загрузка...

Глава 10 Кадровая политика буддизма

  Анализируя кадровую политику буддизма, мы пойдем по тому же пути, что и при анализе кадровой политики католицизма. Начнем с задач, решению которых эта политика служила, и со времени, в которое задачи эти предстояло решить. Время было, как принято сейчас говорить, судьбоносное. Буддизм стал господствующей религией в Индии при императоре Ашоке, который правил в третьем веке до нашей эры. Неру называет этот период эпохой расцвета и реформ. Что же, каждая эпоха получает то название, которого заслуживает. Тем не менее, судить об эпохе только по ее названию следует с известной долей осторожности. Вспомним, к примеру, в какую эпоху занял в Западной Европе господствующее положение католицизм. Эпоху эту принято называть эпохой упадка и гибели Римской империи. Последовавший за ней период историки именуют еще веселей — Темными Веками. Но ведь потом было так называемое Каролингское Возрождение, связанное с именем императора Карла Великого. Нахлынувшие в Европу варвары были разбиты и обращены в христианскую веру — так возник Христианский Мир. Но ведь не сам же по себе он возник. Что-то делалось ведь и в Темные Века, и раньше. Так что, возможно, есть смысл говорить об эпохе «упадка и гибели Римской империи с одновременным строительством Христианского Мира». Не будем настаивать на этом утверж

дении. Лучше попробуем более пристально взглянуть на эпоху императора Ашоки — эпоху расцвета и реформ. Ашока объединил под своей властью Индию после долгих и кровопролитных войн. Войн по существу междоусобных — гражданских. Государственный деятель, победоносно завершивший гражданскую войну, зачастую имеет проблемы с ее героями. Герои ведь требуют награды, причем требование это вполне справедливо. За что боролись?! А за счет чего или кого награждать героев? Любая война, а уж гражданская тем более, изобилию в стране, мягко говоря, не способствует.
Правда, после победы в гражданской войне Ашока приступил к реформам, которые, надо полагать, должны были обеспечить изобилие. Но реформы тоже имеют своих героев. Герои эти тоже ждут награды от правителя-реформато- ра. Часто, впрочем, не ждут, а берут, не дожидаясь наступления ими же обещанного всеобщего изобилия.
Можно, конечно, объявить вчерашних героев врагами — народа, престола, реформ, духовности, нации (за ярлыками дело не станет). И натравить на уже прорезавшихся и накушавшихся героев новых — так сказать, героев второго порядка. С этими — героями второго порядка — могут со временем возникнуть те же проблемы, что и с героями первого порядка. Так ведь истории известны герои и третьего, и четвертого порэдков. (Не только нашей истории — почитайте «Историю Великой французской революции» Томаса Кар- лейля — эта книга выходила недавно в русском переводе.)
Конечно, с героями все можно сделать. На то они и герои. Вот только возникает одна сложность: все эти пертурбации с героями разного порядка очень уж негативно сказываются на рабочей модели человеческого поведения, которая предусматривает, что человек обязан служить обществу и получатьза честную службу награду. А как показывает опыт истории (не только

римской), без такой модели человеческого поведения общество нормально функционировать и развиваться не может.
Пора признаться: все эти сложности, возникшие у Ашоки с героями реформ и гражданских войн, — не что иное, как плод нашего воображения. Неру описывает правление Ашоки и его преемников исключительно в светлых тонах. Вот только его сообщение об эмиграции индийцев в Индонезию несколько смущает — от хорошей жизни люди не снимаются с насиженных мест и не отправляются «за тридевять морей». Да и религии, проповедующие отрешенность от мира, получают обычно широкое распространение отнюдь не в эпохи расцвета. Правда, кому знать как не нам, что в периода реформ популярность таких религий действительно повышается. С учетом этих соображений мы склонны смотреть на эпоху Ашоки больше глазами не Джавахарлала Неру, а Льва Николаевича Гумилева (рекомендуем вам его книгу «География этноса в исторический период»). Гумилев пишет о грандиозном, массовом моральнопсихологическом надломе, которым отмечена эта эпоха, надломе, в значительной степени обусловившем успех буддизма.
С учетом этого мнения позволяем себе все-таки предположить, что у Ашоки и его Организаторов Реальности были проблемы с отладкой модели человеческого поведения, включающей службу обществу и награду за эту службу. Ведь реформы-то шли. Притом нужные обществу реформы. А для проведения реформ и для осуществления планомерной заморской экспансии нужны были пусть не герои, но честные служаки. И этих людей нужно было вознаграждать за службу, иначе модель бы не работала. Кроме того, после длительных гражданских войн нормальная система материальных стимулов была разрушена или, по крайней мере, сильно расшатана. Ведь нормальному служилому человеку нужна не только материальная награда, нужно закрепить оп

ределенный социальный статус за своими детьми. Адля этого требуется, чтобы в стране была стабильность, гарантирующая социальные статусы. А какая может быть стабильность после длительных гражданских войн? Вот и пришлось императору Ашоке и его Организаторам Реальности обратиться за помощью к буддистским Виртуальным Модельерам. Ведь буддизм, будучи религией отрешенности от мира, мог предложить человеку награду хотя и виртуальную, но очень ценную. Награду, ценную всегда, но особенно во времена массовых душевных надломов. А гражданские войны всегда сопровождаются массовыми душевными надломами. Согласно легенде сам Ашока обратился к буддизму под влиянием жуткого зрелища — заваленного трупами поля битвы, причем битвы, в которой он одержал победу. Так что же за награду мог предложить буддизм человеку? Будучи религией отрешенности, он мог именно ею, отрешенностью от мира, вознаградить своих верных.
Ведь отрешенность от мира отрешает человека и от страданий мира. А мир, в котором жили современники Ашоки, был до краев переполнен страданиями — страданиями жертв гражданской войны, моральными и физическими. И страданиями победителей — моральными, которые бывают тяжелее физических. Удивительно ли, что эти люди приняли буддизм, уводящий их от страданий мира реального в виртуал отрешенности?
Хорошо, но ведь для нормальной жизни нужно не только время от времени, отдыхая от тяжелой действительности, уходить от нее в виртуал отрешенности. Надо и возвращаться в реальность, действовать в ней, невзирая на тяготы и даже страдания. То есть отрешаясь от тягот и страданий. Действовать, отрешаясь? Вероятно, буддисты времен Ашоки умели дать яркий, вызывающий желание подражать, пример этого умения — действовать в реальности, отрешаясь от ее тягот и страданий. (А также от некоторых представлений, кажущихся очевидными. Например, от очевидной нелепости введения нуля — числа, которому не найти соответствия с каким-либо количеством реальных предметов.)
Да, все-таки, наверное, умели. Иначе невозможно понять огромную роль религии отрешенности в эпоху, наполненную действием, активным вторжением в реальность. В том числе и в реальность лежащих за океаном далеких стран. Формой организации этих людей, подающих пример отрешенного вторжения в реальность, были буддистские монастыри, так же, как в Европе — монастыри христианские. В Индии и других странах эти обители отрешенных от мира были сгустками энергии, действующей отнюдь не только в области духовного, но также в сферах сугубо материальных — в экономике, финансах, политике и военном деле.
Теперь самое время поговорить о том, как пополнялись рады этих, отрешенных от мира, людей — о кадровой политике буддизма. Свойствен ли ей был принцип открытости, игравший столь важную роль в кадровой политике католицизма?
Если судить по той информации, которую предоставляет нам Неру, ответ на этот вопрос будет однозначным: да, кадровой политике буддизма была свойственна большая открытость. По крайней мере, по сравнению с другими религиями Индии.
Неру пишет, что буддизм был в Индии единственной религией, которая последовательно, в теории и на практике, боролась с системой каст. Даже индийские мусульмане, чья религиозная философия в принципе не признает каких бы то ни было перегородок внутри общины, в повседневной практике занимали по отношению к кастовой системе не такую бескомпромиссную позицию, как буд дисты. А кастовая система до сих пор была и остается в Индии главным препятствием на пути создания любых открытых социальных систем. Надо иметь в виду, что наряду с системой трех полноправных больших каст в Индии существовало и существует сейчас несколько сот более мелких каст. Члены этих каст отделены друг от друга социальными барьерами, гораздо более жесткими, чем даже те барьеры, которые разделяли белых рабовладельцев и чернокожихтрабов. Между последними случались, и достаточно часто, браки (правда, по большей части официально не признаваемые), так что социальные барьеры не превращались, по крайней мере, в барьеры биологические. В Индии даже чисто физический контакт представителей некоторых низших каст (неприкасаемых) с высшими карался с чрезвычайной жестокостью.
Наличие жестких социальных барьеров между людьми очень затрудняет создание любых открытых организаций, и в особенности открытых организаций Виртуальных Модельеров. С угасанием в Индии буддизма исчез важнейший социальный фактор, препятствующий созданию барьеров между людьми. Поэтому сколько-нибудь открытая организация Виртуальных Модельеров после угасания буддизма стала в Индии невозможна.
Вспомним, какое отношение к проблеме прекращения индийской заморской экспансии имеет наличие открытой организации Виртуальных Модельеров. Выстраивается следующая логическая цепочка. Открытая организация Виртуальных Модельеров необходима для того, чтобы они, Виртуальные Модельеры, не страдали узостью кругозора. Не страдающие узостью кругозора Виртуальные Модельеры способны «вылечить» от такой узости кругозора Организаторов Реальности. Именно узость кругозора индийских Организаторов Реальности обусловила пассивность Индии по отношению к окружающему миру вообще и к «омывающему ее экономическому пространству» в частности (прочитайте об этом в конце главы 6, там, где приводятся слова Неру о контрасте между руководящими деятелями Англии и Индии). Именно пассивность Индии по отношению к окружающему миру сыграла роковую роль в ее судьбе, не позволила ей состязаться с Европой за господство в Мировом океане. Никакие другие объяснения — чисто экономические или технические — не выдерживают критики. Именно пассивность Индии по отношению к окружающему миру была причиной того, что она была ввергнута в колониальную зависимость и нищету (перечитайте по этому поводу пункт 3).
Проанализировав эту цепочку и изложенное выше, мы увидим, что историческая альтернатива господства Индии в Мировом океане тесно связана с судьбами буддизма в этой стране (на его родине). Связь эта определяется ролью буддизма в создании открытых организаций Виртуальных Модельеров.
Но почему буддизма? Мы знаем, что католицизм в самом начале эпохи Великих географических открытий утратил свои позиции на севере Европы, в частности в таких странах, как Англия и Голландия. Произошло это в ходе так называемой Реформации (читайте об этом во второй части нашей книги). Но именно после Реформации английские и голландские моряки внесли особо весомый вклад в подвиг Европы — завоевание океанических просторов.
Пожалуй, стоит посвятить отдельную небольшую главу вопросу о том, как повлияла Реформация на положение европейских Виртуальных Модельеров. Не повредила ли Реформация открытости их организаций?
Пусть об этом будет следующая глава.
<< | >>
Источник: Ю. Г. Беспалов, Н. Ю. Беспалова,К. Б. Носов, Д. Б. Бадаев. ЭПОХА ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ Лабиринты истории. 2002

Еще по теме Глава 10 Кадровая политика буддизма:

  1. Глава 9 Кадровая политика католицизма
  2. ГЛАВА 9 БАЗОВЫЕ ПРИНЦИПЫ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ
  3. Глава 10 КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА И УПРАВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ РЕСУРСАМИ
  4. 5.2. Виды кадровой политики
  5. Тема 5. Кадровая политика организации
  6. 8.1. Кадровая политика на государственной службе
  7. 5.1. Сущность и направления кадровой политики
  8. Влияние буддизма на внешнюю политику и внутреннее управление Ашоки.
  9. Разработка кадровой политики в системе управления персоналом 2.
  10. 8.2. Концепция кадровой политики в органах местного самоуправления
  11. Приложение 1 Анкетирование с целью оптимизации кадровой политики компании