Особенности антикоммунистических теорий в ФРГ

Антикоммунизм в ФРГ в значительной мере определяет политическую жизнь, остается главным элементом империалистической политики и идеологии, служит империализму как своего рода «средство выживания». Его очистили от самых грубых фашистских форм, модифицировали, активизировали, приспособили его идеологию к изменившимся условиям существования капиталистической системы.
Этот процесс происходил в послевоенный период в несколько этапов. Первый этап характеризовался тем, что антикоммунизм резко реагировал на распространение революционного процесса на немецкую землю. В ответ на возникновение мировой социалистической системы была развязана «холодная война», в ходе которой западные зоны были вырваны из немецкого национального объединения и в ФРГ были реставрированы старые отношения власти и собственности. На втором этапе против создания основ социализма в ГДР и в странах народной демократии был развернут антикоммунистический «крестовый поход» порой на грани войны, в ходе которого были осуществлены ремилитаризация и вооружение ФРГ. Затем наступил третий этап — этап усиления позиций социализма и его победы в ряде стран Европы, в том числе в ГДР, когда потерпела крах империалистическая стратегия «отбрасывания», а также попытка повернуть вспять исторический процесс. Четвертый этап характеризовался началом поворота от «холодной войны» к разрядке и мирному сосуществованию. С появлением более благоприятных условий для распространения правды о социализме империализм ФРГ был вынужден перейти к применению более гибких и изощренных форм и методов антикоммунизма для обеспечения своей сферы господства. На пятом этапе становится ясно, что в конце 70-х и начале 80-х годов ФРГ в союзе с империализмом США отвечает массивным контрнаступлением на коренное изменение соотношения сил па международной арене в пользу социализма, новым витком безумной гонки вооружений, то есть материальной и безудержной идейной подготовкой войны при помощи воинствующего антикоммунизма. Антикоммунизм, функционирующий в качестве связующего звена между различными конкурирующими течениями и направлениями буржуазной, а также право- и «лево»-оппортунистической идеологии, не будучи в состоянии преодолеть ее внутренней противоречивости,— этот антикоммунизм мы встречаем в ФРГ в его «плюралистических» оттенках в качестве неофашистского пли консервативно окрашенного, правооппортунистического или задрапированного левацкими фразами. Теории, доктрины и позиции, которые проповедуют все эти направления,— доктрина тоталитаризма, доктрина плюрализма, миф о коммунистической угрозе — оказывают на подавляющее большинство граждан ФРГ разрушительное воздействие. Поскольку сегодняшний антикоммунизм опирается на более чем столетнюю традицию и вследствие того, что его выразители и интерпретаторы нередко гибко приспосабливают его к новым условиям существования, совершенно неудивительно, что все антигуманные, антидемократические и подстрекательские элементы, характерные для антикоммунизма в прошлом, стали существенной составной частью современного антикоммунизма. Одной из основных черт этого антикоммунизма является его особо авантюристический и враждебный делу мира характер. На протяжении всей истории Советского государства антикоммунизм идеологически прокладывал путь к интервенции против него. Вторую мировую войну германский империализм готовил, прибегая к антикоммунизму и антисоветизму фашистского толка. Проникнутый духом «холодной войны», он всячески оправдывал более ста агрессивных актов, которые империализм совершил против стран социализма, других народов после второй мировой войны. Другая черта этого антикоммунизма заключается в его крайне контрреволюционном содержании. В стране, давшей миру научный социализм, антикоммунизм являлся особенно резким и негативным отражением основного противоречия капитализма. Буржуазия реагировала на усиление рабочего класса и его партии, на его выступления и усиление влияния его мировоззрения атаками своей классовой юстиции, вооруженными провокациями в классовой борьбе, и не только в своей стране (напомним ее войну против Парижской коммуны), а также убийствами и погромами, направленными сначала против отдельных вождей рабочего класса, затем против Баварской советской республики. Позднее с помощью фашистской диктатуры она выступила против рабочего класса и народа и, наконец, после развязывания мировой войны — против народов всего мира, в особенности против важнейшего завоевания международного рабочего движения — первого социалистического государства на пашей планете. Третья характерная черта этого антикоммунизма — его крайне антисоветская, бесчеловечная сущность. Она проявилась в массированном идеологическом подстрекательстве внутри страны, явившемся ответом германского империализма на свое поражение в первой мировой войне, Великую Октябрьскую социалистическую революцию и крушение военной интервенции против молодого Советского государства. Эта сущность выразилась в оголтелом расизме исключительно антисемитского и антисоветского толка, насаждавшемся гитлеровским фашизмом, и в истребительной войне против советского народа. Этот антикоммунизм готовил и оправдывал самые гнусные преступления против человечности. Ярко выраженный антисоветизм как основное содержание антикоммунизма в Западной Германии сохранился после поражения фашистской Германии во второй мировой войне п проявляется в ФРГ в своих различных идеологических направлениях и течениях, прежде всего в мифе об «угрозе с Востока», направленном против главной страны социализма, как и против других братских стран, а также в антисоветски окрашенном национализме. Весь исторический опыт подтверждает: агрессивному германскому империализму соответствует особенно антигуманный антикоммунизм и антисоветизм. Какие функции призван выполнять антикоммунизм в ФРГ? На ослабление империализма в противоборстве с социализмом политики и идеологи империализма отвечают небывалой интенсификацией и широким распространением антикоммунизма. Это особенно характерно для ФРГ, которая находится на стыке социализма и капитализма. Здесь империализм реагирует на притягательную силу социализма особенно резко. Важное место в борьбе против реального социализма и марксистско-ленинской идеологии империалистические круги ФРГ отводят так называемому «демократическому социализму». «Демократический социализм» «живет» в защите капиталистической системы за счет спекуляции на якобы существующих в нем ценностях, их усиленной антикоммунистической пропаганды. Концепция «демократического социализма» пользуется для этого основным приемом буржуазной идеологии — выдавать приукрашенные правыми социал-демократами интересы, ценности и представления буржуазии за всеобщие интересы и ценности. Она берет на себя задачу, используя для этого свои специфические средства (и с оглядкой прежде всего на рабочий класс), приписать империализму и империалистической идеологии перехваченные у социализма и марксистско-ленинской теории и идеологии признаки и черты. Так, например, капиталистический строй «превратился» в «свободно-демократический строй», капиталистическое хозяйство наживы — в «свободное товарно-денежное хозяйство», классовый антагонизм между рабочим классом и буржуазией — в «социальное партнерство», империалистическое репрессивное насилие — в «свободную демократию». Империализм «превратился» в «свободный мир», агрессивный союз НАТО — в «оборонительное сообщество», эксплуатация и угнетение — в «свободу» и «демократию», господство монополистической буржуазии — в «солидарность». Обратная сторона этого приема обмана масс заключается в том, чтобы приписать реальному социализму недуги и преступления империализма, а именно: эксплуатацию и подневольность, кризис и упадок, стремление к мировому господству и агрессивность. Концепция «демократического социализма» проникнута полным отрицанием общих, закономерных черт социализма, то есть необходимости политической власти рабочего класса, общественной собственности на средства производства и ведущей роли марксистско-ленинской партии. Кризисный характер развития империализма вызывает в ФРГ у трудящихся масс и у подрастающей молодежи глубокое чувство всеобщей социальной неуверенности и страха. На рубеже 80-х годов, как свидетельствует статистика, около 60% граждан ФРГ живут в состоянии страха. Одни боятся, что после окончания школы не смогут получить профессиональной подготовки, а после нее не смогут найти работы или потеряют свое рабочее место. Значительная часть испытывает страх перед будущим, перед завтрашним днем, перед новой войной. К этому добавилось, что так широковещательно обещанные в 70-е годы находившимися тогда у власти социал-демократами внутренние реформы остались пустыми словами перед лицом усиления кризисных процессов. Модные разглагольствования о «качестве жизни» поблекли. Для распространения правды о реальном, социализме возникают более благоприятные возможности. Антикоммунизм отвечает на это все более ожесточенными нападками на реально существующий научный социализм. Если все же классовые схватки в этой стране и не приобрели более сильной интенсивности и распространения, то пе в последнюю очередь потому, что на основании неравномерности экономического развития капитализма империализм ФРГ смог и может, как экономически один из сильнейших, добиться для себя в беспощадной конкурентной борьбе преимуществ за счет других империалистических стран. Путем пеоколониальной политики и практики по отношению к развивающимся странам империализм ФРГ получает колоссальные сверхприбыли, а в результате эксплуатации почти двух миллионов иностранных рабочих он имеет возможность для определенных уступок собственному рабочему классу. На этой основе антикоммунизм беспрестанно создает ложное сознание, которое держит массы в плену империалистической системы. Но такими приемами классовые противоречия не могут быть устранены. Поэтому антикоммунизм вынужден постоянно модернизировать устаревшие общественно-политические концепции, приспособлять их к изменяющимся условиям мировой экономики и политики и к внутренним сдвигам империализма. Особая роль отводится антикоммунизму в сфере идеологических диверсий. Когда фиаско контрреволюционной стратегии физического уничтожения социализма, «освобождения» от социализма стало очевидным, в лагере буржуазных идеологов раздались голоса за то, чтобы отказаться от бесполезных лобовых атак и бороться за ликвидацию социалистического общественного строя обходными путями. В 70-е годы, когда отношения между государствами с различным общественным строем изменились в пользу разрядки и мирного сосуществования, была выдвинута задача достигнуть выгодных империализму преобразований внутри социалистического содружества. Представления Запада о разрядке и ее использовании, как тогда утверждалось, можно было лучше всего описать термином «мирный переворот» К Консервативные идеологи и политологи, которые безрезультатно выступали против созыва и проведения Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, высказывали мнение, «что коммунистическое господство может быть взломано только изнутри» 211. Правые социал-демократические, ревизионистские, «ультралевые» и консервативные идеологи, политологи, «исследователи ГДР» и «исследователи коммунизма» стремились воздействовать с помощью своей идеологической диверсии па надстройку социалистического общества в ГДР, чтобы путем «эрозии» и «эволюционного развития» создать в политико-идеологической области предпосылки к контрреволюционным изменениям в базисе. В этом духе выступали некоторые сторопникп «демократического социализма», пропагандировавшие проведение в ГДР так называемых «реформ». Речь шла о том, чтобы в ГДР «дать толчок развитию... которое устранит то, что нас, по сути, разъединяет... Это воздействие должно быть продолжено с целыо осуществления реформы» 212. Идеологическая диверсия сконцентрировалась на измышлении противоречий между партией, рабочим классом и массами, между теорией и практикой социализма в ГДР. Главный удар антикоммунизма направлен против ведущей роли марксистско-ленинской партии в ГДР и ее успешной борьбы за дальнейшее строительство развитого социалистического общества. Выдумываются противоречия между генеральной линией партийных съездов и последующей практической политикой партии. При этом можно заметить множество курьезов. Так, с одной стороны, руководящая роль Социалистической единой партии Германии выставляется как «господство СЕПГ», как «господство элиты», чье «ядро» якобы состоит из интеллигенции 213; с другой стороны, однако, подчеркивается, что СЕПГ не является партией, в которой господствуют интересы интеллигенции214. С одной стороны, массовые организации в ГДР представляются только как лишь «инструмент господства СЕПГ»; с другой стороны, великодушно признается, что они являются «также организациями, представляющими интересы своих членов» 215. С одной стороны, СЕПГ обозначается как «четко поставленная над остальными» группировка или как «элитарная коммунистическая кадровая партия» 216 и утверждается, что отсутствует «идентификация масс с политической элитой»217; с другой стороны, говорится совсем противоположное, а именно: «неверно, что ее члены... резко выделяются из прочего населения» 218; то она находится в противоречии с «трудящимися» 219, то она связана с массами. Единство партии, рабочего класса и народных масс, право масс при социализме па творческое участие в решении всех вопросов беспокоит врагов социалистического общественного строя, так как они, естественно, осознают ту определяющую историю и преобразующую общество силу, которая является результатом этого единства. «Единство марксистско-ленинской партии рабочего класса и народных масс и все развивающееся самостоятельное и творческое участие трудящихся в принятии важнейших решений и их выполнепии заставляют апологетов капитализма все в большей мере выдумывать противоречия между партией и рабочим классом, между партией и обществом, между партией и социалистическим государством, так как они попнмают, что в связи партии с народом заключается решающий источник силы, корепное преимущество социализма» 220. Антикоммунизм стремится и дальше постоянно измышлять противоречия между теорией марксизма-ленинизма и социалистической действительностью. При этом одни поборники антикоммунизма пытаются доказать, что реально существующий в ГДР социализм не имеет ничего общего с созданной Марксом, Энгельсом и Лениным теорией социализма. Другие противопоставляют ленинизм марксизму. Третьи стремятся, как и прежде, представить ленинизм как «специфическое русское явление». Наконец, внушается, что «истпн- пого социализма» можно достичь, только вооружившись «теорией» «демократического социализма». Разнообразные измышления против марксизма показывают всю беспомощность антикоммунистов. Существование ГДР убедительно доказывает, что здесь научно обоснованные К. Марксом, Ф. Энгельсом и В. И. Лениным цели и задачи рабочего движения успешно претворяются в жизнь под руководством марксистско-ленпнской партии. Показателен тот факт, что в середине 70-х годов «исследователи ГДР» в ФРГ сделали признание, что в ГДР «достигнут относительно высокий уровень социального равенства», в то время как в ФРГ существует «значительный дефицит общественного равенства и солидарности». Враги социализма вынуждены были также признать, что «обусловленная системой полная занятость, отсутствие безработицы многое значит» И не случайно социальный строй в ФРГ подвергается все большей критике изнутри за то, что он «не в той же мере по сравнению с социалистической системой отвечает потребностям в социальной справедливости и социальной уверенности» 221. Теперь подобные признания уступили место массированной клевете. Буржуазные идеологи и политологи поняли, что их надежды нанести ГДР в условиях разрядки решающий удар оказались чистой иллюзией. В конце 70 — первой половине 80-х годов, особенно после прихода к власти в ФРГ консервативных сил, значительно усилилась пропаганда клеветнической теории о «тоталитаризме» социалистического строя в ГДР. Ф. Й. Штраус выдвинул следующее утверждение: «В конечном счете и национализм был вариаптом социализма... Марксизм и национализм — два проявления коллективизма» 222. Всякая политическая форма осуществления власти, отличающаяся от буржуазной, объявляется априорно антидемократической. Буржуазная демократия возводится при этом в высшее мерило демократии вообще. Полное отождествление социализма с фашизмом рассчитано на неопытность, неосведомленность и короткую память, оно основано на фальсификации.
И это в стране, в которой от молодого поколения скрывают правду о фашистском германском империализме и его преступлениях перед человечеством, равно как и правду о решающем вкладе Советского Союза во всемирно-историческую победу над варварским фашизмом. Глашатаи доктрины тоталитаризма стараются создать о себе впечатление людей, выступающих с антифашистскнх позиций. Но они страшатся обнажать классовый характер фашизма. Они говорят о «гитлеризме», о «войне Гитлера», причем поддерживается распространенное в ФРГ мнение, что у Гитлера «были и хорошие стороны» — он «покончил с безработицей» и т. п. Для представителей доктрины «тоталн- таризма» характерно сознательное замалчивание вопроса собственности. С одной стороны, замазывается существование при социализме общественной собственности на средства производства, на котором основывается политическое господство рабочего класса. С другой стороны, замалчивается то, что гитлеровская партия и фашистские властители получали поддержку от крупнейших германских концернов. Фашистское господство имело своей основой собственность концернов и отвечало классовым интересам и целям монополий, служило подавлению рабочего класса, всех демократических и гуманистических сил, цели завоевания мирового господства германским империализмом. Примечателен такой прием представителей доктрины тоталитаризма, когда они умалчивают о том, что для социализма характерен дух коллективизма и сплоченности рабочего класса. Если говорить о «тоталитаризме», то тоталитарными следует считать государства, в которых господствует бюрократический централизм, власть насилия в лице монарха, правящей клики или реакционной военной хунты, поддерживающей интересы эксплуататоров и угнетающей народ. Термин «тоталитаризм» применим и к транснациональным монополиям, военно-промышленным комплексам империалистических государств, располагающим «тотальной» полнотой власти и регламентирующим всю экономическую, политическую и идеологическую жизнь буржуазного общества благодаря невиданной доселе концентрации экономической, политической и духовной власти в их руках. С подобными явлениями социализм, как известно, ничего общего не имеет. Единственным принципом руководства государством, экономикой и обществом при социализме является демократический централизм, органически связывающий централизованное государственное планирование и руководство с постоянным расширением демократической инициативы масс. «Социалистическую демократию нельзя мерить меркой демократии буржуазной, а реальное право нашего народа на участие в управлении — меркой буржуазного парламентаризма. Социалистическая демократия — не просто нечто количественно большее по сравнению с буржуазной демократией, она олицетворяет интересы и стремления рабочего класса и всех других трудящихся. Она развивается благодаря активности миллионов граждан, которые осознают эти свои интересы и осуществляют их» 223. С особым упорством в ФРГ ведется пропаганда антисо ветского мифа об «угрозе с Востока». При этом внушается прежде всего идея о «воеппой угрозе», чтобы оправдать но- вый виток гопки вооружений, вызванный размещением американских ракет в Западной Европе, в том числе в ФРГ, и придать большее значение воепному фактору в противоборстве систем. В антикоммунистической пропаганде борьба народов за мир и общественный прогресс дискредитируется как «стремление к гегемонизму» СССР, как «красный империализм». Идеологи различных направлений действуют заодно. Одпи из них, Р. Левенталь, утверждает, что коммунизм «в силу наращивания своей власти и своего влияния в незападном мире стал серьезной внешней опасностью для Запада» *. Другие извращают ленинскую внешнюю политику Советского Союза как «империалистическую политику власти и завоевания» или же как «экспансионистскую внешнюю политику» 224. Национально-освободительная борьба народов объявляется как «дело рук Москвы». Мероприятия Советского Союза по обеспечению своей обороноспособности в ответ на гонку вооружений империализма уже давно представляются как намерение «еще и дальше усилить существующее военное превосходство» 225. По сути, миф об «угрозе», если продумать до конца ту цель, которая преследуется его постоянным распространением, сводится к тому и нацелен на то, чтобы внушить, что фактически уже одно существование реального социализма есть «угроза» «свободному Западу», то есть капиталистической системе. По сути дела, буржуазная идеология своей попыткой очернить общественный прогресс народов в глазах широких масс демонстрирует страх империализма перед миром и разрядкой. Антикоммунистический миф об «угрозе» является реакцией буржуазных идеологов и политологов на тот факт, что Советский Союз есть сильнейший противник на пути агрессивности империализма. От первой страны социализма исходят мощные импульсы, оттесняющие опасные для мира тенденции империализма и утверждающие новые, содействующие упрочению мира законы общежития народов как определяющие. Последовательная миролюбивая политика Советского Союза, те инициативы, с которыми он постоянно выступает в интересах прекращения гонки вооружений и за разоружение, воспринимаются и расцениваются агресспвпы- ми силами империализма в силу их классовой логики как «угроза». К тому же борьба народов за национальное освобождение от колониального ига, которая подкрепляет изменение соотношения сил на международной арене в пользу социализма, тоже «угрожает» гегемонистским устремлениям империализма сохранить национальный пли колониальный гнет там, где он существует, и восстановить его там, где его ликвидировали. Столь усердно и интенсивно пропагандируемый в ФРГ миф об «угрозе с Востока» оправдывает шаги и меры агрессивных кругов империализма по форсированию гонки вооружений. Пропаганда направлена ныне против разрядки и принципов мирного сосуществования. Важным элементом антикоммунизма в ФРГ является буржуазный национализм. В буржуазной пропаганде национализма в ФРГ наблюдается своеобразная особенность. Когда речь идет об инфильтрации буржуазного национализма в социалистические государства, то тут же в отношениях социалистических стран между собой сразу выискиваются национальные «специфические черты» и «национальные особенности», которым придают антисоветский акцент. Когда же идет речь об отношениях империализма ФРГ к другим империалистическим государствам Европы, то подчеркивается аспект интеграции, открывают «транснациональное сознание», «европейское сознание» или же рекомендуют его развивать. В проникнутой антикоммунистическим национализмом пропагапде (прежде всего консервативных политологов и идеологов против ГДР) по-прежнему значительную роль играют тезисы о том, что надо «держать пемецкий вопрос открытым», о так называемом «единстве пацип». Утверждается, что «германский вопрос не решен, а... ждет своего решения в более благоприятной исторической обстановке» !. Делается заявление: «Немецкий вопрос открыт. Мы открыто говорим об этом... не только ради немцев, но и ради европейцев в с<$е- ре Варшавского пакта» 226. Националистическая травля против ГДР сливается с антисоветизмом. Часто раздается заявление: «Те особые отношения, которых она не должна иметь более с другой половиной немецкой нации, привязывают ГДР к... Советскому Союзу» 227. «Внешнеполитическая практика Советского Союза,— как это уже много лет утверждается,— означает вытеснение национального начала и тем самым права на самоопределе- иие» 228 социалистического партнера. В постановлении конференции министров просвещения земель ФРГ от 23 ноября 1978 г. о «Рассмотрении немецкого вопроса на занятиях истории» этот тезис развивается дальше и формулируется как цель воспитания в школах ФРГ: «Право на воссоединение падо рассматривать в длительной перспективе как вклад в решение крупнейшей европейской проблемы» 229. Опасный для мира характер этой пропагапды подчеркивается тем, что ею прикрываются неонацистские силы в деле распространения своих идеек. Если гитлеровская партия в 20-х и 30-х годах оперировала националистическим лозунгом «Против позора Версаля» и обещала покончить с ним в рамках «переустройства Европы», которое имелось в виду осуществить средствами войны, то ее последыши в ФРГ дискредитируют систему договоров в Европе как «позорную». Весьма влиятельные круги этой страны дают ориентацию на «решение» «открытого немецкого вопроса» при помощи «европеизации немецкого вопроса». Если правоконсервативные и фашистские силы в веймарской Германии распространяли историческую фальшивку, будто «на поле брани мы остались непобедимы», то их преемники в ФРГ заявляют, что «германский рейх» не исчез, оп якобы продолжает существовать и ныне. Это вновь подтверждает, что буржуазный национализм остается одним из главных идеологических орудий империализма в борьбе против рабочего движения и реального социализма. Что касается так называемого «открытого немецкого вопроса», то история уже давно сказала свое слово. На немецкой земле вот уже свыше трех десятилетий существуют два самостоятельных, независимых друг от друга государства с противоположным общественным строем: социалистическая Германская Демократическая Республика и империалистиче- ская ФРГ. В ГДР успешно развивается социалистическая не- мецкая нация. Она — неотъемлемая часть семьи социалистических народов и социалистического государственного содружества. Ее братский союз с СССР и другими социалистическими странами был, есть и будет решающей предпосылкой для процветания социалистической немецкой нации и права на самоопределение народа ГДР. Система договоров в Европе и Заключительный акт Общеевропейской конференции по вопросам безопасности и сотрудничества подвели черту под послевоенным периодом. В Заключительном акте зафиксированы важнейшие результаты освободительной борьбы европейских народов в годы второй мировой войны и последующий период. «После общественно-политического отмежевания ГДР от ФРГ... посредством известной системы договоров был осуществлен и международно-правовой процесс размежевания между ГДР и ФРГ» К С тем чтобы придать тезисам о «единстве нации» и «открытом характере немецкого вопроса» пе столь реваншистский и угрожающий миру вид, усиленно муссируется вариант «европеизации». «Европеизировать немецкий вопрос», «открытый немецкий вопрос» означает восстановить «национальное единство в европейских рамках». Концепция «аншлюса» ГДР потерпела провал. Тезпс о «воссоединении» дал новую пищу и без того имевшемуся недовольству западноевропейских партнеров ФРГ ее экономическим, политическим и военным потенциалом и выдвигаемыми на их основе великодержавными амбициями. Это нынешнее соотношение сил, а также определенный учет популярности идеи мирного сосуществования вынуждают идеологов ФРГ интерпретировать реваншистские целевые установки западногерманского империализма в замаскированном виде, как это делалось в прошлом под лозунгом о «единстве Европы» или же «переустройстве Европы». Все это, конечно, пе меняет того факта, что никакого «открытого немецкого вопроса» нет, а есть два независимых друг от друга, суверенных немецких государства, принадлежащие к противоположным общественным системам. Нормальные отношения между ними могут поддерживаться только в том случае, если они основываются па почве мирного сосуществования. Особо резко господствующий в ФРГ антикоммунизм проявляется в политических выступлениях и идеологической деятельности многочисленных неофашистских организаций. Неофашистские группы и партии видят в антикоммунистической атмосфере крайне благоприятную для них обстановку. Распространение самого пещерного антикоммунизма, публикации правых экстремистских групп при снисходительности и зачастую поддержке правящих кругов направлены на то, чтобы отравить сознание народных масс духом империалистической агрессивности и шовипизма. Вот несколько примеров: — При помощи тенденцпозной фальсификации исторических фактов предпринимается попытка оправдать германский фашизм и снять с него вину за преступления второй мировой войны, что должно создать возможность мобилизовать его идеи для нынешней борьбы против сил общественного прогресса. Неонацистская газета «Дойче националь-цайтунг» открыто заявляла: «Борьба против коммунизма сегодня не может быть убедительной без подобающего признания тех, кто с оружием в руках боролся против коммунизма вчера». Представитель неофашистского «немецкого народного союза» Г. Фрей сказал: «Мы не скрываем, что являемся, с точки зрения коммунистов, фашистами» *. В таком контексте есть своего рода логика в том, что последователи фашистов выдвинули осужденного в Нюрнберге Рудольфа Гесса кандидатом па выборах в так пазываемый «европейский парламент». — За антикоммунистической дымовой завесой, под покровительством властей в ФРГ развернулись сотни правых экстремистских, неофашистских групп и организаций, которые стали распространять свою человеконенавистническую идеологию. Почти сто издательств, свыше пятидесяти неофашистских газет и журналов, многочисленные радио- и телепередачи культивируют эту разновидность антикоммунизма, по-своему создают антикоммунистические представления, эмоции и образцы поведения. Неофашистский антикоммунизм пропагандирует псевдотеоретические расовые теории, которые приписывают «евреям, неграм и коммунистам интеллект ниже среднего уровня», дискриминируют их «как явно неполноценных», которых надо «держать в особых колониях, заведениях и т. п., не давая им размножаться» 230; советские люди якобы «фаталисты» 231. При этом не скрывается приверженность антикоммунистическому антисемитизму. — С широким пропагандистским размахом в ФРГ распространяется антикоммунистический неофашистский памфлет «Освенцимский миф», авторы которого прямо заявляют, что лагерь смерти Освенцим был чем-то вроде лагерного санатория, а газовые камеры и печи для сжигания трупов были построены уже позже ПНР и СССР. Фашистские пре- V ступления против человечности, уничтожение людей в газовых камерах и лагерях смерти — все это якобы «еврейские, русские и коммунистические россказни, травля», «лишенная всякого основания германофобская односторонняя фальсификация истории» Именно в таком духе адвокаты неонацистов заявили в Гамбургском земельном суде, что известный во всем мире дневник Анны Франк — фальшивка, и подали «заявление о проверке вещественных доказательств» с требованием провести «химическую экспертизу» дневника. За этим чудовищным актом на суде последовал другой — суд удовлетворил это требование и направил документы в Федеральное управление уголовного розыска, чтобы полностью использовать все возможности дознания. — Неофашистская идеология однозначно направлена на то, чтобы «свести счеты» с социализмом. Так, она беспрестанно пропагандирует ненависть к мирному сосуществованию между государствами различного общественного строя и основанной на его принципах системе договоров в Европе. Под общей вывеской — «сепаратистские грабительские договоры закабаления немцев недействительны», они, мол, «нарушают конституцию, международное право и права человека» — развертывается наступление на миролюбивую политику Советского Союза, которую клеветнически называют «советским колониализмом» 232, против нее пускается в ход неофашистский вариант мифа о восточной угрозе с позиций неофашистского « евронационализма ». Неудивительно, что при этом воспевается «дух и традиции тех», кто тридцать лет тому назад вел последние бои «с превосходящими силами врага» 233. Установка на реванш за поражение сопровождается восхвалением силы оружия и войны: «Хоть немного задумайтесь над тем, какое сосредоточение высочайших доблестей, сколько порыва, гениальности и жизненной силы надо для того, чтобы создать такое воинство. Как только можно не видеть в этом одно из самых чудесных свершений человеческого духа? Сила оружия — это не просто сила, это проявление духовной мощи» 234. Конечно, неофашизм не располагает каким бы то ни было стройным учением, оп опирается, как и его предшественники, на псевдобиологические расовые теории, иррационализм и нигилизм. Его'почва — почти болезненный антикоммунизм, который, однако, не становится от этого менее опасным. Его идеология розни народов, его роль и действия — опасный фактор, направленный против мирного сосуществования. В условиях обострения общего кризиса капитализма антикоммунизм представляет собой ядро классовой стратегии монополистического капитала ФРГ. 4.
<< | >>
Источник: Артемов В. и др.. Кризис стратегии современного антикоммунизма /Под общ. ред. В. Загладина и др.; Ин-т обществ, наук при ЦК КПСС; Акад. обществ, наук при ЦК СЕПГ.—- М.: Политиздат.— 319 с.. 1984

Еще по теме Особенности антикоммунистических теорий в ФРГ:

  1. Глава IX АНТИКОММУНИСТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ И ЦЕНТРЫ ПРОПАГАНДЫ в США и ФРГ
  2. Глава 1. Введение в Особенную часть уголовного права ФРГ (Einfuhrung)
  3. Антикоммунистическая концепция «атлантической истории»
  4. Глобальные антикоммунистические мифы
  5. Бесплодность антикоммунистических концепций и действий
  6. Идеологические центры антикоммунизма в США и ФРГ
  7. Антикоммунистические аспекты оценки кризиса экономической базы капитализма буржуазными идеологами
  8. Кризис антикоммунистической стратегии империализма в 70-е годы
  9. Образование ФРГ. Оккупационный статут
  10. Глава I ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ СОВРЕМЕННОЙ АНТИКОММУНИСТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ
  11. Несостоятельность антикоммунистической «критики» экономической системы социализма
  12. 3. Параметры теорий
  13. 4. Когерентность современных социологических теорий