загрузка...

Индикаторы скрытого ношения

  В совсем еще недавние времена лучшим средством, позволившим администрации предприятия скрывать что-то неблаговидное, была «секретность» ведущихся работ. Соответствующим грифом стремились обзавестись и те из них, деятельность которых не давала, казалось бы, никаких к тому основании...
«А это что у вас?» — спросили автора, показывая на фотоаппарат, когда он в числе других сотрудников пришел на плодоовощную базу перебирать гншошую картошку. «Сдать», — распорядился охранник. Сдал. Картошку переорал. На выходе получил фотоаппарат обратно. Пришел домой, проявил. Вся пленка засвечена...
Хозяин — барин, говорили копа-го. Ho эта формула не имеет времени. А хозяином может быть и владелец гнилой картошки. Впрочем, на самом ли деле на плодоовощной базе нет секретов? А разве горы гнпюшего урожая, который совсем недавно после «ударного труда» везли «с полей родины» в эти ее «закрома», не секрет?..
Что уж говорить о предприятиях, которые имели пусть и самое отдаленное отношение к атомным делам. Человек со своим дозиметром недалеко уйдет там и сегодня.
В таких случаях может быть полезен радиационный индикатор скрытого ношения. В этом качестве можно использовать любой из вышеописанных приборов. Нужно лишь довольно громкий пьезоизлучатель заменить вставляемым и ухо телефонным капсюлем, и, разумеется, не выставлять прибор напоказ.
Подключить TaKoii капсюль к радиационному индикатору можно так, как показано на рис. 32. Вход В подключают к тому выходу его «звукового» мультивибратора, на котором в паузе между импульсами устанавливается лог. О — напряжение низкого уровня. В простом радиационном индикаторе, например, это выход логического элемента DD1.4 (выв. 3 на рис. 11).
Ho энергопотребление радиационного индикатора с электромагнитным излучателем должно быть, очевидно, выше. Оценим его.
Импульсный ток Inorp имп. потребляемый «звуковой» частью индикатора от источника питания при формировании «щелчка», составит:

^потр. ими — UmiT/2(R2 "Ь И-цд!).
Усредненный ток в фоновых полях — Inorp ср s Inoyp. тш ¦ 1НМП/1Ф, где t„M„ — длительность щелчка (почти во всех приборах tmin = 7 мс), а1ф — длительность паузы между щелчками в фоновых полях (для счетчика СБМ20 1Ф = 3 с, для СБТ9 - t$ = 7 с).
Итак, в индикаторе с Ullliy = 9 В, R2+RBAi = 200 Ом и 1ф^3 с (счетчик СБМ20) имеем Inoyp имп = 9/2 • 200 = 23 мА и Inoyp. ср = = 23 • 0,007/3 = 53 мкА. А в индикаторе с Umiy = 6 В, R2 + Rbai = = 1000 Ом и s 7 с (счетчик СБТ9) — Inoyp. „ып = 6/2 • 1000 = 3 мА и Iiiorp. ср = 3 • 0,007/7 = 3 мкА. То есть, в обоих этих почти крайних случаях увеличение потребляемого прибором тока — соответственно на 53 и 3 мкА — оказалось достаточно малым, чтобы сказаться на продолжительности работы прибора. />Включим изготовленный прибор, положим его в верхний карман и займемся своими делами... Сначала его фоновое пощелкивание мы будем слышать, а потом... перестанем. Ho не потому, что в приборе что-то сломалось. Одна из фундаментальных особенностей нашего восприятия окружающего замечательна тем, что психически здоровый человек довольно быстро перестает обращать внимание на ФОН в самом общем смысле этого слова — на все, остающиеся неизменным[XXIV]. И пощелкивание прибора, вместе с уличным шумом, шарканьем шагов и т. п., довольно быстро становится этим фоном.
Ho подобно тому как обращают на себя внимание вообще ка- кие-то перемены, немедленно будет замечено и увеличение скорости счета. То, ради чего и создан этот прибор...[XXV]
«И это все? — спросит разочарованный читатель. — А как же отличить опасное от неопасного?»
Ну, во-первых, как мы уже выяснили, безопасной радиации не существует. А во-вторых... Что мы делаем с отвратительным[XXVI] по запаху блюдом? Как относимся к совершенно незнакомому по вкусу? He настораживаемся ли при возникновении странного звука? Остаемся ли в прежнем благодушии, увидев надвигающийся автомобиль или подползающую змею? Так ли уж нам комфортно на краю крыши?..
Прибор показывает увеличение уровня радиации... Как быть? Идти дальше?.. Вернуться назад?.. Обойти?.. Постоять?.. А так, как представляется правильным. Это та самая свобода выбора, когда человек сам решает, что ему делать. Лишь в дополнение к тому, что он имеет от природы, мы снабдили его «органом чувств», позволяющим точно так же ориентироваться и в полях ионизирующих излучений. Впрочем, выбросив этот прибор, можно тотчас же вернуться в первобытное состояние...
«Ho что, — спросят, — такой примитивный прибор может обнаружить?»
Начнем с дома...
Первое, пожалуй, что он заметит, — это старые, когда-то светившие в ночи часы: радий-226, входящий в их уже давным-давно выгоревшую краску, будет «светить» еще несколько тысяч лет... А радиолюбитель может найти у себя и другие предметы такого рода, поскольку светящуюся краску с радиоактивной «начинкой» приборостроители любили наносить на движки тумблеров, стрелки приборов, разрисовывали ими шкалы, различные указатели и т. п.
Полезно просканировать свою минералогическую коллекцию: там могут обнаружиться ничем не замечательные до того минералы...
Конечно, радиационный индикатор не оставит без внимания и оказавшейся в бетоне стены «вышедший из-под контроля» источник радиации. Тот, о котором в свое время писали газеты (похоже один из перечисленных в приложении 3), будет обнаружен любым из вышеописанных радиационных индикаторов не только в самой квартире, но даже на подходе к дому.
Ho встречи с «радиацией» происходят и вне дома...
...Как-то обнаружилось, что рентгеновский аппарат в зубоврачебном кабинете «светит» пациенту не только в зубы: затрещал индикатор, находившийся в портфеле. Рентгенологи об этом, конеч

но, знают и поэтому включают аппарат, отойдя от него на почтительное расстояние и забаррикадировавшись защитными экранами...
...В медицинском центре «светились» ручки дверей, кнопки лифтов, швабры, медсестры. И конечно, сами пациенты... Особенно велика была «яркость» пациента, «светящегося» технецием-99т... Дело в том, что низкую чувствительность воспринимающих устройств можно компенсировать высокой активностью вводимого препарата и его жесткостью — повышенной «пробивной» способностью (4-сантимегровый чугунный угюг ослабил излучение этого накачанного технецием пациента лишь в четыре раза'). Правда, посторонней организации для использования столь мощных источников потребовалось бы разрешение Минздрава. Ho нужно ли оно самим себе?
Как-то странным своим ритмичным пощелкиванием радиационный индикатор обратил внимание на то, что ускоритель ФИАНа обслуживает не только своих сотрудников, но и людей вполне посторонних: прямо на тротуаре улицы Ляпунова фиксировались радиационные импульсы немалой мощности (потом были произведены и измерения...).

...А как-то радиационный индикатор оживился в совсем уж, казалось бы, неподходящем месте — в Палеонтологическом музее Академии наук. Кости динозавров, оказывается, могут быть и радиоактивными (индикатор мгновенно отличал музейные муляжи позвонков диплодока от настоящих). Правда, сотрудники музея об этом знают и самых уж радиоактивных своих «зверей» публике не показывают...
(Поданным американских палеонтологов, это уран. Его накопление связывают с преобразованием легкорастворимых солей урана, тысячелетиями омывавших эти кости, в труднорастворимые, а потому «застревающие» в них фосфаты. Ho если это так, то индикатор заметил лишь малую часть того, что эти экспонаты излучают на самом деле.,.)
Сказал свое слово, конечно, и Чернобыль. He мог не сказать — 26 апреля 19S6 года в окружающую среду была выброшена масса самых разных радионуклидов (только мерного топлива в изуродованном реакторе было около двухсот тонн).
И вот спустя несколько дней, в Москве, индикатор обнаружил, что цветочный горшок, стоявший за окном, стал радиоактивным. Ho его радиоактивность была какой-то странной. Целиком оказавшаяся в ложке земли (горшок тут же обрел первозданную чистоту) она никак не желала делиться и потом — радиоактивность всегда оказывалась в какой-то одной кучке. Кончилось это тем, что радиоактивная «кучка» стала невидимой даже на белой тарелке и была снята с нее миниатюрным влажным тампоном...
Так автор познакомился с тем, что профессионалы стали называть «горячими» частицами. Это были микронных размеров спекшиеся частицы ядерного топлива, замедлителя, элементов конструкции чернобыльского реактора и др. Ветры разносили эти легчайшие частицы на тысячи и тысячи километров...
Объект был очень интересным. Тем более что в прессе о «горячих» частицах Чернобыля не упоминалось...
Если к «горячей» частице подносили дозиметр на расстояние около I см, то его показания превосходили уровень естественного радиационного фона в сотни раз. То есть на гаком расстоянии эта невидимая частица создавала радиационное поле порядка 1—2 мР/ч. Много это или мало? Вроде бы мало. Ведь достаточно было отодвинуть измерительный прибор на 30—50 см — и присутствие «горячей» частицы вообще не обнаруживалось... А если, наоборот, сблизиться к ней, скажем, до 0,01 мм? Пусть и умозрительно... Поскольку интенсивность облучения D «мишени» связана с расстоянием г до нее как D = k/r[XXVII] , то такое сближение поведет к тому, что уровень облучения любого предмета, столь неосмотрительно приблизившегося к «горячей» частице, увеличится в миллион раз, то есть достигнет 1000...2000 Р/ч. Ионизирующее излучение такой интенсивности может просто физически сжечь этот предмет'. Ho возможно ли такое сближение? Вполне. Достаточно проглотить или вдохнуть «горячую» частицу. Ho если вошедшие с ней в тесный контакт клетки живого организма будут просто уничтожены, то это еще полбеды. Хуже, если они будут лишь повреждены. Повреждены так, что нормальное их деление — деление, лишь компенсирующее естественное отмирание клеток, — сменится делением быстрым и неподконтрольным. Тем, что мы называем раковым заболеванием2.
Следующая встреча с «горячей» частицей произошла чугь позже — принесенная с Черемушкинского рынка клубника «свети-
лась», казалось бы, совсем немного (привозимые в Москву продукты проходили тройной, как тогда утверждалось, радиационный контроль). Ho наученные опытом, проводим эксперимент: рассыпаем клубнику в один слой и медленно перемещаем над ней радиационный индикатор («окном» вниз, конечно). И в каком-то месте лишь оживленное его пощелкивание сменяется сплошным треском. Таким образом была найдена ягода — единственная ягода! — излучение которой превышало уровень естественного фона в сотни раз. Однако, как и полагается для точечного источника, с расстояния в несколько десятков сантиметров ее излучение почти не замечалось.
Что сделает с такой клубникой человек, не имеющий радиационного индикатора? Прежде всего, наверное,, накормит ею детей. А как поступит человек, обнаруживший ее легкое радиационное загрязнение, но не подозревающий о существовании «горячих» частиц? Может быть обругав себя за покупку вслепую, все это выбросит. А может, и съест — не пропадать же добру из-за какой-то малости. Ведь в Москве, как заверяли се жителей «ответственные товарищи», все было в норме (олин из приемов «работы с населением» состоял в том, что неразглашаемый ведомственный норматив называли нормой)...
Ho лучше, очевидно, третье: съесть все, за исключением этой одной ягоды (потом она не раз демонстрировалась «ответственным товарищам»),
Co временем острый интерес к «горячим» частицам поубавился (еще несколько штук было снято с того же окна), но урок остался. И когда в разговоре с Г. X., ведущей TB, я заметил, что интересуется ею и мой радиационный индикатор, то полюбопытствовал: не была ли она в Чернобыле. Была, оказывается... Ho как ни интересен был дальнейший разговор, внимание мое отвлекал индикатор... Вел он себя как-то странно — то оживлялся, то лениво пощелкивал, хотя дистанция между нами оставалась практически неизменной. Тогда, извинившись, я принялся за поиски возможного источника радиации уже проверенным способом — сканированием «объекта». И не зря: излучатель — и весьма активный — оказался под ключицей моей собеседницы.
Ho урок уроком, а учиться, как выяснилось, никогда не поздно. И когда спустя некоторое время (группа приехала брать интервью у председателя Госкомприроды Н.Н. Воронцова) я вновь обратился к декольте Г. X., то никакого источника там уже не оказалось. Это как надо понимать? А так как собравшиеся стали поглядывать на меня с некоторым сомнением, то, оставив приличия на потом, я стал сканировать свою даму уже самым тщательным образом. И нашел «беглеца», но совсем в другом месте...

То, что Г. X. «схватила» дозу, она знала (хотя и была в Чернобыле лишь несколько диен). Ho то, что радиоактивный источник существует в ней до сих пор, что он весьма компактен и полнижен, не знала. Думаю, что его можно было бы извлечь, дождавшись, когда он войдет в подходящий для операции (отсоса) кровеносный сосуд. Посоветовал обратиться к хирургу, предложил свою помощь, по этим все и кончилось... Однако, опыт.
А как-то на прогулке (с радиационным индикатором в кармане, конечно) был обнаружен завод цветных металлов, на который когда-то завезли что-то радиоактивное...
Наверное, для демонстрации полезности приборов, контролирующих радиацию «органолептически», то есть не прибегающих к каким-либо измерениям, сказанного достаточно... 
<< | >>
Источник: Виноградов Ю. А.. Ионизирующая радиация: обнаружение, контроль, защита. 2002

Еще по теме Индикаторы скрытого ношения:

  1. ДАРЕНИЕ ПОДАРКОВ И НОШЕНИЕ КОЛЕЦ
  2. 2.Конструирование скрытой девиации
  3. § 1. Скрытые трудовые правоотношения
  4. Скрытая функция мнения: социальный контроль
  5. РЫНОЧНЫЕ ИНДИКАТОРЫ И ИНДЕКСЫ
  6. 1.4.1.2.3 Индикатор «направленного изменения»
  7. 7.7. Меры предосторожности, принимаемые жертвами преступлений; провоцирование и контроль ношения оружия
  8. 3.2. Трендовые индикаторы Определение
  9. Акции с "розовых страниц": скрытый фондовый рынок
  10. ЯВНАЯ И СКРЫТАЯ ФУНКЦИИ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ: ИТОГИ*
  11. Индикатор с тревожной сигнализацией
  12. Статья 237. Порядок рассмотрения дел, возникаю- щих из административно-правовых от- ношений
  13. Малогабаритные радиационные индикаторы