СТРУКТУРА ОРГАНОВ СТАРШИНСКОГО УПРАВЛЕНИЯ В 50-70-Х ГОДАХ XVIII в. ХАРАКТЕРИСТИКА СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП КАЗАЦКОЙ СТАРШИНЫ


Будучи частью Российского государства, Левобережная Украина в ХИН в. (до 1781 г.) одновременно сохраняла некоторые особенности своего внутреннего устройства. Здесь, в частности, оставалось со времен освободительной войны 1648-1654 гг. административновойсковое устройство с гетманом, генеральной старшиной, полковой и сотенной администрацией, делением территории края на полки и сотни. Продолжала существовать также в определенной степени своя система судоустройства и городского управления.
Вместе с тем царское правительство, которому гоина; лежала верховная власть на Левобережной Украине, постоянно не изолировало действия старшинской администрации. Таким контролирующим органом до 1717 г. был Малороссийский приказ. С ли ш1. .агией, в результате проведенных в России в первой четверти XVIII в. реформ государственного управления, приказов, в том числе и Малороссийского, Левобережная Украина стала подведомственна коллегии иностранных дел и Сенату.
Проводя политику угнетения народных масс на территории всей Российской империи, царизм при этом находил социальную опору в лице укр аинскиу феодалов, с которыми русских помещиков объединяли общие классовые интересы.
Казацкая старшина, сосредоточив в своих руках огромное количество земли и закабалив подавляющее большинство крестьян и значительную часть рядового казачества, уже во второй половине XVIII в. превратилась в настоящих помещиков. Недоставало лишь юридического оформления сложившихся крепостнических отношений со стороны царского правительства В этих условиях возникала необходимость кодификации права на Левсбереано:“ Украине, поскольку действующие тут нормы празг выработанные еще во времена польско-шляхетского господства, явно устарели. В кодификации украинского права была заинтересована прежде всего старшина, которая ставила цель юридически оформить свое экономическое и политическое господство. Царизм, идя навстречу старшине и соглашаясь на кодификацию права, со своей стороны, усматривал реальный путь максимального приближения многочисленных норм украинского права к единому общероссийскому законодательству. Начало сисематической работе по кодификации украинского прадо положил царский указ от 22 августа 1728 г., известный под назван юм „Решительные пункты гетману Даниле Апостолу". В 20-й главе этих „пунктов” указывалось, в частости на не а Сходимость перевода на русский язык „правных книг”, которые действовали на Украине1. Тогда же была создана специальная кодификационная комиссия, которая должна была упорядочить украинское право. В про цесгс работы комиссия столкнулась с большими трудностями, поскольку на Левобережной Украине существовала в то врем?. нестояща | „мозаика" права. Наряду с законодательными актами местных властгй (договорные статьи, гетманские универсалы, ордера Генеральной войсковой канцелярии) основными источниками действующего права оставалось значительное количество норм ативныу актов времен польско-шляхетского господств э. В частности, значитесь ное место среди норм украинского права занимали Литовский статут 158ь г. и сборники магдебургского права „Саксон” Щербича и „Порядок” В. Гроицкого. Одновременно все более распространялось дейс гвие и общероссийских законов, отражавших в конечном итоге общность социально-экономического и культурного развития русского и украинского народов. Важное место в системе действующих законов на Левобережной Украине того времени занимали и нормы обычного права, возникшие в процессе развития общественной жизни и официально признанные царским правительством. Подобное состояние действующего права несомненно создавало значит зльные трудности и в практической работе административных и судебных учреждений Левобережной Украины. Кодификационная ко« гссия, сменив за это время несколько составов, окончила работу в 1743 г., выработав сборник законов, получивший название „П[ ава, по которым судится малороссийский народ”. Главными исто .пиками этого кодекса стали в основном те действующ не на Левобережной Украине нормативные акты, которые на^йхм^ отвечали классовым интересам украинских феодалов и закрепляли их экономическое и политическое господство. В частности, важное место среди источников „Прав” занял Литовский статут 1588 г. (третья редакция^, феодально-крепостнические принц г ы которого наиболее импонировали старшинской верхушке, из представителей которой в основном состояла и кодификационная комиссия . В связи с этим не случаен тот факт, что в 1716 пунктах „Прав” наибольшее количество сносок (1033) приходилось именно на Литовскии
В 1614 г. третий Литовский статут был переведен на польский язык. В этой редакции Литовский статут и был наиболее распространен на Украине | XVIII в.
Так, в последний состав комиссии входили: генеральный обозный Я. Лизогуб, генеральный хорунжий Н. Ханенко, лубенский полковник П. Апостол, два бунчуковых товарища, два полковых писаря, два сотника, один войсковой товарищ, один войсковой канцелярист и пять представителей духовенства - всего 16 человек.
статут2. Значительное внимание кодификаторы украинского права уделяли и сборникам магдебургского права и его разновидности - хелминского права, которые распространялись на города с правом самоуправления. Магдебургом« право носило ярко выраженный классовый характер и в условиях сосредоточения военного, административного и судебного управления в руках старшины предоставляло последней особенно большие привилегии в городах. В новом своде широко использовались и те моменты украинского обычного права, которые отражали интересы господствующей верхушки.
В результате сборник „Права, по которым судится малороссийский народ” стал типичным кодексом феодально-крепостнического права с ярко выраженным стремлением старшинской верхушки юридически обосновать право Левобережной Украины на самоуправление в составе Российской империи. Последнее было необходимым условием и для осуществления планов украинских феодалов в отношении монопольного угнетения народных масс. Подобные тенденции „Прав” явно противоречили политическим интересам царизма, который стремился максимально приблизить украинское право к общероссийскому законодательству. Дрв льно четко позиция царского правительства по данному вопросу изложена в известной „Записке о Малой России”; где, в частности, говорилось: „Но правы гражданские, касающиеся до свойств народа управляемого самодержавным государем, яко в Статуте Литовском для республиканского правления учрежденные, весьма несвойственны уже стали и неприличны малороссийскому народу, в самодержавном владении пребывающему”3. В связи с этим подготовленный сборник законов, поданный в 1744 г. на рассмотрение Сената, не был утвержден. Но через 12 лет, по инициативе царского правительства, „Права, по которым судится малороссийский народ” были изъяты из архива й пересланы гетманской администрации с тем, чтобн продолжить работу над сборником, естественно, в приемлемой для самодержавия редакции4. Явно подстегивая затянувшуюся работу, Сенат 31 августа 1761 г. издает указ „О рассмотрении изменений и дополнений Статута, по коему в Малороссии суд и расправа производится^ Однако, как известно, „Права, по которым судится малороссийский народ” так и не стали официальным юридическим кодексом на Левобережной Украине.
Точка зрения на это обстоятельство, установившаяся еще в дореволюционной историографии (А. Кизтяковский6, И. Теличенко7, Д Миллер8 и др.) и принятая в основном советскими историками, нуж
Автор „Записки" точно неизвестен. В дореволюционной историогрг-Ьии часть ученых склонялась к предположению, что автором „Записки” был Г. Н. Теплов - наставник гетмана К. Рээумовского, впоследствии крупный царский чиновник.

дается, по нашему мнению, в некотором уточнении. Как видим, и после 1744 г.г когда, по утвердившемуся в исторической литературе мнению, была окончательно решена судьба „Прав” как официального свода законов, царское правительство стремилось к выпуску в свет „Прав”, но, конечно, с желательными для себя поправками и дополнениями. Однако украинская старшина, экономические и политические позиции которой к середине XVIII в. несомненно возросли, по существу, не желала идти на уступки. В условиях резкого усиления централизаторской политики царизма (с середины 60-х годов XVIII в.) уже правительство Екатерин:.: II считает лишним добиваться подобных уступок .
Таким образом, в борьбе внутри господствующего класса, сводившейся в конечном итоге к борьбе за право монопольного господства над угнетенными массами, и была предрешена участь этого памятника украинского феодального права. Не став официальным юридическим кодексом, „Права”, однако, в судопроизводстве Лево- бережной Украины середины и второй половины XVIII в. были весьма еторитетным источником. О популярности этого документа свидетельствует и значительное количество его списков».
В середине XVIII в., в связи с усложнением внешнеполитического положения Российской иь.лерии (на западе назревала война с Пруссией, на юге - с Турцией), царское правительство делает ряд шагов в направлении удовлетворения политических требований казацкой старшины. Последняя, в свою очередь, небезосновательно усматривала в дворянской монархии ту реальную силу, которая могла обеспечить ей господство над народными массами и привилегированное положение.
Уже в 1744 г. вослользозайшись пребыванием императрицы Елизаветы на Украине, старшина подала ей в м. Глухове челобитную о ^становлении гетманства[13]. Настойчивые многочисленные просьбы подобного характера старшина выдвигает и в последующие годы. Наконец, в мае 1747 г. был издан царский указ „О бытии в Малороссии гетману по прежним правам и обыкновениям” Однако, делая этот в значительной степгчи вынужденный шаг, царизм вовсе не собирался отступать от той централизаторской политики, которую он проводил на Украине. По замыслу царского правительства гетманом должен был стать человек, который содействовал бы постепенной ликвидации специфических форм административного и военного строя на Левобережной Украине. Выбор пал на Кирилла Разумовского - младшего брата фаворита царицы, которого старшина, по указанию царского правительства, и „избрала” гетманом в м. Глухове в марте 1750 г. В июне того же года царское правительство утвердило это „избрание”, а в октябре под власть гетмана была передана и Запорожская Сечь10. Резиденций нового гетмана стал г. Батурин. Царское правительство щедро дарило К. Разумовскому земельные владения и крепостных. Последний гетман, как и его предшественники, был прежде всего крупнейшим землевладельцем на Левобережной Украине. По данным „Табе! и" (1754 г.) об имениях левобережных гетманоЕ во владении у Разумовского находилось 9628 дворов и бездьорныл хат11.
Кроме огромных прибылей от земельных владений гетман Разумовский обогащался и за счет продажи продукции тех многочисленных предприятий, которые строились, по его распоряжению, на территории гетманских владений. Прибыли К. Разумовского от этих предприятий превышали 100 тыс. руб. в год12. Поэтому Разумовский большое внимание уделял расширению своей глуховскок резиденции, которая, по словам одного из исследователей рода Разумовских - князя Васильчикова/была „миниатюрной копией со двора пе- тербурского”13, а потом и батуринской. Только на содержание обслуживающего персонала батуринского гетманского дворца ежегодно тратилось более 60 тыс. руб.1^
К. Разумовский и после ликвидации гетманства остался крупным земельным магнатом. На Левобережной Украине он имел в твоем владении восемь волостей „с принадлежащими к ним селами, деревнями и хуторами, заводами и всякими другими заведениями и наличностью”15. По ревизии 1782 г., в семи уездах Новгород-Север- ской губернии бывший гетман имел 74177 крепостных крестьян1®, а в русских губерниях - свыше 45 тыс.17.
С восстановлением гетманства несколько изменилась структура органов управления Левобережной Украины. Было ликвидировано „Правление гетманского правительства (уряду)”. Фактически перестал действовать общевойсковой казачий совет (рада), компетенция которого при К. Разумовском окончательно перешла к совету старшин. -Состав последнего, возглавляемого гетманом, был довольно широк. В него входили прежде всего, члены Генеральной 72 войсковой канцелярии и Генерального войскового суда На совет обычно взывались полковники, другие представители полковой, а также сотенной администрации. В компетенцию совета старшины входили такие вопросы, как избрание на высшие административные должности, рассмотрение решений Генеральной войсковой канцелярии, важнейшие дела административного, финансового и судебного характера, рассмотрение апелляции на решения Генерального суда и Генеральной войсковой канцелярии и т. п.
В то же время в административном аппарате Левобережной Украины еще более усилилась роль его верхушки - генеральной старшины (генеральный обозный, генеральные судьи (2), генеральный подскарбий, генеральный писарь, генеральные есаулы (2), генеральный хорунжий, генеральный бунчужный). Состоя из самых богатых и влиятельных представителей старшинских семей, генеральная старшина держала в своих руках центральные органы управления на Левобережной Украине, решая все важнейшие вопросы военного и гражданского характера. Только в виде ранговых имений за генеральной старшиной, по ревизии края 1764 г., числилось 1489 дворов (1970 хат) и 628 бездворных хат, в которых проживало 7593 чел. мужского пола1®
После ликвидации в ноябре 1764 г. гетманства генеральная старшина была подчинена новообразованному центральному органу управления Левобережной Украиной - Малороссийской коллегии во главе с графом П. А. Румянцевым, назначенным одновременно и генерал-губернатором региона19. Четыре представителя генеральной старшины были назначены членами этой коллегии.
Следующим, после генеральной старшины, звеном старшинской иерархии была полковая администрация. Во главе ее стоял полковник городового полка* олицетворявший высшую административную, военную и судебную власть на данной территории. В исследуемый период назначение на должность полковника городового полка осуществлялось непосрественно царским правительством.
Обычно на эту должность назначались лица пользовавшиеся полным доверием в Петербурге. Очень часто, например, это были родственники гетмана или представителей высшей украинской старшинской верхушки, занимавшей высокое положение при царском дворе. Массовый характер носило назначение на эту почет-
Ж
Адми -ративно-тер™ тор ..чльная и военная единица на Левобережной Украине второй половини lt;И1 - XVIII в. Во іторой половине XVIII в. до
  1. г. на Левобережной Украине городовых полков было 10 (в 1775 г. Полтавский полк окончательно отошел к созданной в 1764 г. Новороссийской губернии).

Кроме городовых полков на Левобережной Украине существовали (до
  1. г.) три так называемых охочекомонных, или компанейских, полка из вольнонаемных людей.

ную и весьма прибыльную должность лиц, имевших чин армейского полковника. Из 25 известных левобережных полковников той поры многие из них перед вступлением в должность имели чин „полковника от армии”2?
Как правило, полковник являлся одним из крупнейших фе здалов в полку, а нередко и за его пределами.
Одним из крупнейших землевладельцев на Левобережной Украине был, например, полтавский полковник А. Горленко. Благодаря .режде всего своему богатств/ он продержался на полковничьей должности более 30 лет - до самой ликвидации Полтавского полка Об огромных богатствах А. Горленко свидетельствует, например, тот факт, что он дал в приданое двум дочерям (в 1768 и 1772 г.) движимого и недвижимого имущества более чем на 50 тыс. руб. - огромную для того времени сумму. Сыновьям Горленко оставил в наследство еще больше около 15 тыс. деоят::н земли, на которых проживало свыше 3 тыс. зависимых крестьян2?
Значительные имения предоставлялись на ранг полковника. По данным ревизии 1764 г., в ранговых владениях 10 левобережных полковников находилось 1813 дворов (в них 2509 хат) и 1260 бездворных хат, в которых проживало около 23 тыс. зависимых кре- 22
стьян .
Полковники всячески стремились увеличить свои владения. Одним из путей этого было получение имений по гетманским универсалам. При этом в универсале особо отмечалось, чтобы крестьяне этих селений послушно исполняли „подданническую повинность”. Но обычно полковники не удовлетворялись подобными приобретениями и очень часто захватывали имения самовольно, разоряя крестьянско-казацкие массы. Так, из более чем 20 селений, принадлежавших прилукском, полковнику Г. Галагану, лишь три были получены по гетманскому универсалу. Остальные же владения этого феодала были захвачены им у крестьян и рядовых казаков-
Иногда почти все владения полковников состояли из захваченных или же скупленных по низкой цене крестьянских и казацких земель23. Типичным примером такого явления можно назвать имения последнего переяславс лго голчовника Г. Иваненко, которые состояли в основном из „скупленных и разными сделками добытых грунтов” .
Примечательно, что в исследуемый период мы не встречаем данных о „наказных” (т. е. временных) полковниках. Если полк по каким-либо причинам оставался без полковника, то до назначения нового полком обычно управляла полковая старшина. Иногда эти функции возлагались на кого-нибудь из бунчуковых товарищей2'" Очевидно, в изучаемый период такая форма управления, как „наказное” пол- ковничество, исчезла совсем или же, если и имела место, то очень редко. В состав полковой старшины входили обозный, судья, писарь, 74

есаул и хорунжий. Обозному подчинялись артиллерия и обоз, имевшиеся в каждом полку. Кроме своих основных обязанностей полковой обозный выполнял различные поручения царск'го правительства, гетмана и генеральной старшины, а после ликвидации гетманства - Малороссийской коллегии.
Полковые обозные обычно принадлежали к богатой казацкой верхушке. Как правило, они владели землями с проживающими на них зависимыми крестьянами. Например, за черниговским полковым обозным А. Тризной в 1778 г. числились 65 зависимых крестьян мужского пола. Обозный Прилукского полка Я. Кисель в 1773 г. имел 50 зависимых крестьян мужского пола2® Иногда полковые обозные по количеству владений были первыми богачами в полку. Одним из них, например, был обозный Стародубского полка П. Ско- рупа, получивший в наследство от отца большие земельные владения. Последние, кстати, он постоянно расширял, в основном за счет захвата и насильственной скупки земель крестьянско-казацких масс17. Насколько прочно чувствовал себя Скорупа в экономическом отношении, свидетельствует и тот факт, что этот полковой обозный претендовал на должности полковника Стародубского полка и генерального подскарбия. При уходе в отставку Скорупа получил чин армейского полковника и приобрел таким образом дворянские права2? Помимо личных владений полковые обойные имели ранговые имения.
Говорить о функциях полкового судьи следует лишь с учетом того обстоятельства, что высшая судебная власть в полку принадлежала полковнику, который до 1763 г. являлся председателем полкового суда. В этом же году в связи с судебной реформой на Лево- бережной Украине в каждом полку было создано по два (в наибольшем по территории Нежинском полку- три) - земскому и подко- морскому - суда, каждый из которых состоял из судьи, подсудка и писаря. Определенное исключение составлял Полтавский полк, в котором были учреждены лишь подкоморские суды.
Полковые суды были преобразованы в гродские, где председательствовал по-прежнему полковник. В состав -родского суда помимо полковника входило два-три представителя полковой старшины, среди которой оязательно должен был быть полковой судья. Созданные судебные учреждения подчинялись Генеральному суду.
/льциальным гетманским распоряжением чиновникам вновь Зразованных судов* обеспечивалось довольно высокое положение в старшинской иерархии. В частности, подкоморскому судье, или, как чаще он называетг в документах, подкоморию, представлялось
кемские, подкоморскге и гродские сословные шляхетские суды прекратили свою деятельность после воссоединения Украины с Россией и были, как видим, воссозданы не Левобережной Украине уже в несколько иных конкретно-исторических условиях.
положение второго лица в полку (после полковника). За ним еле- ' довал земский судья, который занимал теперь положение выше, нежели бунчуковые товарищи[14], а подсудки уравнивались с последними. Земские писари приобретали равное положение с полковыми есаулами.
Все эти судебные чиновники при вступлении в должность приводились к специальным присягам по форме, разработанной по указанию гетмана К. Разумовского. Текст присяги почти идентичен: наряду с характерными верноподданническими заверениями с религиозной окраской служить „верно и справедливо” дается клятвенное обещание устоять перед соблазном брать взятки251 Видимо, коррупция тогда довольно глубоко проникла в деятельность старшинской администрации и, в частности, судебных учреждений, коль подобные мотивы сочли необходимым включить в текст указанных присяг.
Сфера деятельности учрежденных судов реглами ировалась соответствующими положениями Литовского статута 1588 г., продолжавшего оставаться, как указывалось выше, одним из -лав- ных источников норм украинского права, в частности судопроизводства. Функции земского суда сводились к разбору дел следующего порядка: о закладных имениях, побегах слуг, „обиду господину своему причинивших”, о взятии лишних пошлин, разделе имущества между родственниками, вспашке чужих земель, о долговых обязательствах и т. п.
Подкоморские суды разбирали обычно дела между ..редставите- лями господствующего класса о спорных землях. Гродские суды занимались разбором дел уголовного порядка, как-то: о наездах и разграблении феодальных имений, разбое на дорогах, е оровстве, пожарах, об убийствах, изнасиловании и т. д. Названные функции оставались за этими судами и их чиновниками и после ликвидации гетманства Изменения произошли лишь в месте сосредоточения высшей судебной власти. Отныне она находилась в руках президента учрежденной Малороссийской коллегии, генэраг-г/бернатора Левобережной Украины Л. А. Румянцева30.
В целом же земские, подкоморские и гродские шляхетско-сословные суды, вплоть до их ликвидации в 1783 г., продолжали служить господствующей и феодальностаршинской верхушке (при полном содействии царского правительства).
Как видим, функции полкового судьи в результате проведенной судебной реформы и, в частности, реорганизации полкового суда не претерпели существенных изменений. Как и раньше, он являлся фактически заместителем полковника в решении судебных дел- на этот раз в гродском суде, оставаясь важным звеном в системе судопроизводства и старшинской администрации в целом.
Помимо ранговых полковые судьи имели также имения на правах личного владения, причем иногда с довольно значительным количеством зависимых крестьян. Так, киевский полковой судья С. Бариновский имел 286 подданных. У черниговского полкового судьи Я. Бакуринского в 1778 году насчитывалось 408 подданных мужского пола31. Кстати, Я. Бакуринский был одним из многих представителей казацкой старшины, которые успешно продолжали службу и после ликвидации полкового строя на Левобережной Украине и даже нередко становились крупными царскими чиновниками. В 1797 г. он закончил свою карьеру, будучи черниговским губернатором. В том ме году, при выходе в отставку, Бакуринский получил один из высших гражданских чинов Российской империи - чин тайного советника3*
Деловодство полка производилось полковой канцелярией, работой которой руководил полковой писарь. В его распоряжении был целый штат канцеляристов. В середине XVIII в. во всех десяти полках „для исправления дел” насчитывалось 88 войсковых канцеляристов (в Гадяцком, Прилукском и Киевском полках - по 6 чел., в остальных - по 10 чел.)3^
После судебной реформы 1763 г. половина полковых канцеляристов была переведена в земские уездные суды3^ В работе канцеляристов и полковой канцелярии в целом наблюдалась определенная специализация. Об этом, в частности, свидетельствовало наличие в канцелярии ряда специальных отделов - судебного, казны, сче! ного.
Полковой писарь обычно назначался по гетманскому универсалу, а позже - по указу Малороссийской коллегии.
Те из полковых писарей, которые не имели ранговых имений, получали денежное жалованье. В период последнего гетманства оно составляло 50 руб. в год.
Значительным влиянием среди полковой старшины пользовались полковые есаулы. А. Шафонский приравнивал функции полкового есаула во время походов к. функциям майора регулярной русской армии тех времен, который отвечал за „исправность и чистоту целого полка”3? т. е. главной обязанностью полковых есаулов было руководство военными делами казаков своего полка, а также их снаряжением и вооружением. Помимо этого полковые есаулы выполняли разные поручения, связанные с административным управлением данным полком.
Полковых есаулов в изучаемый период в полку было обычно двое?6- первый полковой есаул (старший) и второй полковой есаул (младший). Как и другие полковые старшины, полковые есаулы владели ранговыми имениями.
Замыкал полковую администрацию полковсГ, хорунжий. Целый | ряд годовых „Ведомостей” полковых канцелярий свидlt; тельствует
о              том, что в полку было обычно два хорунжих. Встречающиеся иногда данные подобных „Ведомостей” о наличии в том или ином полку одного хорунжегояфиксировали, на наш взгляд, лишь временное явление. Полковые хорунжие, как и есаулы, были помощниками полковника в военных делах. Кроме выполнения сугубо военных обязанностей полковые хорунжие при шмали участи, и в административном управлении полком, но их функции носили менее оамо- стоятельный характер, чем у других полковых старшин. Полковые | хорунжие, как правиле назначались полковником и утве~gt;ж/ ались гетманом, а после ликвидации гетманства - Малороссийской коллегией. Иногда должность полкового хорунжего предоставлялась за проявление доблести во время войны.
Большинство полковых хорунжих имели ранговые имения, а , также имения на правах личного владения вместе с зависимыми крестьянами. Последних у прилукского полкового хорунжего И. Троцкого, например, в 1773 г. насчитывалось 85 чел., у Чернигов- | ского полкового хорунжего М. Лысенко в 17781. - 30 чел мужского пола® Нежинский полковой хорунжий В. Грива был собственником четырех сел, которые он получил за личные боевые заслуги.
Полковая старшина во главе с полковником продолжала гавать- ся одним из важнейших звеньев старшинской администрации на Левобережной Украине до начала 80-х годов XVIII в. Полковнику и полковой старшине принадлежала вся полнота власти на еррито- рии полка. В то же время наблюдалось все более заметное вмешательство в дела полковой администрации царского правите пьства После ликвидации гетманства полковая администрация вошла в непосредственное подчинение Малороссийской коллегии.
До начала 80-х годов XVIII в. на Левобережной Украине продолжало существовать административно-территориальное и войсковое деление полков на сотни. Последние, как правило, подчинялись полковой администрации*. Во главе сотенной администрации стояли сотник и сотенная старшина.              lt; Сотник осуществлял административное руководство и военное командование сотней, а также олицетворял судебную власть на территории сотни. После судебной реформы 1763 г. судебные функции сотника были значительно уменьшены. За сотником и сотенны-
В ряде случаев сотня освобождалась от подчинения полку. Это касалось прежде чеего к луховской сотни, на территории которой находилась резиденция гетмана. Не подлежали власти полковника и казаки еще 5 отен Нез энского полка - Новомлинской, Кролевецкой, Коропской, Воронежской и Ямпольской, ко о| -в привлекались к охране гетмана и сторожевой служС и составляли, собственно, отдельную военную единицу, командир которой был независим от нежинского полковника.

ми правлениями, как подчеркивалось в гетманском универсале от 19 ноября 1763 г., оставалось лишь право „между рядовыми казаками в самых маловажных жалобах и спорах словесную расправу чинить”. Центральной фигурой в решении судебных дел становится возный, должность которого была учреждена в каждой сотне после упомянутой судебной реформы. По своему служебному положению возный считался вторым, после сотника, должностным лицом в сотне. Подобно другим судебным чиновникам всех рангов возный при вступлении в должность приносил специальную присягу3?
В рассматриваемое время была фактически ликвидирована выборность сотников, носившая уже, как правило, формальный характер. В период последнего гетманства старшинская администрация бходила даже царские указы 1715 и 1728 гг., определявшие правила замещения полковых и сотенных должностных мест* и назначала сотниками желательных ей лиц, игнорируя при этом интересы и волю жителей сотни. Нередко сотники назначались по прямому указанию гетмана . При этом не выполнялись даже те формальности, которые имели место в первой попсвине XVIII в. и были призваны создавать некоторую видимость выборности сотников.
В 1767 г. президент Малороссийской коллегии Румянцев якобы на основании борьбы с разными злоупотреблениями, которые имели место во время „выборов” сотников, в свою очередь, предложил коллегии „не дозволять нигде сотенных старшин выбирать самим сельским казакам, как до сего чинилось”. С этого времени полковой совет давал свои кандидатуры на должность сотника на утверждение непосредственно Румянцев’ Нередко сотники просто назначались по прямому указанию генерал-губернатора Левобе режной Украины.
В силу такого положения дел многие из сотников десятками лет бессменно занимали свои должности. Например, В. Соболевский пробыл погарским сотником 30 лет (1738-1768), В. Шрамченко - оли- шевским сотником свыше 30 лет (1741-1773), Ф. Свирский - иваниц- ким сотником более 25 лет (1738-1764)4] И. Корниевич-Огронович был сотником 3-й Лохвицкой сотни 22 года (1760-1782), А. Жила - сотником 1-й Варвинской сотни 18 лет (1763-1781) и т. д. Отдельные старшинские семьи держали сотничьи должности в своих руках по 50 и больше лет. Так, например, 55 лет (1727-1782) должность сотника 1-й Сечанской сотни Лубенского полка занимали Иван, Тимофей и Филипп (отец, сын, внук) Криштофовичи4? свыше 50 лет (1728-1781) были сотниками Монастырской сотни Прилукского полка Иван, Петр и Михаил (отец, сын, внук) Романовичи, 50 лет
По царскому указу от 22 января 1715 г., на свободные должности і юпко- вой старшины и сотников полковой совет должен был предлагать 2-3 кандидата, одного из котсрых и утверждал гетман. Указ от 22 августа 1728 г., собственно, повторял и подтверждал указ 1715 г.
(1717-1767) держали сотничью должность в Дзвицкой сотне (Нежинский пол^ Селецкие48 и т. д.
Отмеченные факты долговременного пребывания на сотничьей должности не только отдельных лиц, но и представителе!“ нескольких покопений свидетельствуют о том, что эта должность во второй половине XVIII в. во многих случаях уже являлась прерогат- зой богатых старшинских семей.
Старшина, начиная с гиков, стремилась не допустить в свою среду рядовых казаков, ставя с этой целью социальные рогатки. На должность сотника, как правило, назначались выходцы из господствующих слоев населения. Так, из годовой „Ведомости” о службе полковой и сотенной старшины Черн-говского полка за 1778 г. видно, что большинство сотников было назначено из значковых товарищей. Аналогичные данные по Киевскому полку за 1779 г. свидетельствуют о том, что абсолютное большинство сотников было назначено из числа войсковых* и значковых^товарищей4? Нередко на должность сотника назначались и нанцелнристы Генеральной войсковой канцелярии. Другие же назначения на эту должность носи- пи характер отдельных случаев. Свое привилегированное положение сотники сохраняли и после ухода в отставку. Большинство из них при этом получали довольно высокий чин сунчукового товарища 5 Поел« ликвидации полково-сотенного устройспа ла Левобережной Украине со I пикам, согласно царскому указу от 28 июня 1783 г., предоставлялась возможность продолжать службу в регулярной царской армии, в гражданских учэеждзнмях или же идти в отставку.
Сотники владели ранговыми имениями, которые они получали после вступления в должность. Помимо этого обычно сотники владели имениями, в которых проживало немалое количестве засиси- мых крестьян - подданных. По данным годовой „Ведомости” киевской полксвой канцелярии, сотник Олишевской сотни В. Пригара в 1779 ¦•. имел 81 подданного и 16 подсоседков, киевский сотник И. Гудым - 150 подданных*? В 1775 г. в Лубенском полку из 23 сотников более половины имели подданных сэыше 100-150 чел. мужского пола4.7
Вместе с сотником сотней руководила сотенная старшина, в состав которой входили: сотенный атаман, писарь, есаул и хорунжий. Именно в таком составе и в такой последовательности сотенную старлину представляет „Ведомость о порядке следования генераль-
Почетное звание, присваиваемое представителям казацкой оеитушки за воинские заслуги. Войсковые товарищи находились под личной протекцией полковника.
“Почетное звание, предоставляемое зажиточным казакам, которые не занимали административно-военной должности. Значковые товарищи, минуя сотенную администрацию, непосредственно подчинялись полковнику.
ных полковых и сотенных старшин” за 1756 г. В акгм же порядке сотенная старшина выступает и в годовых ,Ве; эмостях' ряда полковых канцелярий в 70-х годах XVIII в.46
Во время военных походов, как отмечает А. Шафонский, сотенный гтаман „нес при сотнике должность эскадронного порутчика"49, т.е. был помощником сотника в делах командования вверенной ему военной единицы. Сотенных атаманов следует отличать от городовых атаманов, возглавлявших в полковых городах полицию.
На должность сотенного атамана, как правило, назначались представители привмле'иросанной казацкой верхушки. В большинстве случаев это были сотенные старшины низшего ранга, значковые товарищи, полковые канцеляристы и т. п. Временами эта должность переходила от отца к сыну, т. е. становилась в какой-то мере наследственной привилегией и наградой сотенному атаману за его службу.
Иногда имело место назначение на должность сотенного атамана и из числа рядового казачества. Это, по нашему мнению, объяснялось тем, что сотник, желая иметь своим первым заместителем опытного и способно! с человека и не находя вгб среди сотенной старшины и значковых товарищей, отдавал предпочтение кандидат/ из рядовых казаков. Весьма возможно также, что это был родственник сотника.
Данные 70-х годов XVIII в. по трем полкам (Черниговскому, Киевскому и Прилукскому) об экономическом состоянии сотенных гаманов позволяют сделать предположение, что эти сотенные старшины в экономическом отношении часто не превышали зажиточных рядовых казаков. В частности, это подтверждается тем фактом, что большинство сотенных атаманов совсем не имело зависимых крестьян или же имело небольшое количество подсоседков. В случае же наличия у сотенных атаманов подданных количество последних обычно не поевышало 20 чел. Вышеприведенное предположение подтверждают данные по Прилукскому полку и за 1753 г. Здесь за сотенными атаманами Клишевским и Безчувчим числилось лишь по одной бездворной хате „крайненищетных поспо- литых”. Подобное количество зависимых крестьян из категории „крайненищетных” нередко можно было встретить и у рядовых зажиточных казаков®0.
Сотенные атаманы получали денежное жалование, выделяемое из специальных сборов на содержание сотенной старшины с ка- зацко-крестьянских масс и жителей сотенных местечек. Согласно указу от 28 июня 1783 г.,сотенные атаманы могли поступать на военную службу в царской армии в чине унтер-офицера, а на гражданской службе получали ранг коллежского регистратора Тем сотенным атаманам, которые выходили в это время в отставку, представлялся чин корнета

Важное место среди сотенной старшины занимал писарь. Он, по определению А. Шафонского, был „при сотенном атамане первый сотенный старшина”5? Основной его функцией было ведение дело- водства сотни. Значительная часть сотенных писарей назначалась из полковых или сотенных канцеляристов. Нередко сотенными писарями становились сотенные есаулы и хорунжие. Встречаются назначения на эту должность и из выборных казаков. Основным источником существования сотенных писарей было получаемое ими денежное жалование. Отдельные сотенные писари имели незначительное количество зависимых I рестьян или же подсоседков. Большинство же сотенных писарей обычно не имело ни подданных, ни подсоседков, как это имело место, например, в 70-х годах XVIII в. в Черниговском, Киевском и Прилукском полках.
Низшее звено сотенной старшины составляли есаул и хорунжий. Они, прежде всего, выполняли военные функции, как-то: отвечали за вооружение и обмундирование казаков, их воинское обучение, ведали списками всех казаков сотни, годных к военной службе. Чин сотенного есаула считался выше, чем чик хорунжего. Об этом, в частности, свидетельсгвуе: тот факт, что нередко на должность есаула назначали сотенного хорунжего. В отличие от предыдущих сотенных должностей, на которые в основном иазна- чались выходцы из привилегированной казацкой верхушки, сотенными есаулами и хорунжими довольно часто становились рядовые казаки52. Тяжесть содержания сотенных старшин, ложилась на плечи крестьянско-казацких масс.
Таким образом; во второй половине XVIII в. выборность сотника и сотенной старшины была окончательно вытеснена системой назначения их вышестоящими органами власти. Характерным явлением становится внедрение в руководство сотней феодальног 5 родового принципа, благодаря чему должность сотника, в частности, превратилась фактически в вечную и даже наследственную привилегию. Среди представителей сотенной администрации наблюдалась значительная имущественная дифференциация. Если в лице сотников мы имеем, как правило, крупных землевладельцев, настоящих помещиков, то экономическое положение остальной сотенной старшины во многих случаях в это время почти не отличается от экономического положения зажиточного рядового казачества.
Всех старшин (генеральных, полковых, сотенных), находившихся при должностях в органах управления, например, в 1751 г. насчитывалось, по нашим подсчетам, около 750 чел. Кроме того присутствовал постоянный резерв для старшинской администрации в лице бунчуковых, войсковых и значковых товарищей, количество которых в том же 1751 г. соответственно составляло 202,85 и БЗЭ чел.53 Эта сравнительно небольшая часть господствующего класса, со-

ставлявшая основу старшинского административного аппарата, активно проводила политику угнетения и окончательного закрепощения крестьянско-казацких масс. 
<< | >>
Источник: Путро А. И.. Левобережная Украина в составе Российского государства во второй полотне XVIII в. (Некоторые вопросы социально-экономического и общественно-политического развития). - К.: Выща шк. Головное изд-во. - 142 с.. 1988

Еще по теме СТРУКТУРА ОРГАНОВ СТАРШИНСКОГО УПРАВЛЕНИЯ В 50-70-Х ГОДАХ XVIII в. ХАРАКТЕРИСТИКА СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП КАЗАЦКОЙ СТАРШИНЫ:

  1. НОБИЛИТАЦИЯ УКРАинсКОЙ КАЗАЦКОЙ СТАРШИНЫ И ОКОНЧАТельное ЗАКРЕПОЩЕНИЕ КРЕСТЬЯНСКО-КАЗАЦКИХ МАСС. ЛИКВИДАЦИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ АДМИНИСТРАТИВНОГО И ВОЙСКОВОГО УСТРОЙСТВА ЛЕВОБЕРЕЖНОЙ УКРАИНЫ
  2. Этническое разнообразие кульчурных характеристик социальных групп. Роль национальных школ
  3. § 12. Состояние Ирана в 30-х годах XVIII в.
  4. Структура требований общества к приписанным СОЦИАЛЬНЫМ ХАРАКТЕРИСТИКАМ
  5. 2. Социальная группа как объект социологического изучения. Виды социальных групп
  6. 5.5. Муниципальное управление социальной поддержкой отдельных групп населения
  7. Взаимоотношения органов местного самоуправления с территориальными структурами органов государственной власти
  8. 6.1. Содержание и структура социально-трудовых отношений в системе управления персоналом предприятия
  9. ОСНОВНЫЕ ВИДЫ СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЫ ТРЕТЬЕГО ТИПА. СТРУКТУРА СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ.
  10. 3 группа – Акты органов местного самоуправления
  11. Характеристика членов группы
  12. Структура и этапы развития группы
  13. Характеристика подростковых криминогенных групп
  14. Социальные ресурсы (приписанные социальные ХАРАКТЕРИСТИКИ) И ИХ РОЛЬ В СОЦИАЛЬНОМ ОБМЕНЕ
  15. Многослойная структура Российской Имоерии в XVIII-XIX столетиях