2. «Режим СЕПГ»

№ 435. Из постановления Секретариата Политбюро ЦК СЕПГ (17 октября 1949г.)

[...] 1. Законы и важные постановления, материалы иного рода, которые должны осуществляться по решениям правительства, предложения по изданию законов и распоряжений перед утверждением Народной палатой или правительством должны передаваться Политбюро и соответственно Секретариату Политбюро для принятия решения.

2.

Все прочие важные административные меры необходимо перед их осуществлением передавать для решения компетентного отдела Правления партии. Отделы Правления партии должны влиять на ответственных товарищей в государственных учреждениях в том смысле, что последние сами должны быть ответственными в проведении задач своего круга деятельности и не обременять мелкими делами отделы Правления партии.

3. Предложения, передаваемые Секретариату для принятия решения, согласно пункту 1 данных указаний, должны вноситься ответственным за дело отделом Правления партии. Этот отдел при Правлении партии должен в случае необходимости привлекать к разработке предложения другие отделы, а также компетентных в этом вопросе руководящих товарищей в государственном аппарате.

4. Разработка материала в качестве проекта осуществляется принципиально компетентным государственным ведомством. Передача задания партийного аппарата происходит товарищу, который в компетентном государственном учреждении выполняет высшую функцию. Этот товарищ также ответственен за доведение дела до сведения партийного аппарата [...].

[...] 10. При переписке с правительством, Народной палатой и Палатой земель, с Президентом Германской Демократической Республики не-

2. «Режим СЕПГ»

503

обходимо соблюдать официальный характер. Партийные письма в аппарат правительства и т.д. допустимы только в исключительных случаях.

Die DDR vor dem Mauerbau. Dokumente zur Geschichte des anderen deutschen Staates 1949-1961. M?nchen, Z?rich, 1993. S. 46-48. Перевод A. M. Бетмакаева.

№ 436. Из резолюции ЦК СЕПГ о борьбе против формализма в искусстве и литературе, за прогрессивную немецкую культуру (17 марта 1951г.)

[...] Несмотря на все успехи, развитие в культурной области не идет в ногу с крупными достижениями в экономической области.

[...] Главная причина отставания в искусстве от требований эпохи исходит из господства формализма в искусстве, а также из-за неясных представлений о пути и методах творчества в Германской Демократической Республике.

Многие из самых лучших представителей современного немецкого искусства стоят в своем творчестве перед крупным противоречием между новым содержанием и непригодными средствами формалистического искусства. Чтобы оформить новое содержание, нужно преодолеть формализм.

Формализм означает разложение и разрушение искусства. Формалисты отрицают, что решающее значение находится в содержании, в идее, в мысли произведения. По их мнению, значение произведения искусства состоит не в содержании, а в форме. Всюду, где вопрос формы получает самостоятельное значение, искусство теряет гуманистический и демократический характер [...].

Отрицание значения, что главным в произведении искусства является его содержание, есть не только признак отсталости, с которым для истинного деятеля искусства не может быть никакого примирения, но и ведет к разрушению художественной формы. Отрицание содержания и разрушения художественной формы означает разложение и разрушение искусства. Самый важный признак формализма состоит в стремлении осуществить полный разрыв с классическим наследием культуры. Это приводит к искоренению национальной культуры, к разрушению национального сознания, содействует космополитизму и означает вместе с тем прямую поддержку политики войны американского империализма [...].

Чтобы устранить господство формализма в искусстве, необходимо развивать реалистичное искусство.

504

ГДР в 1949-1989 гг.

[...] Чтобы разрабатывать реалистическое искусство, мы ориентируемся на пример великого социалистического Советского Союза, который создал самую прогрессивную культуру мира.

[...] Типичными обстоятельствами нашего времени, в которых должно происходить правдивое воспроизведение типичных характеров, являются новые общественные условия в Германской Демократической Республике, борьба вокруг решения жизненно важных вопросов нашего народа. Соответственно этим условиям правдивое, исторически конкретное художественное изложение должно быть увязано с задачей воспитывать людей в духе борьбы за единую, демократическую, миролюбивую и независимую Германию, за выполнение пятилетнего плана, за мир во всем мире [...].

Die DDR vor dem Mauerbau. Dokumente zur Geschichte des anderen deutschen Staates 1949-1961. M?nchen, Z?rich, 1993. S. 77-79. Перевод A. M. Бетмакаева.

№ 437. Из постановления Политбюро ЦК СЕПГ о работе Министерства государственной безопасности (18 марта 1952 г.)

[...] В борьбе с преступными врагами нашего антифашист-ско-демократического порядка Министерство государственной безопасности достигло значительных успехов. Многочисленные попытки поджигателей войны и их агентов причинить серьезный ущерб ГДР были предотвращены.

(...] Работа Министерства государственной безопасности обнаруживает вплоть до сегодняшнего дня еще ряд серьезных недостатков и слабых мест. Министерство государственной безопасности, прежде всего, не поняло необходимость того, чтобы завоевать полное доверие всего прогрессивного населения, и поэтому при проведении заданий оно могло лишь слабо опереться на его содействие. Причина этого заключается, помимо прочего, в недостаточной связи органов Министерства государственной безопасности с населением, в заносчивом поведении части сотрудников и в том факте, что демократическая законность не всегда соблюдалась.

[...] В особенности сильно пренебрегали развитием средних кадров. На основании этого недостаточного обучения многие из сотрудников Министерства государственной безопасности провалились, (...] у многих сотрудников Министерства необходимый для оперативной работы политический уровень полностью отсутствовал. Партийная сторона работы долгое время игнорировалась, критика и самокритика были развиты недостаточно [...].

2. «Режим СЕПГ»

505

Для устранения всех этих недостатков и для улучшения работы всех органов Министерства государственной безопасности Политбюро рекомендует следующие мероприятия:

1. Решение III съезда партии о том, что органы государственной безопасности в своей работе должны опираться на самые широкие массы народа, необходимо применять на практике больше, чем до сих пор.

Все органы Министерства государственной безопасности должны, безусловно, соблюдать в своей работе демократическую законность. Немецкие законы, а также директива об улучшении работы юстиции и органов дознания, должны строжайше соблюдаться [...].

[...] 3. а) Должны быть приняты все меры, чтобы значительно улучшить профессиональное обучение всех сотрудников [...].

(...] 5. Руководству Министерства и партийной организации необходимо предпринять серьезные меры по укреплению морали и трудовой дисциплины.

Решающим мероприятиям для этого является повышение идеологического уровня членов и проведение систематической воспитательной работы.

Другим важным средством является лучшее проведение свободного времени. Соответствующая организация на рабочем месте должна содействовать сотрудникам в посещении хороших театральных спектаклей, концертов и фильмов [...].

Die DDR vor dem Mauerbau Dokumente zur Geschichte des anderen deutschen Staates 1949-1961. M?nchen, Z?rich. 1993. S. 104-106. Перевод A. M. Бетмакаева.

№ 438. Из Доклада Главного управления Немецкой Народной полиции ГДР о беспорядках в период с 16 по 22 июня 1953 г.

Берлин

(...) Ситуация в Берлине [17 июня] обострилась настолько, что большие толпы под руководством провокаторов собирались перед министерствами, общественными зданиями, партийными учреждениями и зданиями массовых организаций, и предпринимали попытки насильственно проникнуть в них. Отдельные колонны демонстрантов пересекали границу между секторами с востока на запад. Участник колонны, который пришел с запада, сорвал красное знамя с Бранденбургских ворот. Также последовательно увеличивались такие провокации, как организация поджогов киосков, грабежи магазинов, бросание камней.

506

ГДР в ?949-1989 гг.

Установленная в западном секторе машина с громкоговорителями на границе секторов приглашала в западный сектор стекающихся демонстрантов, чтобы вновь митинговать [...]. К этому времени граница между секторами [Берлина] с западной стороны была занята нарядами безмолвствующей полиции.

С объявлением чрезвычайного положения советским военным комендантом Берлина граница сектора была блокирована, колонны демонстрантов были рассеяны советскими подразделениями и народной полицией.

Особо сильные столкновения произошли на [площади] Алек-сандер-платц и перед президиумом народной полиции, где демонстранты пытались проникнуть в здание президиума. Также в этих учреждениях положение было урегулировано с прибытием советских подразделений.

С объявлением чрезвычайного положения в послеобеденные часы наступило определенное успокоение ситуации, несмотря на отдельные попытки начать новые демонстрации.

Вследствие принудительного приостановления функционирования общественной транспортной сети возникли значительные скопления людей на вокзалах, которые продолжались до наступления ночи.

Большая часть населения отмежевывалась уже к этому времени от предводителей. В этом отношении возникло впечатление, что вторая фаза развития ситуации, т.е. грабежи и т.п., ими не принималась. То, что призыву правительства вновь приступить к работе последовали в этот же день немногие, было также связано с трудностями в транспортной ситуации (...].

Галле

В городе Галле эксцессы начались 17 июня 1953 г. в 9 часов с демонстрации более чем в тысячу человек на территории вагонного завода в Аммендорфе. Эта демонстрация была усилена коллективами предприятий, находящихся на пути ее следования. Демонстранты напали и разгромили районное руководство партии и дом районного совета [...].

Провокаторы направились к тюремному учреждению II, куда они прибыли к 12.30 и потребовали освобождения заключенных. Это было отклонено. Затем демонстранты взломали входные ворота. Несмотря на сопротивление народных полицейских и 27 других служащих казарменной Народной полиции, демонстранты добрались до тюремных камер. Вследствие этого, 248 арестантов-женщин и 3 арестантов-мужчин освобождены вопреки сопротивлению.

Среди освобожденных оказались и весьма опасные преступники. Например, Д. — бывшая офицер СС в концлагере Равенсбрюк, ко

2. «Режим СЕПГ»

507

торая была осуждена к 15 годам тюремного заключения. Она теперь активно участвовала в провокации. При нападении были тяжело ранены 3 народных полицейских [...].

После этого нападения около 1000 демонстрантов отправились к тюрьме I Кирхторе [...]. При попытке разрушить ворота 6-тонным грузовым автомобилем, чтобы ворваться в тюрьму, после применения огнестрельного оружия Народной полицией были тяжело ранены два нападавших и смертельно — один. Повторная попытка демонстрантов проникнуть в учреждение с тыльной стороны была вновь встречена применением огнестрельного оружия Народной полицией, и при этом был смертельно ранен один нападавший. Затем демонстранты покинули поле сражения.

Биттерфельд

[...] В Биттерфельде в 9 часов приблизительно 150 человек собрались перед районным отделом Народной полиции и составили делегацию к руководителю отдела. Они потребовали немедленного удаления со здания отдела транспаранта, который приветствовал германо-советскую дружбу. Благодаря примиренческой позиции руководителя отдела — командира Народной полиции Н., который вел переговоры с демонстрантами, следовал их указаниями и предложил им передать их требования в правительство, в Биттерфельде произошло нападение на тюремное учреждение, причем при проникновении оно не встретило никакого сопротивления Народной полиции [...]. Все из 51 заключенных были освобождены. Н. отстранен между тем от занимаемой должности и привлечен к ответственности [...].

Гера

В городе Гера в демонстрации участвовали около 20000 человек. Под руководством фашистских элементов они пытались проникнуть внутрь нескольких общественных зданий, что было предотвращено совместной операцией народной полиции и казарменной охраной. Позднее в ситуацию вмешались советские вооруженные силы, когда провокаторы проникли на рабоче-крестьянский факультет (РКФ) и разрушили его внутреннее оборудование. При этом особенно негативно действовали 50-60 учащихся, тогда как 360 учащихся РКФ предоставили себя в распоряжение Народной полиции, и 60 из них сразу участвовали в соответствующих вспомогательных мероприятиях.

Йена

(...) В Йене в демонстрации участвовало около 20 000 человек. Забастовка началась на вспомогательном предприятии «Цейц-Юг» и распространилась на другие крупные предприятия. Нападения были

508

ГДР в 1949-1989 гг.

совершены на здания Министерства государственной безопасности (МГБ), окружного руководства партии, совета округа, Национального фронта т.д. При этом учреждения были разгромлены, а их документы были выброшены на улицу. Ряд активистов, в особенности служащие МГБ, подверглись жестокому обращению со стороны провокаторов и были тяжело ранены. Основная атака была направлена затем против тюремного учреждения, где провокаторов поддержали приблизительно 2000 рабочих шахты по добыче висмута, которые были доставлены в центр города при помощи 40 самосвалов и других транспортных средств [...] 49 заключенным удалось совершить побег [...]. Лейпциг

Похожие происшествия имелись в районе Лейпцига [...]. В Лейпциге провокаторы и другие захватили здания полицейского управления, районного управления МГБ, тюремного учреждения на Бетхо-вен-штрассе, радио, Союза свободной немецкой молодежи и газеты «Лейпцигер Фольксцайтунг». Павильон Национального Совета на площади Мира был атакован и подожжен [...].

Дрезден

Гёрлиц, район Дрездена, был особенно тяжелым местом. Здесь провокаторы даже проникли в здание советской комендатуры. [...] Лозунги [демонстрантов]

17 июня — «Снижение норм», «40-процентное снижение цен в магазинах», «Всеобщая забастовка», «Долой СЕПП», «Падение правительства», «Забастовка солидарности с Берлином», «Свободные выборы во всей Германии». 18 июня — вышеуказанные и следующие: «Отмена чрезвычайного положения», «Уравнение национализированных и частных предприятий», «Никакого наказания товарищам, которые выступили от имени коллег», «Освобождение политических заключенных» [...].

Аресты

В период с 17.06.1953 по 24.00 часа 20.06.1953 было задержано 2687 лиц. Из них 1100 лиц передано учреждениям управления МГБ. Командирам советских подразделений были переданы 142 лица. Освобождено 370 лиц. В Народной полиции остались 1075 лиц.

119 дел было завершено следственным отделом и передано прокурору в производство. В течение 22.06.1953 в окружных судах состоялись уже первые процессы. Против 514 лиц начались процессы. Под арестом находится еще 561 человек, против которых процессы еще не были открыты. Из 1075 задержанных, чьи дела должны быть подготовлены народной полицией, 720 находятся в тюрьме без приказа об аресте.

Так как против большого числа задержанных процессы еще не начались, а также при передаче задержанных в другие служебные

2 «Режим СЕПГ»

509

инстанции не зарегистрирована их социальная и политическая принадлежность, то далее следуют неполные данные:

Из 1783 задержанных лиц:

рабочих 1261 70,7%

служащих/интеллектуалов 233 13,1%

самостоятельных работников ручного труда, 95 5,4% ремесленников, кулаков

мелких и средних крестьян 55 3,0%

Членов крестьянских товариществ 10 0,6%

остальных 112 6,3 %

Членов СЕПГ — 118 (6,6%), членов буржуазных партий — 81 (4,6%), членов ССНМ [ССНМ — Союз свободной немецкой молодежи — массовая молодежная организация ГДР. аналог советского комсомола] — 134 (7,5%), беспартийных — 1450 (81,3%).

В вышеуказанные данные не занесены аресты, произведенные президиумом Народной полиции Берлина.

Количество задержанных лиц увеличилось к 18.00 часам 22.06.1953 на 6057 лиц. Из них граждане ГДР — 5777, включая Берлин [граждане Восточного Берлина]; граждане Западной Германии — 42, граждане Западного Берлина — 238. Из этих лиц переданы: 187 — командирам Советской Армии, 1622 — инстанциям управления МГБ и 309 — судам. 1684 — остались в Народной полиции. Освобождено 1508 лиц. В транзитном лагере находятся 747 из вышеназванных лиц. В розыске состоят 157 лиц, которые участвовали в провокациях.

Die DDR vor dem Mauerbau... S. 163-171. Перевод A.M. Бетмакаева.

№ 439. Дискуссия в Политбюро ЦК СЕПГ. Из рукописного конспекта премьер-министра Отто Гротеволя (8 июля 1953 г.)

Гротеволь: сообщает о 2 заседаниях орг. комиссии.

Херрнштадт: отклоняет деятельность У. [Ульбрихта] в качестве 1-го секретаря [СЕПГ].

Хонеккер: Возможно, что У. не один виноват. Партии повредило бы, если У как ген. сек. и как 1-ый секретарь подал в отставку. Предложение за поправки Ванделя-Винцера.

Цайссер: Мое предложение — Херрншт. [Херрнштадт], потому что он лучше прислушивается к массе, чем мы. Предложение не является образцовым решением. Моя линия: В. У. [Вальтер Ульбрихт] не более ответственен за фальшивую линию (II п'конф) [II партийной конференции], чем все мы. Ошибочный курс является неприкрытым

510

ГДР в 1949-1989 гг.

администрированием — ошибочным воспитанием кадров и т.д. Это испортило партию, с этой точкой зрения нельзя проводить новый курс. Он должен быть, поэтому отстранен от аппарата партии. Аппарат в руках В. У. является катастрофой для нового курса.

Ульбрихт: Предложение Херрншт. + Цайссера по освобождению Секретариата является опасным. Предложение Цайссера выдвинуть Херрнштадта как 1-го секретаря является логическим следствием (...]

Цайссер: возражает.

У: согласен с освобождением Секретариата. Херрнштадт: также.

Pay: Метод работы У. тормозит партию. В состоянии ли У. изменить это? Недели не показали это. Если кого-то другого, чем Вальтера, парт, организация выдвинет 1-м секретарем, то это лучше.

Аккерманн: необходимо также изменить правительство. Гр. [Гротеволь] должен взять обязательство донести в Mo. [Москву] впечатление, что еще не существует никаких решений. Партия будет выздоравливать, но не с В. У.

Эберт: Было бы пользой для партии, если ген. В. У. сам бы заявил, что другой должен стать 1-м секретарем.

Э. Шмидт: я был совершенно взбудоражен, приветствую свободное и серьезное выступление Цайссера. [К Ульбрихту]: Ты не можешь больше стоять во главе партии.

Матерн: первым секретарем должен быть У.

Эльсснер: выступление X. [Херрнштадта) + Цайссера указывает на образование группы. У. держал нас всех за дураков. В. [Вальтер] не учился. Необходимо коллективно работать. Не нужен никакой 1-й секретарь, а коллективное решение [...].

Гр.: я не могу вручить Москве окончательного мнения.

В. У: Критика Аккермана была правильной, [...] Я не думаю, что я должен быть 1-м сек. Для этого требуется доверие, которое вновь должно прийти. Предложения X. + Цай. [Цайссера] в комиссии были экспериментом. Я вручу ЦК свое заявление.

Die DDR vor dem Mauerbau. Dokumente zur Geschichte des anderen deutschen Staates 1949-1961. M?nchen, Z?rich, 1993. S. 174-176. Перевод A. M. Бетмакаева.

№ 440. Из протокола пленума ЦК СЕПГ (22 марта 1956 г.)

С докладом о XX съезде КПСС выступил Карл Ширдеван, секретарь ЦК СЕПГ по идеологии.

2. «Режим СЕПГ»

511

Эрнст Волльвебер

[...] Ясно, что члены Центрального комитета задают себе вопрос: «Какие гарантии существуют, чтобы и у нас не произошли подобные нарушения демократической законности или что-то похожее в объеме, как мы об этом услышали в докладе Ширдевана?» У нас есть целый ряд гарантий, чтобы что-то подобное или похожее не могло происходить даже в незначительном объеме.

Во-первых, есть точное регулирование того, кто может арестовывать [граждан]. Круг тех, кто в государственной безопасности может производить арест, чрезвычайно незначителен. Этот круг состоит из товарищей, которые десятилетиями действовали как рабочие-функционеры и которые все активно боролись против фашизма [...].

Во-вторых, при арестах важных личностей, которые играют роль в общественной и политической жизни, или просто известны, государственная безопасность решает дело не в одиночку, но представляет эти решения комиссии по безопасности [Политбюро], и не отделу, а комиссии по безопасности [ЦК] [...].

Также я хочу дать ответ на вопрос физического давления на допросах. В отношении подследственных в государственной безопасности не существует никакого физического давления, чтобы вынуждать кого-либо к признанию. Нет таких случаев. Расследования ведутся по существу при тех же материальных и физических условиях, как и втюрьмах Веймарской республики [...].

Отто Бухвитц

[...] Я получил письма от старых товарищей, к счастью также от товарищей, которые пришли к нам из СДПГ и преданы нашей партии, в которых они с сожалением написали мне: «В нас что-то сломалось! Что же произошло? Дайте (sic) нам ответ!» — И это имеет значение не только для товарищей, но и [...] для доверия многих частей населения. Также беспартийные люди высказывали растерянность в этом вопросе. Но они еще не знают того, что знаем мы после чтения здесь Карлом Ширдеваном отдельных писем арестованных и подследственных [...].

Ханна Вольф

[... ] Я не согласна с тем, что товарищ Волльвебер здесь сказал [...]. У меня сложилось впечатление, [...] что в нашей государственной безопасности все хорошо, и что больше ничего не нужно делать, так как все уже сделано двумя годами ранее. Может, я ошибаюсь. Но я хотела высказать здесь это [...].

Эрих Мильке

[...] Существовало также международное давление на органы государственной безопасности. Я хотел напомнить вам, совершенно

512

ГДР в 1949-1989 гг.

честно и без громких фраз или приукрашивания, что когда возник вопрос о Райке, когда возникли дела Сланского и Костова', то было много товарищей, которые ставили вопрос: «Ну и бедная государственная безопасность в ГДР, которая совсем не находит никаких «райков», совсем не находит никаких «сланских» и т.

д.»

Было не просто под таким международным давлением, потому что мы все же верили в это. Мы поверили докладу Информационного бюро коммунистических партий по вопросам «титоизма»2. Все это давало нам повод размышлять, искать и разрабатывать этот вопрос, чтобы убедиться, что в некоторых случаях эти вещи уже тогда нас не касались. Об этом говорили документы допросов и следствия. Мы были объективны и уведомили наше партийное руководство об этом мнении [...].

Мне представляется, поэтому ответ товарищу Ханне Вольф, что не все уже сделано; совершенно не так! Ежедневно мы обдумываем и стараемся, что еще нужно сделать теперь; и есть многое, что мы должны улучшать. Формы проявления нарушений демократической законности многочисленны, но они не являются какой-то линией, это правильно. Не существует требования, что необходимо вести дела так или так. Нет также физического насилия. Это показывают наши процессы, которые мы вели против агентов американцев и т.д., где они все же имеют возможность говорить перед судами, судами, которые объективно действуют [...].

Заключительное слово: Вальтер Ульбрихт

[...] Никто из нас не оспаривает, что это искажение ленинской политики партийных норм имело также последствия у нас. Хотя товарищи из государственной безопасности сказали здесь, что они проявили самую большую заботу, чтобы освободиться от этого. Теперь хорошо, как я думаю, что они проявили эту большую заботу [...]. Мы будем выпускать всех людей, будем проверять индивидуально, без амнистии, они будут выпущены, да, конечно, мы будем выпускать даже военных преступников. Пожалуйста, они должны гнить снаружи. Почему они должны гнить у нас в тюрьме? [...]. Остаются сидеть только те, кого мы безусловно должны удерживать, т.е. агенты, шпионы, которые причинили нам большой вред. Им мы позволяем сидеть [...].

Политбюро предложило, чтобы Центральный комитет образовал комиссию, которая расследует у нас случаи по товарищам, которые

1 Члены руководства коммунистических партий стран «народной демократии», репрессированные по сфабрикованным обвинениям в «измене делу социализма».

2 Югославская модель социализма по имени главы КПЮ И. Б. Тито.

2. «Режим СЕПГ»

513

исключались из партии или получили определенные наказания. По нашему мнению, теперь, после того, как прошло определенное время, их дела могли бы быть пересмотрены. Это должна исследовать комиссия. Это поможет также преодолеть в жизни партии определенные перегибы, которые были на предприятиях или в другой сфере [...].

Die DDR vor dem Mauerbau. Dokumente zur Geschichte des anderen deutschen Staates 1949-1961. M?nchen, Z?rich, ?993. S. 239-250. Перевод A. M. Бетмакаева.

№ 441. Из политической платформы Вольфганга Хариха и его группы (ноябрь 1956 г.)

Под влиянием XX съезда КПСС профессор философии в Берлинском Гумбольдт-университете и редактор «Немецкого журнала философии» Вольфганг Харих и его сторонники выступили с программой радикальной десталинизации политической системы ГДР.

1. Кто мы такие? Мы группа функционеров СЕПГ, которая располагает широко известными и больше — неизвестными сторонниками. Это сообщество сформировалось, главным образом из представителей учреждений культуры ГДР, университетов, институтов, редакций газет, издательств и редакционных коллегий.

Мы учились больше всего исходя из решений XX партийного съезда КПСС и из наших личных контактов с иностранными товарищами. Благодаря обсуждениям с польскими, венгерскими и югославскими товарищами мы получили подтверждение в правильности наших взглядов. Особенное влияние на наше идеологическое развитие имел товарищ Георг Лукач1.

Бертольт Брехт до самой смерти сильно симпатизировал нашей группе и видел в нас здоровые силы партии. В наших частых дискуссиях с Бертольтом Брехтом мы смогли установить, как он горевал о существующих порядках в ГДР [...].

2. Наша теоретико-идеологическая концепция [...]. На востоке Европы возникли структуры экономики, которые — при радикальной реформе и преодолении их перерождения — предназначены претворить социализм в жизнь раньше, чем это станет возможным в западноевропейских странах с преимущественно капиталистическими структурами экономики.

1 Венгерский философ-марксист и теоретик международного коммунистического движения.

33 Том 3. Документы и материалы

514

ГДР в 1949-1989 гг.

Полностью освобожденная от сталинизма восточная структура экономики в Советском Союзе и в народных демократиях постепенно будет влиять на ход дальнейшего развития капиталистического Запада. Одновременно Запад будет влиять на Восток демократическими и свободными идеями и мнениями, и принуждать Восток шаг за шагом демонтировать свою тоталитарную и деспотическую политическую систему.

В этом взаимном влиянии и проникновении мы видим осуществление подлинного сосуществования, которое будет нести Востоку политическую свободу и демократию, а Западу — структуры экономики, которые он должен принять, по крайней мере, для основных отраслей тяжелой промышленности {...].

3. [...] Мы хотим реформировать партию изнутри. Мы хотим оставаться на позициях марксизма-ленинизма. Мы хотим, однако, уйти от сталинизма. Для теории марксизма-ленинизма из этого следует: она должна расширяться и дополняться идеями Троцкого и, прежде всего, идеями Бухарина; она должна расширяться и дополняться идеями Розы Люксембург и частично также Карла Каутского. В дальнейшем мы должны принимать ценные суждения из познаний Фрица Штернберга и других социал-демократических теоретиков марксизма-ленинизма [...].

В организационном плане для нашей партии требуются следующие меры: должно быть безоговорочно сломлено господство партийного аппарата над членами партии [...], полностью восстановлена духовная свобода. Партия должна прекратить борьбу с церковью, которая изолирует партию от религиозных слоев населения. Должна быть восстановлена автономия университетов, в полном объеме — правовая безопасность в ГДР, а также распущена госбезопасность и тайная юстиция [...].

4. Наше мнение по общегерманскому вопросу. Если мы будем проводить эти реформы в ГДР и создадим уровень жизни, который хотя и не будет достигать уровня жизни Западной Германии, но представит принципиальное улучшение ситуации по сравнению с эрой сталинизма, тогда мы имеем также право предъявить условия Западной Германии. Как принцип нашей общегерманской политики: в воссоединенной Германии нельзя идти к капиталистической реставрации.

DDR. Dokumente zur Geschichte der Deutschen Demokratischen Republik 1945-1985. M?nchen, 1986. S. 227-229. Перевод A.M. Бет-макаева.

2. «Режим СЕПГ»

515

№ 442. Из выступления Вальтера Ульбрихта на пленуме ЦК СЕПГ (30 января 1957 г.)

Вальтер Ульбрихт (1893-1973гг.) — вступил в СДПГ в 1912г., в 1918г. — в «Союз Спартака», с 1923г. — секретарь ЦККПГ. В 1933-1945гг. — в эмиграции в СССР, в 1946-1949гг. — зам. председателя СЕПГ, в 1949-1971 гг. — первый секретарь ЦК СЕПГ.

[...] Те товарищи, которые представляют ревизионистские теории, начали свою концепцию с требования «независимости стран народной демократии» [...). Это также исходный пункт концепции наших ревизионистов. Они также начинали с требования и предложения независимости. Также в Венгрии фракция в «кружке Петефи» начинала с независимости. Я не хочу перечислять здесь всех тех, кто представил такие теории.

(...) Ревизионисты были, таким образом, связаны довольно тесно друг с другом и все они проповедовали независимость.

Ревизия проявилась в отклонении от марксистско-ленинской теории государства; в снижении ключевой роли революционной партии рабочего класса; в предложении о расформировании плановой экономики и ее замене так называемым самоуправлением производителей; в отказе от марксистско-ленинской политики союза рабочего класса с трудящимися крестьянами; в отклонении прочной связи марксистско-ленинских партий в народно-демократических странах под руководством Советского Союза, а также в предложении, как оно представлено, в особенности товарищем Тито, что можно идти только на двусторонние соглашения между странами социалистического характера.

Приведу несколько примеров искажения революционной марксистско-ленинской теории государства и ревизионистского понимания в вопросах плановой экономики [...].

По их мнению, [группы ученых], планомерное развитие сельское хозяйства, постоянное содействие социалистическому сельскому хозяйству должно быть прекращено. МТС должны быть ликвидированы. На развитие сельского хозяйства необходимо влиять только через определенное регулирование цен на сельскохозяйственные изделия, установление налогов и применение системы кредита.

Преимущество в развитии должны получить крестьянские семейные предприятия, под которыми понимаются все хозяйства, которые не используют чужого труда, а также те, кто может обрабатывать от 30 до 40 гектаров земельной площади на основе сильной механизации.

Эти предложения означают возвращение на путь капиталистической экономики. При этом кулаки стали бы главной экономической силой в деревне. Характерно, что основные пункты этой контррево

33'

516

ГДР в ?949-1989 гг.

люционной программы совпадают с заявлениями правых социал-демократических вождей по аграрному вопросу.

[...] К этому добавляется еще кое-что другое. Эти товарищи представили воссоединение Германии слишком просто и ищут теперь «более легкий» путь к воссоединению [...].

Речь идет больше, чем об ошибочной теории «национального коммунизма», но и об оппортунизме социал-демократического толка, о влиянии идеологии буржуазии в рабочем классе и в целом ряде научных институтов Германской Демократической республики [...].

[...] опасность этой контрреволюционной группы состояла не только в политической концепции [...), но она состояла в том, что эта группа смогла опереться на широкие круги группы ревизионистов в других институтах [...]. Это было причиной, почему группа Хариха была арестована в тот же день, когда Харих вернулся из Гамбурга, так как в Западной Германии он выполнил все: передал свою биографию для публикации, получил от уполномоченного Правления восточного бюро СДПГ информацию и материал своей концепции, исправленный его представителями. Таким образом, он был арестован по закону [...].

Die DDR vor dem Mauerbau. Dokumente zur Geschichte des anderen deutschen Staates 1949-1961. M?nchen, Z?rich, 1993. S. 281-290. Перевод A. M. Бетмакаева.

№ 443. Изменения в конституции ГДР (1968,1974 гг.) Старая редакция (1968) Повал редакция (1974) Статья 1.

Германская Демократическая Республика является социалистическим государством немецкой нации. Статья 1.

Германская Демократическая Республика является социалистическим государством рабочих и крестьян Статья 6.

(2) Германская Демократическая Республика поддерживает и развивает всестороннее сотрудничество и дружбу с Союзом Советских Социалистических Республик и другими социалистическими государствами в соответствии с принципами социалистического интернационализма. Статья 6.

(2) Германская Демократическая Республика навечно и неизменно соединена с Союзом Советских Социалистических Республик. Тесный и братский союз с ним гарантирует народу Германской Демократической Республике дальнейшее продвижение по пути социализма и мира. Германская Демократическая Республика является неотъемлемой частью социалистического содружества государств. 2. «Режим С?ЛГ»

517 Старая редакция (1968) Новая редакция (1974) (3) Германская Демократическая Республика поддерживает стремление народов к миру и независимости и заботится о сотрудничестве со всеми государствами на основе равноправия и взаимного уважения (3) Германская Демократическая Республика поддерживает государства и народы, которые борются против империализма и его колониальных режимов за национальную свободу и независимость, в их борьбе за общественный прогресс. Германская Демократическая Республика выступает за проведение в жизнь принципов мирного сосуществования государств с различным общественным устройством и заботится о сотрудничестве со всеми государствами на основе равноправия и взаимного уважения Статья 8.

(1) Общепризнанные правила международного права, которые служат миру и мирному сотрудничеству народов, являются обязательными для государственной власти и каждого гражданина. Германская Демократическая Республика нихогда не будет предпринимать завоевательную войну или использовать свои вооруженные силы против свободы другого народа Статья 8.

(1) Общепризнанные правила международного права, которые служат миру и мирному сотрудничеству народов, являются обязательными для государственной власти и каждого гражданина (2) Установление и развитие нормальных отношений и сотрудничества обоих германских государств на основе равноправия является национальным стремлением Германской Демократической Республики. Исходя из этого, Германская Демократическая Республика и ее граждане стремятся к преодолению раскола, навязанного империализмом немецкой нации, к постепенному сближению обоих немецких государств — вплоть до их объединения на основе демократии и социализма (2) Германская Демократическая Республика никогда не будет предпринимать завоевательную войну или использовать свои вооруженные силы против свободы другого народа DDR. Dokumente zur Geschichte der Deutschen Demokratischen Republik. 1945-1985. M?nchen, 1986. S. 345-347. Перевод Т. А. Бяликовой.

518

ГДР в 1949-1989 гг.

№ 444. Из «Самоинтервью» писательницы ГДР Криты Вольф (1968 г.)

[...] Искусство должно воодушевить человека стать личностью — иными словами, постоянно, всю жизнь совершенствовать себя в творческой работе.

Вопрос: Нет ли противоречия между названной вами целью и конкретным результатом? Можно ли мерить такой мерой иногда очень интимные, личные конфликты Кристы Т.?1

Ответ: Я понимаю, что вы имеете в виду: нет ли в повести какого-нибудь намека на уход во внутренний мир, на бегство в сферу личной жизни? Не нахожу. Нелепую точку зрения, будто социалистическая литература не способна передать тончайшие оттенки чувств, сугубо индивидуальные различия характеров, будто ее удел — создание типов, действующих по заранее данным социологическим схемам, — эту нелепую точку зрения никто уже не выдвигает. Годы, когда мы закладывали основы социалистических производственных отношений, когда мы обеспечили индивидууму реальную возможность самосовершенствоваться, уже позади. Наше общество становится все более дифференцированным. Более дифференцированным становятся и вопросы, которые ставят перед ним его члены, в том числе и в форме искусства. Развивается и способность многих людей к восприятию дифференцированных ответов. Личность живет сейчас в обществе суверенно, воспри-нима его как свое собственное творение — не только разумом, но и чувством.

Вопрос: Таким образом, вы ратуете за чувствительность в литературе? Как: молодежь с ее склонностью смотреть на вещи трезво будет реагировать на это?

Ответ: Чувствительность не есть слезливость. Наряду с другими качествами литература с давних времен пытается развить в человеке впечатлительность. Подлинных чувств юность не отвергает. Почему бы не вспомнить старый принцип: чувствовать, думая, и думать, чувствуя? [...]

Вольф К. Избранное: Пер. с нем. М., 1988. С. 556-557.

1 Речь идет о романе К.Вольф «Размышления о Кристе Т.» (1968), который подвегся резкой критике со стороны руководства СЕПГ. Писательницу обвиняли в неверии в успех строительства социализма в ГДР.

2. «Режим СЕПГ»

519

№ 445. Переселенцы из ГДР в ФРГ и Западный Берлин (1971-1990 гг.) Год Общее число переселенцев Лица, имевшие разрешение на выезд Беженцы* Из них те, кто при этом рисковал жизнью Прочие** 1971-1988 331 777 236 352 84 553 10 489 13 872 1989 343 854 — — — 1749 01.01-30.6.1990 249 264 — — — — 'Беженцы — граждане ГДР и Восточного Берлина, которые покинули ГДР без официального разрешения.

"«Прочие» — граждане ГДР, которые после тюремного заключения в ГДР были высланы из страны, чаще всего за «выкуп» правительством ФРГ.

Deutsche Geschichte in Quellen und Darstellung. Band 11. Bundesrepublik und DDR 1969-1990. Stuttgart, 1996. S. 282-2S3. Перевод Т. А. Бяликовой.

№ 446. Из доклада Министерства госбезопасности ГДР о мотивах выезда из страны (сентябрь 1989 г.)

(...) Подавляющая часть этих лиц оценивает проблемы и недостатки в общественном развитии, прежде всего в личном окружении, исходя из личных условий жизни, а также в плане так называемых «повседневных нехваток». Путем сравнения жизни с ситуацией в ФРГ и Западном Берлине, они приходят, по существу, к негативной оценке развития в ГДР.

Преимущества социализма, такие, например, как уверенность и безопасность признаются, но в сравнении с появившимися проблемами и недостатками [товаров народного потребления] они не рассматриваются больше в качестве решающих [...).

Доходит до сомнений или неверия относительно реализуемости целей и правильности политики партии и правительства, в особенности это касается внутриполитического развития, достижения соответствующих условий жизни и удовлетворения личных потребностей.

Наряду с этим высказывается мнение о том, что развитие не приносит ощутимых улучшений для граждан, что ситуация в различных сферах в ГДР прежде была лучше. Такую точку зрения высказывают в особенности те лица, которые прежде были общественно активны, но в силу вышеназванных оснований «устали»,

520

ГДР в ?949-1989 гг.

разочаровались и, наконец, сдались. Эти лица с течением времени пришли к мнению о том, что ощутимое, быстрое и продолжительное изменение их жизненных условий, прежде всего в плане удовлетворения личных потребностей, может реализоваться только в ФРГ и Западном Берлине.

Хотя в каждом отдельном случае в комплексе формирования мотивации для того, чтобы покинуть ГДР, действуют совершенно конкретные, индивидуальные факты, события и т.д., можно обобщить определяющие факторы [...].

В качестве главных причин/поводов стремления к выезду на постоянное жительство или к незаконному оставлению ГДР (а они совпадают с множеством заявлений в центральные или местные органы) приводятся следующие:

— недовольство снабжением товарами и услугами;

— раздражение по поводу недостатков сферы услуг,

— недостаточный уровень медицинского обслуживания;

— ограниченные возможности для поездок внутри ГДР и за рубеж;

— неудовлетворительные условия труда и отсутствие согласованности в производственном процессе;

— недостаточность/непоследовательность в применении принципа сдельной оплаты труда, а также недовольство развитием размеров заработной платы и окладов;

— раздражение бюрократизмом руководителей и работников государственных органов, предприятий и учреждений, а также бессердечным отношением к гражданам;

— несогласие с информационной политикой в ГДР (...].

Die deutsche Vereinigung. Dokumente zu B?rgerbewegung, Ann?herung und Beitritt. K?ln, 1991. S. 58-59. Перевод Т. А. Бяликовой.

№ 447. Из Учредительного воззвания «Нового форума»1 (18 сентября 1989г.)

В нашей стране связь между государством и обществом явно нарушена. Доказательством этого является широко распространенное недовольство, вплоть до отхода [граждан] в нишу частной жизни или массового выезда [...]. Нарушенные отношения между государством и обществом парализуют творческие потенции нашего общества и препятствуют решению стоящих локальных и глобаль

1 Общественная организация в ГДР, в которую вошли представители около 30 оппозиционных групп.

2. «Режим СЕПГ»

521

ных задач. Мы растрачиваем зря силы, пассивно пребывая в дурном настроении, а могли бы еще сделать нечто более важное для нашей жизни, нашей страны и во имя человечности [...].

С одной стороны, мы хотим расширения предложения товаров и лучшего обеспечения, с другой стороны, мы видим социальную и экологическую цену этого и выступаем за отказ от безудержного роста. Мы хотим пространства для экономической инициативы, но не хотим перерождения в общество, где расталкивают друг друга локтями. Мы хотим сохранить то, что испытано временем, одновременно создавая условия для обновления, чтобы жить экономнее и менее враждебно по отношению к природе. Мы хотим упорядоченных отношений, но не хотим никакой опеки. Мы хотим, чтобы люди были свободны и сознательны, но действовали ответственно в общих интересах [...].

Для того, чтобы познать эти противоречия, выслушать и оценить мнения и аргументы, отличить общие интересы от частных, необходим демократический диалог о задачах правового государства, экономики и культуры. Об этих вопросах мы должны думать и говорить с общественностью всей страны. От готовности к этому и желания будет зависеть, сможем ли мы в обозримое время найти выход из нынешней кризисной ситуации [...].

Поэтому мы вместе создаем политическую платформу для всей ГДР, которая сделает возможным участие людей всех профессий, слоев, партий и групп в дискуссиях и воздействии на решение жизненно важных общественных проблем в нашей стране. Для такой всеохватывающей инициативы мы выбрали название «Новый форум».

Его деятельность мы будем осуществлять на законной основе. Мы апеллируем к статье 29 конституции ГДР о праве реализовывать наши политические интересы путем совместных действий и организации [...]. В основе всех устремлений, которые собирается выразить и озвучить Новый форум, лежит желание справедливости, демократии и мира, а также защиты и сохранения природы. Этот импульс мы хотим осуществить в предстоящих преобразованиях во всех сферах общества. Мы призываем всех граждан ГДР, которые хотят соучаствовать в преобразовании нашего общества, стать членами Нового форума. Время пришло.

Deutsche Geschichte in Quellen und Darstellung. Bd. IL Bundesrepublik und DDR 1969-1990. Stuttgart. 1996. S. 324-326. Перевод Т. А. Бялико-вой.

<< | >>
Источник: Белковец Л. П, Могильницкий Б. Г. Монина Л. В. . История Германии: учебное пособие: в 3 тт. Том 3. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ – 592 С.. 2008

Еще по теме 2. «Режим СЕПГ»:

  1. Консолидация «режима СЕПГ». Сталинизация Восточной Германии
  2. Артемов В. и др.. Кризис стратегии современного антикоммунизма /Под общ. ред. В. Загладина и др.; Ин-т обществ, наук при ЦК КПСС; Акад. обществ, наук при ЦК СЕПГ.—- М.: Политиздат.— 319 с., 1984
  3. ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ
  4. Тема 8ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ
  5. 2. Режим рабочего времени
  6. АВТОРИТАРНЫЕ РЕЖИМЫ
  7. 3.4. Правовой режим земель
  8. 6. Типология политических режимов
  9. Государственный (политический) режим.
  10. 7. Политикоправовой режим
  11. § 4. Форма политического и государственного режима
  12. § 4. Специальные административно-правовые режимы
  13. 1 ВИДЫ ПРАВОВОГО РЕЖИМА ТЕРРИТОРИЙ