Фальсификация всемирно-исторической роли реального социализма

Принятые ранее в буржуазной идеологии представления о делении всемирной истории на «циклы», «стадии», «ступени культуры» и «цивилизации» ныне все больше перекраиваются в трехступеичатую схему истории: аграрное или до- индустриальное общество — индустриальное общество — постиндустриальное общество Достигнутый в промышленно развитых капиталистических странах уровень преподносится как высшая ступепь всего пройденного исторического развития.
При помощи упо- мяпутой схемы пытаются опровергнуть основополагающее положепие диалектико-материалистического понимания истории, согласно которому история представляет собой закономерную смену общественно-экономических формаций по восходящей линии. По сути дела, выхолащивается содержание общественно-экономической формации как основной научной категории всего исторического развития. Главпая цель при этом — отрицание характера современной всемирно-исторической эпохи как эпохи перехода от капитализма к социализму. Для современной буржуазной историографии в этом смысле характерны три направления: Перенос концепции «индустриального общества» на всемирно-исторический процесс развития со времен возникновения капитализма. В то время как становление капиталистического общества называют «свободно-демократическим», единственно нормальным, динамичным и перспективным, социализм изображается исторической аномалией, тормозящей развптпе и ведущей в конечном счете общество в тупик. После того как социализм стало невозможно просто игнорировать, просто очернять, предпринимается попытка поставить под сомнение его историческую необходимость или же опровергнуть ее. Для этого используются псевдоисторические аргументы и фабрикуется карикатура на социализм в виде деформированного «тоталитарного индустриального общества», представляющего собой своего рода «переходную фазу» к тому, что выдается за норму исторического развития. Несмотря на все модификации капиталистической системы, вызванные не в последнюю очередь кризисными процессами, буржуазная историография продолжает цепляться за так называемое учение об «индустриальном обществе». Оно охватывает важные стороны общественного развития, в особенности существенные взаимосвязи между обществом, государством, экономикой и социальной структурой. Однако при таком подходе постоянно сбрасываются со счётов два момента: во-первых, диалектика производительных сил и производственных отношений, во-вторых, главные движущие силы и основополагающие закономерности истории, в первую очередь закономерность смены капитализма социализмом и коммунизмом. В последние годы получили дальнейшее развитие концепции исторической эволюции, главным образом различные концепции «социальных преобразований». Среди них на особое место выдвипулась теория «модернизации». Речь идет о новом облачении одной из установок буржуазной историографии, о стремлении представить исторический процесс как эволюционный, о попытках умалить или совсем смазать роль революций в развитии общества. Теория «модернизации» возникла в 60-х годах в США первоначально как антиисторическая концепция оценки современных процессов в странах так называемого «третьего мира». Хотя и ведутся споры вокруг деталей теории «модернизации», можно сделать вывод, что она, как и учение «об индустриальном обществе», используется для интерпретации исторической эпохи со времен формирования капитализма.
Применение теории «модернизации» в историографии имеет выход на общественные процессы современности. Она служит тому, чтобы поставить «в центр изучения современного мира... ту традицию эволюционного мышления, которая пристально занималась конфликтами и кризисами» В конечном счете речь идет о том, как, опираясь на исторический анализ, объяснить кризиспые процессы капитализма и раз работать идейную и политическую позицию, оправдывающую это общество. Обострение кризиса капитализма опровергло слишком оптимистические, односторонне выведенные из индустриального процесса прогнозы на будущее, сделанные на основе представлений о том, что «индустриальное общество» будет развиваться более или менее гладко. Теория «модернизации» рассматривается в качестве решающего средства для того, чтобы обосновать «эволюционный» характер развития «индустриального» и «постиндустриального» общества и показать пенужность революционных потрясений, и прежде всего революционного перехода от капитализма к социализму и коммунизму 287. В последнее десятилетие на первый план в буржуазной историко-политической литературе выдвинулась проблематика революций. Особую роль играют концепции, разработанные в связи с 200-летием американской независимости буржуазной историографией США и подхваченные историками ФРГ. В 1970 г. американский историк Ричард Моррис выдвинул следующее положение: «Человечеству надо выбирать между июльской революцией 1776 г. в Америке и Октябрьской революцией 1917 г. в России» 288. Такое сопоставление интересно в том смысле, что наша эпоха действительно ставит человечество перед альтернативой — капитализм или социализм, но Моррис и его коллеги хотят навязать ложную альтернативу: или «свобода» в духе увенчавшей американскую революцию «Декларации прав человека», или отсутствие свободы в «тоталитарной диктатуре коммунизма». Линия па отмежевание от Октябрьской революции одновременно дополняется линией на выхолащивание значения революционных событий 1917 г. в России. Американская революция преподносится как выдающееся революционное событие всей последующей истории человечества вплоть до наших дней. В этом свете Октябрьская революция 1917 г. в России представляется всего лишь побочным следствием того исторического развития, начало которому положила американская революция, или же, как это опять усиленно подчеркивают в последнее время, той линии развития, которая восходит к «веку двойной революции». Под веком «двойной революции» имеется в виду тот отрезок истории, когда «политическая революция во Франции и Соединенных Штатах совместно с промышленной революцией в Англии и континентальной Европе прокладывали на широком фронте дорогу модернизации» К При всех, порой весьма значительных, различиях в интерпретации этих событии в конкретных исторических трудах предпринимается попытка объединить их все под вывеской «демократические революции на Западе». Особыми симпатиями при этом пользуется концепция об «атлан- тической революции». Все эти компоненты современной буржуазной историографии приобретают антикоммунистическую направленность в сочетании с доктриной тоталитаризма, которая составляет стержень современного антикоммунизма не только в буржуазной историографии, но и во всех «социальных науках», во всей буржуазной идеологии. 1.
<< | >>
Источник: Артемов В. и др.. Кризис стратегии современного антикоммунизма /Под общ. ред. В. Загладина и др.; Ин-т обществ, наук при ЦК КПСС; Акад. обществ, наук при ЦК СЕПГ.—- М.: Политиздат.— 319 с.. 1984

Еще по теме Фальсификация всемирно-исторической роли реального социализма:

  1. Раздел 9. Место XX в. во всемирно-историческом процессе. Новый уровень исторического синтеза. Глобальная история.
  2. Глава II АНТИКОММУНИЗМ ПРОТИВ РЕАЛЬНОГО СОЦИАЛИЗМА
  3. «Сравнительная экономия» как современное направление антикоммунистических идеологических атак на реальный социализм
  4. Споры об исторической роли Б.Н. Ельцина
  5. ГЛАВА 1 СТАДИАЛЬНОСТЬ, ПОЛИВАРИАНТНОСТЬ И ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ДИСКРЕТНОСТЬ ВСЕМИРНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
  6. Реальные покупатели, реальные магазины, реальное преимущество
  7. Раздел 4. Место средневековья во всемирно-историческом процессе. Киевская Русь. Тенденции становления цивилизации в русских землях.
  8. Фальсификация сущности социалистической демократии
  9. ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИТОГОВ ГОЛОСОВАНИЯ (ст. 1421 УК РФ).
  10. ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ (ст. 303 УК РФ).
  11. Ю. Я. ОЛЬСЕВИЧ, Т. ТРЕНДАФИЛОВ. МЕТОДОЛОГИЯ ФАЛЬСИФИКАЦИЙ, 1987