхняя половина пирамида была отсечена. Но и в более низких слоях ее произошло дальнейшее уравнивание. Это видно хотя бы из падения экономической дифференциации среди рабочих и в крестьянстве. По тарифным ставкам 1918 г. самый высокий заработок квалифицированного рабочего относился к наименьшему заработку чернорабочего как 175:100. Этого соотношения он, по декрету, не мог превышать. По 24 губерниям Советской России было крестьянских дворов: без посева мелких, с посевом от 0 до 4 десятин средних, с посевом от 4 до 8 десятин крупных, с посевом более 8 десятин 1918

1919 11,4%

6,5% 59,1%

74,0% 21,6%

16,4% 7,9%

3,1%

Сократился процент безлошадных и многолошадных и увеличился процент однолошадных277.

Из этих данных видно всеобщее обеднение и сплющивание имущественной пирамиды278. Революция произвела экономическое уравнивание, но не путем обогащения бедняков, а путем обеднения богачей и всеобщего обнищания. Это, конечно, не помешало обогащению небольшого числа властителей и близких к ним лиц. Но это — частное явление, не компенсирующее общее разорение. В итоге, вместо пирамиды, мы получим своего рода трапецию с небольшим шпилем наверху.

С 1921 г. начинается обратный процесс роста имущественной дифференциации с тенденцией — пока еще слабо выраженной — подъема национального дохода. И в городе, и в деревне хозяйственно сильные элементы, — благодаря своему труду или же путем спекуляции, мошенничества, легальных захватов — снова начинают выделяться, снова возникает чрезвычайный контраст между бедностью и богатством. На фоне разоренной страны в 1922-1923 гг. этот контраст, особенно в городах, принимает самые резкие формы: здесь вы видите рядом роскошь столиц Европы, с одной стороны, и людей, умирающих от голода, — с другой. В деревне снова начинают выделяться «кулаки» и «беднота», растут относительно крупные и беспосевные хозяйства и уменьшается количество средних. Словом, разрушенная имущественная пирамида опять воскресает, и тем быстрее будет воскресать, чем быстрее пойдет процесс подъема народного хозяйства.

За шесть лет революции произошли процессы, в нормальное время требующие десятилетия.

Столь же резкими были перегруппировки и в области объемно-правовой пирамиды. И здесь изменился не только состав «привилегированных» и «обделенных», «правящих» и «подчиненных» слоев пирамиды, но и форма последней, численность и величина отдельных ее слоев. Из верхов пирамиды исчезли дворяне, крупные помещики, почетные граждане, крупные бюрократы и именитые купцы. Место их заняли новые чиновники и новая аристократия, но в иной пропорции.

До революции численность потомственных дворян была около 300 тыс. человек. За годы революции число коммунистов, заменивших их на привилегированных местах, было в 1920-1921 гг.

— 600 тыс., в 1922 г. — 420 тыс., в 1923 г. — 372 тыс. человек. До революции число чиновников вместе с дворянами не превышало 3 млн человек, за годы с 1918-1920 гг. численность их колебалась от 12 до 35 млн. Эти примеры показывают изменение величин разных слоев объемно-правовой пирамиды. Если, как делали это коммунисты, называть чиновников и представителей

том имущественной дифференциации; пирамида становится более крутой

и высокой. См.: Сорокин П. А. Система социологии. Т. 2. С. 406-407.

привилегированных сословий «паразитами», то революция, вместо дезинфекции, размножила их число до небывалых размеров.

Изменилось строение пирамиды и в средних слоях. До революции не было бесправных лиц, ограничен был и произвол власти, начиная с царя. Жизнь каждого была гарантирована, и имелись в довольно широких пределах права гражданина и человека и на неприкосновенность личности и имущества, свободу слова и печати, союзов и собраний. Со времени октябрьской революции картина резко изменилась. По объему прав контраст между новыми привилегированными и остальным населением бесконечно усилился: права и привилегии первых фактически были неограниченны, вторых — сведены к нулю. «Гражданин» Советской республики превратился в улитку, которую могла раздавить и давила нога первого попавшегося комиссара. Вместо пирамиды прав и привилегий получилась ровная плоскость равенства и бесправия одних и неограниченного самодурства других. С 1922 г. и здесь начинается тенденция воссоздания пирамиды. И юридически, и фактически объем прав населения начинает расти; с другой стороны — начинает ограничиваться и вводиться в рамки самодурство новой аристократии и правящего слоя. Колоссально сокращается число чиновников, снижается численность членов коммунистической партии, меняется, как мы видели, состав правящего слоя. Понадобится не много лет, чтобы пирамида окончательно восстановилась, независимо от того, будет ли реставрация монархии или нет. В том и другом случае разница будет лишь в вывесках да в составе лиц, а не в сущности.

Мы видели выше, что произошли крупные перегруппировки и в сфере государственной территории и населения. Первая сократилась на 710 666 кв. верст, число подданных сократилось на 28 млн 571 тыс. человек, ставших гражданами других государств279.

Еще резче та же черта видна на партийной группировке. К началу революции были следующие значительные партии: 1) монархистов, 2)

октябристов, 3) торгово-промышленников, 4) кадет, 5) трудовиков, 6) социал-демократов и 7) социалистов-революционеров. В первые же недели революции первые три партии сошли почти на нет, зато с легкостью надувного пузыря стало расти число членов социалистических партий, особенно социалистов-революционеров. Из небольшой подпольной группы она за один-два месяца выросла до размеров партии, насчитывающей в своих рядах больше миллиона членов. На выборах в органы самоуправления летом 1917 г. она получила больше половины всех голосов. Партия коммунистов в марте 1917 г. еще не существовала как массовая, но к лету уже настолько выросла, что пыталась совершить июльский переворот. С августа начинается ее колоссальный рост и падение популярности социалистических партий. В октябре перегруппировка уже столь значительна, что коммунисты почти без борьбы устраивают октябрьский переворот. Все несоциалистические партии исчезают, социалистические — теряют своих членов, численность коммунистов растет. В 1918-1921 гг. все остальные партии сходят на нет, остатки их уходят в подполье, на сцене остаются только коммунисты. С 1921-1922 гг. начинается их упадок и в то же время происходит окончательная ликвидация других партий. На их месте намечаются новые, в новых формах и с новым содержанием: идет организация и возрождение новой монархической, новой республиканской партии и новой «партии беспартийных». Эти штрихи показывают, с какой кинематографической быстротой шел этот процесс партийных перегруппировок, происходили колебания их объемов. То же самое может быть сказано и о других элементарных группировках.

Громадное колебание объемов групп, их численности и расположения в социальном агрегате, столь ясное в русской революции в первый ее период, имело место, в той или иной форме, и в других революциях.

Возьмите Великую французскую революцию. В течение одного-двух лет все морфологическое строение населения Франции обесформливает- ся и резко меняется. Верхний слой объемно-правовой и имущественной пирамиды, в виде 270 тыс. представителей привилегированных сословий, 130 епископов, 120-140 тысяч клириков — отсекается. Эти места, как мы видели, занимаются выходцами из других слоев, но трудно допустить, чтобы число их было равно этому числу «привилегированных» старого режима. Еще труднее допустить, чтобы форма имущественной и объемно-правовой пирамиды, число слоев в ней и величина каждого из них остались прежними. Если мы не можем привести точные цифровые данные, то знаем наверное, что здесь произошли огромные изменения. 2 992 538 140 ливров — величина богатства церкви, находившегося в обладании 120-140 тыс. клириков, распылились и распределились совершенно иначе. Общая имущественная дифференциация уменьшилась. Положение крестьянства относительно улучшилось, этот огромный пласт населения относительно поднялся и в имущественном, и в объемно-правовом отношении; положение других слоев, в особенности рабочих, ухудшилось. И в объемно-правовом, и в имущественном отношении в общем и целом произошло «сплющивание» пирамиды; это не помешало, однако, появлению узкого шпиля над обедневшим и обесправленным населением, — шпиля, состоявшего из небольшого числа вновь возвысившихся лиц. Не иначе обстояло дело и с объемами других групп. Объем государства Франция — число ее подданных и территория, подчиненная французской государственной власти, сжавшись в первое время, на деле колоссально расширился. В два-три года резко изменились объемы партийно-политических групп: роялистов, фельянов, жирондистов, якобинцев, анархистов- коммунистов. Такие же огромные передвижки произошли и в объемах религиозной и профессиональной группировок и в количестве административных делений государства (на департаменты и т. п.).

Словом, старое строение французского социального агрегата изменилось колоссально и менялось столь быстро, что период с 1789 по 1795 гг. может быть назван периодом «обесформления» и «мути», когда трудно было найти четкие и ясные линии. Лишь с начала XIX столетия начинает ясно выступать новая Франция, снова становятся четкими очертания пирамиды объемно-правовых и имущественных группировок, границы религиозного, партийного, профессионального и другого рода расслоения.

Аналогичные явления происходили и во время Английской революции XVIIв. (менялись объемы групп: религиозных, объемно-правовых, государственных и государственно-административных, имущественных, профессиональных, партийных и т. д.), в русской революции XVII в., в ряде средневековых революций и, наконец, — в античных революциях.

При осутствии и недостаточности цифровых данных, указывающих величину этих колебаний, имеющиеся исторические свидетельства дают все-таки полное основание утверждать, что и здесь происходили те же самые процессы, которые очерчены выше.

<< | >>
Источник: Ю. В. ЯКОВЕЦ. АНАТОМИЯ И ФИЗИОЛОГИЯ РЕВОЛЮЦИИ: ИСТОКИ ИНТЕГРАЛИЗМА. 2005

Еще по теме § 4. Изменение объемов социальных групп:

  1. 2. Социальная группа как объект социологического изучения. Виды социальных групп
  2. § 3. Изменение состава групп, скорость, массовость и характер циркуляции
  3. Глава восьмая. Социальные изменения? Изменения бесконечны. Ничего не меняется
  4. 32. Социальные группы и общности
  5. УБИЙСТВО, СОВЕРШЕННОЕ ГРУППОЙ ЛИЦ, ГРУППОЙ ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ ИЛИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ГРУППОЙ (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ).
  6. МОЛОДЕЖЬ КАК СОЦИАЛЬНАЯ ГРУППА
  7. 3.2. Социометрия как инструмент формирования социальных групп
  8. 5.5. Муниципальное управление социальной поддержкой отдельных групп населения
  9. 46. Социальные изменения
  10. Социально-педагогическая превенция процесса криминализации неформальных подростковых групп
  11. Этническое разнообразие кульчурных характеристик социальных групп. Роль национальных школ
  12. Раздел 4. СОЦИАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, НАПРАВЛЕННАЯ НА ПОДДЕРЖАНИЕ ИЛИ ИЗМЕНЕНИЕ СУЩЕСТВУЮЩЕГО СОЦИАЛЬНОГО ПОРЯДКА (ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВТОРОГО ТИПА)