загрузка...

ВТОРОЙ ПРОТЕКТОРАТ ЙОРКА

  На Троицу 25 мая в соборе Святого Павла прошла церемония демонстрации лояльности йоркистов короне, но это были всего лишь формальные танцы. Еще не закончились торжества, а победившая партия уже начала делить высшие государственные посты. Йорк стал лордом-верховным констеблем Англии, граф Уорикский—капитаном Кале. Должность лорда-казначея Англии получил Генри Буршье виконт Буршье. июля собрался Парламент, спикером Общин избрали видного йоркиста сэра Джона Уэнлока. В задачи Парламента не в последнюю очередь входило оправдание победителей и возложение всей вины на плечи проигравших ланкастриан — погибшего герцога Сомерсетского и пребывающего в заключении Торпа. Парламент посмертно очистил от обвинений в измене Хамфри герцога Глостерского — главу партии, выступавшей в свое время за продолжение французской войны. Лорды также попытались провести реформы в области контроля над государственными расходами.
Вскоре король опять пал жертвой приступа болезни. В августе 1455 года начался второй протекторат Йорка. Однако на этот раз ему не удалось сосредоточить в своих руках полноту власти. Он столкнулся с активным сопротивлением противников-ланкастриан, сплотившихся вокруг королевы Маргариты. Сент-Олбенс радикально обострил фракционную борьбу. Формирование двух противоборствующих лагерей фактически завершилось. К политическим и экономическим разногласиям прибавилась смертельная вражда, в основе которой лежала жажда кровной мести, поселившаяся в сердцах тех лордов, чьи отцы погибли в Первой битве при Сент-Олбенсе.
Получила дальнейшее развитие феодальная война графа Девонского с лордом Бонвиллом. Сын графа поджег дом Николаса Рэдфорда, одного из сторонников Бонвилла, а самого его убил.

Затем оба лорда встретились в битве у Эксетера. Неизвестно, чем закончилось сражение, но, по-видимому, граф Девонский одержал верх, поскольку затем он разграбил Эксетерский собор.
12 ноября 1455 года вновь собрался Парламент, который подтвердил полномочия Йорка в качестве лорда-протектора королевства. И снова Общины выказали гораздо больше рвения при назначении герцога, чем Лорды. Йорк правил страной совсем недолго: в феврале 1456 года к королю вернулся рассудок. Стремясь сохранить с таким трудом поддерживаемое спокойствие в стране, Генри VI предложил герцогу Йоркскому остаться при нем в роли «главного советника и помощника», однако королева Маргарита приложила все силы, чтобы этого не произошло. В результате Ричард вообще не сохранил никакого официального поста.
Англия замерла в неуверенном ожидании, периодически нарушаемом то столкновениями между лондонскими и ломбардскими торговцами, то междоусобными войнами лордов. Враждующие партии внимательно наблюдали друг за другом. Король жил то в Лондоне, то в Ковентри. Герцог Йоркский удалился в свой замок Сандал в Западном Райдинге Йоркшира. Королева с сыном отбыла в замок Татбери в Стаффордшире, затем перебралась в Честер. Ричард граф Уорикский не поехал в Кале, куда он был назначен капитаном, но оставался в течение мая—июня в своем замке Уорик, вооружившись и приготовившись к любого рода неожиданностям. В Лондоне, открыто демонстрировавшем свои йоркистские симпатии, постоянно находились лишь граф Солсберийский и два брата Буршье — канцлер и казначей.
Королева Маргарита совершила путешествие в те места, где она рассчитывала заручиться поддержкой: в Кенилуорт, Ковентри и Честер. Йоркистский хронист писал:
Она установила тесные связи со всеми рыцарями и сквайрами Чешира, чтобы заручиться их благосклонностью, и дер
жала открытый двор для них; и заставила своего сына, именуемого Принцем, раздать ливреи с лебедем (эмблема Маргариты д’Анжу. — Примеч. авт.) всем дворянам в области и многим другим по всей стране... Королева с теми, кто был ей близок, управляла королевством, как ей было по нраву, собрав неисчислимое богатство... В королевстве совершенно отсутствовало хорошее управление.
Маргарита собрала вокруг себя большое число непримиримых врагов герцога Йоркского. Среди них были Джон Толбот 2-й граф Шрусберийский и Джеймс Батлер 1-й граф Уилтшир- ский, единоутробные братья короля Джаспер Тюдор граф Пем- брукский и Эдмунд Тюдор граф Ричмондский, а также сыновья лордов, убитых йоркистами при Сент-Олбенсе.
В середине августа 1456 года Генри VI покинул Лондон и встретился с королевой, после чего двор отправился в вояж по Мидлендсу. Прибыв в Ковентри, король призвал туда лордов на Совет, открытие которого он назначил на 8 октября. В числе других получил приглашение и герцог Йоркский. Там он впервые столкнулся лицом к лицу с Генри Бофортом 2-м герцогом Сомерсетским, сыном своего покойного врага. Совет произвел некоторые перестановки в высших эшелонах власти: Уильям Уэйнфлитский епископ Уинчестерский сменил архиепископа Буршье на посту канцлера, а Джон Толбот граф Шрусберийский стал казначеем вместо Генри Буршье виконта Буршье.
Эти перемены были неприкрытым выпадом против Йорка: два его сторонника потеряли свои должности, а на их место пришел как минимум один явный ланкастрианин — граф Шрусберийский. Пока Совет заседал, на улицах города произошла стычка между воинами герцога Сомерсетского и городскими стражами Ковентри. Дело могло принять очень серьезный оборот, но герцог Бакингемский, пользовавшийся у
горожан большим влиянием, поспешил вмешаться, успокоить и примирить обе стороны.
В феврале 1457 года в Ковентри прошел еще один Великий совет, на котором был заключен мир между герцогом Со- мерсетским, с одной стороны, и графами Солсберийским и Уорикским — с другой. Этих лордов разделяла не только фамильная вражда из-за владений в Уэльской марке, но и кровь Эдмунда 1-го герцога Сомерсетского, павшего в битве при Сент-Олбенсе. Несмотря на некоторые признаки примирения партий, на деле все обстояло совсем не так утешительно.

Королева Маргарита прилагала массу усилий для дестабилизации обстановки. Англия более не являлась хозяйкой положения в Ла-Манше, и французы организовывали налеты на побережье Кента. Маргарита поддерживала тесные связи с французскими рейдерами. 28 августа 1457 года сенешаль Нормандии Пьер де Брезе сеньор де Ла Варенн, вместе с бальи Эвре Робером де Флоке совершили нападение на Сандвич. При этом они заявляли, что прибыли по приглашению королевы. Рейдеры отплыли из Арфлера вместе с другими нормандскими сеньорами 25 августа, имея на борту 4000 солдат и сильную артиллерию. Они курсировали вдоль побережья Сассекса и Кента, пока не нашли удобное место для высадки в 9,5 километра от Сандвича. В воскресенье 28 августа в шесть часов утра сенешаль высадился там с отрядом в 800 человек. Он разделил их на три группы и выступил в направлении города. Французы ворвались в Сандвич, но встретили сопротивление горожан на улицах. К вечеру они отступили, захватив в городской гавани три военных корабля, и отплыли назад в Арфлер.
В атмосфере напряженности, возникшей не в последнюю очередь благодаря действиям королевы, Генри VI пытался окончательно уладить вражду, порожденную Сент-Олбенсом. Но эти намерения были, по сути своей, самообманом. За фа
садом публичных заверений в дружбе обе партии продолжали вооружаться.
Король решил собрать 26 января очередной Великий совет в Лондоне и там добиться примирения ланкастриан и йоркистов. Один за другим лорды начали прибывать в Лондон. Никто не доверял никому, каждый привел с собой сотню-другую проверенных бойцов. Герцог Йоркский явился на Совет в сопровождении конного отряда в 140 всадников. Эскорт графа Солсберийского состоял из 80 рыцарей и оруженосцев и 400 всадников. Уорик вообще остался в Кале, где его задержала неблагоприятная погода.
Ланкастриане также приехали на Совет без особого энтузиазма. Генри Бофорт герцог Сомерсетский запоздал почти на неделю, Генри Холланд герцог Эксетерский — на две. Генри Перси 3-й граф Нортумберлендский и его брат Томас лорд Эгремонт захватили с собой сильные отряды. Улицы Лондона заполнили несколько тысяч воинов. Однако лорд-мэр Джеффри Болейн и городские власти знали, как себя обезопасить. Они организовали эффективно действующее ополчение для поддержания порядка. Лордам-йоркистам отвели жилье в Блэкфрайерс, ланкастрианам — в Уайтфрайерс, условия примирения они вырабатывали порознь.
Итоговое соглашение было опубликовано 24 марта 1458 года. Лорды объявили о достижении мира, любви и согласия и об аннулировании старых счетов. В качестве компенсации за Сент-Олбенс йоркисты обязались выплачивать ежегодно 45 фунтов Сент-Олбенсскому монастырю на поминальные мессы по герцогу Сомерсетскому, графу Нортумберлендскому и лорду де Клиффорду, которые были там похоронены. Герцог Йоркский выплачивал 5000 марок вдовствующей герцогине Сомерсетской и ее сыну, унаследовавшему герцогский титул. Граф Уорикский обязался выплатить 1000 марок Джону де Клиффорду 9-му лорду де Клиффорду, а граф Солсберийский

должен был вернуть графу Нортумберлендскому 8000 марок, которые получил от последнего согласно решению суда в графстве Йоркшир. Обе партии вносили огромный залог в казначейство в качестве гарантии соблюдения мира.
На следующий день в знак примирения лорды вместе отправились в собор Святого Павла. Король ехал во главе процессии, за ним по двое следовали лорды в порядке знатности. Первую пару составили королева Маргарита и Ричард Йоркский. Это было уже второе торжественное примирение в соборе Святого Павла со времен Лондонского похода 1452 года. Идиллическое шествие смотрелось несколько ненатурально на фоне угрожающих физиономий нескольких сотен воинов, созерцавших процессию из боковых улочек.
Некоторые историки пытаются оправдать королеву, подвергая сомнению ее ключевую роль в разжигании страстей между партиями. То, что Маргарита д’Анжу создала придворную партию и всеми силами боролась с влиянием Йорка, они объявляют йоркистской пропагандой. По их мнению, королева, наоборот, стремилась примирить йоркистов с их врагами, и только осенью 1458 года решительно выступила против Йорка. Но это противоречит всем известным фактам, особенно если принять во внимание миролюбивость и слабоволие короля. Даже папа Пий II говорил, что Генри VI был
...человеком более робким, чем женщина, совершенно лишенным силы духа, который передал все дела в руки жены.
В 1458 году граф Уорикский был назначен адмиралом вместо Генри Холланда герцога Эксетерского, который получил компенсацию за отставку в сумме 1000 фунтов. Новый адмирал взялся за дело энергично. Кале находился под постоянной угрозой осады со стороны французов или герцога Бургундского. Снабжение города было организовано отвратительно, и Уорик
постарался исправить положение. Он предпринял успешную вылазку в Булогшэ с отрядом в 800 человек и захватил на французских судах груз гасконских вин. 28 мая 1458 года адмирал отплыл из гавани Кале с эскадрой из 12 судов — 5 больших кораблей, 3 каравелл и 4 пинасов — чтобы встретить замеченный неподалеку испанский флот из 28 судов, включавший 16 больших кораблей. Бой произошел на следующий день. Джон Джернингем, один из офицеров Уорика, с 23 солдатами взял на абордаж 300-тонный испанский корабль. Затем он сам попал в плен, а через шесть часов был отбит англичанами. Испанцы потерпели поражение, потеряв шесть судов, 240 человек убитыми и 500 ранеными. Англичане потеряли 80 человек убитыми и 200 ранеными. Эта битва в некоторой степени восстановила контроль Англии над Ла-Маншем и укрепила авторитет графа Уорикского как военачальника и капитана Кале. 
<< | >>
Источник: Устинов В.Г.. Войны Роз. Йорки против Ланкастеров. 2012

Еще по теме ВТОРОЙ ПРОТЕКТОРАТ ЙОРКА:

  1. ПЕРВЫЙ ПРОТЕКТОРАТ ЙОРКА
  2. ЭДУАРДУ. ПРОТЕКТОРАТ РИЧАРДА ГЛОСТЕРСКОГО
  3. ПОЛНАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ ЕГИПТУ! ДОЛОЙ ПРОТЕКТОРАТ!
  4. Г л а в а II ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА ВО ВРЕМЯ И ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (ОТ РУБЕЖА 30–40-Х ДО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 50-Х ГОДОВ XX В.)
  5. ВТОРОЙ ПРИЗЫ
  6. Очерк второй
  7. ВТОРОЙ ТУР
  8. США во второй половине XIX века
  9. 23. Требования второй очереди
  10. ВЕЧЕР ВТОРОЙ
  11. Второй год войны, 1799
  12. Индепенденты и левеллеры в период второй гражданской войны
  13. 2.2.2. Второй этап проекта
  14. Второй крестовый поход
  15. Второй Крестовый поход
  16. И-17 (ЦКБ-19), ВТОРОЙ ОПЫТНЫЙ
  17. Византия. Рим второй