Рабле

Франсуа Рабле - самая значительная фигура не только французской литературы начала XVI в., но и всей культуры французского Ренессанса. При этом, творчество Рабле не укладывается в рамки ни одной из двух сосуществовавших в то время культур - ни средневековой, ни новой, представленной в первую очередь, поэтами Плеяды. Его роман «Гаргантюа и Пантагрюэль», одно из самых значительных литературных произведений Западной Европы, представляет собой синтез средневековой народной культуры и тенденций Ренессанса. Рис. 232 [Илл. - Франсуа Рабле. (Детский Плутарх, стр. 449)] Образование Франсуа Рабле началось с учебы в различных монастырских школах. Схоластическая образовательная традиция к тому времени немало заимствовала от гуманистической. Рабле получил превосходные познания в латыни, греческом, древнееврейском языках. Затем Рабле принял сан священника и в течение нескольких лет служил секретарем у одного из высших церковных деятелей во Франции. Объездив всю страну и побывав во многих провинциальных университетах, Рабле постепенно проникся гуманистическим мировоззрением. Кроме того, он значительно расширил образование, что позволило ему в 1530 г. снять с себя церковный сан и заняться медицинской практикой, а также преподаванием медицины в одном из университетов. Дальнейший жизненный путь Рабле был достаточно типичен для многих гуманистов XVI в., не имевших сильных покровителей. Гуманистические идеи во Франции в 30-е гг. XVI в. оказались под запретом со стороны самого короля. Рабле вернулся в лоно церкви, продолжал медицинскую практику, издавал научные труды и приступил к написанию главного произведения своей жизни - «Пантагрюэля», издававшегося по частям начиная с 1532 г. Со временем научная деятельность Рабле обеспечила ему высочайшее покровительство - король Франциск I приблизил Рабле и дал ему пост при дворе. Резкие антицерковные высказывания, которые Рабле позволял себе в книгах, вызывали ярость богословов из Сорбонны. Писателю пришлось бежать из страны - от угроз со стороны церкви его не смог бы защитить даже король, который сам не слишком тепло относился к гуманистам. После смерти Франциска, положение Рабле стало еще более шатким. Во Франции зарождалось движение за Реформацию, идеи Мартина Лютера получали все большее распространение. В этой напряженной обстановке, которая готова была вылиться в вооруженное столкновение между приверженцами двух церквей (что и случилось в 1562 г.), высказывать антикатолические взгляды было крайне небезопасно. Впрочем, Рабле успел почти закончить свой роман. Четвертая часть книги вышла в 1552 г. и была немедленно приговорена церковным судом к сожжению. Сам Рабле умер в Париже в 1553 г. Что же представляла из себя книга «Гаргантюа и Пантагрюэль», вызывавшая гнев церковных судей на протяжении двадцати лет при жизни писателя и продолжавшая раздражать их еще много лет спустя? Рис. 233 [Илл. - «Гаргантюа». Гравюра 1532 г. (Renaissance, стр. 303)] Рабле начал писать «Гаргантюа» как переделку старинных французских народных легенд о добродушных гигантах, обладающих неумеренным аппетитом и простым (порой - откровенно физиологическим) юмором. Весной 1532 г. в Лионе, центре гуманистической культуры Франции, вышла анонимная книжка «Великие и неоценимые хроники великого и огромного гиганта Гаргантюа». Книга имела оглушительный успех, и Рабле поначалу предполагал просто написать продолжение этих хроник - в таком же шутовском ключе, сделать стилизацию под народную культуру. Однако почти сразу невинная забава превратилась в нечто гораздо более серьезное. Уже первая часть, вышедшая из-под пера Рабле, представляла собой тонкую пародию на всю средневековую культуру - и на священное писание, и на куртуазную литературу (в первую очередь, на рыцарский роман). От пародийности был один шаг до прямой насмешки - прежде всего, насмешки над схоластической культурой и католической церковью. Но наряду с этим, Рабле в своей книге ставил те же проблемы, которые волновали всех его современников из гуманистического лагеря. Первая часть книги по праву считается гимном гуманистической системе образования, противопоставленной худшим образчикам схоластики. Принца Гаргантюа сначала воспитывает магистр богословия, отчего Гаргантюа может ответить на любые вопросы учителя, «даже в обратном порядке», но утрачивает сообразительность и чахнет над книгами. Пришедший на смену магистру воспитатель Понократ стремится развивать в Гаргантюа и ум, и тело. С этим учителем Гаргантюа постигает основы всех ремесел и всех наук, а кроме того, проходит рыцарскую подготовку. Последнее вовсе не дань рыцарской культуре - Рабле писал книгу о воспитании правителя, который, по его разумению, должен был знать и уметь все. Вторая часть книги в значительной степени посвящена созданию образа идеального государя и справедливого государственного устройства. Но все это Рабле преподносит в форме каскада шуток, снижая серьезность темы нарочитой несерьезностью тона. Сама ирония Рабле, направленная на то или иное явление, дает представление о его политических и моральных воззрениях. Так, кровопролитная война между королями Пикрохолем и Гаргантюа вспыхивает из-за того, что пекари - подданные Пикрохоля что-то не поделили с пастухами Гаргантюа. Создавая идеал государственного устройства, Рабле умело обошел основную опасность, подстерегавшую его на этом пути - увлечься написанием очередной утопии. Над «Утопией» он посмеялся, выведя в своей книге Телемскую обитель, где люди вели такой образ жизни, который был им приятен, и все делали то, что кто-то из них хотел. Если одному из членов обители хотелось «поваляться на зеленом лужке», то вся обитель шла валяться на зеленом лужке. Строго говоря, Телемская обитель - пародия не только на гуманистические проекты идеального государства, но и на само гуманистическое движение, к середине XVI в. утратившее большую часть своего влияния и понемногу вырождавшегося в общество интеллектуалов, не желавших иметь ничего общего с окружающей реальностью. Английская литература История английской литературы эпохи Позднего Средневековья и Возрождения во многом сходна с литературой французской, несмотря на минимальное внешнее сходство. И там, и там средневековая литературная традиция сохраняла свои позиции вплоть до середины XVI столетия, если не позже. В Англии, как и во Франции, гуманистическая культура Италии оказала сильнейшее воздействие на светских интеллектуалов. Однако в Англии гуманистическая традиция породила блестящую школу ученых-естественников. Моральная философия, конек французских мыслителей, в Англии имела не такое принципиальное значение, как натурфилософия. Это отчасти объяснялось тем, что в Англии издавна существовала собственная богословская традиция, берущая начало от богословия раннего Средневековья и мало связанная с ортодоксальными течениями католической культуры. Конец Средневековья В английской литературе средневековую традицию в XIV в. блестяще переосмыслил поэт и богослов Джеффри Чосер. Его поэма «Кентерберийские рассказы» стала для английской литературы тем же, чем для итальянской литературы стал «Декамерон» Джованни Боккаччо. В истории о группе паломников, направлявшихся в Кентерберийское аббатство, одну из святынь Англии, Чосер изобразил все слои современного ему общества, сделав это с тонкой и доброй иронией. Городская литературная традиция нашла отражение в рассказах паломников, которыми те развлекают друг друга во время поездки. Такая излюбленная тема городской культуры, как сатирические выпады в адрес монашества и священства, также оказалась не забыта Чосером. Некоторые из «рассказов» по откровенности тематики и стиля изложения не уступают самым откровенным новеллам «Декамерона» - книги, которую Чосер превосходно знал. Описывая персонажей своей поэмы - паломников, Чосер стремился максимально индивидуализировать их облик, снабдить и внешними, и речевыми характеристиками. При этом он не скрывает своего личного отношения ни к одному из персонажей. Рыцарь для него - объект доброй легкой иронии, как и вся куртуазная культура, богатые купцы, даже в паломничество стремящиеся отправиться с комфортом - объект добродушной насмешки, а ростовщик или богатый мажордом - откровенного презрения. Поэтическая форма «Кентерберийских рассказов» чрезвычайно разнообразна.
Чосер блестяще владеет всеми формами средневековой литературы, но при этом не придерживается их строго. Рассказ рыцаря, по форме точно следующий канонам куртуазной литературы, на самом деле представляет собой тонкую пародию на этот жанр, а дидактизм городской литературы получает утонченное поэтическое обрамление. Рыцарская литература в Англии XV в., несмотря на ироничное отношение к ней Чосера, представляла собой весьма важную часть литературной традиции в целом. Венцом рыцарской литературы в Англии стал, бесспорно, опубликованный в 1485 г. роман Томаса Мэлори «Смерть Артура», воскресивший одну из главных мифологических линий английской культуры - легенду о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. Формально роман представлял собой собрание и пересказ многочисленных преданий и произведений «Артуровского цикла» предыдущих столетий, в первую очередь, французских, где сильны были традиции рыцарского романа. Однако, по сути это - глубоко новаторское произведение, пронизанное современными Мэлори идеями и политико-нравственными концепциями. Артур - не просто повелитель кельтского племени бриттов, объединивший под своей властью Англию. Артур у Мэлори - король всей Европы, но фигура в значительной степени символическая. Артур олицетворяет собой все добродетели и обладает всеми моральными качествами, которые пропагандировались и воспевались рыцарской культурой. Круглый Стол у Мэлори - братство, куда принимали только тех, кто до конца соответствовал рыцарским идеалам. Томас Мэлори (1417 - 1471) - английский писатель, автор книги «Смерть Артура» (написана в 1469 г., издана в 1485 г.) «Артуровский цикл» - средневековые легенды, основанные на кельтских историях V - VI вв. о короле Артуре, объединителе Британии. Рыцарский роман - жанр средневековой куртуазной литературы, преимущественно поэтической, вытеснивший раннеевропейский эпос. Сложился в XII в. Мэлори с любовью и тщанием восстановил историю короля Артура, существовавшую до него в разрозненных легендах и поэмах. При этом он прервал поэтическую традицию рыцарского романа, переложив легенды об Артуре и его соратниках блестящей прозой и выстроив в единый сюжет - от становления братства Круглого Стола до падения державы Артура, погубленной распрями рыцарей и предательством. Важное отличие романа Мэлори от рыцарской традиции - ощущение некоей дистанции между автором и его героями. Рыцарский роман обычно представлял героев как современников, подвиги и доблесть рыцарей Круглого Стола были неотъемлемой частью современной авторам культуры. Но для Мэлори золотой век рыцарства остался далеко позади, и идеалы Круглого Стола он воспевал как нечто прекрасное, но навсегда утраченное. Но, рисуя благородных рыцарей прошлого, Мэлори не идеализирует их. Основное занятие рыцарей Круглого Стола - турниры, сражения и схватки с равными себе, носящие почти ритуальный характер. Собственно, таким и было европейское рыцарство на протяжении всей своей культурной истории. Роман «Смерть Артура» был создан в то время, когда Англия формировалась как монархическое государство с сильной центральной властью, в период войны Алой и Белой Розы, когда рыцарство губило себя в жестоких кровопролитных сражениях за интересы двух династий. «Смерть Артура» стала не только реквиемом эпохе рыцарства, но и призывом к созданию сильного государства с королем, способным объединить нацию. Наряду с «Кентерберийскими рассказами», роман Мэлори стал одним из ведущих произведений патриотической литературы. В XIV - XV вв. в английской народной литературе произошла унификация еще одного цикла легенд - историй о благородном разбойнике Робине Гуде. В это время сформировался такой жанр устной народной поэзии, как баллада. Цикл баллад о Робине Гуде представлял собой вершину антифеодальной литературы третьего сословия. В чем-то эти баллады, записанные лишь в XVII в., а до того существовавшие в виде изустной традиции, сходны с романом Мэлори «Смерть Артура». Разница в том, что Мэлори идеализирует рыцарство, воспевая его идеалы, а неизвестные авторы баллад о Робине Гуде создали мифологизированный образ свободного крестьянского братства, живущего по законам справедливости. Как и рыцари Мэлори, Робин Гуд и его люди существуют в некоем замкнутом мире, своего рода сельской Утопии. Другое сходство с романом Мэлори - в явной монархической направленности баллад. Робин Гуд карает лишь феодалов, издевающихся над крестьянами и обирающими бедняков. По отношению к королю он остается верным подданным. В начале XVI в. в Англии формируется светская гуманистическая литература. Ее наиболее яркий представитель - Томас Мор, выдающийся политический деятель, один из наиболее образованных людей своего времени. Мор, как и все английские гуманисты, воспитывался на традициях итальянского гражданского гуманизма. Основные интересы писателя - как теоретические, так и практические - лежали в области государственного устройства. С целью изложить свои идеи о том, каким должно быть идеальное государство, Томас Мор в 1512 г. начал работу над самым знаменитым своим произведением - «Утопией», книгой, которая оказала судьбоносное влияние на развитие европейской общественно-политической мысли XVI - XVIII вв. Полное название этого сочинения, написанного по-латыни - «Золотая книжица, столь же полезная, сколь и забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии». В центре сюжета - рассказ мореплавателя Гитлодея, одного из спутников Америго Веспуччи, о том, как он попал на некий удаленный остров в океане в недавно открытом европейцами западном полушарии. В разговорах, написанных как сюжетная рамка книги, принимают участие вполне реальные лица - сам Мор, его покровитель епископ Мортон, и голландец Эгидий, нидерландский гуманист. Гитлодей, расспрашиваемый собеседниками, повествует им о некоем государстве, основанном на уединенном острове - Утопии. Название острова и государства Мор произвел от греческих слов ou (отрицательная частица) и topos (место). Рис. 234 [Илл. - Томас Мор. Портрет работы Г. Гольбейна- младшего. (Детский Плутарх, стр. 448)] Утопия Мора - государство, сконструированное им «от противного». Все проблемы, которые сотрясали современную ему Англию, в Утопии благополучно разрешены. Главной проблемой европейского общества Мор видит социальное и имущественное неравенство, и в своем идеальном государстве первым делом устраняет именно эти помехи. «Утопию» не зря называли первым коммунистическим сочинением - ее общественное устройство базируется на отсутствии какой бы то ни было частной собственности. Утопийцы проживают в благоустроенных домах, которые государство предоставляет им в длительное пользование. В хозяйстве царит полное разделение труда. Трудятся все взрослые утопийцы, и за счет большого их количества рабочий день составляет всего шесть часов (по сравнению с 14-16-часовым рабочим днем на английских мануфактурах). Благодаря короткому рабочему дню, у каждого остается достаточно времени на занятия искусствами и на образование. Умственный и физический труд Мор полностью уравнял в правах. Каждый выбирает занятие, к которому питает наибольшую склонность, и должностные лица государства следят за тем, чтобы человек не задерживался на той работе, которая ему не по душе (а значит, плохо выполняется). Питаются жители счастливого острова все вместе, в больших красиво убранных столовых. На острове нет войн - конфликты утопийцы предпочитают решать, откупаясь от воинственных соседей золотом, которого у государства в избытке. Это не признак слабости утопийцев - лишь их безграничное уважение к ценности каждой человеческой жизни (мысль, заимствованная Мором из произведений итальянца Пико делла Мирандолы). Оборотная сторона «Утопии» Мора, которая в ту эпоху не казалась чем-то отрицательным - в тотальном контроле государства над жизнью членов утопийской общины. Власти решают все - вплоть до того, кому с кем заключать брак, исходя в первую очередь из того, чтобы дети родились крепкими и здоровыми. Женщина, пытающаяся скрыть от мужа свои физические недостатки при помощи длинных одежд, подвергается суровому наказанию. Впрочем, во времена Мора это не могло считаться «тотальным контролем государства» - всего лишь логическим развитием принципа всеобщего равенства.
<< | >>
Источник: Порьяз А.. Мировая культура: Возрождение. Эпоха Великих географических открытий.. 2002

Еще по теме Рабле:

  1. Рабле
  2. Политическаяреклама
  3. «Неофициальная» (карнавальная) и официальная культура
  4. 1.1.4. Развитие образования и педагогической мысли в эпоху Возрождения и становления капитализма (XIV-XVII вв.)
  5. 2. ФИЛОСОФИЯ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ В ДРУГИХ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ (ЗА ПРЕДЕЛАМИ ИТАЛИИ)
  6. 5.4. Стоимость воспроизводства и плата за природные ресурсы
  7. 5.3. Сравнительная экономическая оценка природных ресурсов
  8. 5.2. Абсолютная и экономическая оценки
  9. 5. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
  10. 5.1. Содержание экономической оценки
  11. 4.3. Основные направления научно-технического прогресса и их влияние на охрану окружающей среды и рациональное природопользование
  12. 4.2. Оценка ущерба от загрязнения окружающей среды
  13. 4. ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС
  14. 4.1. О критерии решения экологических проблем
  15. 3.5. Сочетание требования экологизации производственных процессов с требованиями экономического роста отраслей народного хозяйства
  16. 3.2. Возобновимые и невозобновимые ресурсы. Проблемы истощения. Основные пути предотвращения истощения природных ресурсов
  17. 3.3. Основные признаки естественных ресурсов, их классификация, как экономической категории
  18. 3.4. Основные виды и направления природопользования
  19. 3. ПЛАНИРОВАНИЕ ВОСПРОИЗВОДСТВА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ