Попытки раскола и разложения коммунистического движения

Антикоммунизм не ограничивается лишь политическими средствами, он использует широкий арсенал идеологических средств воздействия на компартии капиталистических стран с целью ослабления их позиций и влияния.
Эта антикоммунистическая деятельность ведется систематически и в большом масштабе. Компартии являются объектом атак, включающих в себя целый комплекс мер, как специально против них направленных, так и общих антикоммунистических, призванных косвенно опорочить коммунистов стран капитала. К числу таких косвенных атак против коммунистов капиталистических стран следует отнести прежде всего клевету на реальный социализм, на политику Советского Союза и других социалистических стран. Во второй половине 70 — начале 80-х годов особое место среди них занимала кампания по поводу мнимого нарушения «прав человека» в социалистических странах, а также миф о «советской военной угрозе». Эта пропаганда должна, по мысли ее организаторов, воздействовать не только на народы социалистических стран, но главным образом на трудящихся капиталистических государств и не в последнюю очередь на их революционный авангард. Подобными измышлениями трудящимся пытаются внушить: не идите за коммунистами, которые выступают за социализм, не боритесь за это общество, ибо существующий социализм (его облик при этом беспардонно искажается бур жуазной пропагандой) не соответствует вашим интересам и устремлениям. Коммунистам же капиталистических стран тем самым предлагают: откажитесь от поддержки реально существующего социализма, от всего его опыта, а заодно и от тех теорий, на основе которых создается и развивается это общество, порвите отношения с коммунистическими и рабочими партиями, стоящими во главе строительства нового общества. Особое место в идеологии и политике антикоммунизма во второй половине 70-х годов заняли попытки использования так называемого «еврокоммунизма» 39. При его помощи идеологи империализма надеялись добиться отхода коммунистических партий от марксизма-ленинизма, их реформистского перерождения, раскола, раздробления коммунистического движения. В антикоммунистической идеологии и политике «еврокоммунизм» стал «прямо-таки магическим словом и запатентованным рецептом для ожидаемого ослабления коммунистического движения»40. Когда антикоммунистические идеологи изобретали термин «еврокоммунизм», они рассчитывали на создание особого течения в мировом коммунистическом движении. С этой целью они выделяли и абсолютизировали специфические позиции коммунистических партий ряда капиталистических стран по отдельным вопросам, возводили их в систему взглядов, которые, как утверждалось, коренным образом отличаются от «ортодоксальных» марксистско-ленинских положений и имеют якобы глубокие исторические, социально-экономические, политические и национальные корни. Мысль о том, чтобы под названием «еврокоммунизм» навязать коммунистическому движению определенную систему взглядов, показалась идеологам антикоммунизма столь перспективной и многообещающей, что со второй половины 70-х годов они буквально наводнили книжный рынок, заполнили буржуазные и социал-демократические периодические издания публикациями о «еврокоммунизме» 41. Это привело к такому положению, когда в политическом лексиконе ряда стран несоциалистического мира термин «еврокоммунизм» нашел широкое распространение, причем разные политические силы вкладывали в него неодинаковый смысл, по-разному истолковывали его содержание. В отдельных коммунистических партиях капиталистической Европы отчасти стали пользоваться термином «еврокоммунизм» для обрисовки представлений о путях борьбы за социализм, а также о будущем социализме в своих странах. Эти представления содержали как общепринятые в мировом коммунистическом движении положения марксистско-ленинской теории, так и определенные гипотетические, не проверенные жизнью, а то и просто дискуссионные или ошибочные положения, возникавшие зачастую в процессе поиска новых решений многообразных задач современной классовой борьбы. В начале 80-х годов произошла дифференциация взглядов сторонников «еврокоммунизма». Некоторые из них заняли принципиальные классовые позиции по большинству проблем. Другие же пошли дальше в своих теоретических и политических «новациях» по пути, на который их толкали буржуазные и социал-демократические апологеты «еврокоммунизма». Под видом «новинок» коммунистическому движению предлагались давно отвергнутые концепции, призванные якобы способствовать обновлению, демократизации и развитию марксизма, а на деле толкающие к отказу от ленинизма, к выхолащиванию революционного духа научной марксистско-ленинской теории. Жизнь показала полную теоретическую и политическую несостоятельность подобных попыток некоторых деятелей внутри коммунистического движения создать под вывеской «еврокоммунизма» региональный вариант коммунистической теории и политики. Об этом красноречиво свидетельствует, в частности, опыт Компартии Испании. Как говорил на учредительном съезде Коммунистической партии (Испания) ее Генеральный секретарь И. Гальего, «еврокоммунизм» привел к расколу коммунистов Испании, выходу из рядов КПИ большинства ее членов, потере ее влияния и авторитета в массах, поражению на всеобщих парламентских выборах. Первопричиной кризисного положения, сложившегося в КПИ, явился отход ее руководства от теории и практики марксизма-ленинизма, международного коммунистического движения, а также забвение собственной истории КПИ. Eurocommunism. The Ideological and Political — Theoretical Foundations. Connecticut, 1981; National Communism in Western Europe: a Third Way to Socialism? L., N.Y., 1983. Подлинное новаторство и творческий подход, органически присущие коммунистическому движению, предполагают умение охватить и научно проанализировать с четко классовых позиций новые моменты в развитии обстановки как в данной стране, так и в мире в целом. В. И. Ленин отмечал, что «отказ от науки» означает «стремление наплевать на всякие обобщения, спрятаться от всяких «законов» исторического развития, загородить лес — деревьями...» 42. Условия борьбы рабочего класса сейчас более, чем когда-либо, одновременно и национальны, и интернациональны. В революционной деятельности коммунистических партий национальное и интернациональное диалектически сочетаются. Все попытки пропагандировать «национальные варианты» марксизма или стремление регионализировать его в образе «еврокоммунизма» означают в конечном счете, что ставятся под сомнение фундаментальные выводы марксизма-ленинизма, относящиеся к общим закономерностям общественного развития, классовой борьбы и социалистической революции, имеющие интернациональный, общезначимый характер. Их пытаются заменить ограниченными, неизбежно односторонними взглядами на специфические условия в одной стране или в нескольких странах. Тем самым единая теория марксизма подменяется плюрализмом различных национальных и региональных «вариантов» марксизма43, следование которым неизбежно ведет к неудачам и даже поражениям. Отличающиеся же друг от друга взгляды по отдельным проблемам теории и практики коммунистического движения, отражающие зачастую многообразие условий борьбы коммунистических партий, как правило, становятся предметом творческих дискуссий, организуемых коммунистами. Это — принципиально важно, ибо, как отмечалось на Берлинской конференции коммунистических и рабочих партий Европы 1976 г., «в опыте каждой братской партии, помимо неповторимой специфики, связанной с национальными особенностями, непременно присутствуют и общие черты, представляющие интерес для всего нашего движения. Да и жизнь постоянпо приносит что-то новое в развитие объективных социально-политических и экономических процессов в отдельных странах и в мировом масштабе, в борьбу за достижение наших общих целей» 44. Теоретики антикоммунизма изображают «еврокоммунизм» в виде самостоятельного, оформившегося, завершенного идей- но-политического течения, которое противостоит общепринятым марксистско-ленинским взглядам и принципам по всем коренным вопросам идеологии и политики. В их изображении «еврокоммунизм» содержит, во-первых, выдуманные антикоммунистами взгляды, которые не имеют ничего общего с коммунизмом, но приписываются определенным коммунистическим партиям, во-вторых, гипертрофически раздутые ошибочные положения отдельных теоретиков некоторых западноевропейских компартий, в-третьих, идеи, которые выдаются за исключительное достояние «еврокоммунизма», но на самом деле являются общепринятыми положениями мирового коммунистического движения, результатом творческого развития научной теории в современных условиях. Примером тому может служить книга В. Леонхарда «Еврокоммунизм— вызов Востоку и Западу». Вопреки исторической истине автор утверждает, что корни изложенной им концепции «еврокоммунизма» «уходят глубоко в историю». «То, что мы сегодня наблюдаем как еврокоммунизм, есть результат почти тридцатилетнего процесса преобразований в мировом коммунизме... Надо расценивать и воспринимать его как политическое течение, которое сформировалось в длительном процессе преобразования и освобождения» *,— пишет он. Характеристика «еврокоммунизма», заявляет Леонхард, такова: — «демократический» путь к социализму, который исключает революцию и диктатуру пролетариата; — политика широких союзов, в том числе с центристскими партиями, без притязания на ведущую роль коммунистических партий; — автономия и равноправие коммунистических партий, понимаемые как непризнание общей идеологии и общей политической линии коммунистических партий; — «раскрытие» марксизма, как признание плюралистического толкования марксизма и отказ от единого мировоззрения, единого научного учения, как отказ от идеологической борьбы; — безусловно критическое отношение к реальному социализму; — отказ от ленинской концепции партии. Самое важное здесь ?‘го, что традиционные правооппортунистические положения на этот раз приписываются коммунистическим партиям. Леонхард с восторгом пишет об «эмансипации еврокоммунизма», которая якобы уже привела к тому, что он «значительно и качественно отличается от коммунизма советского образца». Подчеркивается, что становление «еврокоммунизма» еще не завершено; при этом внимание антикоммунистов обращается на необходимость увидеть в «еврокоммунизме» начавшийся процесс «эмансипации», который в перспективе приведет к созданию «новой левой партии, отличающейся от коммунистической». Такая партия хотя и провозглашает цель «преобразования общества, но в практической политике проявляет гибкость, готовность к компромиссам и договоренностям с другими силами, которые редко встречались у левых в такой степени» 45. Сконструированная Леонхардом концепция иризвана содействовать превращению коммунистических партий в обычные реформистские организации. На это же рассчитывают и многие другие антикоммунисты 46. Другой буржуазный апологет «национального, западноевропейского коммунизма» заявляет, что рекламируемый им вариант «еврокоммунизма» — это «национальный», «либеральный», «демократический», «европейский» коммунизм. — «Национальный» — так как определяет путь к социализму и сам социализм исключительно на основе исторического прошлого, культуры, традиций, институтов, уровня и типа экономического развития данной страны; — «либеральный» — поскольку предполагает сохранение в обществе социального и политического плюрализма, признает значительную роль частной ипициативы в экономике, «свободомыслие» внутри партии и критическое отношение к КПСС; — «демократический» — потому что связывает завоевание «ласти исключительно с выборами и отвергает «насильственную революцию», строит союзы на основе чисто тактических и прагматических, а отнюдь не принципиальных соображений, исключая из числа союзников «лишь фашистов и отпетых капиталистов»; — «европейский» — так как одобряет участие в «Общем рынке» и развитие западноевропейской интеграции, постепенно меняет в позитивном плане отношение к НАТО и активно развивает двусторонние и трехсторонние связи методу соответствующими партиями 47. Нарисовав идеальную, с его точки зрения, модель «евро- коммунист1гческой» партии и ее политики, автор предупреждает лидеров партий, желающих именоваться «еврокомму- нистическими»: «Пока эти партии не попытаются ясно показать, что они полностью порывают со своим прошлым (а это предполагает отказ от ряда ключевых черт коммунистического облика), их претензии на обновление и их желание, чтобы к ним относились как к «другим партиям», будут восприниматься с большой подозрительностью» 48.
Итальянский буржуазный политолог Э. Беттица в своей книге «Европейский коммунизм» прямо призывал к тому, чтобы «требовать от западных коммунистических партий не просто одного сожаления о своем историческом прошлом, а окончательного разрыва с ним, отказа от их веры, от их «католической премудрости», которую лишь приспосабливали, но в которой ничего не изменяли». Беттица предлагал западноевропейским коммунистам «разъяснить, чем сегодняшний день отличается от вчерашнего, а их новая стратегия — не только от ленинизма, по и от воззрений Грамши» 49. Ведущие представители социал-реформистского движения в Западной Европе также единодушно выразили надежду на то, что коммунистические партии превратятся в организации, которые, подобно социал-демократическим партиям, будут проводить политику классового сотрудничества между монополистической буржуазией и рабочим классом. В этой связи предпринимаются попытки подтолкнуть коммунистов к отходу от их теории и политических принципов. Б. Крайский, одип из лидеров Социалистической партии Австрии, писал, что если коммунисты действительно хотят стать надежными демократами, то им надо выбросить за борт больше, нежели лишь одну диктатуру пролетариата. Тогда они стали бы социал-демократами с несколько более революционным языком50. Что касается антикоммунистов, то при помощи «еврокоммунизма» они надеются расколоть коммунистическое движение. Пропагандистская кампания вокруг «еврокоммунизма», по замыслам буржуазных теоретиков, должна содействовать разрыву связей западноевропейских компартий с другими коммунистическими партиями. Усилия антикоммунистов не ограничиваются просто противопоставлением одних партий — «творческих», «либеральных», «самостоятельных» — другим — «догматическим», «ортодоксальным», «послушным Москве». Глубокий смысл этого противопоставления заключается в том, чтобы повлиять на их политику в угодном империализму духе и содействовать их ослаблению и политической изоляции. Особый упор идеологи антикоммунизма делают на противопоставление западноевропейских коммунистических партий компартиям стран реального социализма. Одной нз основных черт «еврокоммунизма» они объявили отрицание социалистического характера государственного строя СССР и других стран реального социализма, исторического опыта, накопленного в ходе социалистических преобразований в этих странах. Буржуазная пропаганда направила особые усилия на опровержение существования общезначимого в реальном революционном опыте борьбы за социализм и в социалистическом строительстве, возводя в ориентиры для коммунистического движения специфически национальные установки, еще не опробованные на практике. При этом «Ныо-Йорк тайме» откровенно выразила надежду и на то, что «автономистские тенденции западноевропейских еврокоммунистиче- ских партий в конечном счете смогут повлиять на коммунистические партии на Востоке, что сыграет на руку Западу» 51. Уже упоминавшийся Э. Беттица прямо указывал на существующую «не только в Европе, но и в определенных секторах администрации США, а также в некоторых круппешнпх информационных органах» надежду на то, что «развитие еврокоммунизма приведет к новому расколу международного коммунистического движения или же, как минимум, посредством поддержки движения диссидентов в восточном коммунистическом мире может создать такие факторы, которые все серьезнее ослабляли бы внутреннюю стабильность советского общества, а также других социалистических стран»52. Другими словами, «еврокоммунизм» — новая упаковка старого идеологического товара, экспорт которого в социалистические страны должен вызвать их внутреннюю «эрозию». Подлинный контрреволюционный смысл подобных планов очевиден. Во-первых, противопоставление так называемых «еврокоммунистических» партий и коммунистических партий стран реального социализма представляет собой попытку посеять рознь между коммунистическими партиями, действующими в капиталистических странах, и коммунистическими партиями стран социалистического содружества. Антикоммунисты стремятся нарушить связи между ними, помешать развитию международной солидарности, единству действий против империализма и реакции. При этом империалистическая буржуазия ясно сознает, что действенная пролетарская солидарность между различными отрядами революционного рабочего движения является одним из важнейших источников силы коммунистов. Во-вторых, буржуазные идеологи стремятся при помощи «еврокоммунизма» толкнуть коммунистические партии капиталистических стран на путь политической и теоретической самоизоляции, лишить их опыта, накопленного коммунистическими партиями в борьбе за победу социализма и построение нового общества (не только теоретического, но и практического, апробированного жизнью опыта). Антикоммунисты страшатся освоения коммунистами капиталистических стран этого могучего оружия революционного преобразования мира. В-третьих, буржуазные апологеты «еврокоммунизма», призывая к экспорту «еврокоммунизма», стремятся максимально расширить сферу его влияния, вовлечь в сферу «еврокоммунистических» идей максимальное число западноевропейских (да и не только западноевропейских) компартий, действующих в странах капитала. Следует подчеркнуть в этой связи, что их усилия оказались тщетными: абсолютное большинство компартий капиталистических стран отвергло навязываемые им оппортунистические построения как несостоятельные. Помимо шумихи вокруг «еврокоммунизма» идеологи антикоммунизма активизировали прямые атаки на марксизм- ленинизм как единое интернациональное учение, теоретикоидейную основу современного коммунистического движения. Это отнюдь не случайно. Ведь именно благодаря этой теории «коммунисты, вооруженные учением марксизма-ленинизма, глубже всех и правильнее всех видят суть и перспективу происходящих в мире процессов, делают из этого верные выводы для своей борьбы за интересы рабочего класса, трудящихся своих стран, за демократию, мир и социализм» 53. Поэтому идеологи и пропагандисты антикоммунизма делают все возможное, чтобы дискредитировать единую теоретиче скую основу коммунистов всего мира. Книги, брошюры и статьи в периодических изданиях иа все лады склоняют одно и то же: ленинизм устарел, коммунистам надо отказаться от него, если они хотят идти в ногу со временем (какая трогательная «забота» классового врага о коммунистах!). Современность целиком и полностью показала правоту ленинской оценки капитализма как общества эксплуатации и угнетения, острых классовых столкновений, общества, которое нельзя исправить ни социал-демократическими реформистскими экспериментами, ни буржуазно-реформистскими ухищрениями. 70-е — начало 80-х годов нашего столетия убедительно продемонстрировали человечеству, что капитализму присущи не только тяжкие пороки и антагонистические противоречия, о которых писал В. И. Ленин в первой четверти нашего века; эти противоречия углубились, а кроме того, возникли и новые. Именно потому, что открытые марксизмом-ленинизмом закономерности капитализма не исчезли, а развились дальше, ленинизм остается подлинно научным учепием, которое дает ключ к пониманию законов развития современного капитализма и является для коммунистов капиталистических стран ничем не заменимым оружием в их борьбе за преобразование общества. Ленинизм— это учение, которое основано на анализе процессов, характерных для всех капиталистических стран, всего мирового развития. Россия была первой страной, в которой общество было революционно преобразовано па основе ленинизма. Истинность ленинизма подтвердилась на примере целого ряда победоносных социалистических революций. На наших глазах ленинизм становится теоретическим орудием построения нового общества в десятках новых стран. Ленинизм — научная теория современной исторической эпохи, теория, которая творчески развила марксизм. Современный марксизм-ленинизм — учение, фундамент которого был заложен Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом и которое было далее разработано В. И. Лениным во всех направлениях, а позднее — современным мировым коммунистическим движением. В творческом характере, в тесной связи с жизнью, в последовательности, преемственности развития заключается источник силы и бессмертия марксизма-ленинизма. Потуги антикоммунистов выдать ленинизм за сумму дот н окостеневших, неизменных, «вечных» истин не что иное, как клевета на ленинизм, искажение его сущности. Смысл антикоммунистических кампаний по поводу якобы существующей устарелости ленинизма заключается не в чем ином, как в попытке подтолкнуть коммунистов, в первую очередь действующих в странах капитала, к отказу от ленинизма и тем самым идейно разоружить их, ослабить пли даже уничтожить революционное течение в рабочем движении капиталистических стран, противопоставить его реально существующему социализму. Когда же не удается навязать коммунистическому движению стран капитала антикоммунистическую концепцию «еврокоммунизма», когда проваливаются попытки «деленинизи- ровать» компартии этих стран, антикоммунизм усиливает прямые грубые атаки на них. Характерен в этом смысле пример Французской компартии. Классовая стойкость, глубокий интернационализм французских коммунистов побудили их врагов изменить на рубеже 70—80-х годов тактику в отношении ФКП. В идеологической войне против Французской компартии они перешли от тактики, рассчитанной на медленное разложение и перерождение и на откол ее от братских компартий, к тактике лобовых атак, к грубой лжи и клевете на ФКП п ее руководителей. Вновь были вытащены на свет старые пропагандистские стереотипы, обвинявшие французских коммунистов в том, что они «агенты Москвы», что они «действуют по указке извпе» и «не являются национальной силой». «Крупная буржуазия попыталась дискредитировать прогресс и подорвать влияние революционных идей... Сквозь все эти потугн просматривается главная и постоянная цель — антикоммунизм. По радио и па телеэкранах, в газетах и книгах наша политика подвергалась беспрестанным искажениям. Годилась любая низость, чтобы очернить нашу партию, ее активистов и руководителей. Стремились разрушить веру народа в свое будущее» 54 — так характеризовали обстановку тезисы XXIV съезда ФКП. Тем самым с помощью клеветы и психологического давления антикоммунисты пытались решить ту же самую стратегическую задачу, которую им не удалось решить другими методами,— ослабить ФКП, дискредитировать ее в глазах трудящихся, побудить ее к отходу от интернационализма, к отрыву от братских партий, в первую очередь — от компартий стран социалистического содружества. Но и эти расчеты разбились о стойкость французских коммунистов, непоколебимую солидарность с ними братских коммунистических партий. Коммунисты стран капитала понимают, что усиление атак против коммунистического движения и его идейно-тооретиче- ских основ во второй половине 70 — начале 80-х годов отражает, помимо всего прочего, стремление крупного капитала отвлечь внимание трудящихся капиталистических стран от вопиющих проявлений углубившегося общего кризиса капитализма. «...Массированный антисоветизм и антикоммунизм ставят себе целыо отвлечь внимание людей от ужасающих явлений кризиса капитализма, глубоких социальных конфликтов...» 55 — говорил Председатель Коммунистической партии Дании Й. Енсен на XXVI съезде КПСС. Именно поэтому братские коммунистические партии активно борются против всяких разновидностей антикоммунизма и антисоветизма, за единство коммунистов на принципиальной основе. Можно было бы привести массу свидетельств этому. Ограничимся в качестве примера одним. В приветствии Правления Германской компартии XXVI съезду КПСС подчеркивалось: «Антикоммунизм и антисоветизм, как его основная форма проявления, направлены против жизненных интересов нашего народа, против дела мира. Поэтому мы считаем своим первоочередным долгом давать отпор антикоммунизму ^антисоветизму, в каких бы формах они ни проявлялись... Учение Маркса, Энгельса, Ленина, пролетарский интернационализм и общие боевые традиции связывают наши партии узами нерушимой дружбы. Мы направляем наши совместные усилия на укрепление единства и сплоченности международного коммунистического и рабочего движения» 56. Особое значение имеет верность коммунистов творческому марксизму-ленинизму. 3.
<< | >>
Источник: Артемов В. и др.. Кризис стратегии современного антикоммунизма /Под общ. ред. В. Загладина и др.; Ин-т обществ, наук при ЦК КПСС; Акад. обществ, наук при ЦК СЕПГ.—- М.: Политиздат.— 319 с.. 1984

Еще по теме Попытки раскола и разложения коммунистического движения:

  1. Международное коммунистическое движение
  2. ОТНОШЕНИЯ СССР С МЕЖДУНАРОДНЫМ КОММУНИСТИЧЕСКИМ ДВИЖЕНИЕМ
  3. духовная культура в период разложения первобытного общества
  4. Разложение старого согщального идеала
  5. ГЛАВА II РАЗЛОЖЕНИЕ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОГО СТРОЯ И ОБРАЗОВАНИЕ РАННЕФЕОДАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА В ИРАНЕ (III—VII вв. н. э.)
  6. Коммунистическая и капиталистическая системы
  7. Этническая структура коммунистической оартии к моменту революции (новая элита)
  8. Роль интеллектуального развития в формировании и укреплении коммунистических убеждений
  9. Глава первая. Социология и коммунистическая интерлюдия, или Интерпретации современной истории
  10. Сухомлинский В. А.. Как воспитать настоящего человека: (Этика коммунистического воспитания). Педагогическое наследие, 1989
  11. РАСКОЛ В КОНГРЕССЕ
  12. Курс на раскол
  13. Этносоциология раскола: этнос и старообрядчество
  14. ЗА АКТИВНЫЕ МЕТОДЫ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ (Из опыта преподавания элементарного курса истории СССР в восьмых классах восьмилетней школы)
  15. РАСКОЛ «ФРОНТА»
  16. От раздора к расколу
  17. «Другой» и раскол этноцентрума
  18. Книжное исправление и раскол.
  19. Территориальный раскол
  20. НОВЫЙ РАСКОЛ