Откуда вино у греков?


В начале I тысячелетия до нашей эры на Кипре появились греческие колонии. В некоторых городах Кипра греки и финикийцы жили по соседству. Вероятно, именно там, на Кипре, греки познакомились с финикийскими мифами и полюбили их.
Сюжеты восточных легенд пополнили их мифологию. Некоторые боги и герои Греции стали удивительно похожи на финикийских богов.
Историки отмечают, что особенно сильно финикийское влияние ощущается в образах и культах Афродиты и Геракла, которого греки уже в VI веке до нашей эры отождествили с богом Мелькар- том. Финикийский бог Адонис также превратился в греческого ге
роя. Основателем знаменитого греческого города Фивы сами греки считали финикийца Кадма, а матерью греческого бога виноделия Диониса — дочь Кадма, Семелу.
По-видимому, греки научились искусству виноделия у финикийцев. Вино для греков поначалу было экзотическим напитком. А вот
ханаанейские жрецы любили пить вино до тех пор, пока не заслышат голоса богов и не впадут в экстаз. В принципе Дионис с его оргиастическим культом всегда оставался немного чужим для греков. Они редко отождествляли себя с неистовым Дионисом, готовым приказать своим спутницам — менадам — растерзать любого человека, проявившего непочтительность к нему. Подобные поступки были похожи, скорее, на древнейший обряд человеческих жертвоприношений. Сам Дионис напоминал восточных богов — Таммуза и Адониса, погибающих и воскресающих вновь.
У финикийцев же бытовала легенда о том, как было открыто вино: «Около города Тир жил один очень гостеприимный пас
тух. Однажды к его хижине подошел юноша и попросил приюта. В благодарность за гостеприимство он предложил хозяину свое угощение. Из принесенного им меха он налил в чашу красивый напиток цвета пурпура и с улыбкой предложил пастуху выпить его. Когда же тот осушил чашу, то пришел в неописуемый восторг, ведь эта жидкость услаждает не только вкус, но и обоняние, а будучи холодной, согревает желудок. И юноша ответил, что это — кровь винограда. И был этот юноша богом, которого греки зовут Дионисом, а финикийцы — Шадрапой. Так люди научились изготавливать вино. В Тире в честь этого события ежегодно справляется великолепный праздник, во время которого люди пьют много вина».
А вот что говорят греческие и финикийские легенды об основании Фив. Некогда в Тире правил царь Агенор. У него была красавица дочь — Европа. Ее увидел верховный бог и, влюбившись в нее, похитил. С тех пор она жила на Крите, где ее сыновья стали царями. Отец Европы ничего об этом не знал и горевал о потере дочери. Наконец, он решил послать на ее поиски своих сыновей. Один из них, Кадм, прибыл в Грецию и, не найдя сестры и боясь отцовского гнева, задумал остаться в этой стране. Обратившись за советом к Дельфийскому оракулу, он получил от него повеление основать город в том месте, где ляжет корова с лунным знаком на боку — белым кругом. Однажды, увидев такую корову, он долго следовал за ней, пока в Беотии — области Центральной Греции — корова не легла на землю. Кадм понял, что это божественное знамение. Вознеся благодарность Аполлону, он опустился на колени, поцеловал землю и призвал благословение богов. В этом месте он основал город Фивы. Он долго и счастливо царствовал в семивратных Фивах и стал одним из могущественных царей Греции.
И греки, и финикийцы, и римляне считали Фивы тирской колонией. Во время раскопок в Фивах были найдены восточные цилиндрические печати XIV—XIII веков до нашей эры. Само имя Кадм — не греческое, а финикийское, и означает «восток». Павсаний в своем «Описании Эллады» рассказывал, что некогда в Грецию при
был из Тира финикиец Кадм со своими спутниками и основал здесь поселение Кадмея, вокруг которого позже вырос город Фивы. Произошло это во II тысячелетии до нашей эры.
Впоследствии Фивы стали одним из самых знаменитых городов Греции. По преданию, именно здесь родились Геракл, Антигона и Эдип.
Итак, с одной стороны, если верить Гомеру и Геродоту, Финикию населяли мошенники и кознодеи, а, с другой стороны, греки многим обязаны финикийцам. Чем объяснить такое противоречие?
Когда в XII веке до нашей эры в Микенскую Грецию вторглись дорийцы, они встретили здесь культуру, которая во многом превосходила их собственную. Жившие здесь ахейцы умели читать и писать, строить корабли и купольные сооружения. Захватчики же, пожалуй, даже не понимали, зачем все это нужно. Они были настоящими варварами, и только их потомкам суждено было приобщиться к культуре и усвоить ее.
Пока счет вели лишь потерям. Забыты были «линейное письмо Б», каменное строительство, дальние морские плавания... Захватчики воистину были «людьми дремучими»; они ничего не знали ни
о              пирамидах и сфинксах Египта, ни о городах благословенного Ханаана. Когда же до них стали долетать слухи о дальних странах, об их чудесах и обычаях, то удивлению не было предела. Казалось, в этих странах жили волшебники, которые все умели и всему могли научить других людей. Очевидно, и греки, жившие в Микенах, тоже учились чему-то у заморских кудесников. Это поверье не могло не отразиться в легендах и мифах. Вот из страны далекой и помчался за море Кадм, чтобы поделиться с туземцами своим искусством.
Эти древнейшие представления о Финикии все-таки нашли свое отражение и в «Илиаде», восходящей к давним эпическим традициям: в ее стихах финикийцы — искусные художники и мастера.
Позднее, когда дорийские греки сами стали плавать по Средиземному морю, восхищение превратилось в ревность. Теперь финикийцы из учителей превратились в соперников. Их старались
опередить, обогнать, но, куда бы ни прибывали греческие купцы, всюду они заставали финикийцев. Ревность переросла в ненависть. По замечанию Герхарда Херма, распространению антисемитизма в средиземноморских странах предшествовали вековые антифи- никийские настроения.
Для нас древние греки настолько же красноречивы, насколько финикийцы немы. Во многом мы знаем финикийскую культуру и историю благодаря словоохотливости греков, составлявших многотомные «Истории» и «Географии». Однако именно греки, наши проводники по лабиринтам финикийских городов, успели возвести на их жителей немало напраслины и раскрасить мир Финикии в неприятные темные цвета. Их инвективы и сетования превратили всех финикийцев в мошенников, насильников, пиратов, жадных добытчиков, предателей и лжецов. Столпы античной культуры — «отец истории» Геродот и «отец поэзии» Гомер — клеймили позором «разбойников финикийцев».Современным историкам пришлось долго реабилитировать этот народ и сетовать, что молодая, энергичная греческая цивилизация вскоре попросту растворила в себе финикийскую культуру.
После завоеваний Александра Македонского греки селились в финикийских городах, где многому учились у исконных жителей. А те, живя бок о бок с греками, перенимали их культуру и обычаи. Теперь финикийцы все чаще говорили по-гречески, забывая свой родной язык. Греческие имена, ставшие модными среди жителей Тира и Сидона, лишь способствовали исчезновению финикийцев. Ученые теряются в догадках, кем были люди, носившие эти имена: поселившимися здесь греками или эллинизированными финикийцами.
Однако сама Греция и в эту эпоху продолжала испытывать финикийское влияние. Купец Зенон, прозванный «финикийчиком», переселился в Афины и там учил всех желающих философии, он стал основателем стоицизма — одного из самых распространенных философских направлений в древности, в котором заметное место занимали финикийские представления о мире.

Финикийцем был и другой великий греческий философ — Фалес Милетский (625—547 гг. до н.э.). Как писал Диоген Лаэртский, он происходил «из рода Фелидов, а род этот финикийский, знатнейший среди потомков Кадма и Агенора». Теперь ученые понимают, что идея Фалеса о том, что первоначалом всего в природе является Вода.
<< | >>
Источник: Александр Волков.. Загадки Финикии. 2004

Еще по теме Откуда вино у греков?:

  1. Вино
  2. Вино
  3. Пальмовое вино
  4. 151. КАК ТУРКИ И ТАТАРЫ РАЗГРОМИЛИ ГРЕКОВ ИЗ КОНСТАНТИНОПОЛЯ
  5. Молдавское вино
  6. Тотальные превентивные депортации советских немцев, финнов и греков в 1941-1942 гг.
  7. 12 Дети, красота и вино
  8. ОТКУДА ВЗЯЛОСЬ зло?
  9. «Откуда мне знать?»
  10. Откуда могилы
  11. Откуда пришли сюда индоевропейцы?
  12. ОТКУДА МЫ БЕРЕМ ЭНЕРГИЮ?
  13. Глава третья Откуда взять силу?