О радиационных авариях

  Почему люди как-то по-особенному относятся к радиационным авариям? Сгорают поезда, тонут корабли, падают самолеты... — гибнуг сотни и сотни людей. Ho кто, кроме родственников и друзей погибших, помнит об этом? Почему вот уже пятнадцать лет всех нас все еще волнует Чернобыль с его лишь одним погибшим на месте аварии?..

Причина в том, что радиационные аварии отличаются от всего того, с чем человечество сталкивалось до сих пор. Прежде, что бы ни случилось, люди, пережив трагедию и похоронив погибших, продолжали жить, как жили. Теперь этого уже не будет: даже внешне ничем не примечательная радиационная авария будет длиться без конца. И потери, которые понесут люди в последующие годы, в том числе и люди вполне посторонние (еще одна особенность этих аварий), многократно перекроют то, что обычно выясняют аварийные комиссии, разбирая обломки...
Даже если люди обо всем забудут, а письменные свидетельства опять стануг недоступными, след каждой из этих аварий будет наносить поражение всему живому многие сотни и тысячи лет. Такими временами, как известно, измеряют жизнь цивилизаций...
Ho это не производит на нас особого впечатления... То ли потому, что человек на своем довольно коротком жизненном пуги видит ситуацию почти неизменной. То ли потому, что «вклад» каждой новой аварии на фоне уже состоявшихся представляется все менее и менее значимым.
Как ни странно, но техногенная грязь — следствие технического «прогресса» — ему же и способствует. Ибо, как показывает опыт, убедить общество в полезности нового производства проще там, где хуже. И не только потому, что именно эти люди хотят жить в лучших условиях, но и потому, что связанное с новым производством дополнительное загрязнение среды представляется им не таким уж пугающим. Появление мощного завода, изрыгающего дымы, скажем, в Сочи, вызвало бы бурю протестов, а в Дзержинске его просто не заметят...
Ho может быть, в результате технического прогресса прежнее грязное производство будет заменено современным чистым, и тогда... Это «тогда» уже состоялось: новое не заменило старое, а составило ему компанию — новая грязь дополнила старую...
Хотя о чем мы, собственно, говорим? Разве может быть грязь на атомном предприятии, где все в белых халатах?..
Здесь верхом опасности, катастрофой кажется атомный взрыв. Ho разгерметизация крупного хранилища радионуклидов может собрать с человечества и большую «жатву». А менее крупных, но двух? А разгерметизация многих малых?..
Ho может быть, все эти возможные потери, помноженные на малые свои вероятности, суммарно будут невелики и их надлежит принять в качестве платы за прогресс?
Когда-то Андрей Дмитриевич Сахаров задался вопросом: сколько человек погибнет от болезней, спровоцированных радиацией, сколько не родится из-за генетических повреждений, полученных родителями, сколько родится нежизнеспособных уродов и т.
и. в результате воздушного взрыва одной мегатонной бомбы? Разумеется, взрыва на испытательном полигоне; без тех потерь, на которые этот взрыв, собственно, рассчитан... И вычислил — 10 тыс. человек. Только за счет поражающего действия возникших при взрыве трех радионуклидов — 14C, l37Cs и 90Sr — человечество не досчитается этих десяти тысяч [27, с. 31].
Оставим другим сравнивать активность радионуклидов, возникших при атомном «испарении» нескольких десятков килограмм ядерной начинки в бомбе, с активностью радионуклидов, наработанных в том же чернобыльском реакторе. He забудем лишь, что вес ядерного топлива в четвертом блоке ЧАЭС был около 200 тонн.
Ho пусть радиоактивный след того же Чернобыля изведет в конце концов миллион человек. Много ли это с «государственной» точки зрения? Даже с нашей, не говоря уж о китайской? Да нет, скажут, это не так много... К тому же произойдет это не сразу, а значит — незаметно. Да и распределится этот миллион между многими странам, и будет у нас почти как у всех. А потом, разве не несет современная цивилизация такие же, а то и большие потери от дел, вообще не имеющих отношения к ионизирующей радиации?..
И поэтому власть не разделяет какой-то особенной озабоченности своих граждан в свя зи с радиационными авариями. Ведомая ей статистика и «государственный» подход не дают к тому особых оснований.
Ho отдельного человека статистика не убеждает. Тысячи и тысячи лет своего становления в качестве Homo sapiens он строил свое поведение, ориентируясь лишь на себя и ближайшее свое окружение. Человек даже физически не мог смотреть на себя как на среднестатистическую единицу.
Однако авторитарная власть, которой довольно быстро обзавелось человечество, далеко не всегда терпела несогласие какой-то отдельной личности с ее — власти — точкой зрения. Поначалу крамола уничтожалась вместе с самим «носителем». Позже, в уже относительно цивилизованные времена, власть принимала меры к тому, чтобы человек просто не мог иметь какую-то иную точку зрения. С этой целью она стремилась ликвидировать каналы поступления информации, подрывающей ее авторитет. Будь эта информация хоть трижды правдивой...
«А зачем нужна нам эта правда?» — заметил как-то начальник Главного политического управления Советской армии и ВМФ генерал Епишев...
К сожалению, в делах радиационных природа оказала авторитарным правителям очень серьезную услугу: человек не имеет органорецептора, который мог бы ориентировать его в полях ионизирующей радиации. И долгие годы люди в нашей стране не имели ни малейшего представления о том, что их касалось в самом прямом смысле этого слова... Надо ли говорить, что любые попытки дать в руки населения технические средства радиационного контроля незамедлительно пресекались. И лишь после Чернобыля и развала Советского Союза здесь что-то начало меняться... 
<< | >>
Источник: Виноградов Ю. А.. Ионизирующая радиация: обнаружение, контроль, защита. 2002

Еще по теме О радиационных авариях:

  1. Радиационные индикаторы
  2. 6.14. Соотношение принципа небрежности со страхованием от ответственности и страхованием от несчастных случаев; компенсация в автомобильных авариях при отсутствии определения вины
  3. § 6. Государственный надзор за ядерной и радиационной безопасностью
  4. Радиационные детекторы
  5. Простой радиационный индикатор
  6. Малогабаритные радиационные индикаторы
  7. Приборы радиационного контроля
  8. Приложение 4. Нормативы на радиационное   загрязнение продуктов питания цезием-137 и стронцием-90
  9. Индикатор с тревожной сигнализацией
  10. Высокочувствительный дозиметр-автомат
  11. «Водяной» дозиметр