9.1. МГО в интерпретации конкурирующих идейных течений

Термин МГО появился в начале 1990-х годов в работах близкого к неомарксизму Р. Фолка, который наслаивал на том, что новые мировые перспективы связаны с подъемом правозащитных движений, деятельностью организаций, отстаивающих интересы женщин, этнических меньшинств, выступающих за сохранение окружающей среды302.

При этом сами неомарксисты (Р. Кокс, И. Валлерстайн, С. Амин и др. представители данного течения) понимают МГО как форму политического участия, при помощи которой угнетаемые слои могут выражать свое мнение, отстаивать свои позиции и ограничивать монополию на касающиеся их решения Мирового банка, МВФ, ВТО, 0-7/8 и других «гегемонических акторов» мировой политики. Так, Р. Кокс различает концепцию, в которой «доминирующие силы» проникают в структуры гражданского общества и присваивают элементы популярных движений, и версию, по которой гражданское общество является тем местом, где «те, кто не получают выгоды от глобализации мировой экономики, могут выражать свой протест и искать альтернативы»303. Отметим и то, что для сторонников критической теории дискурс о МГО — это призыв к форме политического участия, к активным действиям в защиту своих интересов перед идеологией и практикой «ультралиберализма».

Идею МГО поддержали даже представители структурного реализма. Б. Бузан, например, считает, что эмбрион глобального гражданского общества формируют уже существующие «космополитические структуры». Этому способствует в первую очередь расширение международного общества — общества государств, разделяющих общие нормы, которые включают демократию и права человека. Поэтому системы безопасности отдельных государств и регионов могут обеспечиваться в рамках единой сети глобальных норм. Возникает основа для качественно нового миропорядка, который формируется из таких факторов, как глобализация коммуникаций; распространение «общемировых» образов и символов; расширение рыночного общества, рост универсальной научной культуры; уменьшение значения территориального принципа во взаимодействии политических единиц. В продвинутых системах, заключает Б. Бузан (а именно такой, по его мнению, становится современная мировая система), отношения международного общества, состоящего из государств, с мировым обществом, состоящим из индивидов, становятся не противоречащими, а дополняющими друг друга304.

По мнению представителей либерального течения, сегодня уже ни одно из государств не имеет возможности противостоять распространению процессов глобализации. При этом, как считают радикальные сторонники МГО, не только государства, но и национальные гражданские

общества перестают быть самодостаточными. Индивиды и группы, которые входят в эти локальные гражданские общества, постепенно сливаются в мировое гражданское общество с транснациональными институтами, формирующимися через культурные формы и организации305.

Дж. Мэтьюз, президент благотворительного фонда Carnegie Endowment for International Peace, интерпретирует вышеописанные процессы как переход от сообщества государств к становящемуся все более транснациональным и оперирующему в масштабе всей планеты гражданскому обществу306.

В свою очередь К. Браун полагает, что уже сегодня «...мы имеем не просто некие глобальные связи — они развивались столетиями, — но | ясные контуры глобального общества. Мы имеем глобальную экономическую систему с производством и рынками, координированными в мировом масштабе; элементы глобальной культуры и мировую паутину сети коммуникаций; глобально разделяемые политические идеи и возможность координированного политического действия. С окончанием холодной войны, кроме того, международные институты, которые едва появились на свет в 1945 г., начали развиваться — хотя неадекватно — как инструменты глобального порядка»307.

Но главными сторонниками дискурса о МГО, несмотря на то, что впервые он был выдвинут в рамках критической теории, стали взявшие его в дальнейшем «на вооружение» представители неолиберализма. Однако в отличие от неомарксистов неолибералы интерпретируют этот дискурс как основание для расширения приватизации и дерегламентации с целью минимизировать государственное вмешательство в экономические и управленческие интересы транснациональных предприятий, фирм, банков, а также в дела, касающиеся частных лиц и неправительственных объединений308.

Термин «мировое гражданское общество» сегодня широко используется не только исследователями, но и политиками, публицистами, общественными деятелями при характеристике текущих и воображаемых событий на международной арене. Им оперируют генеральный секретарь ООН, руководители Мирового банка, официальные лица западных стран, участники НПО, экономисты ОЭСР и движения альтерглобалип- тов. Ни одно международное мероприятие не обходится без упоминания о базовых сообществах (grass root organizations), неправительственных организациях, гендерных движениях, сообществах коренных обитателей, новых социальных движениях. МГО стало тем волшебным средством, которое должно помочь ориентироваться во все более усложняющемся мире, исправить присущие ему недостатки, вернуть государству некоторые из утраченных им властных функций и осуществлять их во благо всех309.

Таким образом, идея глобального гражданского общества в той или иной степени и с теми или иными нюансами получила подцержку представителей всех крупных теоретических течений международно-политической науки и политического истеблишмента.

<< | >>
Источник: А. П. Цыганков, П. А. Цыганков. Социология международных отношений: Анализ российских и западных теорий: Учебное пособие для студентов вузов. — М.: Аспект Пресс. — 238 с.. 2006

Еще по теме 9.1. МГО в интерпретации конкурирующих идейных течений:

  1. 2.Конкурирующая вера
  2. 9.2. Российское прочтение теории МГО
  3. 9.1. Теория МГО как средство политической борьбы
  4. Конкурирующие концепции политической культуры
  5. 9.1. Представления об основных элементах и социальном составе МГО
  6. 9.1. Социальные истоки теории МГО
  7. ВЫЯВЛЕНИЕ ИДЕЙНОГО СМЫСЛА ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  8. 1.1. Идейные истоки «неофилософской» доктрины
  9. 2. Идейные истоки
  10. 3. Идейно-теоретические истоки
  11. Учебная игра.Идейно-политические ориентации российских партий
  12. Использование интерпретации
  13. 2. Идейные истоки и особенности мировоззрения
  14. Интерпретация полученных данных