загрузка...

Глава 8 В которой ищется слабое звенов цепочке факторов,обеспечивавших Индиигосподство над омывающимее берега океаном

  Приступая к этой главе, дадим развернутую формулировку вопроса, которым заканчивается предыдущая глава.
Итак, вопрос.
Проанализировав большой фактический материал, мы видим, что:
Индийские Созидатели Насущного создали мощный экспортный потенциал и практически не отставали от европейцев в технике кораблестроения и мореплавания.
Индийские Организаторы Реальности были достаточно просвещенными правителями, чтобы понимать экономические интересы своей страны. В военном и военно-техническом отношении они были тоже достаточно сильны. Их слабым местом, по мнению Джавахарлала Неру, была некоторая узость кругозора, но ведь были еще Виртуальные Модельеры.
А индийские Виртуальные Модельеры сами узостью кругозора отнюдь не страдали и обладали достаточным авторитетом, чтобы расширять кругозор Организаторов Реальности.
И нам сейчас, и многим современникам Великих географических открытий вполне ясно, что роковую роль для Ин-

дии сыграла ее пассивность в деле овладения океаническими просторами.
Тогда отчего индийские Созидатели Насущного, Организаторы Реальности и Виртуальные Модельеры проявляли эту роковую пассивность?! Почему не состоялась индийская океаническая экспансия?
Обещанный в самом конце предыдущей главы неожиданный ответ на этот вопрос заключается в том, что индийская океаническая экспансия была.
Обратимся за подтверждением к все тому же Фернану Броделю. Он пишет об империи Чола на Коромандельском берегу, которая имела в XIII столетии внушительный флот, несколько раз захватывала Цейлон, Мальдивские и Лаккадивские острова и по своему желанию «разрезала Индийский океан надвое».
Вот так — существовало, оказывается, индийское государство, военно-морской потенциал которого позволял «разрезать Индийский океан надвое», то есть контролировать его пространство.
Разумеется, для создания такого военно-морского потенциала должны были существовать серьезные экономические предпосылки — развитая заморская торговля, колонии.
Вот что пишет об этом Неру:
«Начиная с первого столетия христианской эры и далее индийские колонисты последовательными волнами эмигрировали на восток и юго-восток, достигая Цейлона, Бирмы, Малайи, Явы, Суматры, Борнео, Сиама, Камбоджи и Индокитая. Некоторые из них добирались даже до Формозы, Филиппинских островов и Целебеса. Даже на Мадагаскаре говорят на индонезийском языке с примесью санскритских слов. Понадобилось, должно быть, несколько сот лет, чтобы расселиться подобным образом, и, возможно, не все эти места были достигнуты из Индии, а до некоторых из них добрались через промежуточные поселения. С первого столетия н. э. и примерно до 900 года н. э. было, вероятно, четыре главные волны колонизации, но и в промежутке между ними поток людейдвигался на восток. Однако самая замечательная черта этих предприятий заключалась в том, что они, очевидно, были организованы государством. Широко разбросанные колонии возникали почти одновременно, и почти всегда эти поселения были расположены в стратегических пунктах и на важных торговых путях.
Названия, которые давались этим поселениям, были древнеиндийскими. Так, страна, известная сейчас как Камбоджа, называлась Камбуджа — по имени хорошо известного в Древней Индии города в Гандхаре или долине Кабула. Это дает возможность примерно определить период этой колонизации, ибо в это время Гандхара (Афганистан) должна была быть важной частью арийской Индии.
Чем были вызваны эти необычайные экспедиции через опасные моря и какой мощный стимул двигал ими ? Они бы не могли быть задуманы или организованы, если бы им не предшествовала на протяжении многих поколений или столетий деятельность отдельных лиц или небольших групп, стремившихся к ведению торговли».
Немного дальше в этом же месте своей книги Неру пишет:
«В III и II веках до н. э. эта торговля постепенно возрастала; за отважными торговцами и купцами, возможно, последовали миссионеры, ибо это был как раз период, следовавший за правлением Ашоки».
Обратите внимание на выделенные жирным курсивом места — с помощью государства на пересечении торговых путей в стратегически важных пунктах создается сеть форпостов. Эта поддерживаемая государством деятельность стимулируется экономическими (торговыми) интересами. Следом за купцами двигаются миссионеры. Всем находится работа — и Созидателям Насущного, и Организаторам Реальности, и Виртуальным Модельерам. И еще одна характерная деталь: в колониях в ходу географические названия, позаимствованные в метрополии. Разве не напоминает в этом отношении Камбоджа, названная в честь Камбуджи в Афганистане, Новую Англию или штат Нью-Йорк? Такого рода аналогии, похоже, касаются не только географии. Во всяком случае, они возникают при чтении следующего фрагмента из книги Неру:
«История индийских колоний охватывает период примерно в 1300 лет или больше — с начала первого или второго столетия н. э. до конца XV столетия. История предшествующих веков окутана туманом, и о них мало что известно, за исключением того, что в то время существовало множество небольших государств. Постепенно они консолидируются, и к V веку возникают большие города. К началу VIII века уже существовали морские империи, частично централизованные, но осуществлявшие также власть в той или форме над *
многими странами. Иногда эти зависимые владения обретали независимость и даже осмеливались нападать на центральную державу, и это вносит некоторую путаницу в понимание нами истории того периода».
Объединение североамериканских английских колоний в США и война новорожденного государства с бывшей метрополией за свою независимость отнюдь не вносят путаницу в понимание нами этого периода истории Запада. Но ведь с достижением США независимости история заморской экспансии ее метрополии Великобритании и других европейских держав не закончилась, как закончилась в XV веке история индийской заморской экспансии.
Прежде чем двигаться в наших рассуждениях дальше, подкрепим информацию от Неру информацией от Броделя, который пишет:
«...К началу христианской эры, следовательно, поздно, Индия узнала и оживила мир Индонезии. Ее мореходы, ее купцы и ее духовные проповедники эксплуатировали, просвещали архипелаг, обращали его в новую религию, с успехом предлагали ему более-высокие формы политической, религиозной и экономической жизни. Архипелаг был тогда “индуизирован”».
Не совсем понятно, почему Бродель считает, что экспансия Индии в Индонезии поздно началась. Можно, пожалуй, сказать, что она началась поздно, учитывая солидный стаж океанических плаваний обитателей Индостанского полуострова. Стаж этот особенно солиден потому, что плавать в океане начали еще представители древней цивилизации, возникшей четыре-пять тысяч лет назад, задолго до прихода на полуостров ариев.. На камышовых, промазанных асфальтом судах ходили они в Шумер — древнюю страну, родину одной из первых цивилизаций нашей планеты, памятники которой археологи находят на территории нынешнего Ирака. По пути заходили на Бахрейн — колыбель еще одной древнейшей, во многом загадочной цивилизации. Везли на своих камышовых кораблях сокровища и чудеса Индии: слоновую кость, павлинов, петухов — птиц, по тем временам таких же экзотических, как и павлины. Технические условия этих океанических странствий на заре истории воспроизвел во время своего плавания на камышовом судне «Тигрис» знаменитый норвежский этнограф, путешественник и писатель Тур Хейердал.
Вероятно, мы чересчур углубились в седую древность. С точки зрения предмета нашего исследования не столь уж

важно, рано или поздно началась индийская заморская экспансия. Гораздо существеннее то, что она рано закончилась.
Действительно, мы видим, что была индийская заморская экспансия, было господство Индии в омывающем ее берега океане. Было все это. Было. Было, но прошло. Как пишет Неру, закончилось к XV столетию (как раз к тому моменту, когда началась деятельность западноевропейского принца-прогрессора Генриха Мореплавателя).
Возможно, вопрос надо задавать иначе. Не почему не было индийской морской экспансии, а как случилось, что она со временем сошла на нет, причем как раз к тому моменту, когда господство на море приобрело для судеб страны жизненно важное значение?
Историю, как известно, не только пишут, но и творят люди. Поэтому с вопросом Как? или Почему? (что-либо произошло или не произошло, или начало было происходить, а потом сошло на нет) тесно связан другой — Кто? То есть чье действие или бездействие было тому причиной.
Пока у нас с вами получается, что Индия располагала вполне компетентными Созидателями Насущного, Организаторами Реальности и Виртуальными Модельерами. Но все-таки Кто? Найти ответ на этот вопрос часто помогают другие вопросы, например, вопрос Когда? Поставим поэтому вопрос иначе: Кто и Когда? Кто и когда сходил с дистанции, на которой •Индия состязалась (или могла состязаться) с Европой за господство в Мировом океане? При решении этого вопроса нам будет полезен график, приведенный на цветной вклейке, посвященной индийской альтернативе. На этом графике на оси времени показано, как долго функционировали в Индии следующие цивилизационные факторы. Экспортный потенциал обрабатывающей промышленности — сфера компетенции Созидателей Насущного.
2 Колонизация и завоевание заморских земель — сфера компетенции Организаторов Реальности. Математика — сфера компетенции Виртуальных Модельеров. Буддизм — сфера компетенции Виртуальных Модельеров. Из графика видно, что последними — в конце XVIII века — сошли с дистанции Созидатели Насущного. Сошли по причинам, от них не зависящим, так как их страну захватили чужеземцы, уже вооруженные достижениями научно-технической революции.
Для большей объективности отметим, что защита страны от чужеземцев скорее относится к компетенции Организаторов Реальности, а «гегемоном» научно-технических революций должны быть Виртуальные Модельеры.
Последняя крупная заморская акция индийских Организаторов Реальности имела место в XI веке — южно-индийская империя Чола победила и завоевала индонезийское государство Шриваджайя.
Бхаскара II, последний крупный (по оценке Неру) индийский математик доколониального периода, жил в XII веке.
Поскольку, по свидетельству Броделя, империя Чола в XIII веке располагала мощным флотом, давайте будем считать, что Организаторы Реальности сошли с дистанции позже Виртуальных Модельеров. Тем более что в Индии (на своей родине) существенно раньше математики пришел в упадок буддизм. А ведь именно о буддийских миссионерах в Индонезии писал Неру и именно буддизм имел в виду Бродель, говоря о новой религии, в которую обращали индонезийцев Духовные проповедники из Индии.
Вот что пишет о судьбах буддизма в Индии Неру: «Буддизм возник в период социального и духовного возрождения и реформ в Индии. Он вдохнул новую
жизнь в народ и высвободил новые таланты и способности к руководству. Под высоким покровительством Ашоки он быстро распространился и стал господствующей религией в Индии. Он проник также в другие страны, и между Индией и иностранными государствами непрерывно циркулировал поток буддийских ученых. Это продолжалось в течение многих столетий. Когда в V веке н. э., через тысячу лет после Будды, в Индию прибыл китайский паломник Фа Сянь, он увидел, что буддизм процветает у себя на родине. В VII веке н. э. Индию посетил еще более знаменитый паломник Сюань Цзан, который стал свидетелем признаков упадка, хотя даже тогда буддизм был силен в некоторых районах. Довольно большое число буддийских ученых и монахов постепенно переселилось из Индии в Китай.
Наряду с этим в IV и V веках н. э., при династии Гуптов, наблюдаются возрождение брахманизма и новый расцвет культуры. Оно не было направлено против буддизма, но, тем не менее, увеличило значение и силу брахманизма и явилось в то же время реакцией на присущую буддизму отрешенность от мира».
И немного ниже:
«Впоследствии было еще несколько ярких периодов, давших миру много замечательных людей. Но как брахманизм, так и буддизм деградировали, и в них возникла грубая обрядность. Их стало трудно различать.
Хотя брахманизм и поглотил буддизм, этот процесс изменил также и брахманизм во многих отношениях.
В VIII веке один из величайших философов Индии Шан- карачарья основал религиозные ордена, или матхи, для индусских саньясинов, то есть монахов. Это было возрождение старой буддийской практики сангха. Прежде брахманизм
не знал таких организаций саньясинов, хотя небольшие их группы существовали».
И — в завершение:
«Некоторые выродившиеся формы буддизма сохранились в Восточной Бенгалии и на северо-западе, в Синде. В остальном буддизм как массовая религия исчез из Индии».
Прочитаем еще раз выделенные жирным курсивом места в этой обширной цитате из книги Неру и вернемся к нашему графику.
Итак, первыми сошли с дистанции Виртуальные Модельеры, и первым симптомом этого стало, по всей видимости, угасание и «вырождение» буддизма.
Вспомним положение Неру о том, что в Индии религия — это не догма, а рабочая гипотеза человеческого поведения.
Рискнем высказать предположение, что так дело обстоит достаточно часто не только в Индии, и рассмотрим буддизм, а вместе с тем и некоторые другие религии именно как рабочие гипотезы. В самом деле — зачем нам блуждать в дебрях догматической религиозной философии. Мы ведь говорим о людях, чьи действия или бездействие обусловили роковую для Индии пассивность в соревновании за господство в Мировом океане. О людях и рабочих гипотезах (моделях) их поведения. Давайте дальше говорить именно о рабочих моделях. Ведь речь у нас сейчас идет о Виртуальных Модельерах, первыми сошедших с дистанции.
Что можно сказать о буддизме как о рабочей модели человеческого поведения? Скажем, для начала — что можно сказать на основе информации, содержащейся в только что процитированном фрагменте из Неру?
Бросается в глаза одна странность. По словам Неру, брахманизм, поглотивший буддизм, был реакцией «на присущую буддизму отрешенность от жизни».
Но, позвольте, эта рабочая модель человеческого поведения, практикующая отрешенность от жизни, возникает в эпоху расцвета и реформ, совпадающую, что для нас очень важно, с эпохой активной заморской экспансии. Эта религия отрешенности от мира быстро становится господствующей в огромной стране и распространяется на другие страны.
Еще более странным выглядит другое обстоятельство. Брахманизм, являвшийся, по словам Неру, «реакцией на присущую буддизму отрешенность от мира», заимствует у буддизма практику создания монашеских орденов. А ведь монашеский орден — это организационная форма бытия в этом мире людей, от него, этого самого мира, отрешенных.
Отрешенность от мира — это, в общем-то, тоже рабочая модель человеческого поведения. Может быть, она, отрешенность, и есть стержень буддизма как модели поведения человека в мире? Но вроде бы у нас получается, что не только буддизма. Брахманизм тоже взял на вооружение отрешенность от мира. После чего (мы не говорим, что по этой причине) вместе с буддизмом благополучно деградировал в грубую обрядность.
Кажется, мы окончательно запутались. Поэтому давайте посмотрим на проблему рабочих моделей человеческого поведения совсем просто. Признаем достаточно очевидный факт, что в большинстве случаев для человека рабочей моделью являются не отвлеченные философские концепции. (Много ли христиан прочитало Библию, а коммунистов — «Капитал» Карла Маркса?) Чаще всего для человека — среднего, массового человека — рабочей моделью поведения является другой человек. Поэтому все религиозные организации, оставившие заметный след в истории человечества, всегда уделяли большое внимание кадровой политике. Ибо кадры решают если и не все, то очень многое.
Поэтому в следующей главе мы поговорим о кадровой политике католицизма. О том, чем она радикально отличалась от кадровой политики религий, вытеснивших и поглотивших в Индии буддизм, в первую очередь брахманизма и индуизма. Различия между брахманизмом и индуизмом в данном случае несущественны, поэтому мы их опустим. Зачем перегружать ненужной информацией Прогрессора Востока? Ведь умение фильтровать информацию — тоже очень важное качество прогрессоров и других агентов влияния. Гораздо важнее рассмотреть кадровую политику католицизма — религии, которая была рабочей гипотезой поведения Генриха Мореплавателя, его сподвижников, а также коллег-кон- курентов. Религии, которая в начале эпохи Великих географических открытий абсолютно господствовала в Западной Европе. Религии, чьи миссионеры, идя следом, а часто и рядом с первооткрывателями, распространили ее влияние на огромные пространства вновь открытых земель.


<< | >>
Источник: Ю. Г. Беспалов, Н. Ю. Беспалова,К. Б. Носов, Д. Б. Бадаев. ЭПОХА ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ Лабиринты истории. 2002

Еще по теме Глава 8 В которой ищется слабое звенов цепочке факторов,обеспечивавших Индиигосподство над омывающимее берега океаном:

  1. 2. Требаций, который жил на берегу, однажды нашел сундук, где были разные товары. Поскольку указания на то, чьи это товары, не было, он забрал сундук себе. Через некоторое время к нему пришел раб Муция с листом от последнего и просьбой вернуть вещи. Кому принадлежат вещи, которые в бурю выбросило за борт для облегчения судна?
  2. «СИЛЬНОЕ» И «СЛАБОЕ» ПОНИМАНИЯ «ИДЕНТИЧНОСТИ»
  3. «ЦЕПОЧКИ»
  4. Глава 12 АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН
  5. «Потребительские цепочки» в торговле
  6. «Точечные цепочки» в торговле
  7. Глава 3 РАБОТА НАД СТИХОТВОРНОЙ ДРАМАТУРГИЕЙ
  8. Глава 21 Люди, равные Океанам
  9. Глава 15 ТИХИЙ ОКЕАН
  10. Глава 2 РАБОТА НАД ПОСТАНОВКОЙ РЕЧЕВОГО ГОЛОСА
  11. Глава 4 ПРОИЗВЕДЕНИЯ, РЕКОМЕНДУЕМЫЕ ДЛЯ РАБОТЫ НАД ТЕКСТОМ НА СТАРШИХ КУРСАХ
  12. Глава 13 СЕВЕРНЫЙ ЛЕДОВИТЫЙ ОКЕАН
  13. Глава 15 ФИНАНСОВАЯ СТРУКТУРА, СОБСТВЕННОСТЬ И КОНТРОЛЬ НАД КОРПОРАЦИЕЙ
  14. ГЛАВА 6 НАЧАЛО ВОЙНЫ НА ТИХОМ ОКЕАНЕ
  15. Глава 28 АНГЛО-ИСПАНСКАЯ БОРЬБА НА ОКЕАНАХ
  16. Ключевые преимущества: полная прозрачность цепочки поставок и повышение доходов
  17. Глава II ГРУППИРОВКА НАРОДОВ ОКЕАНИИ ПО КУЛЬТУРНОМУ И ЯЗЫКОВОМУ ПРИЗНАКАМ
  18. ЧАСТЬ I РАБОТА НАД ТЕКСТОМ Глава 1 ПРЕДМЕТ "СЦЕНИЧЕСКАЯ РЕЧЬ", ЕГО МАТЕРИАЛ, ЗАДАЧИ.