Рим, Парфия и армянский вопрос


Деятельность Корбулона в Германии сделала его известным, но только благодаря более поздним кампаниям на Востоке он приобрел репутацию одного из величайших полководцев I века. Однако, прежде чем рассмотреть эти операции, стоит вспомнить историю отношений Рима и Парфии.

Парфия была самым могущественным царством, появившимся после распада империи Селевкидов в конце II века до н. э. Возглавившая ее царская династия Аршакидов в итоге добилась контроля над обширной территорией, включавшей значительную часть современных Ирана и Ирака. Эту область населяли очень разные народы — от жителей эллинистических городов (таких, как Селевкия и Ктесифон) до пастушеских полукочевых племен.
В Парфии власть формально находилась в руках царя, но на самом деле все решали главы семи крупных знатных семей. Армия состояла как из собственно царских войск, так и из воинов, следовавших за могущественными аристократами. Бывали периоды, когда аристократы с легкостью становились соперниками трона. Поэтому не в интересах царя было позволять какому-нибудь из них создать слишком большое а эффективное войско, которое могло быть использовано против верховного правителя.

Из-за внутренней слабости Парфия не могла стать серьезным соперником Римской империи, даже когда речь шла о контроле за восточными провинциями, — но она, несомненно, являлась самой сильной независимой державой, с которой сталкивался Рим во время поздней республики и принципата.
Парфянские армии в основном состояли из кавалерии, так что при столкновении с ними у легионов возникали совершенно иные проблемы, нежели во время войн с племенами Запада. Большинство парфянских кавалеристов были лучниками, которые прекрасно управлялись со своим оружием. Благодаря долгой практике они умели стрелять на скаку, но сами при этом были трудной мишенью для врага. Они никогда не вступали в ближний бой, если у них не было подавляющего преимущества.
Высокий статус в обществе занимали всадники, которые во время сражения были защищены доспехами так же как и из кони. Их называли катафрактами (catafracti). Эти воины набирались главным образом из аристократов и их ближайших приверженцев, поскольку подобное снаряжение стоило очень дорого. Эти воины также стреляли излука, но нередко они шли в атаку и вступали в ближний бой. У каждого из них было длинное тяжелое копье (contos), которое всадник держал двумя руками.              -
Сочетание лучников, обстреливавших врага издали и катаф- рактов, способных действовать в ближнем бою, могло быть очень эффективным, но в парфянских армиях соотношение этих двух элементов не всегда оказывалось сбалансированным, а военачальники зачастую неумело использовали эти две силы. Тем не менее даже после появления подобных войск в армиях других государств в этот период они не могли соперничать с парфянами в таком необычном стиле боевых действий.8
Помпей столкнулся с парфянами уже к концу своих восточных кампаний и мудро выбрал дипломатию, не сделав попытки вступить в военное противоборство. Однако в 54 г. до н. э. Красс, желая сравняться в военных достижениях со своими союзниками Цезарем и Помпеем, предпринял вторжение в Парфию. Для начала войны не доставало причин даже по римским стандартам (хотя такое мнение стало преобладать, когда кампания уже закончилась катастрофой).

Крассу было за шестьдесят, и его последним военным успехом была победа над Спартаком. Поначалу Красс руководил Парфянской кампанией без особой инициативы, и почти весь первый год военных действий не было. И римляне, и парфяне были слишком самоуверенными, ибо их армии привыкли побеждать восточных царей с необыкновенной легкостью.
В 53 г. до н. э. Красс столкнулся возле города Карры с отделившимся от главных сил парфянской армии отрядом под командованием Сурены — возможно, это был титул, а не имя. Местность в этом районе подходила для действий кавалерии, и римские легионеры не могли настигнуть своих подвижных противников, осыпавших их градом стрел. Римская конница, большая часть которой состояла из галльских вспомогательных отрядов, находилась под командованием Публия Красса, сына полководца. Он беспечно отделился от главной армии, это привело к тому, что кавалерия римлян была окружена и уничтожена. Оставшуюся часть дня конные лучники продолжали обстреливать каре легионеров. Римляне поначалу надеялись, что у противника закончатся стрелы, но просчитались, ибо Сурена сумел хорошо организовать снабжение боеприпасами, которые доставляли на верблюдах.
Многие солдаты Красса оказались ранены — главным образом в лицо, в ноги или праву руку, которая не была защищена щитом. Все же легионы не были настолько ослаблены, чтобы их могла смести атака катафрактов. Но Красс, который после смерти молодого Публия на время вышел из своей апатии и попытался взять под контроль своих солдат и подбодрить их в лучших римских традициях, вновь отчаялся и приказал отступать. Отступать, когда противник находится в непосредственной близости, всегда опасно. Но когда у врага много кавалерии, а местность открытая, это означает верную катастрофу. Большая часть римской армии погибла или была захвачена в плен. Существует интригующая легенда, что пленники-римляне были впоследствии проданы в рабство и в конечном счете попали на службу в Китай, но доказательства этого весьма неубедительны.
Красс был убит, когда пытался вести переговоры о мире, и его голова была доставлена парфянскому дарю.
Только небольшой отряд всадников под командованием квестора Кассия

Лонгина — одного из тех, кто вскоре возглавит заговор против Цезаря, — бежал в Сирию, и им вскоре удалось отразить несколько слабых набегов противника на эту провинцию.
В это время парфяне были слишком заняты внутренними проблемами и не смогли воспользоваться преимуществами, полученными от своей победы. Царь казнил Сурену, сочтя его потенциально опасным соперником. Очевидно, это не способствовало появлению других одаренных военачальников.9
Поскольку Рим вскоре оказался ввергнут в Гражданскую войну, возможности отомстить за Красса не представилось. Цезарь был убит, прежде чем он смог начать запланированное вторжение. Затем в 40 п до н. э. царь Парфии Ород послал армию для завоевания Азии и Сирии. С ней был Квинт Лабиен, сын прежнего легата Цезаря, и несколько несгибаемых солдат Помпея. Это был тот уникальный случай, когда римский аристократ переходил на сторону врага Рима, — но даже э этом случае это могло рассматриваться как продолжение Гражданской войны.
Карры укрепили веру парфян в то, что их воины превосходят любого врага, включая римлян. Самоуверенность в сочетании с плохим руководством вылилась в тяжелые поражения в 39 и 38 гг. до н. э., когда парфянские армии опрометчиво напали на хорошо подготовленные римские войска, находившиеся под умелым руководством и занимавшие сильные позиции. Во втором из этих поражений сын царя Пакор был убит, а попытка захватить Сирию провалилась.
Марк Антоний не участвовал в этой кампании, и командование было в умелых руках его легата Публия Вентидия Басса. В следующем году еще один из его подчиненных сверг поддерживаемый парфянами режим в Иудее.
В 36 г. до н. э. сам Антоний возглавил крупную экспедицию в Парфию. Он извлек уроки из неудачного похода Красса и присоединил к своим легионерам гораздо больше кавалерии и легких пехотинцев, вооруженных луками и пращами. Во время марша Антоний по возможности держался тех мест, которые . не подходили для операций большой массы конных войск.
Главные силы Антония продвинулись через Армению в Атропатену (современный Азербайджан), где начали осаду города Фрааты. Попытка парфян освободить город потерпела

неудачу — легионеры ударяли оружием по щитам и громко кричали, пугая лошадей противника. Но все-таки вражеским всадникам удалось уйти без серьезных потерь. Антоний во время вторжения так быстро выдвинул свою армию вперед, что его тяжелый обоз с метательными машинами сильно отстал.
Парфяне переключили свое внимание на линии снабжения римлян, парфянская конница напала на обоз и его охрану. Без «артиллерии» и другого тяжелого снаряжения было невозможно захватить Фрааты, и Антоний был вынужден (пусть и с неохотой) отвести войска. После чего парфяне по своему обычаю стали совершать набеги на движущиеся колонны, нанося тяжелые потери перегруженным легионерам. Экспедиция Антония закончилась не так плачевно как поход Красса, но все же стала серьезным поражением. Растущая напряженность между Антонием и Октавианом мешала любой попытке возобновить войну10.
Август не обращал внимания на парфян почти десять лет после битвы при Акции, но в 20 г. до н. э. он послал молодого Тиберия на Восток, чтобы возвести на армянский трон нового правителя вместо парфянской марионетки. Благодаря сочетанию дипломатии и силовой угрозы римлянам удалось добиться своих целей, включая возвращение всех знамен, особенно столь ценимых штандартов с орлами, а также пленников, которые были захвачены во время кампаний Красса и Антония. Знамена с орлами были доставлены в Рим и установлены в храме Марса Ультора (Марса Мстителя), в центре нового форума Августа.
Дипломатический успех предотвратил риск полномасштабной войны с Парфией, армия Августа была переброшена на другой театр военных действий. К этому времени и римляне, и парфяне прониклись уважением к военной мощи друг друга. Но главным источником трений между ними оставалась Армения. Обе стороны считали ее сферой своего влияния. Для римлян Армения была одним из зависимых царств, и они требовали, чтобы ее царь признавал, что его власть должна быть одобрена Римом.
Одной из целей миссии, с которой Германика отправили на Восток в 18 г., была необходимость даровать власть новому армянскому царю в Артаксате. Находясь в политической зави
симости от Рима, культурно Армения имела гораздо больше общего с Парфией и рассматривалась парфянскими царями как подходящее и выгодное царство, которым можно было вознаградить верных родственников из династии Аршакидов.
В 35 г. парфянский царь возвел одного из своих сыновей на армянский трон, но он был быстро разбит соперником, которого поддерживали римляне. В 52 г. царь Парфии Вологез I воспользовался периодом неразберихи в Армении после убийства ее царя непопулярным племянником, чтобы заменить его своим родным братом Тиридатом. Стареющий Клавдий сначала никак не отреагировал на эти действия, но после смерти принцепса в 54 г. его преемник и приемныйхын НерОн решил принять меры, и в следующем году в этот регион отправился Корбулон. Это назначение было встречено с одобрением сенаторами, ибо казалось, что новый император будет выбирать на ответственные должности людей, руководствуясь их качествами и, конечно же, с учетом высокого происхождения и богатства.11
<< | >>
Источник: Адриан ГОЛДСУОРТИ. Во имя Рима. 2006

Еще по теме Рим, Парфия и армянский вопрос:

  1. 15.2. Армянский вопрос на мировой арене и геноцид армян
  2. 15.3. Истоки формирования и содержание армянской идеи
  3. Армянские стражники
  4. 15.4. Психология и характер армянского народа
  5. Армянское землетрясение
  6. РАЗМЕЩЕНИЕ ДОРОГ В ГОРНЫХ РАЙОНАХ АРМЯНСКОЙ CCP
  7. 54. КАК БАВАРЕЦ ОТПРАВИЛСЯ ИЗ ВИТЕРБО В РИМ
  8. ДРЕВНИИ РИМ
  9. Чехия и Рим
  10. 14. КАК РОМУЛ И РЕМ ОСНОВАЛИ ГОРОД РИМ