Глава 1 Подвиг и герои,прогресс и прогрессоры


Подвигом Запада, началом «огромного космического переворота» назвал современный французский историк Фернан Бродель выход на просторы Мирового океана. Подвиг этот дал Европе всеобщее превосходство на столетия.
Любой подвиг в любой сфере человеческой деятельности нуждается для своего осуществления в героях. Героев, ускоряющих прогресс человечества, уместно, нам кажется, назвать прогрессора- ми. Слово это мы позаимствовали из произведений писате- лей-фантастов братьев Стругацких. У Стругацких профессор — это представитель высокоразвитой цивилизации, внедренный в другую цивилизацию, менее развитую. Занимается прогрессор ускорением развития этой, отстающей, цивилизации. Отчего бы не назвать прогрессором также человека, ускоряющего развитие собственной цивилизации, не дожидаясь прогрессоров «со стороны».
Покорение Мирового океана способствовало не только росту авторитета Европы в мире, но и резкому ускорению прогресса. Этот процесс коснулся в первую очередь самой Европы, но затем и всего мира. По выражению Фернана Броделя, в конце XV века начался процесс «выплескивания Европы на весь мир». Время, когда происходило это «выплес

кивание», принято называть эпохой Великих географических открытий. Как всякая эпоха, отмеченная усилением прогресса, она имела своих героев-профессоров. Позвольте вам представить одного из них.
Человек этот вошел в историю под именем Генриха Мореплавателя. Надо заметить, что сам он по морю плавал не так уж много, гораздо меньше, чем Колумб, Магеллан, Васко да Гама и другие прославленные капитаны эпохи Великих геофафических открытий. Собственно говоря, до начала этой эпохи он немного не дожил. Тем не менее, имя его занимает почетное место в истории Великих географических открытий, а точнее — в предыстории. Но ведь без предыстории не бывает истории.
Был Генрих Мореплаватель инфантом — принцем крови, младшим сыном португальского короля Жуана I. Со временем стал магистром Ордена Христа — одного из богатейших в Европе. Так что собственная цивилизация предоставила этому профессору достаточно большие возможности для деятельности.
В 1413 году Генрих обосновался в Сагрише, возле мыса Сан-Висенте, на побережье океана, который тогдашним европейцам представлялся столь же безбрежным и таинственным, как нам просторы космоса. (Впрочем, справедливости ради следует сказать, что даже о космосе во времена Генриха Мореплавателя было, пожалуй, больше достоверных сведений, чем об океане.) Шел тогда Генриху восемнадцатый год — возраст по тем временам вполне солидный для магистра из принцев. Через два года он принял участие в военной экспедиции в Сеуту — город, ставший опорным пунктом португальцев и испанцев в Северной Африке. Вернувшись из этого похода, Генрих окончательно осел в Сагрише и до самой своей смерти в 1460 году отдавал все силы прогрессорской деятельности, оказавшейся весьма плодотворной.
Окруженный учеными, картографами, мореходами, он вдохновлял и организовал исследовательские плавания — плавания ради открытий. Первое из этих открытий произошло в 1416 году, год спустя после взятия Сеуты. Оно было достаточно скромным — обнаружен и нанесен на карту мыс Бохадор на западном побережье Африки. Обследование побережья Черного континента, попытки, обогнув его с юга, найти путь в Индию были вообще основным направлением деятельности Генриха Мореплавателя. О причинах этого поговорим позже, а пока отметим, что при жизни этого профессора не было сделано сколько-нибудь заметных геофа- фических открытий: после мыса Бохадор, в 1445 году, был открыт Зеленый мыс, экватор пересекли в 1471 году, уже после смерти Генриха. Но около 1430 года родилась португальская каравелла: небольшой парусник с навесным вертикальным рулем и тремя мачтами, несшими квадратные и косые — латинские паруса. Латинский парус располагался в продольной плоскости, асимметрично по отношению к мачте (рея с одной стороны была длиннее и выше, чем с другой); он ориентировал судно, позволяя легко им управлять, приноравливаясь к любому боковому или даже встречному ветру. Прямые паруса, размещавшиеся в поперечной плоскости судна, были предназначены для использования попутного ветра. Позже, когда время «ученичества» закончится, каравеллы будут ловить в эти паруса попутные пассаты на протяжении всего пути в Америку.
Да, Генриху Мореплавателю не суждено было стать свидетелем великого прорыва его Португалии, а затем и всей Европы в океаническое пространство. Но профессор не только выполняет определенные задачи, но и обеспечивает других прогрессоров средствами для выполнения этих задач. Генрих, его соратники и соперники (о них мы расскажем несколько позже) оставили Европе необходимые для прорыва в океаническое пространство средства: каравеллу — легкий исследовательский корабль, подготовленные кадры моряков, мощный по тем временам научный потенциал, организационные структуры и, что быть может, важнее всего, — свою страсть к морю. Ибо страсть эта оказалась заразительной.
Через 21 год после смерти Генриха на португальский престол взошел Жуан II, новый Мореплаватель, горячо интересовавшийся морскими экспедициями. (Наш соотечественник Петр Великий, тоже приложивший руку к Великим географическим открытиям, как мы видим, был не столь уж оригинален.)
И вот: в 1482 году открыто устье Конго, в 1487 году Бартоломеу Диаш достиг южной оконечности Африки. Диаш назвал открытый им мыс мысом Бурь, но король дал ему другое название — мыс Доброй Надежды. К судьбоносному прорыву в пространство подключается соседняя с Португалией Испания (помните, чуть выше мы говорили о соперниках Генриха Мореплавателя). Состоящий на испанской службе генуэзец Христофор Колумб переплывает Атлантический океан и открывает новый, неизвестный до этого, огромный континент. Впрочем, это эпохальное открытие не получило сразу же такого значения, как осуществленное несколькими годами позже плавание Васко да Гамы. Это понятно — ведь Васко да Гама, обогнув Африку, достиг Индии и вернулся в Европу с богатым грузом индийских пряностей, а путешествия Колумба столь очевидного экономического эффекта не имели. И пришло время отметить, что стремление европейцев на океанические просторы обусловлено было, конечно же, не только страстью к познанию мира.
Действовал

мощный экономический стимул, связанный со стремлением овладеть мировыми торговыми путями, которыми в то время были морские и сухопутные дороги, связывавшие Европу с Ближним Востоком и через него (запомним это обстоятельство) — с Индией и Китаем.
Итак, поговорим о морских дорогах, ведь речь у нас идет о покорении открытого океана. Вот что пишет о них Фернан Бродель:
«Морские цивилизации с незапамятных времен знали друг друга, и, примыкая одна к другой, они шли через весь Старый Свет сплошной полосой от европейской Атлантики до Индийского океана, Индонезии и прибрежных морей Тихого океана. В самом деле, “Путь в Индии”, мореходная ось Старого Света, начинался на Балтике и Ла-Манше и шел до Тихого океана испокон веков. Суэцкий перешеек не разрезал его надвое. К тому же, на протяжении веков один из рукавов Нила соединялся с Красным морем, связывая его таким образом.со Средиземным, — это был так называемый канал Нехо, тот “Суэцкий канал ”, который существовал еще во времена Людовика Святого и был засыпан немного позднее. В начале XVI века Венеция и египтяне подумывали о том, чтобы отрыть его заново. А кроме того, люди, животные и суда (в разобранном виде) пересекали перешеек. Так было с флотом, который турки спускали в Красное море в 1538, 1539 и 1588 годах: эти флотилии были доставлены на верблюдах в виде деревянных деталей, которые были собраны на месте. Плавание Васко да Гамы (1498 г.) не разрушило эту древнюю общность Европы и Индийского океана, оно прибавило к ней новый путь».
Стоп! Итак: последователи Генриха Мореплавателя не открыли дорогу в Индию. Они лишь добавили к известному пути — достаточно удобному (с момента прорытия Суэцкого канала это обычный путь из Атлантики и ее морей в Индийский океан) — новый, вокруг Африки. Путь, скажем прямо, не из самых удобных. А зачем, почему вокруг Африки? Перефразируя известный анекдот о переходе Суворова на хозрасчет — через Альпы, можно было бы сказать нечто вроде: «А у нас (у европейцев) все завсегда так делается — вокруг Африки».
Справедливости ради надо отметить, что для такого, «вокруг Африки», решения проблемы торговых путей в Индию существовали серьезные геополитические причины. Главный узел этих путей находился на Ближнем Востоке — в регионе, который всегда был источником «головной боли» для европейских политиков. Возможности военного решения этой проблемы представлялись в эпоху, о которой мы говорим, малоперспективными. Крестовые походы на Ближний Восток, предпринятые в XI—XIII веках коалицией европейских государств, закончились неудачей. С середины же XV века на Ближнем Востоке господствовала Османская империя, находившаяся в зените своего могущества. Бесперспективность чисто военного решения заставляла искать возможности другого рода. Радикальным решением был прорыв в океаническое пространство. Но с какой стати искать только радикальные решения? Имелись ведь и другие — не столь радикальные, проверенные вековым опытом. Например, прорытие Суэцкого канала — решение, к которому склонялись в начале XVI века египтяне и венецианцы. (Вернитесь к приведенной чуть выше цитате из Броделя и прочитайте выделенный курсивом фрагмент об этом.)
Возможно, европейцы эпохи Великих географических открытий все-таки были склонны решать проблемы «через Альпы», просим прощения — «вокруг Африки».
Впрочем, к этой теме мы еще вернемся. Пока же отметим, что если такая черта в европейском менталитете присутствовала, то она, несомненно, должна была сыграть немалую роль в прорыве Европы на просторы Мирового океана.
Вспомним, однако, читатель, что у нас с вами речь идет об исторических альтернативах, их возможностях и последствиях. Были ли альтернативы морскому господству Европы? Этим вопросом задается Фернан Бродель. Вот что он пишет по этому поводу:
«Распространение Европы по всем морям мира, подобное взрыву, действительно ставит важную проблему: как получилось, что умение плавать в открытом море, будучи однажды продемонстрировано, не стало общим достоянием всех морских цивилизаций мира? В принципе все они могли вступить в соревнование. А осталась на дистанции одна только Европа».
Попробуем и мы с вами, читатель, проанализировать эту проблему. Для этого вернемся к фигуре принца-прогрессо- ра Генриха Мореплавателя. Предположим, что подобный прогрессор появился за пределами Европы, где-нибудь на Востоке, в бассейне Индийского океана (чтобы не связывать себя лишними ограничениями, не будем уточнять, где именно). Выдвинем, говоря языком науки, такую гипотезу. Ему, нашему гипотетическому профессору, предстоит решить ряд сложнейших проблем: технических, финансовых, экономических, военных, политических, а также культурных и психологических. Разумеется, наш герой (далее для удобства будем называть его Профессором Востока) не будет решать эти проблемы в одиночку. Ему будет помогать штат консультантов — представителей разных эпох и народов. Какую информацию могут предоставить эти люди Профессору Востока? Об этом мы с вами, читатель, узнаем из книг, выдержки из которых присутствуют на этих страницах. Чтобы они, глубокоуважаемый читатель, воспринимались вами лучше, ключевые места в них будут выделены курсивом, жирным шрифтом или подчеркиванием.(К такому приему и сейчас прибегают консультанты и референты, готовящие материалы для VIP — особо важных персон.) Для начала это будут две книги — уже упоминавшийся трехтомный труд Фернана Броделя «Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV—XVIII вв.» и «Открытие Индии», принадлежащая перу видного политического и государственного деятеля, одного из лидеров национально-освободительного движения в Индии, ее первого премьер-министра Джавахарлала Неру. Неру как представитель Востока — фигура не вполне беспристрастная. Поэтому его свидетельства и оценки будут сопоставляться с оценками и свидетельствами Броделя — представителя Запада. Позже мы будем привлекать свидетельства из книг, принадлежащих перу других авторов — современников эпохи Великих географических открытий, людей, живших и позже, и много ранее. А теперь вернемся к консультантам Прогрессора.


<< | >>
Источник: Ю. Г. Беспалов, Н. Ю. Беспалова,К. Б. Носов, Д. Б. Бадаев. ЭПОХА ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ Лабиринты истории. 2002

Еще по теме Глава 1 Подвиг и герои,прогресс и прогрессоры:

  1. Глава 14 Б которой Прогрессор Востокапрощается с Индией
  2. Глава 2 Консультанты Прогрессора Востока
  3. Глава 7 Прогрессор Востокабеседует с индийскимиВиртуальными Модельерами
  4. Герои
  5. Глава 6 Индийские Организаторы Реальности (информация к размышлениюдля Прогрессора Востока)
  6. Глава 15 Прогрессор Востока оцениваетперспективность китайскойальтернативы
  7. Глава 16 Китайские Организаторы Реальности (информация к размышлениюдля Прогрессора Востока)
  8. Глава 17 Китайские ученые чиновники (дополнительная информация к размышлениюдля Прогрессора Востока)
  9. Глава 4 Индийское морское судоходствои судостроение в эпоху Великихгеографических открытий (информация к размышлениюдля Прогрессора Востока)
  10. Глава 23 Эра Прогресса: ойкуменаразобщенная
  11. Глава 5 Прогрессор Востока выносит вопросо роковой пассивности Индиипо отношению к окружающему мируза пределы компетенцииСозидателей Насущного
  12. Глава 19 Культ Прекрасной Дамыкак двигатель европейского прогресса