8.3. Демократический мир и Россия

Что же все сказанное означает для России и российской теории международных отношений?

Прежде всего, отечественным теоретикам международникам, необходимо осознать, что демократический мир — не закон и не закономерность, а всего лишь теория с присущими ей культурно-идеологическими допущениями.

Сегодня в России начинает пускать свои корни некритически упрощенное понимание ТДМ1, что. по-видимому, является результатом желания как можно быстрее приобщиться к западной цивилизации. Поддерживая основные идеи ТДМ, некоторые ее приверженцы исходят из убеждения, что России следует поскорее превратиться в западную демократию рыночного типа, даже если это означает предоставить единственной сверхдержаве индульгенцию на использование насилия в мире294.

Необходимость построения рыночной демократии не вызывает сомнений, если оно сопровождается осознанием всей сложности и деликатности этого процесса, пониманием российской социокультурной реальности, многовековой истории и традиций государственности нашей страны. Увы, такое понимание нередко отсутствует, как отсутствует и осознание того, что любая теория базируется на заслуживающих осмысления культурно-идеологических допущениях. Отнестись к этим допущениям критически, поставить вопрос об их сопоставимости с иным культурно-идеологическим контекстом — важнейшая обязанность исследователя. Тем, кто стремится к формированию национальной школы международных отношений, необходимо спросить себя, какая демократия может работать в российских условиях и что является гарантиями мира в регионе. Например, вместо того чтобы соглашаться с известным и обращенным к России (но не Америке!) тезисом Бжезинского «демократия не может быть империей»295, следует попытаться выявить смысл данного тезиса в постсоветском контексте, а заодно и задаться вопросом, не является ли он результатом желания некоторых западных теоретиков выдать свои ценности и геополитические интересы за универсальные. Без понимания культурного своеобразия теорий вообще и ТДМ в частности мы рискуем превратить наше осмысление демократии и мира в научный коммунизм наоборот. Апологеты неолиберальной демократизации и глобализации, несомненно, порадуются, а Россия тем временем останется без национально-укорененного осмысления своих интересов в мире. Рискуя превратиться в новую «научную идеологию» современности, прекраснодушная ТДМ, увы, мало способствует прояснению сложностей отношений России с Западом или же российской роли в постсоветском регионе.

Для тех, кто всерьез озабочен формированием отечественной традиции международных отношений и преодолел в себе старый позитивистский стереотип, согласно которому наука «всегда и везде наука», выход заключается в ином. Он не в том, чтобы на смену прежнему «единственно верному учению» создавать новое, не менее «верное и передовое».

Выход не в создании новой «научной идеологии», а в конструировании теории, критически относящейся к самой себе. Теории, достаточно открытой мировым интеллектуальным тенденциям, но и имеющей свою собственную «почву под ногами».

* * *

В завершение хотелось бы высказать три соображения относительно ТДМ и ее роли в российской теории международных отношений.

Первое: ТДМ по-своему интересна и заслуживает дальнейших разработок. У нее имеются недостатки, но есть и важные наблюдения и достоинства. Важно, однако, чтобы дальнейшее развитие ТДМ не подменяло осмысления других важнейших тем, в том числе за пределами относительно безопасного и благополучного западного мира. Важно всесторонне обсуждать сами концепции «демократия» и «мир» и их смысл в различных социокультурных контекстах. Важно не забывать, что как в постсоветском регионе, так и в многих других уголках земного шара большинство войн сегодня асимметричны и протекают внутри государств, а не между ними296. Исследовательские приоритеты Америки не обязательно должны являться исследовательскими приоритетами России, хотя точек соприкосновения здесь будет немало. Важно помнить и то, что мир существует и за пределами западных демократий, и это также заслуживает своего изучения.

Второе: дальнейшие исследования демократического мира должны переориентироваться с количественных на детального характера исто- рико-политические исследования, в ходе которых может быть отслежена действительная роль политического режима в предотвращении войны. При этом наряду с политическим режимом следует отдать должное и факторам военно-силового характера, и характеру лидерства. Без учета этих и других факторов ТДМ рискует по-прежнему восприниматься недоброжелательными оппонентами как пародия на исследование, догматично нацеленная на акцентирование лишь одного объяснительного фактора.

Наконец, третье', необходимо активное включение факторов социокультурного порядка — социальных норм и правил, идей, идентичностей, идеологий, особенностей восприятия, репутации, признания и т.д. — в процесс научного поиска. В направлении такого изучения решений о начале военных действий на Западе делаются первые, хотя и робкие, шаги297. Широкая дискуссия поможет преодолеть все еще существующий кризис национальной идентичности и национального обществоведения, нащупать стратегию успешной адаптации общества к реальностям глобального мира298. Каким должен быть тип российской демократии? Как обеспечить мир? Почему, несмотря на предпринимаемые усилия, Россия уже длительное время живет в условиях активной или вялотекущей войны на Северном Кавказе? ТДМ мало что проясняет в данном отношении. Но важность поставленных вопросов не позволяет теоретикам- международникам устраниться от поиска ответов.

<< | >>
Источник: А. П. Цыганков, П. А. Цыганков. Социология международных отношений: Анализ российских и западных теорий: Учебное пособие для студентов вузов. — М.: Аспект Пресс. — 238 с.. 2006

Еще по теме 8.3. Демократический мир и Россия:

  1. ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РОССИЯ
  2. 8.1. Демократический мир и его реалистские критики
  3. Рук. проекта - А.А. Дынкин, В.Е. Барановский. Россия и мир: 2011. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз, 2010
  4. Глава 7 Причинно-следственная связь между демократическими ценностями и демократическими институтами: теоретические аспекты
  5. Причинно-следственная связь между демократическими ценностями и демократическими институтами: эмпирический анализ
  6. 2. МИР ДЖАФАР И МИР КАСИМ
  7. Этнический жизненный мир и жизненный мир зтоцентрума
  8. Нам нужна демократическая Федерация.
  9. Развитие демократической культуры
  10. ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ КОНСОЛИДАЦИЯИ ЕЕ ПРОБЛЕМЫ
  11. Молдавская Демократическая Республика
  12. Аристократия в демократическом полисе
  13. ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ СОЮЗ
  14. § 24. Выборы в демократическом обществе
  15. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ
  16. Глава 8 ТЕОРИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО МИРА
  17. Времена демократических преобразований
  18. 1. Характерные черты экономико-идеологической доктрины «демократического социализма»