В поисках прекрасной госпожи


Прочтение в конце 80-х годов некоторых текстов на саркофаге, помимо основной информации, привело нас к выводам о существовании захоронения некой дамы, «близкой» правителю из Храма Надписей, по имени «Дева из рода Гуа- камайи».
Она неоднократно упоминалась в текстах, при этом ее социальный статус не был достаточно понятным. Загадка «Девы из рода Гуакамайи» не давала шефу покоя. Ему очень хотелось побывать в Паленке, чтобы обнаружить ее резиденцию, в существовании которой он не сомневался. Однако поездки в «Каменный Дом Змея» пришлось ждать несколько лет.
Тем временем чтение текстов продолжалось.
Появление Девы из рода Гуакамайи в погребальных текстах правителя заставило нас начать поиски дополнительной информации об этой таинственной женщине. В Паленке была обнаружена надпись на Здании Е, в которой упоминался этот же персонаж.
Надпись слева 11(=114)-217/3-1010 (=544):534 CuIokkingIa              Воссела высокая правящая владычица 58.171.1026.511 (вместо 582.744) zac ch’up-ch'up Moo Белая дама Гуакамайя х(перевернутый сосуд). 1010 хат king xib              [рода] предка-правителя

о

СЕВЕРНАЯ СТОРОНА (98-101)


Прорисовка боковых сторон саркофага
ЮЖНАЯ СТОРОНА (86-89)


Илл. 48. Прорисовка боковых сторон саркофага
в Паленке

Надпись на панели сопровождалась изображением дворцовой сцены. На троне с двумя головами пумы, которые смотрят в разные стороны, восседает правитель. Слева от трона, опираясь на голову пумы, на коленях сидит женщина. На ее голове надеты украшения и изображен блок то-la (mot) «собирающая», соответствующий богине-Луне или, согласно иероглифическим текстам, прародительнице, собирающей умерших, или же жрице, руководящей обрядами, связанными с браками и рождением детей, о чем свидетельствуют материалы постклассического периода.
Таким образом, становилось очевидным, что это была не просто жена правителя, но женщина, обладавшая некими общественными функциями — царскими или жреческими. Она держит в руках декоративный блок из знака 59 (предлог «в») и числа 10 (череп как символ бога смерти и числа 10). Вокруг черепа прорисованы пять кружков. Справа от черепа помещена корзина с 12 плодами, которые могут символизировать двенадцатимесячный лунный год, называвшийся на старом языке майя хааб.
В 15 год правления



Надпись справа 26 58.1026. 561?.172.122 584.687.744:140 14:281 584.687.511 19.533.19
ngi              [она] была
гас ch’up              Девой
chah’? — et-tooc              из небесного рода покинувшего [нас]
been-tzil Moo-el              Благого Гуакамайи,
ха кап              орошавшего
eeen-tzil-co              благие зерна
ми-1а-ти              в свое время



Возможно, что речь идет вовсе не о сельскохозяйственных работах, а о неком орошении из перевернутого сосуда с девственной водой — символе северной прародины, отождествлявшемся с созвездием Большой Медведицы. Морфема ко означает «зерно», а также имеет некое значение, которое в колониальные времена относилось к женскому сексуальному «неприличному» (deshonesto) поведению. Однако эта тема требует специального рассмотрения.
Итак, мы все больше узнавали о таинственной даме, как вдруг, наконец, мексиканские археологи обнаружили женское погребение, которое вызвало изумление у всех зарубежных археологов, но не у нас. Пока нет доказательств того, что обнаруженное женское погребение принадлежало Деве из рода Гуакамайи. Однако его нельзя назвать обычным, как необычны и комментарии в текстах, касающиеся этой женщины.

Прорисовка боковых сторон саркофага
ЗАПАДНАЯ СТОРОНА (102-109)
Илл. 49. Прорисовка боковых сторон саркофага
в Паленке


Погребение было найдено археологами Арнольдо Гонсалесом и Фанни Лопес в пирамиде храма, который получил название Храм Красной Царицы, — женский скелет был буквально засыпан киноварью. Самое поразительное, что пирамида с Храмом Красной Царицы располагалась в непосредственной близости от Храма Надписей, буквально примыкала к нему, составляя часть ансамбля Главной площади города. Археологи выяснили, что его строили в три этапа. Вход в погребальное помещение располагался с южной стороны, и к нему вели пять ступеней.
Расположенная внутри пирамиды погребальная камера была почти полностью заполнена каменным монолитным саркофагом прямоугольной формы. Размер саркофага составлял 3 х 2,10 х 1,10 м — то есть точно совпадал по размерам с саркофагом правителя. Совершенно очевидно, что создавались сарко-

фаги одновременно. Существенные различия обнаруживались в декоре. Во-первых, верхняя крышка-панель не имела никакого орнамента и размеры ее составляли 2,45 х 1,18 м. На крышке лежала курильница, в нише были обнаружены три свистульки, а в углу камеры — три сосуда, в которых, возможно, была пища. He было росписей и на самом саркофаге.
С восточной стороны в узком промежутке между стеной камеры и саркофагом был обнаружен скелет женщины 35-40 лет и ростом 1,58 м. С западной стороны лежал скелет мальчика 7-12 лет.
В саркофаге, под слоем красной краски, оказалась женщина в вытянутом на спине положении, головой на север. К моменту смерти ей было 35-40 лет. Ее рост составлял 1,65 м, череп был деформирован, как это прак- Илл.
50. Изображения на ножках саркофага              тиковалось у знатных майя. Судя
по некоторым антропологическим признакам, при жизни она обладала плотной комплекцией. Найденный в захоронении инвентарь полностью подтверждает гипотезу ее царского происхождения: богатые украшения (ручные и ножные браслеты, ушные вставки, головные украшения), 1250 нефритовых пластинок, из которых некогда была сложена погребальная маска. Здесь же, на теле и вокруг него, находились изделия из нефрита, жемчуга, обсидиановые ножички, костяные иглы, раковины.
Итак, погребение царицы стало вторым по богатству после погребения правителя. К нему, как и в Храме Надписей, вела лестница, оба тела были помещены в каменные монолитные саркофаги — практически уникальный случай для зоны майя. И в первом, и во втором погребении были найдены сопро-

Гробница таинственной дамы по имени Белая Попугаиха, спутницы Правителя. Все ее тело было покрыто ярко-красной киноварью


Илл. 51. Гробница таинственной дамы по имени Белая Попугаиха, спутницы Правителя. Все ее тело было покрыто ярко-красной киноварью

вождающие захоронения. У обоих присутствовали мозаичные маски и богатый инвентарь.
Захоронения отличаются по следующим признакам. Если Храм Надписей был сооружен ради погребения, то Храм Красной Царицы был приспособлен к погребению позже. Погребальная камера и прочие сооружения во втором случае имеют более скромные размеры, нежели в первом. Ho самым важным отличительным штрихом является полное отсутствие декора и каких бы то ни было надписей.
Обнаружение погребения таинственной дамы только добавило загадок, связанных с ее происхождением. Дело в том, что перечисленные характеристики, с одной стороны, подтверждают высказанное на основании анализа текстов предположение о том, что у правителя была жена, претендовавшая на власть и, возможно, убитая после его смерти. При этом, если допускать, что она была законной супругой правителя, остается непонятным постоянное присутствие в ее имени титула zac ch’up — «дева» или «ненастоящая женщина». В некоторых случаях она все же, по аналогии с Желтой Попугаихой (Гуакамайей), именуется просто родовым именем: Белая Попугаиха. Наводит на размышления и тот факт, что места для дат ее жизненного пути в надписи в погребении Правителя — сына Желтой Попугаихи и Ягуара — были заполнены с явными ошибками. Складывается впечатление, что умерла она уже после правителя. Какими бы ни были обстоятельства смерти таинственной дамы — естественной или насильственной, — ее явно хоронили второпях, без полагавшегося царице почета и уважения. Можно строить много предположений о тех далеких событиях, но все же самыми вероятными выглядят версии о законности супружества Белой Попугаихи, легитимности ее права на власть, драматических интригах и дворцовых переворотах.
В завершение хотелось бы заметить, что Паленке считается самым первым и самым изученным городом майя, в котором археологические работы ведутся еще с XVIII века. Тем не менее, история «Каменного Дома Змея» постоянно преподносит сюрпризы и ставит перед исследователями головоломные загадки.

   Вэтой главе речь пойдет о таком понятии, как модель мира. Естественно, что мы обратимся к мировоззрению индейцев майя, поскольку только этот народ Нового Света оставил нам письменную память о том, каким представлялся мир в древности. Картина мироздания у майя, как и у других народов древности, представала весьма гармоничной: человеческая жизнь сплеталась с природой, рассчитывалась математикой, регулировалась Космосом и проецировалась на земное пространство. Поэтому для того, чтобы понять всю прелесть этой гармонии, недостаточно быть только историком, биологом, математиком или астрономом. Совершенно необходимо овладеть хотя бы основами всех этих наук или принять существующие в них правила.
В 60-е годы XX столетия, связанные, как известно, с качественно новым этапом в развитии физики и прикладной математики, а также с зарождением такой новой области знания, как информатика, в интеллектуальных кругах под так называемое «пение» бардов возник преглупейший стереотип деления людей на «физиков» и «лириков». Причем и одни, и другие, как правило, в большей или меньшей степени, в зависимости от уровня интеллектуального потенциала, кичились своей принадлежностью к одному из кланов. Результат этого социо-интеллектуального эксперимента не заставил себя долго ждать: к моменту, когда уже во второй половине 70-х годов наука перешла на качест-

венно новый уровень междисциплинарных исследований, некоторые сформировавшиеся ученые оказались не в состоянии выйти из «нейролингвистически запрограмированного» состояния неприятия информации, относящейся к иной сфере науки. Непреодолимой проблемой для подобных «зомби» оказалось непонимание того, что разные области науки имеют и различные системы доказательности. Некоторым из них удается соорудить презабавные конструкции, пытаясь со всем пылом неофита перенести математические законы на историческую почву, чтобы наконец-то раскрыть «гуманитариям» глаза. Другие впадают в иную крайность — они отказываются воспринимать всякую информацию, выходящую за рамки привычной темы. Собственную боязнь и неспособность восприятия нового они, как правило, гордо объясняют традициями «цеха» или, еще уже, определенной «школы». А жизнь, как известно, богаче схем. И мы еще раз можем в этом убедиться на примере погружения в тайны цивилизации майя, следуя примеру Ю.В. Кнорозова.
<< | >>
Источник: Ершова Г.Г.. Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика. 2002

Еще по теме В поисках прекрасной госпожи:

  1. Глава VII. Госпожа д'Артаньян
  2. 69. О ДЕЯНИЯХ ГОСПОЖИ ЧИА, ЖЕНЫ КАПИТАНА ФОРЛИ
  3. Глава 19 Культ Прекрасной Дамыкак двигатель европейского прогресса
  4. Глава 6 «ДЭНФОРТ» И «КЕЛЛОГ»: ПРЕКРАСНЫЕ ФОНДЫ, НО С НЕДОСТАТКАМИ
  5. ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ ПРЕКРАСНЫЕ БОГИ ИЗ ДАЛЬНИХ КРАЕВ
  6. Данные, прекрасные данные
  7. Фаза поиска улик
  8. «ПОИСКИ»
  9. Поиски янтаря
  10. Д’Антркасто: поиски Лаперуза