Митридат и войны на Востоке


Помпей провел зиму со своей главной армией в Киликии. В начале 66 г. до н. э. по предложению одного из народных трибунов народное собрание возложило на прославленного пол
ководца еще одно необычное командование.
Ему поручили контроль над Восточным Средиземноморьем и руководство кампанией в войне с Митридатом Понтийским, которого Сулла разбил, но не уничтожил.
Поскольку годовой срок пребывания Габиния в своей должности истек, он вскоре стал одним из легатов Помпея. Поручить же это командование Помпею предложил народный трибун Гай Манилий. Закон Манилия (Lex Manilia) был поддержан как сенаторами, так и сословием всадников. Марк Туллий Цицерон, который позднее опубликовал речь, произнесенную им в поддержку этого закона, заявил, что Помпей в избытке обладал четырьмя основными качествами великого полководца, а именно: знанием военного дела, мужеством, авторитетом и везением (scientam rei militaris, virtutem, auctoritatem, felicitatem). Помпей, узнав об этом назначении, стал жаловаться, что сенат не дает ему возможности отдохнуть и провести время с семьей. Однако даже самые близкие его друзья сочли это притворством, поскольку он давно хотел получить командование в войне против Митридата. Помпей, несомненно, содействовал тому, чтобы это назначение досталось именно ему, даже если и не применял лично каких-то политических ухищрений в этом случае.19
В 74 г. до н. э. Митридат вторгся в римскую провинцию в Вифинии, а затем напал на соседнюю провинцию Азия. Ему противостоял Луций Лициний Лукулл, человек (будучи квестором в 88 г. до н. э., он оказался единственным сенатором, присоединившимся к Сулле в его походе на Рим). Лукулл являлся стратегом и тактиком поистине исключительного таланта. Несмотря на ограниченные ресурсы, он неизменно добивался преимущества с помощью искусного маневрирования и либо побеждал армию Митридата в бою, либо заставлял ее голодать. Захватчики были изгнаны из римских провинций, и в качестве ответный действий был начат военный поход на Понтийское царство. Когда Митридат заключил союз с правителем Армении Тиграном, римская армия оккупировала значительную территорию и этого царства. Армии Армении и Понта обладали огромной численностью, но только несколько подразделений могли сражаться по-настоящему. Тигран, как рассказывают, пошутил, что солдаты Лукулла, перебившие его огромные
полчища за несколько часов, были слишком малочисленны для армии и слишком многочисленны для посольства.
К 68 г. до н. э. казалось, что война почти окончена. Но, несмотря на огромный полководческий талант, Лукулл не смог заслужить привязанность своих солдат и был очень непопулярен в армии. Он также не нравился многим влиятельным политическим группировкам в Риме — в особенности тем всадникам, которые занимались коммерцией и чьи компании действовали в.провинциях, — поскольку Лукулл жестко ограничил незаконную деятельность многих их представителей.
Однако подобный шаг способствовал восстановлению верности Риму жителей самой провинции. В 69 г. до н. э. у Лукулла отобрали Азию. Год спустя у него забрали и Киликию, чтобы передать ее под командование другого человека. Одержав уже почти полную победу, римский полководец теперь испытывал сильнейшую нехватку солдат и средств, его собственные легионеры начали бунтовать.
Когда давление со стороны римлян ослабло, враг тут же контратаковал, и в 67 г. до -н. э. легат Гай Валерий Триарий был разбит Митридатом. Потери среди солдат были серьезными, и вместе с ними в бою пало 24 трибуна и 150 центурионов. Такие значительные потери среди офицеров свидетельствуют о том, что младшим командирам приходилось подвергаться огромному риску, чтобы воодушевить своих солдат. Уже после боя Мит- ридата едва не убил центурион, который смешался с свитой царя и сумел ранить его в бедро, прежде чем его изрубила на куски пришедшая в ярость охрана.
К концу года Митридат и Тигран вернули себе значительную часть своих прежних территорий, а Лукулл располагал жалкими остатками войск. Но даже эти ветераны не испытывали к нему привязанности и проигнорировали его призыв не подчиняться приказу, согласно которому они переходили в подчинение недавно прибывшему Помпею. Плутарх описывает, как римский полководец ходил по лагерю со слезами на глазах, упрашивая своих солдат не покидать его. Таков был печальным финал военной карьеры очень способного военачальника. Собрание, на котором Помпей официально принимал командование, превратилось в перебранку. В конечном счете, Помпей позволил Лукуллу взять с собой лишь 1600 сол
дат — настолько недисциплинированных, что он посчитал их совершенно бесполезными для действительной службы. Они должны были принять участие в триумфе Лукулла.20
В сферу полномочий Помпея теперь входили Вифиния, Понт и Киликия; ему были выделены средства, которых так недоставало его предшественнику. Он также имел право начать новую войну или заключить мир по собственному усмотрению. Один из законов Суллы запрещал наместнику выводить войска за пределы своей провинции без особого на то разрешения сената, и несанкционированное вторжение Лукулла в Армению вызвало критику в Риме, несмотря на то что такой шаг был оправдан с военной точки зрения. Помпею же с самого начала предоставлена была гораздо большая свобода действий. В то время как его флот — за исключением двух эскадр, закрепленных за особыми регионами, — патрулировал Средиземноморское побережье и Боспор, Помпей собрал армию из 30 ООО пехотинцев и 2000 кавалеристов. У Митридата на западной границе его царства было приблизительно столько же пехоты, но на 1000 кавалеристов больше.
Во время кампаний Лукулла в этом регионе неоднократно происходили сражения. Территория была сильно опустошена и разграблена, так что армии Понта в ожидании римского вторжения было трудно находить продовольствие. Дезертирство наказывалось распятием на кресте, ослеплением или сожжением заживо. Однако, несмотря на все эти жестокие меры, многие солдаты продолжали бежать из армии царя. Митридат отправил послов в лагерь римлян, интересуясь, отнесется ли Помпей к нему с такой же мягкостью, как к пиратам. Ответ был краткий: сдача без всяких условий.
Когда положение с продовольствием еще больше ухудши-, лось, царь отступил в глубь своей территории. Римляне были подготовлены к ЕГойне куда лучше, и, когда Помпей последовал за понтийской армией, легионы снабжались продовольствием с его баз в провинции. Митридат приказал своей кавалерии нанести удары по линиям снабжения римлян, это вызвало лишь перебои с поставками, но не остановило преследователей.21
К этому времени армии достигли той части Понтийского царства, которая известна под названием Малая Армения, Ее плодородные земли почти не были затронуты войной, но

отрядам фуражиров Помпея было трудно действовать вблизи уверенного в себе противника, а римские склады с припасами теперь находились слишком далеко.
Митридат разбил лагерь на возвышенности, так что прямая атака на хорошо укрепленные позиции вряд ли могла оказаться успешной. Помпей встал лагерем на лесистом участке, где понтийская кавалерия не могла действовать свободно. Узнав об этом, Митридат несколько ободрился, решив, что его соперник прежде переоценил свои силы, а теперь наконец осознал, насколько слаб. Царь охотно принял вызов, когда Помпей на следующее утро послал вперед значительную часть своей кавалерии к понтийскому лагерю. Всадники Митридата вступили в бой и, когда римская кавалерия стала отступать, кинулись ее преследовать.
Войска Митридата продвигались вперед, пока Помпей не привел в действие находившиеся в засаде силы. Отряд из 3000 легких пехотинцев и 500 кавалеристов был спрятан ночью в заросшей кустарником долине между двумя лагерями. Этот отряд неожиданно напал на кавалерию Митридата сзади. С некоторыми понтийскими всадниками справились римские пехотинцы, поскольку всадники не могли воспользоваться своим основным преимуществом — скоростью. Краткий бой — во многих отношениях напоминающий тактику, которую использовал Серторий против Помпея в Испании, — полностью,подорвал боевой дух гордой кавалерии. Митридата и веру в них царя.22
Точная хронология кампании неизвестна, но в определенный момент к Помпею прибыло подкрепление из трех легионов, которые ранее составляли гарнизон в Киликии, так что численность войска Помпея стала превышать 40 000 человек, правда многие солдаты уже были утомлены долгой кампанией. Теперь римский полководец имел заметное численное превосходство над царем Понта, но Митридат решил вступить в бой только, находясь на своих позициях на возвышенности, что заранее давало ему преимущество. Тогда Помпей решил лишить неприятеля снабжения продовольствием. Используя увеличение численности своих солдат, он построил вокруг вражеского лагеря кольцо укреплений, соединенных рвом и стеной. Их общая длина достигала 150 стадиев (stades) или 19 миль, и они
походили на систему укреплений, построенную Крассом в Южной Италии и — несколько лет спустя — Цезарем в Галлии.
Теперь римская армия получала провиант из Акщисены, области в верховьях Евфрата, в то время как отряды фуражиров Митридата действовали, подвергаясь большому риску угодить в засаду. Вскоре понтийские солдаты начали забивать и есть своих вьючных животных. Возможно, из-за труднопроходимой местности в линии укреплений римлян все же оставались бреши, так что армии Митридата удалось выскользнуть из окружения под покровом темноты. Чтобы римляне ничего не заподозрили, они оставили в своем лагере горящие костры.
Ранее Митридат договорился о встречах с потенциальными союзниками. Вырвавшись из окружения, царь направился в Армению, надеясь объединиться со своим старым союзником Тиграном. Он передвигался главным образом по ночам, полагаясь на знание дорог, и каждый день разбивал лагерь на возвышенностях, на которые Помпей вряд ли решился бы напасть. Местность была гористой, и найти такое место не составляло особого труда.
Помпей не отставал от царя,, но не мог атаковать его армию во время марша. Наконец он послал патрули разведать дороги через горы. Они обнаружили перевал, окольным путем соединявшийся с дорогой, по который следовал Митридат. Помпей повел свою армию по новому пути, уверенный, что успеет опередить царя. Как обычно, он передвигался днем и гнал своих солдат по труднопроходимой местности под палящим солнцем. Когда легионеры добрались до теснины, через которую проходила главная дорога, и начали устраивать там засаду они, вероятно, были сильно утомлены. Митридат ничего не знал об этом маневре и, возможно, уже начал надеяться, что римляне вообще прекратили преследование. Его армия в сумерках продолжала свое отступление. Как всегда, это была плохо организованная колонна, в которой смешались целые подразделения и отдельные солдаты, их жены и слуги. Таким образом, они совершенно не были готовы дать отпор.
Как только вся армия врага оказалась в теснине, Помпей приказал трубачам протрубить атаку, а легионерам прокричать боевой клич и ударять оружием по своим щитам. Армейские же повара должны были звенеть кухонной утварью. За волной
шума незамедлительно последовал шквал метательных снарядов — пилумов, стрел и даже камней, бросаемых со склонов. Затем римляне ударили на охваченного паникой неприятеля. Луна светила легионерам в спину, и они отбрасывали длинные зловещие тени. Те из понтийцев, кто еще решил сражаться, ошиблись и слишком рано метнули свои дротики. Кое-где толпа была настолько плотной, что люди не могли ни сражаться, ни бежать, и были убиты на месте.
Некоторые понтийские солдаты храбро сопротивлялись, но в исходе боя сомневаться не приходилось. Армия Митридата была почти полностью уничтожена. Плутарх и Аппиан утверждают, что 10 ООО человек было убито, а остальные захвачены в плен вместе с обозом. Царю удалось бежать с небольшим отрядом всадников, и, позднее он присоединился к нескольким тысячам пехотинцев. Плутарх заявляет, что поначалу у него было всего трое спутников, одним из которых являлась его наложница Гипсикратия, которую царь называл на мужской манер Гипсикратом за храбрость, с которой она сражалась в бою верхом.
Царь бежал в свою крепость Синора, где у него хранилось множество сокровищ, часть их он использовал, чтобы наградить сторонников, сохранивших ему верность. Когда Тигран отказался пустить беглецов в Армению и назначил цену за голову Митридата, царь направился на север своего царства в Херсонес (современный Крым), следуя по восточному берегу Понта Эвксинского (Черного моря), чтобы не сталкиваться с римским флотом, патрулирующим его воды.23
Помпей отправил в погоню за царем лишь небольшой отряд, который скоро упустил беглецов.
Помпею теперь было необходимо разобраться с Тиграном и Арменией. Парфянское вторжение, спровоцированное римской дипломатией и под держанное мятежным сыном армянского царя, которого тоже звали Тиграном, помешало правителю Армении помочь своему союзнику и зятю Митридату. Несмотря на свой возраст — ему было около семидесяти лет, — Тигран отразил атаку захватчиков, когда они напали на его главную крепость Артаксату. Тем не менее когда армия Помпея двинулась на него, он быстро понял, что лучше заключить мир, даже если ему придется отдать часть своей земли и власти.

После предварительных переговоров царь лично пришел в римский лагерь, чтобы сдаться. Ему было велено идти пешком к месту, где сидел Помпей, а не ехать верхом. Затем Тигран бросил перед римлянином свою царскую диадему и меч. Именно так должны были заканчиваться все войны с Римом — открытым признанием бывшим противником своей полной беспомощности перед лицом римской власти и готовностью положиться на милость со стороны победителя. Видя такое уничижение, Помпей охотно проявил свое милосердие. Царю было приказано заплатить Риму компенсацию в размере 6000 талантов, но при этом позволено оставить за собой всю территорию, которую он контролировал на тот момент. Это порадовало Тиграна, который по своей собственной инициативе еще выплатил награду каждому римскому солдату. Центурионам и трибунам он заплатил значительно больше. Его сын присоединился к Помпею после провала парфянского вторжения, но был огорчен, когда ему дали для правления лишь Софену. Вскоре молодой Тигран взбунтовался и был заключен римлянами в тюрьму.24
Помпей изгнал Митридата из его царства и добился капитуляции Тиграна в течение первого года боевых операций. Быстрый успех Помпею во многом обеспечили победы, одержанные ранее Лукуллом, но это не должно преуменьшать мастерства, с которым Помпей проводил свою кампанию.
К концу 66 г. до н. э., когда главная римская армия разделилась на три части и разбила зимние лагеря, полководец начинал обдумывать, как ему лучше использовать средства, находившиеся в его распоряжении, чтобы завоевать еще большую славу под эгидой республики. В декабре на зимние казармы армии неожиданно напал царь албанцев Ороз. Атака была отбита, и Помпей отправил свою колонну преследовать отступающего врага. Догнав вражеский арьергард, переходящий реку Кир (Кура), римляне нанесла ему серьезные потери. Решив, что этого наказания пока достаточно и не желая проводить зимой операции, к которым у него не было времени подготовиться, Помпей вернул своих людей в лагерь.
Весной обнаружилось, что сосед Ороза, царь Иберии Ар- ток также готовится к нападению на римлян. Помпей решил нанести упреждающий удар. Римский полководец устремился к долине реки Кир и достиг хорошо укрепленной крепости

Гармозика прежде основной части армии Артока. Имея в своем распоряжении лишь небольшой отряд, царь отступил и сжег за собой мост через Кир. Это побудило гарнизон Гармозики сдаться после недолгого сопротивления. Оставив отряд, который должен был держать под контролем город и проход, Помпей устремился в более плодородные земли. Арток продолжал отступать и даже попытался один раз начать с римлянами переговоры.
Решив повторить то, что ему удалось прошлым летом во время кампании против Митридата, Помпей повел свои легионы ускоренным маршем, чтобы опередить царя и отрезать ему путь к отступлению. Это окончилось скорее боем, а не засадой, но победа римлян и в этот раз была полной. В иберийской армии было много лучников, но Помпей приказал своим легионерам наступать на большой скорости, не обращая внимания на нарушение боевого построения, чтобы как можно быстрее приблизиться к вражеским лучникам и уничтожить их. Говорят, что Арток потерял 9000 солдат убитыми, а 10 ООО были взяты в плен. Сам же он сдался вскоре после этого.25
Из Иберии Помпей направился на запад в Колхиду и к побережью Понта Эвксинского. На этом этапе кампании, когда армия передвигалась по труднопроходимым Мосхским (Месхийским) горам, главным препятствием для римлян стала природа, а не неприятель. Страбон сообщает, что солдаты Помпея построили 120 мостов, чтобы перейти извилистую реку, протекавшую в долине. Одно из самых заметных отличий между профессиональными легионами поздней Республики и их предшественниками времен старой призывной системы заключалось в их технических навыках и инженерном обеспечении. Впечатляющие достижения в области строительства дорог в непроходимой местности и сооружении мостов через реки праздновались почти так же как, и победы, одержанные в бою.
Достигнув Понта Эвксинского, Помпей обнаружил, что Митридат добрался до Херсонеса и, будучи единственным противником римлян, которого не сломили неудачи, готовился возобновить войну. Посчитав, что для обуздания Митридата вполне достаточно флота, Помпей с главной римской армией продолжил свое движение. Полководец решил, что албанцам
нужно еще раз продемонстрировать мощь Рима, и вторгся в царство Ороза. Легионы перешли вброд реку Кир, при этом кавалеристы выстроились в ряд вверх по течению для ослабления быстро текущей воды, чтобы пехотинцам и вьючным животным было легче переходить реку. Дорога к реке Абант (приток Куры, совр. Алазань) через каменистую область Камбисена оказалась трудной, особенно, когда местный проводник сбился с пути, что всегда было опасно при движении по неизвестной территории. В Древнем мире было мало карт, и вряд ли они были достаточно подробными для того, чтобы армия могла осуществлять свое передвижение, руководствуясь только ими. В конечном счете римляне добрались до реки и беспрепятственно перешли ее.
Ороз собрал большую армию, насчитывающую, по словам Страбона, 60 ООО пехотинцев и 22 ООО кавалеристов — хотя Плутарх в отношении кавалеристов приводит цифру в 12 ООО. О численности римской армии в наших источниках не говорится, но, вероятно, она была значительно меньше, чем 40 ООО— 50 ООО, которые" Помпей выставил против Митридата в прошлом году. Многих солдат пришлось оставить в качестве гарнизонов или направить на подавление последних очагов сопротивления на недавно завоеванной территории. С другой стороны, проблемы со снабжением провиантом и фуражом людей и животных в трудно проходимой местности не позволяли использовать слишком большую армию.
Численность войск Помпея, возможно, была в два раза меньше, чем в 66 г. до н. э., и у албанцев было в этом отношении значительное преимущество. У них, несомненно, имелось больше кавалерии, часть которой составляли тяжело вооруженные воины. Поэтому Помпею нужно было найти способ бороться с ними, поскольку царь, очевидно, решил провести решающую битву и двинулся ему навстречу.
Выставив своих собственных всадников в качестве прикрытия, Помпей вышел на равнину, по бокам которой тянулись гряды холмов. Часть легионеров спряталась в теснинах на этих высоких участках и накрыла свои бронзовые шлемы тряпками, чтобы солнце не отражалось от металла и не выдало их местонахождение. Другие когорты легионеров стали на колени за кавалерией, чтобы их не было видно противнику спереди.







Ороз начал наступление, видя перед собой обычный отряд всадников. Помпей повторил тактику, которую он использовал против Митридата, приказав кавалерии смело атаковать, а потом удариться в притворную панику и отступить. Албанские всадники, веря в свое превосходство во всех отношениях, с азартом принялись преследовать отступавших, нарушив боевой порядок. Римские вспомогательные всадники отступили в промежутки между когортами пехотинцев, которые затем встали, и албанцы неожиданно столкнулись со свежими и хорошо построенными пехотинцами, наступающими на них с боевым криком.
Оказавшись за легионерами, римская кавалерия перестроилась и, обогнув когорты своих пехотинцев, напала на вражеские фланги. Тем временем все больше когорт появлялось из теснин, чтобы ударить на врага с тыла. Положение албанцев было безнадежным, но, несмотря на это, они продолжали упорно сражаться. В одном источнике говорится, что Помпей сразился в рукопашном бою с братом царя и убил его в лучших традициях Александра Великого или Марцелла.
Упорное сражение оказалось решающим, и Ороз вскоре принял предложенные ему условия мира.26
После победы над албанцами Помпей направился к Каспийскому морю, но, по словам Плутарха, находясь всего в трех днях пути от его .берегов, повернул обратно из страха перед районами, якобы кишащими ядовитыми змеями. Помпей направился в Понт, где крепости Митридата по большей части уже не могли оказывать серьезное сопротивление, и захватил там огромную добычу. В одной твердыне вместе с золотом, серебром и произведениями искусства обнаружились подробные записи об убийствах членов семьи и страстные любовные письма, написанные наложницам, а также научные труды царя Понта, которые Помпей приказал перевести на латынь.
Затем он направился в Сирию, уничтожив последние остатки монархии Селевкидов, которая вскоре ненадолго восстановилась после ухода Тиграна. Гражданская война, свирепствовавшая в Хас- монейском Иерусалиме, спровоцировала римскую интервенцию, и Помпей захватил город после трехмесячной осады. Большая часть сражения происходила возле Храма. Во время последнего успешного штурма первым на стену взобрался Фавст Корнелий Сулла, сын
бывшего диктатора. После штурма Помпей и его старшие офицеры вошли в святую святых внутри Храма, следуя римскому стремлению быть первыми во всем, но, проявив уважение, ничего там не трогали.
В 63 г. до н. э. последовала кампания против набатейских арабов, столицей которых являлась Петра, но на пути к этому городу Помпея остановило прибытие гонца с новостью о смерти Митридата. Армия еще не закончила установку походного лагеря, и не было места, откуда полководец мог бы обратиться к своим солдатам. Тогда легионеры набросали в кучу седла, и Помпей с этого импровизированного трибунала объявил радостное известие восторженному войску, которое за окончательную победу провозгласило его императором.
Митридат, полностью разуверившись в возможности восстановить свое былое могущество, когда большинство его офицеров и собственный сын пошли против него, приказал тело- хранителю-галату убить его. Принимать яд было бесполезно, поскольку неоднократный прием противоядий сделал царя невосприимчивым к их действию.27
Война, которую Помпею поручили провести на Востоке, была окончена. За последние два года появилось немало поводов для ведения других боевых кампаний против народов этого региона, но Помпей уже добился почти всего, чего хотел. Он, например, решил не начинать войны с Парфией, возможно зная, чтсгэта империя гораздо сильнее в военном отношении, чем те соперники, с которыми Рим сталкивался ранее, и быстро победить ее не удастся. Помпей достаточно прославился в регионе, который всегда ассоциировался с именем Александра, величайшего завоевателя всех времен.
Хотя боевые действия были завершены, задача Помпея не была еще выполнена полностью. Более года потребовалось для того, чтобы восстановить Восточное Средиземноморье. Были организованы провинции, основаны или восстановлены города — включая Никополь, посвященный Нике, греческой богине победы, который должен был увековечить победу над Мит- ридатом, — и налажено управление зависимыми государствами.
Многое из того, что сделал Помпей, сохранится до конца римского правления в этом регионе. Масштаб его деятельности был огромным, и это лишний раз свидетельствует о его ге
ниальном таланте организатора. В некотором смысле Помпей олицетворял римскую имперскую политику, когда после разрушительной и жестокой войны следовало создание стабильной империи с господством закона. Позднее в I веке до н. э. поэт Вергилий устами Юпитера скажет, что Риму суждено «милость покорным являть и смирять войною надменных» (рагсеге subiectis, et debellare superbos), принося в мир закон и порядок. С точки зрения римлян, именно это и сделал Помпей.28
<< | >>
Источник: Адриан ГОЛДСУОРТИ. Во имя Рима. 2006

Еще по теме Митридат и войны на Востоке:

  1. гл. редкол.: Р.Б. Рыбаков. История Востока : В 6 т .Т. 6 : Восток в новейший период (1945-2000 гг.), 1995
  2. 2. НАЧАЛО ВОЙНЫ И ЕЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ. УЧАСТНИКИ ВОЙНЫ (ВООРУЖЕННОГО КОНФЛИКТА)
  3. ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ СНОШЕНИЯ С ПЕРСАМИ И ВОЗОБНОВЛЕНИЕ ВОЙНЫ. СМЕРТЬ ХОСРОВА И ВОЦАРЕНИЕ ОРМУЗДА. ХОД ВОЙНЫ ПОД НАЧАЛЬСТВОМ МАВРИКИЯ
  4. Часть вторая От войны в Алжире до войны во Вьетнаме
  5. ГЛАВА 5 НАЧАЛО ВОЙНЫ ГЕРМАНИИ ПРОТИВ СССР. КРАХ ГИТЛЕРОВСКОЙ СТРАТЕГИИ «МОЛНИЕНОСНОЙ ВОЙНЫ». БИТВА ПОД МОСКВОЙ. СОЗДАНИЕ АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ
  6. Страновый состав и относительный потенциал Востока
  7. ПРОБЛЕМА ВОСТОКА КАК РЕГИОНА
  8. ОБАЯНИЕ ВОСТОКА
  9. Понятие «Древний Восток»
  10. 7. Русь и Восток
  11. ДЕЛА НА ВОСТОКЕ
  12. Мирный процесс на Ближнем Востоке (с 1991 г.)
  13. 3.1. Какова специфика цивилизаций Востока?
  14. ГЕОСИНКЛИНАЛЬНЫЕОБЛАСТИ Северо-восток Азии
  15. ВОСТОК В ПОСТБИПОЛЯРНОМ МИРЕ (конец 1980-х — 2000-е годы)