6.4. Осмысление процессов евроинтеграции

Внимание к процессам евроинтеграции традиционно для Франции. В официальном документе МИД Франции говорится, что европейское строительство является основным внешнеполитическим приоритетом страны с 1945 г.: «Уже с тех пор генерал де Голль, президенты Помпиду, Жискар д’Эстэн, Миттеран и Ширак не прекращали усилий по конкретизации и развитию этого европейского цоколя, с тем чтобы сделать из него экономическую силу и уважаемый в мире политический центр»225.

Однако все дело в том, как понимать усиление роли Франции в евростроительстве. Разногласия среди французских исследователей в данном отношении весьма показательны. И реалисты, и транснационалисты рассматривают данные процессы евроинтеграции как альтернативные глобализации с американским лицом. Но если для реалистов евроинтеграция — главным образом путь к укреплению власти и могущества Франции, то для транснационалистов — это прежде всего способ утверждения дорогих для них ценностей справедливости и прав человека. Реалисты не скрывают своих амбиций контролировать европейское строительство. Разъясняя их суть, директор Французского института международных отношений (ИФРИ) пишет: «Твердое ядро внешней политики Франции может составить только ее лидерство в продолжении европейского строительства... если Франция не сумеет выполнить в Европе свою роль политического лидера, то скорее всего его не будет вообще» и, следовательно, Европа станет «неуправляемой», точно так же как без американского лидерства «потеряет управление» и сам Запад226. Еще более откровенен Заки Лаиди, полагающий, что «Франция хочет сделать из Европы автономный военно-политический полюс и даже ее новую границу рассматривает через призму реализации этой цели»227.

Европа, таким образом, превращается для французов в бастион противостояния однополярной мощи США. Однако это отнюдь не силовое противостояние с американцами, с которыми французских реалистов по- прежнему связывают узы союзнических отношений. Скорее, речь идет об обеспечении баланса сил при сохранении союзнических отношений с США и одновременном усилении роли Франции в мировых делах. Решение этой дилеммы видится на путях так называемого разделенного суверенитета или укрепления национального суверенитета посредством усиления региональной интеграции. Еще в 1997 г. известный своей реа- листской ориентацией журнал «Политик этранжер», писал, что «монди- ализация и региональная интеграция, являются, возможно, созидателями суверенитета»228. Не разделяя суверенитет и не отказываясь таким образом от святая святых политического реализма, нельзя сегодня сохранить контроль за международными процессами. Европа станет «неуправляемой», точно так же как без американского лидерства «потеряет управление» и сам Запад.

В связи с этим реалисты готовы признать, что дело отнюдь не сводится лишь к военно-политическим аспектам контроля. Вслед за своими американскими коллегами они все чаще говорят о важности soft power и soft security*, а также об изменениях, происходящих в самом военнополитическом факторе безопасности. С падением СССР и расширением НАТО на восток защита границ впервые за несколько веков утратила для Франции приоритетное значение в структуре национальной безопасности. Территориальная безопасность как одно из главных измерений военной безопасности становится неактуальной. Соответственно, модель вооруженных сил, созданных в ходе европейских конфликтов вековой давности, перестала отвечать новым задачам в сфере безопасности, которые связаны уже не с физическим отражением атак на территорию страны, а с управлением конфликтами во внешнем мире. Отсюда необходимость разрабатывать более композитные стратегии безопасности, интегрируя все области внешнего действия — дипломатические маневры, экономическую помощь, и — при необходимости — использование военной силы229.

Транснационалисты видят достоинства единой Европы и участия в ней Франции иначе. Хотя и они осознают опасность американского унилатерализма и связанных с ним тенденций мировой дестабилизации230, главный способ противостояния данной опасности видится им в дальнейшем укреплении взаимозависимости и росте неправительственных организаций, а не попытках контролировать процессы евростроительства, тем более военно-политическими методами. Необходимы, считают транснационалисты, новые формы мультилатерализма, понимаемого в качестве системы взаимно координируемых действий, выработанной в рамках международных организаций и, в частности, Евросоюза. «Европа сегодня имеет хорошие резоны не доверять силе и, может быть, совсем не любить ее. Имеются серьезные аргументы в пользу того, чтобы рассматривать мир по Дюркгейму, а не по Веберу, поверив в достоинства международной социальной интеграции и признав бессилие силы»231. И, конечно же, новый мультилатерализм подразумевает активное участие неправительственных организаций.

На неправительственные орга- низацие транснационалисты возлагают особые надежды, как на ту социальную силу, которая способна в перспективе привести международные отношений от общества государств к мировому обществу.

1У * » • ' |М *

* * I

•;

В отличие от Англии международные отношения во Франции до сих пор не обладают полным статусом автономной дисциплины. Формально они связаны с правом (так как преподаются на факультетах права и международных отношений) и политической наукой (поскольку профессора, преподающие международные отношения, получают ученую степень и звание в области политических наук). Эпистемологически французские международные исследования наиболее тесно связаны с социологией.

Несмотря на сравнительную слабость институциональных ресурсов и молодость самой дисциплины МО, очевидно стремление французских международников составить интеллектуальную альтернативу США. Реалисты настаивают на пагубности роста глобализации и американской однополярности, на опасностях связанной с этими процессами дестабилизации в мировом масштабе. Их решения—традиционные уже попытки сбалансировать однополярность, а также менее традиционные попытки «разделить» французский суверенитет в рамках европейского строительства. Евростроительство при этом все же предполагается контролировать, постепенно укрепляя его в качестве возможного военно-политического полюса.

Французские транснационалисты, разделяя со своими коллегами из англо-американского мира целый ряд позиций и убеждений, отличаются бескомпромиссной верой в силу неправительственных организаций и мирового гражданского общества. Отличие их «мондиализации» от глобализации американского образца заключается в убежденности, что государство должно исчезнуть или подвергнуться революционным переменам, когда будет осознана его ответственность перед укрепляющимся мировым обществом.

Полемика иногда достигает достаточно высокого накала. Так, реалисты критикуют понимание объекта ТМО, отстаиваемое транснационалистами, за то, что оно «содержит в себе риск безмерного расширения, вплоть до полного растворения всякой специфики международных отношений в других социальных науках, а также банализации государства, сведенного к уровню остальных акторов»232. Они не приемлют «некрологического характера» дискурса о «смерти государства-нации», о «конце суверенитетов», «устарении иностранной политики» и реванше «мирового гражданского общества». Реалисты отвергают «транснацио- нало-деклинистский» взгляд либерало-институционалистов, отказывают в научности теории «двух миров», заимствованной на их взгляд у Розенау, настаивают на утопичности проектов «глобального космополитического политического общества» и преувеличении роли НПО в формировании гипотетического «мирового гражданского общества»233.

В свою очередь транснационалисты настаивают на узости взглядов реалистов, подчеркивая, что их упорство в отстаивании центральной роли государства в международных отношениях напоминает по своей бес плодности спор пессимиста и оптимиста по поводу того, является ли стакан наполовину пустым или наполовину полным. Реалисты отстали в этом по меньшей мере на 10 лет. Сегодня никто не сомневается, что государство не отмирает, проблема же состоит в том, как оно строит (или должно строить) свои отношения с транснациональными акторами. Реа- листские подходы не способны, на взгляд транснационалистов, найти пути к пониманию этого вопроса, в то время как транснационалисты имеют здесь определенные наработки.

Таким образом, раскол между реалистами и транснационалистами во Франции, несмотря на отсутствие здесь формализации теоретических разногласий и «великих споров», в чем-то еще глубже, чем в англоязычном мире. Возможно, это связано с коренящимся еще в Великой французской революции расколом на левых и правых и принципиальными разногласиями, сохранившимися с той поры между партиями, чья идеология выражается сегодня газетами «Монд» и «Фигаро».

Вместе с тем их объединяет то, что оба течения интересует деятельностная природа, акционалистский аспект как в теоретическом наследии классиков, так и в анализе современной мировой политики. Французская ТМО — являющаяся в широком смысле социологией международных отношений—это социология действия, а не созерцания и пустого теоретизирования.

Своеобразие французской школы ТМО обусловлено социокультурными реалиями современной Франции, отражает ее традиции и современные идейные и политические предпочтения. ТМО во Франции имеет много общего с западной наукой международных отношений — в частности американской и английской. В то же время, отражая западные и европейские реалии, она остается «национальной» — в том смысле, что развивается под влиянием потребностей и запросов французского общества и государства.

<< | >>
Источник: А. П. Цыганков, П. А. Цыганков. Социология международных отношений: Анализ российских и западных теорий: Учебное пособие для студентов вузов. — М.: Аспект Пресс. — 238 с.. 2006

Еще по теме 6.4. Осмысление процессов евроинтеграции:

  1. Потребность в осмысленности работы
  2. Осмысление недостатковрекламной деятельности
  3. Теоретическое осмысление
  4. §3 Осмысление единства Личности и Абсолюта
  5. Глава 11 ОСМЫСЛЕНИЕ ВОЙНЫ И БЕЗОПАСНОСТИ
  6. Цивилизационно-глобалистический подход к осмыслению развития современной мировой экономики
  7. Глава 3 Сходство и различие в осмыслении мистического опыта русским интуитивизмом и восточными учениями.
  8. Поповкин А.В.. Осмысление опыта мистической интуиции в даосско- буддийских учениях и в русском интуитивизме. — Saarbrucken: Lambert Academic Publishing — 200 с., 2011
  9. ПРИЛОЖЕНИЕ Сопоставление форм осмысления индивидуально-личного начала человека в христианской и нехристианских культурах: к вопросу о перспективах личностно-центрированного подхода
  10. 10.1. СУЩНОСТЬ КОММУНИКАЦИОННОГО ПРОЦЕССА. ЭЛЕМЕНТЫ ПРОЦЕССА КОММУНИКАЦИИ
  11. МАГМАТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ (процессы ассимиляции и дифференциации магмы)
  12. § 72. Функции процесса. Гражданский процесс
  13. 4.1.Легисакционный судебный процесс (иски по закону, законный процесс).
  14. Вопрос 18. Участие прокурора в гражданском процессе. Формы участия прокурора в гражданском процессе
  15. 15.1. Понятие перцептивных процессов
  16. Основные мнемические процессы
  17. К типологии воспроизводственного процесса
  18. § 27. Политический процесс
  19. 3.6. Бюджетный процесс
  20. 14.2. Типовые модели процесса обдумывания проблемы