ГЛАВА 6. Создание наций: Россия

Главы 2 и з были посвящены использованию «Другого» в процессе формирования коллективной идентичности Европы, а главы 4 и 5 — использованию «Другого» при создании регионов. Эта глава и следующая будут посвящены использованию «Другого» в процессе формирования национальной идентичности.
Напомню, что исходным пунктом рассуждений в главе 4 послужил тот факт, что многие ключевые теоретические положения были сформулированы при анализе создания наций, и затем в свете этих положений обсуждалась проблема регионов. Поскольку создание регионов ранее не рассматривалось с точки зрения той роли, какую в этих конкретных случаях формирования идентичности сыграло отношение «Я/Другой», я счел, что имеет смысл это сделать. Однако в случае наций производство знания за последние пятнадцать лет успело теоретически и практически продемонстрировать, как это происходит. Тем не менее, есть три причины, по которым я предлагаю вашему вниманию две главы, посвященные проблеме создания наций. Прежде всего, поскольку основная цель этой книги — продемонстрировать функционирование отношений между «Я» и «Другой» на всехуровнях формирования европейских идентичностей, то вряд ли разумно было бы оставить без рассмотрения тотуровень, который, по-видимому, чаще всего активизируется в большинстве контекстов и которому приписывается наибольшее политическое значение. Если этот довод кажется слишком формальным, можно указать вторую, содержательную причину. В подзаголовке этой книги определена ее основная тема: насколько «Восток» был важен для формирования европейских идентичностей. В Европе Турция и Россия конструировались как «Другие», причем воплощением инакости был «Восток». Репрезентация Северной Европы после холодной войны включала в себя реинтерпретацию бывших «восточных» стран - Эстонии, Латвии и Литвы - как «северных». Конструирование Центральной Европы включало в себя не только представление о «восточном» прошлом как о периоде рабства, но также и о ряде попыток приписать относительному географическому положению (Австрия vs. Словения, Словения vs. Хорватия, Хорватия vs. Сербия, Сербия vs. Босния) специфичное политическое значение «восточности», балканской «отсталости». На это можно возразить (что и было сделано в главах i и 3), что отождествление «Востока» с якобы линейным прошлым «Запада» является по сути своей актом формирования идентичности путем конструирования «Другого». Еще можно продемонстрировать, как сообщества, из которых делают «Другого», обходятся с таким положением дел в собственной дискурсивной практике.
Именно это я и пытаюсь сделать в настоящей главе и в главе 7, посвященным двум нациям - русской и башкирской. Русская нация в течение почти двух столетий репрезентировалась как «Восточная» (см. главу 3). С другой стороны, башкирская нация, можно сказать, не репрезентировалась вообще, вероятно, именно потому, что, если так можно выразиться, автоматически рассматривалась в качестве безусловно «восточной» и оказывалась — социально и политически — полностью вне Европы, хотя географически она расположена к западу от Уральских гор, которые считаются восточной границей Европы. В научной литературе по проблемам идентичности много говорят о необходимости обратиться к скрытым сторонам в формировании идентичности, вывести на передний план то, что было утаено, и о необходимости дать слово маргиналам. Этого можно добиться, включив анализ Башкортостана в книгу о репрезентациях европейских идентичностей. Помимо двух причин — формальной и содержательной — существует третья, методологическая причина: рассмотрение двух дополнительных случаев позволяет взглянуть на проблему еще с двух точек зрения. В главе 2, посвященной «Турку», мы видели, как создание «Другого» становится способом сплочения «Европы» при помощи пространственной экстернализации. В главе 3, посвященной России, было показано, что «Другой» может конструироваться путем пространственной и временной маргинализации: Россия репрезентировалась как явление, пограничное по отношению к Европе не только в пространственном, но и в хронологическом измерении. В главе 4, посвященной Северной Европе, основной упор был сделан на то, каким образом государственные «Я» пытаются - политически и географически — присвоить себе роль центра внутри более широкого регионального «Я». В главе 5, посвященной Центральной Европе, я показал, как одно «Я» формируется, пытаясь оторваться от другого «Я», представленного в качестве «Другого» (Восток, страны Варшавского Договора), чтобы присоединиться к третьему «Я» (Запад, НАТО, ЕС). В этой главе я сосредоточусь на том, как представление Европы в качестве «Другого» превращается в способ борьбы за политическое господство, которую ведут между собой две саморепрезентации русского «Я»45. В следующей главе, посвященной Башкортостану, я рассмотрю вопрос о том, как репрезентации русских и татар выступают для башкирского «Я» в качестве одновременно внешних и внутренних «Других». В различных процессах формирования идентичности доминируют различные виды конструирования «Другого», которые требуют различных интерпретаций.
<< | >>
Источник: Нойманн И.. Использование «Другого»: Образы Востока в формировании европейских идентичностей. 2004

Еще по теме ГЛАВА 6. Создание наций: Россия:

  1. ГЛАВА 7. Создание наций: Башкортостан
  2. Глава 9. РОССИЯ В XIX в.
  3. Глава 7. РОССИЯ В XVII в.
  4. I. ПАКТ ЛИГИ НАЦИЙ
  5. Глава 19. РОССИЯ В 90-е гг. XX в.-НАЧАЛЕ XXI в.
  6. Десуверенизация и демонтаж наций
  7. Глава 11 РОССИЯ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА
  8. 3. МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ НАЦИЙ И НАРОДНОСТЕЙ, БОРЮЩИХСЯ ЗА СВОЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ
  9. Глава 10. РОССИЯ В КОНЦЕ XIX—НАЧАЛЕ XX в.
  10. Глава 11. СОВЕТСКАЯ РОССИЯ В 1917-НАЧАЛЕ 20-х гг.
  11. Глава 4 РОССИЯ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
  12. ГЛАВА 5. Создание регионов: Центральная Европа
  13. УСТАВ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ
  14. ГЛАВА 8. РОССИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
  15. 13.5. О праве наций на самоопределение: нравственное измерение
  16. Глава 12 РОССИЯ В УСЛОВИЯХ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОГО КРИЗИСА
  17. Глава 5. Как Россия спасла Европу и что ей за это было
  18. Глава III. Технология исследования и создания рекламного образа
  19. глава 4. Создание регионов: Северная Европа