Предисловие

  С ионизирующим излучением и его особенностями человечество познакомилось совсем недавно: в 1895 году немецкий физик В. К. Рентген обнаружил лучи высокой проникающей способности, возникающие при бомбардировке металлов энергичными электронами (Нобелевская премия, 1901 г.), а в 1896 году французский ученый А.
А. Беккерель обнаружил естественную радиоактивность солей урана (Нобелевская премия, 1903 г.).
Нет необходимости говорить о том положительном, что внесло в нашу жизнь проникновение в структуру ядра, высвобождение таившихся там сил. Этому посвящено множество публикаций. Ho как и всякое сильнодействующее средство, особенно такого масштаба, радиоактивность внесла в среду обитания человека вклад, который к благотворным никак не отнесешь...
Одним из первых пострадавших был сам Беккерель, получивший радиационный ожог от положенной в карман пробирки с радием. Из сравнительно небольшого числа людей, работавших в те годы с радиоактивными веществами, в результате облучения умерли свыше трехсот человек [I, с. 10].
Co временем число пострадавших от ионизирующей радиации многократно умножилось, а сама она начала осознаваться как опасность, способная привести среду обитания человека в состояние, не пригодное для дальнейшего его существования.
Причина не только в тех разрушениях, которые производит ионизирующее излучение, как таковое. Хуже то, что оно не воспринимается нами органолептически: ни один из органов чувств человека не предупредит его о сближении с источником радиации любой интенсивности. Человек может находиться в поле смертельно опасного для него излучения и не иметь об этом ни малейшего представления. И это при том, что человек как вид (Homo sapiens — человек разумный) весьма чувствителен к ионизирующему излучению. Он необратимо поражается такими его уровнями, которые остаются еще вполне терпимыми для многих других живых существ, обитающих на Земле[I].

Действию ионизирующей радиации на человека посвящены тысячи книг. Ho написаны они He для нас. Читателю, не входящему в круг посвященных, они представляются слишком сложными, если не сказать — совершенно непонятными. Ho сложность сама по себе еще не порок, если, конечно, она соответствует сложности изучаемого предмета. Однако множество работ и растущие трудности в их проведении могут быть не признаком особой их актуальности, а лишь проявлением приближающегося тупика. Тупика, ожидающего исследователей, решающих задачу, не имеющую решения. Во всяком случае, в заданной ее постановке...
Люди, стоявшие у рычагов управления нашей атомной промышленностью и энергетикой, понимали, что работа этих предприятий обязательно приведет к увеличению радиационного «давления» на население. Ho так ли это страшно? Ведь за счет радио и телевидения уровень электромагнитного излучения, в котором уже не один десяток лет «купается» человечество, увеличился во много раз и вроде бы без заметных последствий... И перед физиками, медиками и биологами, работавшими в наших НИИ, была поставлена задача: найти уровни ионизирующего излучения, существенно превышающие естественный радиационный фон, но безопасные для человека. И такие уровни были, разумеется, ими найдены...
Однако аналогичными исследованиями занимались и в других странах. Ho как это ни странно, пришли совсем к другому выводу: безопасной радиации вообще не существует. Да — заметили там — при очень больших уровнях облучения у человека возникает лучевая болезнь (общее название множества не встречавшихся ранее заболеваний, связанных с ионизирующей радиацией). При меньших уровнях она не возникает, но остается высокая вероятность возникновения опухолей, генетических повреждений, ряда других давно известных медицине заболеваний. При дальнейшем снижении уровня облучения снижается и их вероятность. А по достижении естественного радиационного фона, то есть при отсутствии внесенной радиации, вероятность заболеть чем-то приходит к своему обычному уровню.
После такого ненужного заказчику вывода задачу перед теми же НИИ сформулировали иначе: требовалось найти допустимые уровни ионизирующих излучений. Тоже, конечно, существенно превышающие естественный радиационный фон.
Поставленная таким образом задача имеет множество решений. Можно, сравнивая вред, наносимый каким-то атомным предприятием, с приносимой им пользой, оценивать его деятельность с •точки зрения хозяйственника: считать вред допустимым, если рользы больше. Такой подход имеет немалое число сторонников, !поскольку польза от реализации очередного научно-технического проекта представляется очевидной, а неблагоприятные последствия если и возникнут, то произойдут в неопределенном будущем и коснутся кого-то другого.
Еще один способ убеждения сомневающихся: сравнение вреда радиационного с чем-то вредным, но привычным и даже приятным. Например, с курением или алкоголем. Кто из нас не отнесется к предостережению типа «это все равно что выпить пол-литра водки» с веселым пренебрежением. Есть, конечно, и другие методы «работы с населением»...
И хотя в поисках разного рода допустимых уровней лежит еще одна неразрешимая задача[II] и обязательная оценка жизни отдельного человека в дензнаках (этого никогда не делают публично[III]), работы, имеющие целью разрешение возникающих здесь проблем, составляют сегодня основную массу радиолого-медицинских публикаций. А такие, как «О скорости резорбции калифорния-252 из легких в кровь», «О накоплении теллура-127 в крови и почках», «О выведении из организма таллия-201 с помощью ферроцина», и тысяч им подобных еще раз утверждают нас в известной, казалось бы, истине: измазаться просто, отмыться трудно. Или говоря иначе: необратимые процессы в нашей жизни — норма, обратимые — редкое исключение.

He так уж трудно, как оказалось, произвести на свет радионуклид. Ho как «родить его обратно»?..
Книга состоит из двух основных частей. Первая знакомит читателя с источниками радиации самого разного происхождения, выделяя те, которые, «выйдя из-под контроля»[IV], могут оказаться на пути каждого из нас. Вторая посвящена технике радиационного контроля — от детекторов, преобразующих ионизирующее излучение в «электричество», до приборов, которые радиолюбитель-конструктор сможет изготовить своими руками.
Ho, спросят, зачем их делать, если можно воспользоваться услугами специалистов? Есть же санэпидемстанции (СЭС), а в них — отделы радиационной гигиены[V]...
Причина есть. Она в том, что специалисты этого профиля — от высших должностных лиц до младшего персонала СЭС — утеряли доверие населения. Утеряли, как, пожалуй, никто другой. Десятилетиями эти люди принимали все меры к тому, чтобы население нашей страны оставалось в неведении относительно грозящей ему радиационной опасности. Потеряв очередной «вышедший из-под контроля» источник радиации — от промышленного излучателя активностью в тысячи кюри до взрыва хранилища радиационных отходов на Урале или реактора в Чернобыле, выбросивших в окружающую среду десятки миллионов кюри, — они прежде всего заботились о том, чтобы обыватель так ничего бы и не узнал. Пусть радиоактивность войдет прямо в дом и будет «светить» там годами, поочередно отправляя на тот свет его обитателей, лишь бы они ни о чем не догадались... Специалисты заботились о том, чтобы ни один из нас не мог обзавестись собственным дозиметром даже после Чернобыля. Они приняли меры к тому, чтобы в руки радиолюбителей не могли попасть счетчики Гейгера — эти примитивнейшие датчики ионизирующей радиации (ближайший аналог — неоновая лампочка). Их уверенность в том, что они знают «как надо», а другим этого знать не следует — неколебима. И это несмотря на грандиозные провалы, ответственность за которые несут не только наши высокие руководители, но и их ученые помощники...
Позже, когда осмелевший обыватель стал приходить в СЭС со своими сомнениями, он в ответ неизменно слышал: «у вас все в норме». Правда, попытки ознакомиться с этой «нормой» (записанной в специальной книге, в которую, прикрываясь, заглядывал дежурный специалист) незамедлительно пресекались — ведь доступа к «грифованной» информации посетитель конечно же не имел. Да и как это показывать, не теряя лица, если ради- |щионное загрязнение продуктов питания (!), допустимое сегод- jtiH, составляет сотые доли того, что было законной «нормой» |Вще вчера [2], если «нормы» в нашей стране были в десятки раз Выше принятых в других странах. Ведь недоумение могло возникнуть и у самого простодушного человека. Недоумение и возмущение...
Как обстоят дела сегодня? В наше время можно, кажется, купить все. В той же самой СЭС. Возникает желание проверить сомнительную покупку на загрязнение ее стронцием-90? Нет проблем — 13,3 долларов. Проверить и на цезий-137? Еще столько же. Есть ли смысл обращаться в СЭС с банкой кофе стоимостью доллара? Странный вопрос, значительно дешевле его выбросить...
Так, но уже совсем другими средствами, достигается нужный кому-то результат: не знал чего-то обыватель раньше — не узнает и сегодня...
...Как профессионалы относятся к самодельным приборам радиационного контроля? Когда-то — резко отрицательно, подкрепляя это статьями Уголовного кодекса. Сегодня — просто отрицательно. Что на первый взгляд кажется странным... Ну найдет человек источник радиации — скажем, ампулу пожарного датчика с плутонием-239, — сообщит, кому надо, приедут, заберут... А может, «кому надо» этого и не надо? Ехать куда-то... Или обнаружит этот излишне любознательный индивид на своем столе «светящийся» продукт, а за право его продажи уже и деньги получены... Да, похоже, что за отрицательным отношением специалистов-про- фессионалов к нам, неучам, просматривается что-то и кроме высокомерия людей, знакомых с единичными флюенсами и сечениями взаимодействия...
Отношение людей, считающих себя в этом деле специалистами, к населению, к каждому из нас, не претерпело сколько-нибудь заметных изменений и в наши дни. Ну и соответственно наше к ним отношение тоже...
Однако все это — и снобизм одних, и недовольство других — не главное. Дадим себе отчет в том, что возможности сегодняшних профессионалов увидеть последствия всего того, что ими уже сделано и делается, предсказать, к чему поведет взаимодействие биосферы Земли с вносимой ими новой материей — новыми радионуклидами, новой химией, геннотрансформированными биологическими структурами и др., — близки к нулю. Современной науке такой уровень системного анализа недоступен. Мы далеко не все

знаем даже об элементарных взаимодействиях «аборигенов» с этими «новичками». He говоря уж о тех трудностях, которые обещает нам экстраполяционный анализ этого нового биотехнического объекта. Есть все основания полагать, что поиски в нем потенциально опасных композиций останутся за пределами возможного для любой аналитической техники. Даже если знаешь, что ищешь...
То обстоятельство, что никаких неприятностей роду человеческому такое незнание пока не доставляло (что, кстати, не очевидно...), не означает, что так будет всегда. Потому что, во-первых, на заре цивилизации человек практически не касался биологических основ своего существования. А во-вторых, потому, что в разъединенном человечестве даже неудачное стечение обстоятельств в ка- кой-то его группе вело к уничтожению лишь этой группы (следы прошлых цивилизаций?...). Сегодня этими «преимуществами» человечество уже не обладает.
| >>
Источник: Виноградов Ю. А.. Ионизирующая радиация: обнаружение, контроль, защита. 2002

Еще по теме Предисловие:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. Предисловие
  3. Предисловие
  4. ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА
  5. Предисловие издателя
  6. Новая история старой Европы (вместо предисловия)
  7. ЧАСТЬ III ПРЕДИСЛОВИЕ
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ НАУЧНОГО РЕДАКТОРА
  9. Предисловие
  10. Предисловие
  11. Предисловие
  12. ПРЕДИСЛОВИЕ