загрузка...

ПЕРВАЯ БИТВА ПРИ СЕНТ-ОЛБЕНСЕ


Полномочия лорда-протекгора прекращались только в двух случаях — при выздоровлении короля или по достижении наследником трона совершеннолетия. На Рождество 1454 года неожиданно для всех Генри VI пришел в себя. Король с сожалением узнал о смерти архиепископа Джона Кемпа и с радостью — о рождении сына. Уильям Уэйнфлитский епископ Уинчестерский и Роберт Ботил, рыцарь ордена Святого Иоанна и приор Англии, имели в январе 1455 года разговор с королем и подтвердили, что монарх полностью оправился от болезни.
Первым делом Генри VI занялся перестановками в среде высших сановников. Он освободил 7 февраля 1455 года из Лондонского Тауэра Эдмунда Бофорта герцога Сомерсетского и через месяц назначил его капитаном Кале, несмотря на то, что эту обязанность до 1461 года должен был исполнять Йорк. Ричард Невилл граф Солсберийский лишился должности
лорда-канцлера, перешедшей к Томасу Буршье архиепископу Кентерберийскому. Джон Типтофт 1-й граф Вустерский потерял пост лорда-казначея Англии, а его место получил Джеймс Батлер граф Уилтширский.
Тяжба между Йорком и Сомерсетом была передана на рассмотрение лордов, которым предстояло вынести судебное решение в течение двух месяцев. Оба герцога выдали письменные обязательства на сумму в 20 ООО марок в качестве залога, что они согласятся с вердиктом. Герцог Йоркский не испытывал никаких иллюзий по поводу того, каким будет решение лордов, поскольку король быстро привел Совет в то состояние, которое царило там до его болезни: Йорка отстранили от участия в делах, его сторонники лишились должностей, а фавориты короля вновь оказались на коне.
За этими политически провокационными действиями Генри VI угадывалась тень его жены Маргариты д’Анжу. Она уже давно превратилась в самого яростного и бескомпромиссного врага герцога Йоркского. Умственное расстройство мужа и малолетство сына заставляли ее беспокоиться за династическую судьбу Ланкастеров. Конечно же, Маргарита не испытала воодушевления, когда лорды назначили протектором королевства Ричарда, оставив без внимания ее собственные требования. С тех пор уничтожение Йорков стало ее основной целью, для достижения которой она вступила в союз с наиболее одиозными фигурами двора, личными врагами герцога.
На 21 мая 1455 года король назначил открытие Великого совета в Лестере. Герцог Йоркский также получил приглашение. Он справедливо рассудил, что речь пойдет не о примирении старых недругов, но о его, Йорка, осуждении. Конечно, события могли разворачиваться и по другому сценарию, поскольку многие лорды были искренне готовы к поиску компромисса, а миролюбивый король не отказался бы взять на себя инициативу по примирению сторон. Но Генри VI не мог вырваться
из-под контроля жены, а Сомерсет к тому времени получил полный контроль над Королевским советом.
Герцог Йоркский не верил в мирное развитие событий. Он спешно отбыл на север, где встретился с Невиллами — графами Солсберийским и Уорикским. Лорды решили, что у них не осталось иного пути, кроме вооруженного сопротивления. Они собрали свои войска. Сэр Роберт Огл, вассал графа Сол- сберийского, привел им на помощь отряд в 600 лучников из Уэльской марки. Объединенные силы лордов насчитывали около 3000 человек. мая Йорк, находясь в городе Вэр в Хартфордшире, обратился к Генри VI с посланием. Он заверял монарха в своей верности и просил его не доверять наветам врагов, но удостоить йоркистов личной встречи. Послание так и не дошло до короля, поскольку его перехватил Эдмунд Бофорт герцог Сомерсетский. Второе письмо было направлено архиепископу Кентерберийскому. В нем Йорк сообщал, что взял в руки оружие вынужденно, опасаясь несправедливого преследования со стороны королевских советников.
Генри VI уже покинул Вестминстер и находился 21 мая у Уотфорда. На следующий день его войско вошло в Сент- Олбенс и укрепилось в черте города. Герцог Йоркский со своей армией подошел к Ки-Филду, расположенному недалеко от Сент-Олбенса, у реки Вер.
Город Сент-Олбенс, один из самых древних городов Англии, не имел ни стен, ни других фортификационных сооружений. Король держал свой штандарт на улице Святого Петра. По одним оценкам, его армия насчитывала 3000, по другим — 2000 воинов. Все въездные дороги в город были забаррикадированы и удерживались королевскими отрядами. Противники выжидали с семи до десяти часов утра. Король попытался договориться с мятежным герцогом мирно и послал к нему Хамфри Стаффорда 1-го герцога Бакингемского, но эта попытка
разбилась о требование Йорка выдать ему Сомерсета, чего Генри VI, естественно, сделать не захотел.
Решение укрепиться в городе, вместо того, чтобы встретить неприятеля в чистом поле, было принято под нажимом герцога Бакингемского. Он посчитал, что городские позиции дадут дополнительное прикрытие армии, уступавшей по численности врагу, и позволят продержаться до подхода подкреплений. В случае неблагоприятного развития событий Бакингем предполагал отступить к Барнету или Хатфилду. Однако он не учел, что ланкастрианам придется защищать весь растянутый городской периметр и что в городе сложно организовать четкую координацию действий по обороне.
Между одиннадцатью и двенадцатью часами йоркисты начали атаку на город, но Томас де Клиффорд 8-й лорд де Клиффорд стойко удерживал главные баррикады возле церкви Святого Петра, и наступавшим никак не удавалось проникнуть в город. Пока войска герцога Йоркского атаковали защитников с фронта, приковывая к себе большую часть их сил, сэр Роберт Огл пробился к рыночной площади, а граф Уорикский со своим отрядом пробрался через сады между Ки-Инном и Чекер- Инном, расположенными на улице Холвелл (или Холивелл). Проникнув в город, солдаты издали боевой клич «Уорик! Уорик! Уорик!», служивший сигналом для отрядов Йорка, которые усилили натиск, в то время как граф Уорикский атаковал де Клиффорда с тыла.
Ланкастриане не устояли, и через пол
часа битва закончилась. Королевские солдаты в общей своей массе сражались не слишком самоотверженно, иначе сражение могло продлиться гораздо дольше: оборонявшиеся в узких улочках и городских домах имели явное позиционное преимущество. Жители города также не выказали особой решимости биться за короля до последнего вздоха. Как только стало ясно, что йоркисты побеждают, часть ланкастриан обратилась в бегство.
Автор «Хроники Бенета» предполагает, что в бою пало всего около 100 человек. Красавец Джеймс Батлер граф Уилтшир- ский бежал вместе с Томасом Торпом, бросив свои доспехи. Но остальные ланкастрианские лорды стояли насмерть. В битве погибли Эдмунд Бофорт 1-й герцог Сомерсетский, Генри Перси 2-й граф Нортумберлендский, Томас де Клиффорд й лорд де Клиффорд. Хамфри Стаффорд 1-й герцог Бакин- гемский был ранен стрелой в лицо и нашел убежище в аббатстве Сент-Олбенс. Его сыну лорду Хамфри Стаффорду стрела попала в руку. Генри Бофорт граф Дорсетский, старший сын герцога Сомерсетского, получил такие тяжелые раны, что его пришлось увозить с поля боя на повозке. Сам король оставался у своего штандарта на улице Святого Петра и долгое время отказывался отступить перед лицом неминуемого поражения. Он был также ранен стрелой в шею: лучники сэра Роберта Огла с валлийской границы сослужили в этой битве хорошую службу йоркистам. Наконец, король укрылся в доме какого-то мелкого торговца, где его обнаружил герцог Йоркский.
Йоркисты также понесли потери: погиб сэр Джон де Клинтон Амингтонский. Войска победителей разграбили город. Тела Сомерсета, Нортумберленда и Клиффорда лежали на улице, пока Джон Уитхемпстидский, аббат Сент-Олбенса, не получил у герцога Йоркского позволение похоронить их.
Йорк предстал перед королем и в очередной раз заверил своего сюзерена, что является верным вассалом короны, что

Аббатство Сент-Олбенс готов доказать в любое время вместе со всеми своими людьми. Йорк заявил, что смерть предателя герцога Сомерсетского вселила радость в сердца всех подданных английского монарха. Затем он почтительно сопроводил Генри VI в специально отведенные покои. С этого момента король стал пленником герцога.
На следующий день Ричард Йоркский и Генри VI отправились в Лондон, где для короля были приготовлены апартаменты в доме епископа Лондонского. Король содержался там, пока не миновал праздник Святой Троицы. Сент-Олбенс стал серьезной победой герцога Йоркского, который поставил на кон свое будущее и выиграл. Поскольку сам факт победы опровергнуть невозможно, предпринимаются попытки хотя бы принизить ее. Так, в последнее время получила распространение точка зрения, что Первой битвы при Сент-Олбенсе как таковой не было. Просто три самых могущественных
лорда Англии во главе огромного войска атаковали на улицах Сент-Олбенса свиту короля, мирно ехавшего на Совет в Лестер. Заговорщики захватили Генри VI и убили двух пэров — своих персональных врагов, совершив самый заурядный военный переворот.
Главная цель этой гипотезы ясна — показать, что Войны Роз представляли собой всего лишь продолжение феодальной вражды между Невиллами и Перси. Но ее авторы не учитывают некоторых важных моментов. Ведь retinue или retainers (англ. свита, слуги) означает отнюдь не домашних слуг. Это вооруженный отряд, состоявший из мелкопоместных дворян и свободных воинов, которые постоянно находились на службе у лорда за деньги или за покровительство, а также арендаторов. Все вместе они составляли небольшую частную армию. Генри VI и его лорды прибыли в Сент-Олбенс именно с такими «свитами», равно как и Йорк со своими союзниками, и вряд ли здесь уместно говорить о нападении огромной армии на беззащитных домашних слуг короля. Войска с обеих сторон были примерно равны по численности, причем ланкастриане занимали лучшее стратегическое положение, а подкрепления к мятежникам подошли только на следующий день, уже после окончания битвы. Их привели Джон Моу- брей герцог Норфолкский, Ральф де Кромвелл лорд Кромвелл и сэр Томас Стэнли.
Ни о каком вероломном нападении также не может идти речи. Намерения Йорка были очевидны еще до сражения, разгоревшегося 22 мая. Йоркистские лорды не имели никакого желания идти в Лестер на Великий совет. Как только было объявлено о созыве этой феодальной ассамблеи, они начали собирать войска и готовиться к вооруженной борьбе. Сэр Роберт От привел отряд в 600 солдат из Уэльской марки, проделав по меньшей мере 200 километров. Не заметить такой отряд было сложно. Также невозможно скрытно про-

Город Сент-Олбенс, Касл-Инн на улице Виктории. Табличка на доме установлена в память о Первой битве при Сент-Олбенсе
вести 280-километровым маршем 3000 воинов из Йорка в город Уэйр, а затем спрятать их там, всего в 39 километрах от Вестминстера, где находился король. Да и устраивать засаду в городе, лежавшем в стороне от дороги из Лондона в Лестер, несколько странно.
Достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться — Йорк вообще не шел в Лестер, поскольку он давно миновал его на своем пути в Уэйр, пройдя лишних 133 километра к юго- востоку от места заседания Совета. Сам король, по всей видимости, тоже не сильно торопился в Лестер: в день открытия ассамблеи он находился в городе Уотфорд, который расположен в 131 километре от Лестера, но всего лишь в 12 километрах от Вестминстера. Генри VI со своими сподвижниками явно «запаздывал». Похоже, битва при Сент-Олбенсе была все-таки запланированным сражением между двумя армиями, а не случайной уличной потасовкой, которую завязали слуги, или коварной засадой.
<< | >>
Источник: Устинов В.Г.. Войны Роз. Йорки против Ланкастеров. 2012

Еще по теме ПЕРВАЯ БИТВА ПРИ СЕНТ-ОЛБЕНСЕ:

  1. ВТОРАЯ БИТВА ПРИ СЕНТ-ОЛБЕНСЕ
  2. БИТВА ПРИ ТАУТОНЕ
  3. БИТВА ПРИ ТЬЮКСБЕРИ
  4. БИТВА ПРИ ЭДЖКОУТ-МУРЕ
  5. БИТВА ПРИ НОРТХЕМПТОНЕ
  6. БИТВА ПРИ ЭМПИНГЕМЕ
  7. БИТВА ПРИ БАРНЕТЕ
  8. БИТВА ПРИ ХЕКСАМЕ
  9. Глава 12. БИТВА ПРИ АКЦИИ
  10. Битва при Дар
  11. БИТВА ПРИ УЭЙКФИЛДЕ
  12. БИТВА ПРИ ФЕРРИБРИДЖЕ
  13. БИТВА ПРИ МОРТИМЕРС-КРОССЕ