Новое царство, новый союз


Как отмечал Б.А. Тураев, «эпоха гиксосов имела важное культурное значение — она впервые слила в один политический организм Египет с областями переднеазиатской цивилизации». Уже в следующую историческую эпоху — в Новое царство — Финикия и Сирия становятся тесными союзниками фараонов, их «азиатскими владениями», хотя и не являются «провинциями в римском или даже ассирийском стиле».

Преемники Яхмоса, стремясь обезопасить Египет от нового вторжения азиатских племен, решили захватить весь Ближний Восток. В конце XVI века до нашей эры правители XVIII египетской династии, основанной Яхмосом, начали наступление на Азию. Высадив свои войска в окрестности Библа, Тутмос I (1538—1525 гг. до н.э.). продвинулся до Северной Сирии и достиг восточного берега Евфрата под Каркемишем, где установил стелу. Его поход был в сущности грабительским набегом, предвестием новых бед.
Однако жители Сирии не смирились с угрозой завоевания. Они искали поддержки у царей Митанни— страны, лежавшей по ту сторону Евфрата. Образовалась коалиция сирийских князей, готовая бросить вызов фараону. Наконец, соперничество переросло в открытую войну. Она разразилась почти через полвека после похода Тутмоса I, когда Египтом стал единолично править его внук— Тутмос III.

В сражении при Мегиддо Тутмос III разбил коалицию «трехсот тридцати» сирийских князей, возглавляемую правителем Кадеша. Об этой славной победе, позволившей египтянам веками хозяйничать в Финикии, говорят надписи, высеченные на стенах Карнакс- кого храма в Фивах.
«Воссиял царь утром. Когда было уведомлено все войско... его величество отправился на золотой колеснице, украшенный своим боевым оружием, как бог Гор, а его отец Амон укреплял его руки...
И его величество отдал приказ своему войску в следующих выражениях: «Вы хватайте хорошенько-хорошенько, мое победоносное войско! Смотрите, даны (все страны в этот город по приказу) Ра сегодня. Все владетели всех северных чужеземных стран заперты в нем, и овладеть Мегиддо — это значит взять тысячу городов. Вы хватайте хорошенько-хорошенько!»
И вот, владетели этой страны приползли на своих животах, чтобы поклониться мощи его величества, чтобы испросить дыхание для своих носов, потому что велика его сила, потому что велика власть Амона над всеми чужеземными странами... и вот, все владетели были приведены пред мощь его величества с их данью серебром, золотом, лазуритом, бирюзой, доставляя зерно и вино, быков и мелкий скот для войска его величества, причем один отряд отправился с данью на юг. И вот, его величество назначило владетелей заново...» (пер. Н.С. Петровского).
Отныне дорога, по которой добирались из Палестины в Египет сушей, находилась в руках египтян. Финикия и Палестина вошли в состав Египта. Библ превратился в важный египетский порт — главную базу фараонов XVIII династии на финикийском побережье. Его царь — «шарру», как именовал он себя в переписке с соседями, — стал теперь ставленником фараона, «человеком библским». Под властью шарру оказалась обширная часть побережья — вплоть до современного Триполи. Помимо Библа, он владел тремя гаванями — Батруной, Шигатой и Амбией.

Тем временем по всему побережью появились египетские крепости. Из страны фараонов к ним можно было добраться по морю и доставить провиант; сюда же перебрасывали войска в случае войны с азиатами. Особенно выгодной в стратегическом отношении была долина реки Элевтера. Здесь еще до битвы при Мегиддо высадился египетский контингент. Отсюда, вверх по реке, легко было продвигаться вглубь Сирии. Сегодня здесь проходит железная дорога, связывающая Триполи с Хомсом.
Северная граница египетских владений пролегла примерно по линии Библ—Дамаск. В Северной же Сирии египтяне, несмотря на временные успехи, не сумели установить прочное господство. Правитель Кадеша и впредь относился к ним враждебно. Потребовалось еще несколько походов в Азию, чтобы усмирить непокорных князей.
В своем восьмом походе, на тридцать третьем году правления, Тутмос III, используя опорные базы на побережье, продвинулся далеко на север Сирии и сразился с армией государства Митанни, разбив ее при Халебе. Египтяне преследовали побежденных вплоть до берегов Евфрата и, — переправившись на другой берег реки на «множестве кораблей из кедрового дерева», — изготовленных вблизи Библа и доставленных за 350 километров от города с помощью колесных повозок, запряженных быками, опустошили земли к северу от реки. У переправы через Евфрат, близ Каркемиша, были поставлены победные пограничные камни, рядом с теми, которые водрузил Тутмос I.
После своих побед Тутмос III обложил Финикию поборами. Как сообщают оставленные по его приказу надписи, местные правители строили «царские корабли» и, нагрузив их, каждый год доставляли в Египет. «Ничего из этого я не оставил азиатам». Такая система просуществовала с некоторыми перерывами долгое время.
Вряд ли жители Финикии и Библа были рады подобному повороту дел. Ушла в прошлое «политика даров, — пишет Карл-Хайнц

alt="Сцена в египетском порту. Фивы, фреска" />
Сцена в египетском порту. Фивы, фреска


Бернхардт. — Ей на смену пришло подчинение с помощью меча и колесницы». Еще недавно египтяне приезжали в Библ как купцы и паломники, теперь же являлись собирать налоги. На эти средства строились исполинские храмы Фив.
Чаще всего дань уплачивали древесиной кедра. Это засвидетельствовано и в указе Тутмоса III, который объявил библские леса царскими угодьями. «Каждый год, — говорится в нем, — для меня рубили настоящие ливанские кедры. Когда приходит моя армия, то в знак моей победы доставляет мне кедры... ибо отец мой (бог Амон- Ра. — А.В.) доверил мне все чужеземные страны. Я ничего не оставлял азиатам, ибо (дерево это) угодно ему».
Очевидно, египтяне обустроили среди кедрового леса в окрестности Библа крепость, чтобы наблюдать за заготовкой древесины и не допускать незаконной рубки. Как отмечают историки, Тутмос III получил из Библа больше леса и судов, чем все предыдущие фараоны.
Его преемники также питали слабость к благовонным ливанским кедрам. Впрочем, они вновь стали платить местным царькам за вывозимые из их стран деревья.

Так, торговый расчет постепенно сменил завоевательный порыв. Ведь военные победы так и не помогли Тутмосу III укрепить власть в Азии — особенно в Сирии. Ему приходилось вновь совершать походы туда, борясь с влиянием Митанни. В летописи Тутмо- са III неоднократно говорится о том, как «его величество был в стране Джахи (Финикия. — A S.)», где разбил восставших на него фини-
Посланники провинций Передней Азии приносят дань правителю Египта. Фивы, фреска, около 1410 г. до н.э.
Посланники провинций Передней Азии приносят дань правителю Египта. Фивы, фреска, около 1410 г. до н.э.





кийцев и разорил их города. Последний поход в Финикию он совершил на сорок втором году царствования. Всего же за три с половиной века правления азиатскими провинциями египетские фараоны совершили около шестидесяти походов, усмиряя свои далекие владения.
Новый правитель Египта, Аменхотеп II (1450—1425 гг. до н.э.), еще продолжал воевать в Ливане и Сирии. На седьмом году его правления египетские войска переправились через Оронт. «Достиг его величество Угарита и окружил всех своих противников. Он уничтожил их, точно они не существовали, они были повержены и распростерты. Затем отправился он радостно отсюда. Стала вся страна его собственностью» (пер. И.С. Кацнельсона). Некоторое время в Угарите располагался даже египетский гарнизон. Однако уже два года спустя фараону пришлось вновь вести свои войска в Азию, во «второй победоносный поход».
Впрочем, уже во время правления Аменхотепа II ориентиры египетской внешней политики стали меняться. Может быть, он убедился, что ему не удержать отдаленные провинции Азии, потому что с севера на них наступали хурриты и хетты — создатели двух сильных держав, Митанни и Хеттского царства.
В конце концов, Аменхотеп III (1408—1372 гг. до н.э.) разделил сферы влияния с царем Митанни. Последний получал северную и среднюю Сирию, а египтянам остались лишь земли Азии, лежавшие близ Синайского полуострова, — Палестина, Финикия и Южная Сирия. Если на побережье владения Египта простирались почти до Угарита, то в степных районах Сирии — лишь до Кадеша. Эти границы оставались неизменными вплоть до середины XIV века до нашей эры.
Государственное устройство Финикии и Сирии в пору египетского владычества нам известно в основном лишь по «амарнским письмам». Впрочем, как отмечал советский историк В.Г. Ардзинба, «из этих писем мы получаем такую разностороннюю картину поли
тической обстановки, какой еще не имели ни для одного периода истории Восточного Средиземноморья».
Письма эти найдены при раскопках в местечке Эль-Амарна, в трехстах километрах от Каира. В XIV веке до нашей эры здесь располагалась столица державы Аменхотепа IV (Эхнатона; 1372—1354 гг.
до н.э.). На ее месте обнаружили почти четыре сотни глиняных табличек— корреспонденцию правителя, полученную в основном из Азии. Большинство этих писем, доносящих до нас яркую, красочную картину жизни того времени, написаны клинописью на плохом аккадском языке с частыми вкраплениями ханаанейских слов. Аккадский язык был дипломатическим языком того времени, но составлялись эти послания чаще всего в союзных Египту городах Финикии, и потому писцы, вынужденные писать на неродном им наречии, часто путались и использовали слова знакомого им с детства языка. Любопытно, что египетский язык и письменность вообще не укоренились в Финикии и других азиатских владениях фараонов.
Благодаря амарнским письмам, а также современным им текстам, найденным при раскопках Угарита и хеттской столицы Хатту- сы, мы достаточно хорошо представляем себе жизнь Передней Азии в первой половине XIV века. Правда, письма эти не датированы, что затрудняет воссоздание точной последовательности протекавших тогда бурных событий.
Сотни писем правителей финикийских и палестинских городов, найденные во дворце Эхнатона, характеризуют особое внимание правителей Египта к Финикии. В этих письмах упоминается более сорока городов на ливанском побережье и в долине Бекаа, большая часть которых представляла собой столицы крохотных государств. В них правили местные цари. Впрочем, еще Б.А. Тураев писал о многих ближневосточных городах того времени, что это были «скорее деревни в стенах или просто замки... на горах, защищающие местность и часто изображаемые на египетских и ассирийских барельефах».

Правители этих поселений пользовались большой свободой во внутренних делах и даже в сношениях с соседними царьками. Египетский фараон, присоединив очередной финикийский город к своей державе, не смещал его царя, а лишь обязывал платить дань Египту, выдавать перебежчиков и не заключать союзы с другими великими державами — Хеттским царством и Митанни.
Каждый из правителей приносил клятву верности фараону. Тот намечал среди детей правящего царя его будущего наследника и брал его в заложники. Отныне юноша жил при египетском дворе. После смерти царя он обязан был как можно скорее принести клятву верности своему египетскому сюзерену.
Там же, при дворе фараона, проживали и дети многих финикийских и сирийских аристократов. Так, Аменхотеп II вывез из Азии 232 сына и 323 дочери местных вельмож. Подобные меры обеспечивали полную покорность провинциальных властей.
Вся финикийская земля считалась «землей фараона», а местные царьки были лишь его ставленниками, его «чиновниками». Так, правитель Сидона писал в Амарну: «Сидон — рабыня царя, моего господина, ее он поручил в мои руки».
В Финикии и Сирии жили египетские чиновники. Они наблюдали за поступлением дани и были посредниками в междоусобных распрях царьков. Египет старался не допускать войн между подвластными ему городами. А их правители то и дело обращались к фараону за помощью, засыпали жалобами друг друга, обвиняя своих соперников в измене Египту и прося решить в их пользу спор. Помощь была далеко не бескорыстной. Золото и другие подарки считались лучшим свидетельством правоты в любой тяжбе. Впрочем, администрация фараона равнодушно относилась к этим доносам и не спешила принимать каких-либо мер.
В эпоху Эль-Амарны в Азии, очевидно, располагались три египетские провинции: Амурру на севере сирийских владений со столицей в прибрежном городе Симире (Цумуре), где были крепость и дворец фараона. К юго-востоку от него лежала провинция Упе со
столицей в городе Кумиду; отсюда можно было держать под контролем южную часть Бекаа. Палестина и Финикия составляли провинцию Ханаан со столицей в Газе.
Любопытно, что резиденции египетских чиновников, — их называли по-аккадски «рабицу», «областеначальники»,— располагались не в царских городах, а на «нейтральной» территории — в нескольких незначительных азиатских городах, которые, видимо, считались владениями фараона и не подчинялись ни одному из местных царей. В окрестностях этих городов находились гавани для высадки египетских войск и доставки провианта. Рабицу управляли также территориями, которые не входили в ведение правителей городов, — пустошами, лесами, горными склонами. Под управлением египтян находились и несколько гаваней на морском берегу, например Уллаза, откуда также вывозили кедровые стволы.
Правители финикийских городов могли жаловаться фараону на «областеначальника». Подобные письма тоже найдены в Эль-Амар- не. Поэтому «рабицу» старались перехватить вестовых и отнять у них подозрительные письма.
Сохранился рассказ об опасной доле гонца, спешащего из Северной Сирии в Египет (сейчас этот папирус хранится в Британском музее). Он пробирается по горным склонам Ливана, поросшим кипарисами, дубами и кедрами, достигающими неба. Здесь даже днем небо сумрачно. Леса кишат львами и другими хищниками. Со всех сторон могут появиться кочевники. Повозку гонца приходится поднимать по горным тропам на веревках. Порой путь преграждают быстрые горные реки. Ночью же, стоит прикорнуть от усталости, подкрадываются воры. Наконец, собственный возница бежит от него, унося то, что оставили разбойники. Вестовой в одиночку пробирается по перевалам, где кочевники спрятались в кустах. «Их сердца недружелюбны, и лесть на них не действует».
Опасности этого путешествия отнюдь не преувеличены. В окрестностях ханаанейских городов и в отдаленных местностях жили изгои — «хапиру» (хабиру). Так называли чужеземцев, может быть,
израильтян. Кроме того, люди, у которых не было ничего, часто уходили в кочевники. Порой в тех сельских районах Ханаана, где поборы египетских властей были особенно велики, — они возрастали, например, в годину военных походов, — наблюдалось массовое бегство населения в ближайшие ущелья и дебри Ливанских гор. Беглецов тоже причисляли кхапиру. Этот отток подданных, по меткому замечанию историка, напоминает бегство крепостных из Московской Руси в казаки, с той лишь разницей, что здесь в распоряжении беглецов не было обширных плодородных земель.
Стремясь удержать азиатские земли под контролем, египтяне разместили в различных крепостях покоренной ими страны свои гарнизоны. В случае необходимости их можно было перебросить в ту или иную соседнюю область. Для этого, например, в Финикии специально проложили дорогу. Солдаты, служившие в гарнизонах, «смотрели на постой здесь как на своего рода ссылку, продолжавшуюся обыкновенно несколько лет» (Б.А. Тураев). Гарнизоны были немногочисленными и насчитывали от 10 до 50 человек. Иногда они находились и в царских городах. В особых случаях войска перебрасывали из дельты Нила. Во время военных походов на местных царьках лежала обязанность снабжать египетские войска провиантом: маслом, хлебом, питьем, быками и овцами.
Потеря политической независимости не сказалась на экономическом развитии Южной Сирии и Финикии. Наоборот, приморские города переживают расцвет. Ширятся торговые контакты между Финикией, Критом, Эгеидой, Месопотамией. Особый интерес вызывает кипрская медь — главный товар, за которым едут в Левант со всех концов тогдашней ойкумены, ведь финикийские купцы постоянно привозили в свои города медь с соседнего острова. Здесь ее отливали в прямоугольные слитки определенной массы (их легко было перевозить и складировать) или изготавливали из нее различные ходовые товары.
Спросом пользуются также изделия местных ремесленников и продукты сельского хозяйства, например, оливки и смоквы, яблоки
и абрикосы, персики и груши, вино и оливковое масло, которыми славилось финикийское побережье, а также мед. Отсюда вывозили металлические изделия — оружие и утварь из африканского золота, анатолийского серебра, бронзы, — а еще текстиль.
В особом почете были пурпурные угаритские ткани, ведь еще в бронзовом веке местные мастера открыли способ приготовления краски из моллюсков Murex brandaris. Разумеется, ценным поделочным материалом была и древесина; она шла на изготовление мебели и различных резных украшений. Для строительства кораблей вывозили и необработанный, строевой лес.
В конце II тысячелетия до нашей эры большой популярностью в Библе пользуются изделия из слоновой кости, например статуэтки, изображающие людей или животных. Они выглядят так оригинально и реалистично, так хорошо передают движения, что несомненно относятся к лучшим образцам финикийского искусства. Как отмечает Хорст Кленгель, в них угадывается стиль, получивший распространение в Египте во время правления фараона Эхнато- на.
Средством расчета с торговыми партнерами служило серебро. Как явствует из документов, в бронзовом веке в Финикии стремительно развивались товарно-денежные отношения.
В тени Египта финикийская земля процветала. Но внезапно на Финикию легла полоса мрака. В Египте смута охватила небесных богов; в Финикии — земных царей. Пришел фараон Эхнатон.
<< | >>
Источник: Александр Волков.. Загадки Финикии. 2004

Еще по теме Новое царство, новый союз:

  1. Новое царство
  2. Новое царство
  3. Новое царство: 1550-1069 гг. до н. э
  4. Вопрос 12. Культура Древнего Египта. Новое царство
  5. НОВОЕ ЦАРСТВО Восемнадцатая—Двадцатая династии, приблизительно 1570—1075 гг. до н. э.
  6. Древнее царство Раннее царство
  7. 3. Германский союз
  8. Дулебы - олеменной союз
  9. ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ СОЮЗ
  10. БРИТАНСКИЙ СОЮЗ ФАШИСТОВ
  11. Холодная война: Советский Союз
  12. Священный союз
  13. 1. Европейский союз
  14. Румыно-немецкий фашистский союз. Война
  15. ЮЖНО-АФРИКАНСКИЙ СОЮЗ
  16. 5.5 Новое сознание посланничества
  17. ТЕСТ "УДАЧЕН ЛИ ВАШ БРАЧНЫЙ СОЮЗ?"