Как это было.


Атомные ведомства нашей страны не только не были заинтересованы в общественном контроле над тем, что они выбрасывают в окружающую среду, но и успешно этому контролю сопротивлялись. Даже в самые последние годы.
Ho как они это делали?.. Что позволяло им смотреть на своих красноречивых оппонентов, мечущих громы и молнии, без всяких опасений?..
Из интервью автора, которое так и не увидело света (1990 г.): После Чернобыля прошло уже четыре года, а в Союзе нет, если я не ошибаюсь, общедоступных приборов радиационного контроля. В чем дело? Нет, вы не ошибаетесь — общедоступных приборов радиационного контроля в нашей стране не было и нет.
Что же касается причин... Для меня несомненно, что первопричина — в нежелании. В нежелании руководителей ряда влиятельнейших ведомств. Ведь дав в руки населения приборы радиационного контроля, они обретут массу неприятностей и лишней работы. Ну а то, что они — люди влиятельные, говорит Чернобыль, который оказался недостаточен для того, чтобы позиция этих людей претерпела сколько-нибудь заметные изменения.
Предвижу возражение: у нас, мол, уже налажено производство бытовых дозиметров... К сожалению, это не производство, а лишь его демонстрация: делается очень и очень мало. Можно предъявить серьезные претензии и к тому, что делается — что именно считают нужным делать. Ho все-таки, сколько сделано и сколько вообще нужно таких приборов? По моим оценкам, в этом году у нас выпушено не более 60— 80 тысяч бытовых дозиметров — приборов, являющихся в своем большинстве ухудшенными вариантами профессиональных. Ho они не только хуже. В новом применении они порочны в самой своей основе — ведь нормальный человек прежде всего стремится к тому, чтобы избежать облучения. Избежать, а не узнать, какую именно дозу он получает. Тем более лишь в области гамма-излуче- ний. Ho об этом — отдельный разговор...
Сколько нужно? Этот вопрос был задан на одном правительственном совещании представителям Белоруссии, Украины и России. Поглядев друг на друга и, похоже, на потолок, они назвали цифры, суммарно не достигающие и 500 тысяч. Что такое 500 тысяч для европейской части Союза (его азиатскую часть считают «чистой») при таких темпах производства? Это значит, что через 5—7 лет, может, чуть раньше каждый начальник сможег положить в свой сейф персональный дозиметр. И не более того...
На этот же вопрос отвечал как-то Николай Николаевич Воронцов — Председатель Госкомприроды СССР. «Сколько нужно? 50 миллионов, — ответил он, — столько, сколько термометров».
Вот так, в этих пределах... Ho, может быть, есть какие-то объективные трудности в производстве этой техники?Экономические, например? На этом совещании был задан, естественно, и этот вопрос. Руководитель, отвечающий за выпуск бытовых дозиметров, заявил, что производство сдерживается нехваткой датчиков ионизирующей радиации, так называемых счетчиков Гейгера.
Как ни странно, но это объяснение всех удовлетворило, обсуждался даже вопрос об их закупке за рубежом... А странно потому, что лишь в этом году завод, принадлежащий Средмашу, выпустил примерно 700 тысяч счетчиков Гейгера. А если к тому же иметь в виду, что счетчики Гейгера — продукция копеечной себестоимости — производятся в нашей стране лет сорок, что они сохраняют свою работоспособность двадцать—тридцать лет, то все это, согласитесь, и в самом деле странно...
Счетчик Гейгера — ключевой элемент в приборе радиационного контроля. Все остальное — обычная электроника, очень близкая к той, что в электронных часах. Более того, прибор, способный контролировать радиационный фон, способный обнаружить его превышение над естественным уровнем, способный мгновенно (а не спустя месяцы и годы) обнаружить все то, о чем писали наши газеты, мог бы сделать себе каждый мало-мальски разбирающийся в электронике человек. Этому мешает одно — абсолютная недоступность счетчиков Гейгера, невозможность законного их приобретения. Здесь какая-то странная арифметика... Если в этом году произведено, как вы говорите, 60—80 тысяч бытовых дозиметров, а счетчиков Гейгера — 700 тысяч, то о какой их нехватке может идти речь? He по десять же счетчиков ставят в один прибор? Нет, конечно, вполне достаточно и одного... А арифметика и в самом деле озадачивающая. Даже с учетом тех примерно 80 тысяч счетчиков, которые требуются профессионалам. Где остальное?
Неужто экспортируем? (Демонстрируется счетчик Гейгера в необычно красочной упаковке, на которой нет ни слова по-русски...) Ho не сотнями же тысяч?! Увы, западное радио не оставило сомнений — речь шла именно о таких количествах... По-своему подтвердили это и наши чиновники, дававшие на вопрос: «Сколько счетчиков Гейгера продаете за границу?» — виртуозно уклончивые ответы.
Такая вот получается занимательная арифметика... И какой же вы видите выход из этого положения? Что вы предлагаете? Есть у меня, конечно, и предложения. Хотя главное мы делаем сейчас, здесь: мы говорим об этом публично. Кажется, впервые...
Что же касается предложений, то их четыре. И все они — на это я обращаю особое внимание! — не требуют от казны ни денег, ни материальных вложений. Вот они: Немедленно начать открытую продажу счетчиков Гейгера на внутреннем рынке страны. Все, что еще не продано за границу и не поставлено в дозиметрические приборы отечественного производства, должно лечь на прилавки магазинов. Немедленно наложить запрет на поставки счетчиков Гейгера за границу. Прекратить все переговоры о новых поставках. Просить зарубежных партнеров о расторжении уже заключенных контрактов. А если такие предложения уже сделаны самими партнерами, немедленно их принять. Принудительно изъять из Минатомэнергопрома всю технологическую документацию на производство счетчиков Гейгера и предложить ее всем желающим наладить производство этой продукции. Снять все запреты (если они остались) на изготовление самодельных приборов радиационного контроля.
Если это будет сделано, то первые приборы появятся у населения через несколько дней. Массовое же производство приборов всех типов, включая и измеряющие, начнется не позже, чем через два-три месяца. Итак, вы полагаете, что никаких производственных или экономических препятствий для выпуска общедоступных приборов радиационного контроля нет. Ho, может быть, есть какие-то другие? Нетрудно, например, представить себе, что люди, обнаружившие радиационное загрязнение тех же продуктов питания, откажутся от их употребления и тем самым осложнят разрешение наших нынешних и так непростых проблем? Уверен, что такого рода соображения имеют место. Ho давайте рассмотрим контрпример, уже не умозрительный. Летом 1986 года в Москве на Черемушкинском рынке покупают клубнику. Дома,

с помощью самодельного обнаружителя радиации устанавливают, что покупка немного «светится» — ее излучение в 2—3 раза превышает естественный радиационный фон. Выбрасывать? Или, махнув рукой на такую малость, съесть? Однако возможно и третье: покупку выкладывают на стол в один слой и еще раз сканируют тем же прибором. Тут-то и выясняется, что «светится» всего лишь одна ягода, но ее излучение превышает фоновое в несколько сот раз. Эта ягода — перед вами, все остальное съедено. Решение, как мне представляется, лучше первых двух. Для всех.
Уж если нам приходится жить в мире искусственной радиации, то лучше это делать с открытыми глазами. Никак этим не мешая государственным службам делать свое дело. Ho и не надеясь па них так уж безоглядно и безрассудно — не будем забывать о «тройном контроле» поступавших тогда в Москву продуктов... И последний вопрос: об опасных и безопасных уровнях радиации. Существуют, как известно, сторонники пороговой и беспороговой концепции воздействия на живое ионизирующего излучения. Какова ваша точка зрения ? Для меня несомненно, что безопасных уровней радиации нет. Или, если говорить о порогах, их столько, сколько в живом систем, подсистем, надсистем и пр.
Небезрах-шчен для всего живого даже естественный радиационный фон. Как-то в разговоре с Н.В. Тимофеевым-Ресовским (теперь уже многим известным гранинским Зубром) я спросил: «Николай Владимирович, а какова доля естественного радиационного фона в общем комплексе мутагенных факторов?» На что незамедлительно последовало: «Одна шестидесятая». Мало? Можно, конечно, удесятерить эту величину, а новых мутантов передать Минздраву...

Люди, идушие на сделку, обещающую обществу лишь видимость выгоды, — не редкость. Сегодня они требуют от науки указать «безопасные» для человека уровни радиационных загрязнений — те самые пороги, о которых вы говорите. Их можно понять. Ведь тогда процедура дезактивации сведется к очень простой операции: достаточно что-то излишне радиоактивное развести чистым продуктом, довести радиоактивность этой смеси до подпороговой, и вот уже нет никакого радиационного загрязнения. Понимают ли эти люди, что делают? Te, кто понимает, появляется в этой стране лишь эпизодически...
Везде, и в науке тоже, находятся люди, с готовностью откликающиеся на любую команду, особенно на следующую с самого «верха». Да и трудно, наверное, человеку в академических чинах на вопрос: «Сколько можно?» — ответить: «He знаю». «За что, -- спросят, — мы тебе деньги платим?..» Так чго будут появляться «научно обоснованные» рекомендации в части безопасных для человека уровней радиации. С недоступной конечно же простому смертному техникой измерения этой «безопасности». После чего обыватель, пристыженный своей необразованностью, должен стушеваться и отойти в сторону. И все вернется к добрым старым средмашевским временам...
Надо полагать, что этого уже не случиться...
Из интервью автора телевидению (эфир — декабрь 1993 г.): ...Вернемся к разговору о приборах радиационного контроля. Есть ли в них нужда? Ведь бытовые дозиметры теперь общедоступны и даже уже не пользуются, кажется, прежним спросом... У нас совсем мало времени, поэтому начнем сразу с демонстрации. У меня в руках бытовой дозиметр, который выпускает наша промышленность, способный — и это нам сейчас потребуется — работать в режиме оперативного поиска источников радиации. А на столе — три таких источника. Попробуем их «найти»...
Итак, обнаруживается лишь один. Это цезий-137, источник гамма- и бета-излучения. Среди необнаруженных остался строн- ций-90, его «оружие» — весьма энергичные электроны, и плутоний-239 — источник альфа-излучения, его «снаряды» — ядра гелия — почти в 7 тысяч раз тяжелее электронов. После Чернобыля эти три радионуклида приобрели мировую известность; для каждого из них составлялись тогда карты распределения на местности.
Итак, казенный дозиметр никак не реагирует на источники альфа- и бета-излучения, даже столь известные. He «видит» их в упор. Вас это не смущает? Ho может быть, альфа- и бета-излучения не так уж и опасны. Ведь у них, кажется, небольшая проникающая способность? Медики относят источники гамма- и бета-излучения к группе примерно равноопасных. Иное дело — альфа-. При внешнем облучении оно не представляет для человека сколько-нибудь серьезной опасности: пробег альфа-частиц в тканях исчисляется десятками микрон и приходится обычно на омертвевшие слои кожных покровов. Ho все меняется, когда такой защиты нет. Попав в организм человека через дыхательные пути, по пищевому тракту или повреждения кожи, источник альфа-излучения становится опаснее гамма- или бета-излучателей примерно в 50 раз. Это по нынешним оценкам. Кстати, недавно считалось, что «только» в 20...
Согласитесь, что пренебрегать источниками альфа- и бета-излучения было бы в высшей степени неосмотрительно. Ho может быть, эти источники обнаруживаются как-то иначе? Есть же у нас службы радиационного контроля... Достаточно мощный гамма-источник может быть обнаружен с расстояния в несколько сот метров. Низколетящим вертолетом можно «прочесать» довольно значительную территорию, автомобилем — дороги и примыкающую к ним местность. Максимальное расстояние, с которого обнаруживается тот же строицнй-90 (и то по дочернему иттрию-90), — 9... 10 метров, а альфа-излучатель не будет замечен и с 10 сантиметров. Иными словами, службы радиационного контроля смогут обнаружить эти источники, лишь уперевшись в них. Куда вероятнее, что в таком близком соседстве эти источники окажутся не с дозиметрическими службами, а с людьми, даже не подозревающими об этом.
Нет, в обнаружении альфа- и бета-излучателей службы радиационного контроля нам не помощники. Даже при всем их желании. Впору им рассчитывать на помощь населения... Ho не возникают ли при создании бета- и альфа-чувствительных бытовых приборов какие-то трудности, технические или даже просто экономические... Представьте себе бытовой прибор с «небытовой» ценой. Нет, не возникают. Вот этот прибор. Давайте повторим нащ эксперимент...
Как видите, технических проблем с обнаружением гамма-, бета- и альфа-источников нет. Что же касается стоимости, то этот прибор просто обязан быть дешевле казенного дозиметра. А причина проста — в его основании совсем другая, не казенная «идеология». У нас нет, к сожалению, времени обсуждать это в деталях. Заметим лишь, что этот прибор предназначен для непрерывного контроля радиационной обстановки, что он способен предупредить владельца, занятого своим делом (не дозиметрией, разумеется), о его сближении с источником радиации, что в этом состоянии — состоянии непрерывного контроля — прибор может находиться годы... В общем, это нечто функционально напоминающее «технику» рецепторного контроля, которой Господь Бог снабдил своих беспутных детей. Чем-то похожим на нее, скажем так... Так почему же наша промышленность выпускает бытовые приборы с такими ограниченными возможностями ? Неужто то, что вы нам здесь рассказали и показали, не знают специалисты — разработчики этой техники?
Конечно же знают. Хотя, возможно, и не осознают... Заметим, что профессионал — это не только человек, в какой-то области много знающий. Настоящий его «хлеб» — многочисленные ТУ, ОЖО, ГОСТы и ОСТы. Способность увязать пожелания заказчика с ныне действующими нормативами и безразличие к тому, что из этого получится (форма соблюдена — претензий быть не может), — это тоже профессионализм... Так что не будем так уж очаровываться этими словами — квалифицированный специалист, профессионал. С ними жестко коррелированы узость мышления, социальная индифферентность и самая примитивная меркантильность...
Ho в данном случае я не винил бы разработчиков нынешних дозиметров — работа как работа... Интереснее заказчик. Попробуйте посмотреть на эти приборы его глазами... Прибор-слепец — не то ли это, что ему нужно? Человек купил прибор, измерил раз, измерил два... Все одно и то же — естественный радиационный фон... Причем ведь сам измерял, не чужой дядя... А то, что гамма-излучение лишь сопровождает радиационный распад, что в энергетике этого распада оно может составлять лишь пренебрежимо малую долю, обывателю знать необязательно.
Так что все это не так глупо, как представляется на первый взгляд...
А в заключение давайте посмотрим на источники радиации, которые облучают не кого-то другого (есть такая форма утешения), а, возможно, нас. Это может произойти в самых разных местах: дома, на работе, в поликлинике, в вагоне поезда и т. п... (демонстрируются часы со светящимися под воздействием радия-226 циферблатами и стрелками; пожарный датчик, содержащий радиоактивную «начинку» и уже побывавший, судя по внешнему виду, под колесами грузовика; тумблер со сбитого под Москвой в 1941 году германского бомбардировщика и др.).
...Только вот с желанием все это тут же уничтожить придется повременить. К сожалению, радиация уничтожается только сама по себе, нередко — очень медленно. Так, источник, содержащий радий-226, станет вдвое слабее только через 1600 лет, а другой — с плутонием-239 — через 24 тысячи лет... He поможет даже костер — традиционный у нас способ уничтожения чего угодно (с глаз долой...). Ho сжечь — и жечь!!! — радионуклид нельзя! Он не только полностью сохранит свою радиоактивность, но обретет самую опасную для человека форму: став аэрозолем, окажется в легких человека и нанесет ему такие повреждения, какие не могли бы возникнуть и при самом сильном внешнем облучении.

Правда, есть и иная точка зрения... Топить печь радиоактивными дровами можно, — отвечал по TB на вопрос обеспокоенных чернобыльцев академик Минздрава Л. Ильин, — только нужно поплотнее закрывать чугунок. Ho вот золу нужно обязательно собрать и закопать... — тут академик задумался — в углу периметра двора.
Это — цитата. Комментариями ее можно лишь испортить...
<< | >>
Источник: Виноградов Ю. А.. Ионизирующая радиация: обнаружение, контроль, защита. 2002

Еще по теме Как это было.:

  1. КАК ЭТО БЫЛО
  2. Вот как это было
  3. "Операция "Кольцо": как это было
  4. Глава 5. Как Россия спасла Европу и что ей за это было
  5. “ТАК ЭТО БЫЛО”: ПОИСК ОТВЕТА
  6. 34. КАК ГЕРЦОГ АПУЛИИ РОЖЕР ВСТУПИЛ В ВОЙНУ С ЦЕРКОВЫЯ А ПОТОМ ПОМИРИЛСЯ С ПАПОЙ И КАК В РИМЕ БЫЛО СРАЗУ ДВА ПАПЫ
  7. 171. КАК БЫЛО НАЙДЕНО ТЕЛО СВЯТОГО ЗИНОВИЯ
  8. 39. КАК ВО ФЛОРЕНЦИИ БЫЛО УЧРЕЖДЕНО ПЕРВОЕ НАРОДНОЕ ПРАВЛЕНИЕ ДЛЯ ЗАЩИТЫ ОТ НАСИЛИЙ И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ, ЧИНИМЫХ ГИБЕЛЛИНАМИ
  9. 2. Требаций, который жил на берегу, однажды нашел сундук, где были разные товары. Поскольку указания на то, чьи это товары, не было, он забрал сундук себе. Через некоторое время к нему пришел раб Муция с листом от последнего и просьбой вернуть вещи. Кому принадлежат вещи, которые в бурю выбросило за борт для облегчения судна?
  10. Решение: как это работает
  11. 2.3.3. КАК ЭТО ВСЕ РАБОТАЕТ?
  12. Решение: как это работает
  13. Решение: как это работает
  14. ГЛАВА 15 КАК ЭТО РАБОТАЕТ: ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ
  15. ХРОНИКА ДЕВЯТАЯ, повествующая о том, как два достойных адмирала вращали Земной шар каждый в свою сторону и чем окончилось это состязание
  16. 1.6. Сколько было цивилизаций?
  17. Что было до «Жизни Иисуса»?
  18. §218. «Если бы христианство было остановлено...»
  19. Битва под Москвой, которой не было Гитлер подставил армию под климатическую катастрофу
  20. 4. Каледий купил у Мария сад возле участка Иавлена. Марий и Иавлен много лет назад на общие деньги построили на земле Иавлена колодец, который согласно с договором существовал исключительно для полива сада, Мария. За это он отказался от взыскания долга с Иавлена. Сейчас Иавлен не желает, чтобы Каледий пользовался этим колодцем, как его предшественник. Каледий посылался на то, что для сада, который был заложен уже после обустройства колодца, нет, откуда больше поблизости доставить воду. Как реш