Семья

Раннее Средневековье сохраняло понятие семьи-общины, тесные связи между всеми членами рода. В XIII в. старые идеалы семьи понемногу отходили в прошлое. В новом обществе человеку приходилось рассчитывать в первую очередь на себя, а не на поддержку членов рода.
Возрождение еще больше ускорило процесс формирования «семейной ячейки» нового типа. Семья для человека Возрождения состояла прежде всего из самых близких родственников - супруга, родителей и детей. Существенные изменения претерпели и отношения между членами семьи. Ориентиры и семейные ценности в эпоху Возрождения были не те, что прежде. В Раннее Средневековье ребенок в семье был всего лишь рабочей силой. Женщины рожали по ребенку в год, и смерть большей части потомства просто уменьшала количество едоков. В принципе, в деревнях такой подход к детям ничуть не изменился. Но для горожанина, особенно имеющего собственное дело, ребенок стал большой ценностью. Сын становился наследником, продолжателем отцовского дела. Тратя деньги на обучение сына в юридической школе или в университете, отец мог рассчитывать, что приобретет верного и образованного помощника, который сумеет еще больше укрепить благосостояние и престиж семьи. Все европейские банкирские дома были исключительно семейными предприятиями, куда старались не пускать чужаков. Купцы, действующие не в компании, а на собственный страх и риск, готовили сыновей себе в помощь. Детская смертность в Европе в эпоху Возрождения по-прежнему была очень высокой, но ребенок стал ценностью, свидетельством того, что семейное дело будет кому продолжить. По сути, ребенок для зажиточного горожанина был таким же символом процветания, как и солидный дом в городе. Рис. 183 [Илл. - Ян ван Эйк. «Портрет супругов Арнольфини». (Storia dell'arte, т. 2 стр. 494 рис. 658)] Забота о детях была, впрочем, характерна в это время не только у сравнительно обеспеченных категорий населения. В семьях низших слоев горожан дети тоже были своего рода «заделом» на будущее. Мастер, работающий в рамках своего цеха, старался обзавестись наследником, чтобы было кому отдать лавку и звание мастера. В крайнем случае, он выдавал дочь замуж за ученика и оставлял производство новому члену семьи. Это не противоречило негласным правилам корпоративности, сложившимся в цеховом производстве. Крестьянин, владеющий домом и некоторой собственностью, будучи лично свободным человеком, имел полное право передать свое имущество (а у кого была земля - и землю) наследникам. Европейская цивилизация перестала жить одним днем и начала заботиться о дне завтрашнем. Наконец, в XIV-XVII вв. уже не редкость, когда престарелые родители живут под одной крышей со взрослыми детьми. Улучшение условий жизни естественным образом повлекло за собой и увеличение продолжительности жизни. Впрочем, в эпоху прагматичных дельцов в любом социальном явлении следует искать соответствующий смысл. Забота о родителях, обеспечивших детям успех и процветание, была для человека залогом того, что и собственные дети обеспечат ему заботу на старости лет. Рис. 184 [Илл. - Доменико Гирландайо. «Старик с ребенком». XV в. (Storia dell'arte, т. 2 стр. 680 рис. 922)] Но было бы неверно считать, что в эпоху Возрождения в семейной жизни христианского общества наступила идиллия. Дети, как и в прежние века, продолжали трудиться с малых лет, особенно в крестьянских семьях. Они считались идеальной рабочей силой - платить им можно было гораздо меньше, а трудились они так же, как и взрослые. Более того, дети нередко выполняли опасные работы, на которых работодателю невыгодно было использовать обученных взрослых работников. Не существовало никакого трудового законодательства, защищавшего детей. Их рабочий день длился по шестнадцать- восемнадцать часов в сутки. Малолетние дети, кроме того, были идеальным материалом для расплодившихся в европейских городах сообществах нищих. Ребенка могли купить у его родителей или попросту украсть. Затем его калечили и отправляли собирать милостыню, либо пристраивали к какому-нибудь воровскому ремеслу. Образование в эпоху Возрождения - удел по-прежнему немногих. Воспитанием и образованием ребенка занимались исключительно дома, при этом его готовили к продолжению фамильного дела. Светские школы и университеты существовали для взрослых людей. Знатные люди особенно не утруждали себя и своих детей образованностью, но они умели читать и писать - без этого было уже неприлично.
Для удовлетворения потребностей в знании можно было нанять секретаря, человека с блестящим латинским и греческим языком, знатока «свободных искусств», который мог при желании родителей обучать и детей, и их самих. Многие выпускники гуманистических школ и академий в XV - XVI вв. считали за честь устроиться при дворе крупного вельможи на секретарскую или иную придворную должность. Среди секретарей и придворных поэтов той поры было немало выдающихся писателей, поэтов и философов, чьи труды составили гордость культуры Возрождения. Значительно изменилась роль женщины в семье (по крайней мере, что касалось третьего сословия). На нее возлагалась обязанность хранительницы домашнего очага. Муж обеспечивал семью, жена вела хозяйство. Богатая горожанка могла и не притрагиваться к хозяйству, нанимая служанок и кухарок и лишь присматривая за ними. Социальный статус женщины-горожанки заметно повысился. Она могла позволить себе дорогие наряды и украшения, которые прежде покупали себе только знатные дамы. Женщина в зажиточной городской семье была фактически не менее важной фигурой, чем мужчина. В то же время многие историки, занимавшиеся исследованиями семьи в различные исторические периоды, отмечают, что женщина в эпоху Возрождения не только в дворянских семьях, но и в городской среде понемногу становилась в первую очередь украшением дома, призванным тешить самолюбие хозяина. Рис. 185 [Илл. - Знатная горожанка. Со средневековой гравюры. (Детский Плутарх, стр. 437)] В целом, европейская семья осталась такой же, какой была всегда - патриархальной, с полной родительской властью над детьми. Главой семьи по всем законам считался мужчина-кормилец. Он был вправе вершить собственный суд над членами семьи - и над собственной женой в том числе. Женщина, полностью зависевшая от мужа в материальном отношении, была мало защищена законами. Более того, к мужчине, убившему жену, суд обычно относился гораздо мягче, чем к жене, убившей мужа. За подобное преступление женщин обычно сжигали. Архивы инквизиции сохранили немало документов, посвященных расследованию того, как женщины убивали мужа или детей. Нередко этих преступниц обвиняли в колдовстве, поскольку убийство детей женщина могла совершить лишь по сговору с дьяволом, принеся ему в жертву «плоть от плоти своей». Тот факт, что таких судов над мужчинами почти не было, свидетельствует лишь о том, что злодеяние со стороны мужчины считалось фактически дозволенным. Единственно, чего мужчина не мог себе позволить - это развестись с женой. Церковный брак, единственная признанная обществом форма брака, заключался однажды и на всю жизнь. Получить развод можно было в некоторых случаях (например, при неспособности жены родить ребенка), однако на это требовалось особое разрешение церковных властей. Из этого правила не было исключений ни для кого. Даже английский король Генрих VIII, пожелав развестись со своей первой женой, вынужден был обратиться к папе римскому за разрешением. Когда же в разводе ему было отказано, король просто разорвал отношения с Римом, а епископы английской церкви без проблем разрешили ему развестись и жениться вторично. Вдовый мужчина мог жениться второй раз, однако к овдовевшим женщинам общество относилось гораздо строже. Вышедшая замуж второй раз вдова подвергалась всеобщему осуждению, поскольку в глазах общества ставила «радости плоти» выше священной памяти о покойном супруге. Подобное отношение сохранилось в Европе и в последующие века. О том, как относились европейцы к супружеским изменам, можно судить по многочисленным образчикам западноевропейский светской литературы эпохи Возрождения, начиная с «Декамерона» Боккаччо. Прелюбодеяние - одна из излюбленных тем «городской» прозы XIV - XVI вв. Муж, уезжая из родного города, изменяет жене. Жена, пользуясь отсутствием мужа, вовсю изменяет ему. Постоянный персонаж «постельной сцены» - монах либо бедный студент, пользующийся благосклонностью знатной дамы. Измена частенько оказывается нераскрытой, либо жене (чаще всего именно муж застает изменницу, а не наоборот) удается выкрутиться, одурачив супруга. Но и наказание, которое следует в случае обнаружения супружеской неверности, обычно тяжелее обрушивается на женщину. Авторы многочисленных новелл прямо или косвенно осуждают за измену именно жен, не способных противостоять своей похоти. Мужская измена считается почти естественной вещью.
<< | >>
Источник: Порьяз А.. Мировая культура: Возрождение. Эпоха Великих географических открытий.. 2002

Еще по теме Семья:

  1. 6. Гегель разрабатывал социологические, политические и правовые вопросы педагогики: семья и ребенок; ребенок и школа; школа и семья; школа и церковь; школа, община и государство; сословия и образование
  2. Человек и семья
  3. Брак и семья
  4. Современная семья в ситуации выбора
  5. 7.1. Римская семья.
  6. Семья и любовь
  7. 2. Семья как социокультурный феномен
  8. СЕМЬЯ СЕРЕБРЯНОГО И ЗОЛОТОГО ВОЗРАСТА
  9. Семья
  10. 3.2. СЕМЬЯ И ДОМОХОЗЯЙСТВО КАК ЭЛЕМЕНТЫ СТРУКТУРЫ НАСЕЛЕНИЯ
  11. ЛЕКЦИЯ XVII. Ребенок в системе «детский сад - семья»
  12. Человекоцентрированная семья
  13. Брак и семья
  14. Семья как посредник между социумом и индивидом
  15. 7. Семья и брак как социальные институты общества
  16. Франки Семья и община
  17. Семья — это фирма, а фирма — это семья
  18. Семья
  19. 3.1. СЕМЬЯ В СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
  20. СЕМЬЯ ФАРАОНА